cw. дорога домой

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » речное племя » детская


детская

Сообщений 1 страница 20 из 22

1


Ясли – это небольшая нора в корнях большой плакучей ивы, которая превосходно утеплена и защищена зоркими взглядами воителей. Почти всегда это место пахнет молоком, слышится попискивание и урчание – словом, самое доброе и уютное место во всем Речном племени, где подрастает новая жизнь и новые воители. Сюда кочуют самые мягкие материалы: утиный пух и перья, просушенный мох и хорошо сохраняющие форму камышовые подстилки – словом, котята и королевы чувствуют себя очень комфортно.


0

2

Некоторое время спустя

палатка воителей (номинально)>>>

Каштанка медленно брела по промёрзшей земле, запорошенной снежком. Мороз был несильный, но из-за короткой шерсти бурая кошка достаточно ощутимо мёрзла в такую погоду. Утром она долго проспала, видимо, никто до сих пор не хотел её тревожить лишний раз, и теперь воительница сама не осознала, как лапы привели её к детской.
Она не могла не чувствовать изменений в себе. Дело здесь было даже не в плохом самочувствии или в слегка округлившихся боках. Каштанка чувствовала энергию внутри себя, новое ощущение не давало покоя. Порой кошка просыпалась среди ночи и кругами ходила по лагерю, вслушиваясь в мерное сопение, доносившееся изо всех палаток. Она пыталась сосредоточиться на чём-то новом. Воительница действительно быстро пришла в себя, её перестала бить паника каждый раз, когда кто-то подходил очень близко, она даже иногда шутила в разговорах с Ручей или Толстолобым. Но всё же достаточно много времени проводила одна - она всё никак не могла понять, что произошло. И когда, наконец, Каштанку осенило, она сразу же отогнала эту мысль. Возможно ли?
Ясли немного запустели, потому как в Речном племени давно не было королев. Однако тут всё равно было довольно уютно, ветер почти не задувал внутрь, отчего где-то в дальних закутках ещё можно было почуять следы былых теплых ароматов, любимых всеми воителями, - молока и котят. Войдя внутрь, Каштанка не сдержала улыбки умиления. Она любила это место. Но мысль, недавно посетившая её и надолго застрявшая в голове, несколько омрачала впечатления от пребывания в детской.
Воительница забралась внутрь палатки и медленно опустилась на пожухлый мох, устилающий пол. Она глубоко вздохнула, меланхоличным взглядом осматривая нору. Здесь наверняка спится теплее и крепче, чем в воинской обители. И при других обстоятельствах Каштанка, возможно, была бы рада сюда перебраться. Но сейчас... она даже не знала, стоит ли говорить племени. Хотя её короткая шерсть всё равно надолго не скроет округлившийся живот.
В мыслях абсолютно произвольно возник образ Солнцебока. Каштанка мотнула головой, освобождая голову от навязчивого чувства вины. Где-то я слышала, что королева может не разглашать имя отца котят, если не хочет. Но эти предположения совсем не придавали уверенности.
Наверное, бурая воительница предпочла бы, чтобы беременность прервалась, и она отмучалась бы где-то за пределами лагеря втихомолку, чем выносить котят Лютоволка и мучиться всю оставшуюся жизнь.

+3

3

----------> ГП
Ледоглаз вбежал в детскую и подошел к первой попавшейся подстилке. Остановившись, кот почувствовал тепло и чуть расслабился. После он положил черную малышку на подстилку и лег рядом с ней, накрывая дочь хвостом. Так она могла хотя бы согреться. После Ледоглаз вздохнул и огляделся.
- Каштанка? - воитель приоткрыл пасть в удивлении.- Что ты делаешь здесь? - белый кот был удивлен. И сейчас ему стало еще стыднее за свой вид, ведь сейчас он был весь грязный, вялый и лохматый. Да еще и кровь на лапах и животе.. Кровь.. Нужно было умыться самому и умыть котят. Ледоглаз неуверенно посмотрел на черную малышку, а после так же неуверенно коснулся языком ее головы. Она была такой маленькой, такой беззащитной... Казалось, что она рассыплется от одного неаккуратного прикосновения, а потом воитель неуверенно и медленно вылизывал ее. Он и понятия не имел, что нужно делать. Но вот кровь на котенке ему точно не нравилась.

+1

4

Когда на пороге норы возник силуэт белого кота, Каштанка резко выдохнула от неожиданности. Её глаза панически забегали, будто она хотела спрятаться, но спрятаться здесь было негде.
Воитель вошёл в детскую, и вместе с ним внутри появился запах свежей крови. Кошка вскочила на лапы, шагнув навстречу соплеменнику, но тут же останавливаясь. Это был не Солнцебок, а его брат. Тут же к воительнице вернулось спокойствие, хотя запах крови не мог не нервировать. Тем более в детской.
Когда Ледоглаз отошёл от источника света и опустил что-то на одну из подстилок, Каштанка непонимающе склонила голову на бок. Ей показалось, или это действительно котёнок? Туманница родила? Но где же она сама? Неприятное предчувствие засело в разуме кошки.
Она сделала пару осторожных шажков из дальнего угла, и тогда Ледоглаз заметил её. Воительница нахмурила брови, переведя взгляд на крохотный комочек, слабо пищащий возле лап отца.
- Каштанка? Что ты делаешь здесь?
- Я... а... зашла проведать Туманницу, - первое, что пришло в голову. Не стоило говорить о настоящей причине своего прихода. Чем дольше она сможет скрывать это от соплеменников, тем лучше. Каштанка инстинктивно сделала шаг назад, в тень, будто она могла скрыть от глаз воителя её изменившуюся фигуру. - Где она?
В голосе слышались тревожные нотки. Неужели Туманница родила вне лагеря и потеряла столько крови? Очеретник и Клоп помогут ей, надеюсь, ещё не поздно. Бурая кошка знала, что роды без присутствия целителей опасны, но она никогда не задумывалась насколько. На белой шерсти Ледоглаза резко контрастировали тёмные пятна крови, а густой запах уже заполнил всю палатку. Видимо, Туманница сейчас в тяжёлом состоянии. А это значит, что первое время отцу самому придётся заботиться о котятах.
- Позволь помочь? - Каштанка видела, каким растерянным был Ледоглаз, он неловко коснулся языком чёрного котёнка, боясь причинить ему вред, и начал вылизывать. Он тревожится за подругу, нужно как-то поддержать его. Сердце кошки сжималось от сочувствия к воину, но она была уверена, что Туманница скоро поправится.
Забыв про свою недавнюю осторожность, Каштанка аккуратно приблизилась к Ледоглазу, ожидая каких-то указаний. Может, нужно мха принести на подстилки для котёнка... котят? Воительница вытянула голову, разглядывая, что происходило снаружи. К детской подходили другие коты, которые несли новорождённых. Да, ему понадобится помощь.
Теплота разлилась в животе, когда кошка представила, как через несколько недель эти котята будут резвиться на главной поляне Речного племени и ловить падающие снежинки, а их счастливые родители сидеть неподалёку и наслаждаться моментом.
Вот только у самой Каштанки такого никогда не будет.

+3

5

начало игры

Кошечке совсем не понравилось её появление на свет. Начнём с того, что до рождения она была в воде, родилась - снова в какой-то жиже, только более тягучей, но это не суть! Так теперь ещё и кто-то вылизывается её своими слюнями. Малютке так уже хотелось тепла и сухости, поэтому она не переставала мяукать и плакать - терпения уже не было. Пока её несли, сейчас снова мучают - она так сильно устала.
От источника проблем очень неприятно пахло, так что когда рядом кто-то зашевелился и приблизился к котёнку, она так обрадовалась, втянув носом воздух. Как же приятно пахло от этого "кого-то"! Чёрненькая заворочалась в лапах кота, надеясь как можно быстрее оказаться у незнакомки. Благо, Каштанка была совсем близко, так что малышке не пришлось далеко ползти, хотя удалось ей откнуться только в лапу кошки. Но, знаете, это того стоило. Какое-то время кошечка мурчала от запаха и теплоты королевы, но вскоре у неё заурчал живот и малышка снова жаловано запищала. Орать во всё горло, как раньше, у неё уже не было сил.

Отредактировано Черничинка (2017-12-23 17:49:38)

+4

6

Где она? - кот стиснул зубы.. Боль вновь пронзила сердце, а потому воитель выпустил когти в подстилку, лишь бы не зареветь вновь. Не хватало, чтобы еще хоть кто- то увидел его в таком состоянии. Удивительно, но больше всего на свете сейчас Ледоглаз хотел видеть брата и сестру. И больше всего боялся увидеть Сивую... Сестру своей возлюбленной. Он не думал о старейшине плохо, но ему было стыдно перед ней. Ведь именно он допустил то, что произошло.
- Каштанка.. Она... Туманница.. - кот всхлипнул.- Она ушла к Звездным предкам! - воитель помотал головой, заставляя себя не плакать."Что с тобой? Ты же великий воин! Ты не должен показывать ту слабость, не должен! Это слишком низко для тебя!" - говорил разум, пока по щеке прокатилась слеза. Но после кот успокоился и посмотрел на черную кошечку, которая копашилась у него в лапах. Она тянулась к Каштанке.
- Можешь.. погреть пока котят? - Ледоглаз без ответа подвинул к кошке черный комочек, а потом и еще двух котят, которых принесли Лаванда и Воплелап. Два черных и один серый.. Ни одного белоснежного, ни один не был похож на отца."А они вообще твои?" - от этой мысли белый ударил себя хвостом по боку."Идиот, как ты можешь думать о таком!"
Ледоглаз же принялся вылизывать себя от крови и грязи. Но приводить себя полностью в порядок не хотелось. Просто было не то состояние, а потому на слизывании крови с шерсти все и закончилось.
- Каштанка.. а ты можешь сказать, кто на.. меня.. Сыновья или дочери? - воитель и понятия не имел ни о чем таком, а целителей не было видно. Может воительница хоть немного разбирается в этом?

+5

7

----> главная поляна

Сивая никогда не чувствовала себя столь отстраненной от реальности, как в подобные моменты, когда потрясения захватывали и окунали головой в ледяную прорубь. Ещё с того памятного дня, когда она лишилась возможности нормально ходить и не знала, сможет ли вообще когда-то двигаться нормально, эти состояния стали полностью овладевать ею в минуты отчаянья. Безудержная деятельность - и лишь потом тоска и осознание. Так и сейчас. Она зашла в детскую, стараясь не обращать внимание на смесь запахов Туманницы и крови, пропитавших шкуру Ледоглаза. Внутри обнаружилась и Каштанка; помнится, Ручей сказала, что на неё напали. Возвращение Лютоволка, да ещё в такой миг? Все происходящее казалось глупым вымыслом, сказкой, которая вот-вот все же должна прийти к хорошему концу, как всегда бывало в рассказах старейшин. Вот только пообщавшись с ними побольше, Сивая точно уяснила, что хорошие концовки всегда выдуманы.
- Котятам нужно тепло. Каштанка, пожалуйста, помоги нам, - негромко произнесла она вслед за словами Ледоглаза, протискиваясь внутрь, в тепло и полумрак.
Дети ее сестры слабо пищали, а чёрная малышка была громче всех. Пока никакого тепла и нежности к малышам она не чувствовала, но Сивая понимала, что рано или поздно и ее накроет этой любовью к детишкам. Пожалуй, тогда, когда она перестанет винить их, пусть и косвенно, в смерти самого близкого ей существа на этом свете.
Они не виноваты. Это могло случиться с каждой королевой - и сейчас очень важно не потерять их жизни. Это все, что осталось у меня от неё.
Сивая прошла и принялась тщательно взбивать лапами моховую подстилку, которая в скором времени должна стать уютной обителью для малышей. Ни единой колючки нельзя пропустить, ни единой щепочки. Должно быть мягко и безопасно.
Туманницу я смогу оплакать потом.
- Нужно, чтобы Очеретник осмотрел их как можно быстрее. Мало ли что, - как-то решительно, слишком бодро и деятельно отозвалась старейшина наконец, после долгой инспекции подстилок.
Ей нужно было чем-то сейчас себя занять, чтобы отвлечься и сосредоточиться на полезных делах. Пусть даже это будет пустое перетряхивание мха из стороны в сторону, пусть так. Это было необходимо. Сивая тихо вздохнула, взглянула в сторону Каштанка. Странно, что она-то здесь забыла. На неё ведь напали... в таком случае, ей самое место в палатке целителей.
- Я знаю, тебе сейчас тоже тяжело, - подавшись в сторону воительницы, негромко бросила она, все ещё не отводя взгляда от малышей.
Они были такие слабые, такие трогательные... Жаль даже прикасаться, того и глядишь, испортишь что-то ненароком. Отчаянно не думать, не думать о том, какой ценой далось их рождение.

+5

8

- Каштанка.. Она... Туманница...
Ледоглаз будто сам пытался поверить в то, что говорил. Будто до последнего надеялся, что что-то может измениться и ему не придётся говорить это. Такое начало не предвещало ничего хорошего, и в тот миг, когда белый воитель пытался подобрать слова, Каштанка хотела уже остановить его.
Но слова прозвучали в тихой палатке, как раскат грома. Ушла к Звёздным Предкам. Она ушла, родив котят, оставив после себя жизнь... Кошка пыталась осознать это, но всё никак не поддавалось её понимаю. Как могла сильная и духом, и телом Туманница, молодая Речная кошка, умереть где-то в лесу, рожая котят? Предки, почему вообще королева может умереть, давая жизнь детям? Разве это разумно? Кто вообще такое придумал?! В горле запершило от отчаяния и страха. Каштанка осела на землю, уставившись бессмысленным взглядом с пол.
Она слышала, как тяжело дышит Ледоглаз, как трудно ему даётся держатся, и воительница понимала его. Она бы не стала осуждать кота, если бы он дал волю эмоциям, но, видимо, его внутренний стержень не позволял этого сделать.
- Я уверена, она будет приглядывать за вашими детьми, обязательно, - тихо проговорила Каштанка, осторожно касаясь носом макушки Ледоглаза. - Ты справишься. Ты должен справиться, потому что твои дети не смогут без тебя.
- Каштанка.. а ты можешь сказать, кто на.. меня.. Сыновья или дочери?
Каштанка осторожно приблизилась к котятам, которые начали пищать ещё громче. Глупая, они же хотят есть! Кошка только хотела озвучить свои мысли, как вдруг в пещере резко потемнело. Воительница обернулась - вход преградила Сивая. Туманница была её сестрой. Возможно, она возьмёт на себя заботу о котятах? Но умом Каштанка всё же понимала, что старейшина точно не сможет вырастить котят. Хотя бы потому, что сейчас главной проблемой было найти, чем кормить малышей. А кормящих королев в Речном племени не было.
- Котятам нужно тепло. Каштанка, пожалуйста, помоги нам.
- Да, конечно, - рассеянно пробормотала Каштанка, принявшись взбивать подстилки тут же, рядом с Сивой, но она всё ещё не могла отбросить жуткую мысль - что если котята отправятся следом за матерью, просто потому, что в этот суровый сезон Голых Деревьев Речные коты не смогут их прокормить?
- Я знаю, тебе сейчас тоже тяжело.
Воительница вздрогнула и резко остановилась. Она перевела взгляд на Сивую, пытаясь понять, к чему она клонит. Нет, она не может знать. Каштанка инстинктивно распушилась.
- Всё в порядке. В смысле... я уже почти оправилась.
Не то чтобы это была совсем правда, но и не совсем ложь. Кошка действительно чувствовала себя намного лучше. По крайней мере, лучше, чем сейчас Сивая.
Вдруг в лапу что-то ткнулось. Что-то тёплое, маленькое и пищащее, пищащее очень возмущённо и требовательно.
- Ох, Предки! - Каштанка рефлекторно подцепила чёрную малышку, поднимая её с пола и укладывая в свежее гнёздышко. Ледоглаз просил погреть котят... Но Каштанка сомневалась в необходимости этого теперь, когда здесь была Сивая. Может, она хочет это сделать, ведь... Кошка неуверенно глянула на соплеменницу, но через пару мгновений всё-таки сдалась под натиском жалобного писка.
Воительница осторожно прилегла в гнездышко, обвивая котят хвостом и чувствуя какое-то незнакомое до этого чувство теплоты внутри себя. Три крохотных комочка инстинктивно жались к её животу, и Каштанка чувствовала вину - она ведь не может их накормить.
- Нам придётся греть их по очереди, - заговорила кошка, чувствуя почти физическую потребность объяснить свой внезапный прилив нежности к чужим котятам. Или он не был таким уж странным? - Пока не придёт Очеретник и подскажет, чем их можно накормить.
Точно не рыбой и не мышами. Вяло улыбнувшись, Каштанка перевела тёплый взгляд на котят. Быть может, та жизнь, которая развивается в ней, поможет прокормить котят Туманницы? Может, у Очеретника есть травы, которые увеличивают количество молока? Может, это сработает с его появлением?

+3

9

Как вовремя.. Вспомнишь солнце - вот и лучик. Сивая появилась в палатке, а Ледоглаз сжался в комочек. Он даже не посмотрел на сестру своей возлюбленной. Ее голоса было достаточно, чтобы хорошенько подумать о своем поведении. Они о чем-то говорили с Каштанкой. Кот особенно не слушал, о чем. Но вот все в пещере затихло.
Ледоглаз встал с места и подошел к Сивой. После он лег у лап старейшины и будто бы искуплял перед ней вину, лежа у нее в ногах.
- Сивая.. прости меня. Я не должен был допустить такого. Я не был достоин ее любви.. Она родила мне прекрасных детей, она была рядом со мной все это время.. АВ я.. даже не находил в себе силы сказать ей, что люблю ее. Сивая, прости меня, прошу.. Это моя вина!
Я должен был погибнуть вместо нее! Прости меня, Сивая.. прошу, прости..
- воитель дотронулся носом до лап старейшины и уже ожидал расправы. Не то, чтобы он был плохого мнения о Сивой.. Просто, он бы за брата убил любого, кто допустил такое. Да и за сестру тоже. А потому от Сивой он ожидал того же - расправы. И все, что он сказал ей - было чистой правдой. И воителю было настолько стыдно, что он даже не смел поднять глаз на старейшину. Он просто ждал своего наказания, не ожидая никакой другой реакции.

+1

10

- Нам придётся греть их по очереди, пока не придёт Очеретник и подскажет, чем их можно накормить, - Каштанка пыталась согреть малышей, но им было нужно не только тепло. Молоко, которое пока никто не мог дать - королев в племени на данный момент не было, и Сивая отчаянно пыталась решить эту проблему. В голову пока ничего не приходило - она вообще так мало знала о котятах, совершенно не задумывалась на эту тему прежде, словно сама в будущем и не собиралась иметь детей и не хотела стать матерью лучшего семейства во всем Речном племени.
- У меня достаточно времени, чтобы проводить его с малышами, - горечь в голосе она даже не пыталась скрыть, склонившись над попискивающими котятами. Они все были такими разными, и ни один из них не унаследовал поразительной белизны Ледоглаза. Пока с детьми погибшей Туманницы была воительница, кошка отошла чуть в сторону, чтобы не стоять у той над душой - она ведь сама пережила нечто неприятное и тяжелое сегодня, кто знает, как отреагирует на попытки вывести на общение.
Присев чуть поодаль, она спокойно наблюдала, как подходит - походкой убитого внутри и пустого, абсолютно пустого от горя кота - Ледоглаз, и почему-то ложится у лап Сивой. Вопросительно приподняв брови, она уже открыла рот, чтобы что-то утешительное сказать и попытаться привести белоснежного хоть в какое-то подобие нормального самочувствия - но тот успел раньше.
- Сивая.. прости меня. Я не должен был допустить такого. Я не был достоин ее любви.. Она родила мне прекрасных детей, она была рядом со мной все это время.. А я.. даже не находил в себе силы сказать ей, что люблю ее. Сивая, прости меня, прошу.. Это моя вина! Я должен был погибнуть вместо нее! Прости меня, Сивая.. прошу, прости..
Возлюбленный ее сестры, похоже, от горя совсем тронулся умом и не понимал даже, что и кому говорит. Старейшина слушала его слова, внутренне ужасаясь не тому, что он якобы натворил и не смог спасти Туманницу - но тому, что с ним происходило. Ледоглазу явно требовалось несколько маковых зерен и беседа с кем-нибудь, кто сможет успокоить его душу. Последнее она решила попробовать взять на себя.
- Встань и отряхнись, - твердо, но не зло мяукнула серая, аккуратно убирая лапы из-под носа кота. - Большей глупости ты и не мог сказать, но я оправдаю твои слова горем и болью потери. Вы с Туманницей были прекрасной парой, и продолжением вас будут ваши дети. И ты не должен был погибнуть вместо нее - все произошло так, как было предначертано Звездным племенем. Значит, такова судьба этих котят - и твоя тоже, и моя - остаться без неё.
Она смотрела на воина, чувствуя, как с каждым сказанным словом сама успокаивается все больше и больше, отбрасывая на задний план боль и сожаления.
- От того, что ты будешь корить себя и умолять простить, толка не будет. Я на тебя зла не держу - и не имею такого права, так что прекрати извиняться, - она чуть поморщилась, мол, ну и глупость же ты творишь. - Лучше займись делом. Ты любил мою сестру - так проводи ее в последний путь и помоги пройти этот путь в достойном виде. Она там, на поляне, почти вся в крови.
Сказав это, она резко встала и пошатнулась, снова чуть не теряя равновесие, словно небольшая речь лишила последних физических сил, но придала внутренних. Стоило побыть немного наедине со своими мыслями сейчас, но не уходить в них совсем глубоко. Сивая понимала, что белоснежному воину в детской сейчас не место: он еще успеет провести с котятами много времени, и сейчас от него не было никакого толка - все так, как она и сказала.

+4

11

офф: дайте уже ребёнку имя! Мне уже скучно орудовать синонимами «котёнок»))

Чёрная малышка удивлённо пискнула, когда чей-то хвост отодвинул её от мягкой лапы. К счастью, место, где кошечка очутилась, оказалось ещё более тёплым. И пахло...по-другому. От этого запаха живот заурчал, кажется, на всю детскую. Кошечка слышала рядом ещё такого же громкого малыша, но пока не придала этому большое значение. Хм, а вот второй сожитель вёл себя не так громко, как эти двое. Тёмно-серый братец зашевелился быстрее, поняв, что к чему. Он что, знает как прекратить это урчание в животе? А почему ей не сказал?!
Чёрненькая обиженно фыркнула и поползла ближе к животу Каштанки, следуя за братом. Ах вот из-за чего весь сыр-бор!
Не прошло и пяти секунд, как кошечка уже утоляла свой голод. Эта кошка, оказывается, не только тёплая, вкусно пахнет...она ещё и умеет утихомирить монстров, которые топчутся у малютки в животе! Надо бы её отблагодарить!
Не став так объедаться, как её братья, кошечка оторвалась от молока и поползла ближе к мордочке Каштанки, намереваясь показать, как она ей благодарна! После такого скверного появления на свет - оказаться рядом с бурой кошкой было настоящей сказкой.
Чёрненькая приползла к передним лапам спасительницы, перебравшись через них к бурой груди (не без помощи королевы, разумеется, такие вершины, как лапы взрослой кошки, ей ещё давались с трудом). Кошечка уткнулась носом в короткую шерсть королевы и тихонько засопела, почувствовав, как дремота окутывает её.

+2

12

Котята всё так же требовательно пищали, и у Каштанки разрывалось сердце. Если целители вскоре не вернутся... кто знает, может,
котята отправятся в Звёздное племя, к матери?
Кошка полным сожаления взглядом смотрела на малышей, не зная, как может им помочь. Она инстинктивно прижимала пищащие комочки лапами к своему животу так осторожно, как только могла. Лишь бы не замёрзли. Живот скрутило от волнения и безысходности. Воительнице очень хотелось помочь котятам, но она смогла лишь поплотнее прижать их к себе и обвить кольцом.
Ледоглаз и Сивая отошли к противоположному краю палатки, поэтому Каштанка, видя сокрушения молодого отца, решила не слушать их разговор. Им нужно решить, что делать дальше. Как растить котят... без Туманницы. Старейшина говорила о том, что сможет проводить время с малышами, но когда-то им всё равно придётся рассказать о настоящей матери. Каштанка никому бы не пожелала такого. Что может быть сложнее, чем говорить детям о том, что их мать скончалась при родах? Они будут ещё слишком малы, чтобы смириться с этим, но ждать, пока малыши вырастут неправильно. Бедные детки.
Размышления кошки прервали действия котят. Они почти разом умолкли и впились в её живот. Каштанка тихонько ойкнула, округлившимися глазами разглядывая малышей. Слепые детёныши приникли к кошке, начав сосать молоко. Но... молоко? Воительница опешила и даже не смогла ничего сказать. Она лишь с невероятным удивлением в глазах наблюдала за тем, как успокоившиеся малыши жмутся к ней, утоляя голод и крохотными лапками надавливая на её живот. Что Каштанка чувствовала в тот момент? Только облегчение. Почему-то в голове крутились лишь картинки будущего - как эти малыши будут носиться по детской, встретят свою первую весну, будут плескаться в мелких ручьях. Как эти малыши выживут.
Каштанка расслабилась и положила тяжёлую голову на лапы, с её мордочки не сходила улыбка умиротворения. Но буквально через несколько секунд кошка почувствовала, как один котёнок копошится и пытается куда-то ползти.
Воительница подняла голову и с интересом начала следить за чёрной кошечкой, уверенно куда-то движущейся. Движения котёнка были неуклюжие и явно дающиеся с трудом, но Каштанка решила не вмешиваться. Эта чёрная кошечка была самой живой из всех и отчего-то заставляла бурую воительницу умилительно мурлыкать.
Малышка приблизилась к лапам кормилицы, которые оказались явно непреодолимой преградой для неё. Воительница аккуратно подтолкнула котёнка носом, и уже через пару секунд комочек устроился у груди Каштанки и засопел.
Тепло разлилось в животе кошки, впервые за последние дни она смогла по-настоящему расслабиться. Каштанка, тихонько урча, принялась нежно вылизывать котёнка. Она смогла им помочь. И она сделает всё, чтобы эти малыши выжили.

+4

13

главная поляна  ▼ 

Он зашел в палатку следом за Солнцебоком, мимолетом прижимаясь к светлой шерсти квадратным подбородком:
  - Я должен узнать, куда отправился наш патруль, - с бесконечной усталостью, так, чтобы услышал только он, бросил Мираж, стараясь не встречаться с бывшим оруженосцем взглядом. Выжженый уголь его глаз не представлял из себя ничего хорошего - в затянувшейся непроницаемым туманом боли черной мгле тлели огни ненависти, время от времени разгорающиеся страстным желанием отомстить.

  - Новорожденным нужна еда, - котята громко пищали, Каштанка пыталась их хоть как-то успокоить - и покой, чтобы ее дождаться! Если хотите помочь, выясните свои отношения после, - низкие потолки норы не позволяли стоять в полный рост, изломившись в плечах, он заглянул Сивой в глаза, надеясь найти там хоть каплю энтузиазма, вместо вечной скорби и жалости к себе - Солнцебок уже знает, что нужно сделать, - ухмылка блеснула клыком в полумраке, черношкурый сразу же повернулся к Каштанке, надеясь, что та проявит благоразумие и поддержит его слова, раз уж решилась взять на себя заботу о мелочи. А заметив пристроившихся у груди котят, глаза превратились в тонкие щелочки; Мираж сделал шаг вперед, загораживая королеву и выворачивая длинный хвост крючком.

  - Передайте караульному, чтобы сразу отправил Очеретника сюда, - исподлобья глядя на соплеменников, он ждал и не двигался с места до тех пор, пока те не покинут ясли.

+5

14

Сивая делала все, как надо. Она вшибала правду в голову Ледоглаза, заставляла его мозги встать на место прийти в себя. Жестко, настойчиво,но она сделала это. Как раз то, что и нужно было белому воителю в этот момент. Кот поднялся на лапы и уткнулся носом в шею Сивой.
- Спасибо.. - выдохнул кот, а после повернулся к Каштанке и котятам. Прежде, Ледоглаз не был таким нежным и слабым, каким был сейчас. Брат.. единственные, кто ему сейчас нужен - брат и сестра. Нужно было поговорить с ними, но прежде.. Он даст котятам имена. "Как бы хотела Туманница?" - спросил сам себя кот, а после лег рядом с Каштанкой. В глаза из всех котят сразу бросалась черненькая малышка. Кот слегка дотронулся до нее носом, мягко и нежно, чтобы не напугать ее.
- Черничинка.. Я не знаю, почему, но я хочу назвать тебя так... - белый аккуратно лизнул малышке щечку, а после взглянул на двух оставшихся, что лежали у живота Каштанки. - Тебя.. я назову.. Уголек* - кот коснулся носом второго темненького котенка и лизнул его.- А тебя.. Форелька* - воитель коснулся носом серого котенка и так же, как и остальных, лизнул его.

В палатку вошли Солнцебок и Мираж. Ледоглаз взглянул на них."Мне пора.." - кот будто почувствовал это во взгляде вошедших. А потому воитель встал, взглянул на детей и спешно удалился из детской.

Офф

* - имена не точные, т.к. эти два персонажа идут по акции

----------> гп

Отредактировано Ледоглаз (2018-01-05 14:49:49)

+1

15

Котята совсем успокоились, насладившись долгожданной едой и теплом. Взор Каштанки заволокла пелена нежности. Такие сильные эмоции она давно уже не испытывала. Сильные позитивные эмоции. Её дыхание выровнялось, кошка вдыхала аромат новорождённых и чувствовала себя довольной жизнью. Даже навязчивый страх перед всем случившимся, последствиями померк и был не так важен, когда под боком сопели крохотные комочки. Материнский инстинкт взыграл в воительнице, она с удовольствием думала о паре лун, которые ей придётся провести в детской, чтобы вскормить детей Ледоглаза. Только вот возможность прожить тут намного больше она отчаянно игнорировала, боясь даже подумать о своей беременности, будто от одной мысли это всё становилось реальнее.
Реальность сейчас была совсем некстати. Каштанку клонило в сон, она всё медленнее вылизывала котят, засыпая под их мерное сопение и тепло под боком.
Ледоглаз приблизился, но бурая кошка лишь рассеянно кивнула, однако с особым вниманием отнесшись к именам, данным котятам. Им подходят эти имена. Я бы не назвала лучше. Да и с чего бы мне называть кого-то? Она так стремилась игнорировать своё положение, будто это что-то бы изменило. Будто бы это спасло её от неминуемого.
Заставили встрепенуться Каштанку две очередные фигуры, загородившие собой вход. В норе показались Солнцебок и Мираж. Сердце кошки скакнуло вверх, и она непроизвольно обвила котят хвостом, будто пытаясь спрятать. Она убедила себя, что теперь это не имело никакого значения, что Солнцебок должен остаться мимолётным юношеским увлечением, что теперь у неё нет предлога, даже чтобы заговорить с ним. Но невольно Каштанка всё же навострила ушки, словно пытаясь поймать слова белоснежного воина, хотя бы каплю его внимания.
Чёрный силуэт Миража заслонил её от покидавших детскую соплеменников, и воительница выдохнула. В норе, и правда, становилось тесновато, в конце концов, она рассчитана на парочку королев и их выводки, а не на половину рыбаков племени. Мираж явно был не в лучшем расположении духа, хотя это было относительно, ведь старший воитель почти всегда выглядел именно так. Может, он так радуется жизни.
- Передайте караульному, чтобы сразу отправил Очеретника сюда.
Каштанка ждала какого-то обращения, но Мираж молчал. Он был чуть ли не в два раза больше молодой кошки, отчего той становилось не по себе. Хотелось подскочить и убежать из палатки следом за соплеменниками, но она не могла оставить котят. К тому же, кот, видимо, желал беседовать с ней. Только бы не...
- Мы нашли, чем кормить котят.
Это "мы" вырвалось само собой, словно, если бы Каштанка уточнила, Мираж тут же стукнул бы её лапой по лбу. Как будто чёрный кот не мог бы сложить два и два, чтобы понять что тут к чему. Особенно, учитывая то, что бурая догадывалась, за какой беседой пришёл старший воин. Вряд ли проведать котят Туманницы.

+2

16

»главная поляна


Солнцебок едва ли не одновременно с Миражом попытался протиснуться в лаз детской, что наверняка выглядело со стороны особенно комично. Впрочем, несмотря на всё это, ухмылка продержалась на губах белого кота не так уж и долго - его брат, Ледоглаз, уже выходил из палатки, и вид его не сулил решительно ничего хорошего. Он попытался наспех придумать что-то, что уместно было бы сказать в данной ситуации, но голова вмиг словно бы опустела.
— Солнцебок уже знает, что нужно сделать, — донёсся до него насмешливый голос Миража. Мгновенно обернувшись на него, хромой кот вздыбил длинную шерсть на загривке, но удержался от язвительного комментария, прикусив губу. Во-первых, ему не хотелось разыгрывать сцену перед измученной Каштанкой, а во-вторых победить бывшего наставника в его же стихии было абсолютно гиблым делом.
— Мы нашли, чем кормить котят, — подала голос Каштанка. Перехватив взгляд Миража, белый воин дёрнул хвостом, пока мысли в его голове лихорадочно переплетались между собой.
— Чудесная мысль, — улыбнулся он, — думаю, они подружатся с нашими будущими котятами, — Солнцебок бережно тронул плечо будущей королевы кончиком хвоста, поворачиваясь к чёрному коту и с вызовом глядя в его тёмные глаза, словно готовясь яростно броситься на защиту своих будущих детей, если он посмеет обвинить их в грязнокровности или в чём-то более страшном и неприятном.

+3

17

Слава Звёздам, Ледоглаз немного пришёл в себя - его взгляд стал более осмысленным, и движения перестали быть такими размытыми, нечеткими. Он снова обратил своё внимание на котят, активно требующих пищи и внимания - и пусть внезапную пищу они нашли не без помощи Каштанки, что вызвало некое удивление со стороны серой старейшины, то внимание со стороны отца им явно было не лишним. Они получили свои имена - славные, прекрасные имена, достойные будущих воинов Речного племени. Губы Сивой тронула лёгкая улыбка, но та вмиг пропала, стоило только появиться внутри двум воинам, таким разительно отличающимся друг от друга, но тем не менее тесно связанным.
От взгляда Миража она расправила плечи, глаза блестели недовольством. Что-то было в его голоса такое, отчего чёрного хотелось прищучить и заткнуть, ведь вряд ли он понимал всю сложность сложившейся ситуации - однако почему-то продолжал вести себя так, как обычно.
- Мы все передадим, Мираж, - сдерживая возмущённые нотки в голосе, мяукнула она, неловко протискиваясь к выходу. Оставаться в детской рядом с детьми ее погибшей сестры было роскошью - непозволительной, но такой необходимой. И все же им стоило уходить.
- Ледоглаз, нам пора. Вернёмся позже, - она мягко коснулась хвостом бока белоснежного воина, стараясь не смотреть на другого такого же белого. На Солнцебока. Когда-то старейшина могла себе представить их совместное и радостное будущее, но эти дни оказались слишком далеки и мимолётны. Сейчас уверенно сказаннное "с нашими котятами" полностью уверило Сивую в том, что она со своими травмами и сожалениями осталась на другом берегу реки. В очередной раз.
Видимо, ей не везло и не могло повезти - все коты, к которым она так или иначе проникалась теплом и доверием, отходили в тень. Времени на сожаления и жалость к себе сейчас не было. На поляне ждало тело сестры, и ее стоило проводить к Звёздным предкам в достойном виде. Сивая зажмурилась, выходя наружу. Как приятно - ужасно, но приятно, - было представлять, что столь нелепой смертью могла погибнуть она сама, а не Туманница.
Так было бы правильно.

----> главная поляна

+6

18

Кивнув старейшине, Мираж не показал удивления тому, насколько твердо звучал ее голос. Медленно сомкнув веки, он нервно шевельнул кончиком хвоста, дожидаясь пока соплеменники покинут детскую. Но нет, Солнцебок тут же протиснулся ближе, заставив черношкурого раздраженно отшатнуться.

  — Мы нашли, чем кормить котят, - Мираж перевел взгляд на новоиспеченную королеву, в который раз отмечая, что у той нет и царапины на хорошенькой каштановой шкурке. Сузив глаза на подзуживающего белоснежного, угольный наклонился, с обычно неприсущей ему бережностью мазнув длинным носом в мышином усе от котят.

  — Я вижу, - с кривой ухмылкой протянул, переводя взгляд с одного родителя на другого - фортуна любит тебя, да, Солнцебок? Но не забывай, она дама переменчивая, - красноречиво оглядев излом пушистой спины, Мираж вновь уселся, подгибая передние лапы, чтобы уместить в палатке верхнюю часть тела. Тёмные мысли на мгновение отступили и только сейчас черношкурый понял, что вся детская пропахла теплым, грудным запахом молока и приближающегося потомства. Отчего-то это мешало собраться с мыслями, хоть удерживать ледяную маску все так же не составляло труда.

  — Я слышал о чем говорят на поляне, Каштанка, - вновь нащупывая карими глазами иссиня-лазурные, Мираж отвел назад уши, будто хотел застукать невидимого подслушивающего - патрули прочесывают березняк в поисках одиночек. Не хочешь поделиться информацией, которую твои соплеменники добывают рискуя жизнями? - его голос был презрительно холоден, будто бы воитель уже и не сомневался, что самка причастна ко всем их бедам - Может быть, у тебя есть какой-то секрет.. - то ли пересохли губы, то ли информация значила куда больше, чем кажется, но Мираж жадно облизнулся - .. секрет, как избежать когтей изгнанников?

+8

19

Нахмурившись, Каштанка невольно скосила глаза на Солнцебока и Сивую. Была ли она так занята собой, своими переживаниями, что не заметила, что происходит между белоснежным воителем и этой покалеченной кошкой? Видимо, была.
— Думаю, они подружатся с нашими будущими котятами.
Чувство такое, будто Мираж всё-таки ударил её по голове. Бурая воительница невольно прижала уши к затылку и потупила взгляд. Они вполне подходят друг другу, и их котята... как скоро? Каштанка чувствовала себя так неловко, ей было грустно отчего-то, но нависший Мираж не давал погрузиться в себя. Он совсем не желал отказываться от запланированного разговора из-за каких-то личных переживаний королевы. Едва ли его вообще волновали чьи-то личные переживания.
— Я слышал о чем говорят на поляне, Каштанка.
Это было сказано с какой-то претензией, и кошка почувствовала, как шерсть на её загривке начала подниматься. Воительница подняла глаза на соплеменника и не мигая уставилась в них, нагло, с вызовом. Она почти нутром чуяла, что сейчас польётся грязь. Только пока не понимала, по какому поводу. Что-то хочет сказать насчёт котят? Пусть попробует.
Мираж выглядел совсем не дружелюбно, это не был визит взволнованного соплеменника или близкого друга семьи Туманницы. Это был разговор с претензиями, с обвинениями, с подозрениями. И вряд ли чёрного кота волновало положение Каштанки. Его волновала только чистота её совести.
— Патрули прочесывают березняк в поисках одиночек. Не хочешь поделиться информацией, которую твои соплеменники добывают рискуя жизнями?
— Какая информация тебе нужна, Мираж? Я всё уже рассказала.
Всё, что уместно было рассказать. Каштанка стрельнула взглядом на Солнцебока, который уже должен был уйти вместе с Сивой. Где-то в глубине души она ждала, что он останется, но разумом понимала — если Мираж вынудит её рассказать всё, то в детской не должно быть лишних ушей. Тем более Солнцебока.
— Похоже, я удачлива. Единственное, что может помочь нам — это никогда не ходить по одиночке. Особенно кошкам.
Королева ближе прижала к себе котят, один из них пискнул во сне. Каштанка была напряжена, она не знала, как далеко может зайти Мираж и что ей придётся предпринять. Сильный суровый кот вновь представлял для неё угрозу, а она снова была в проигрышном положении. Эти ассоциации вызывали лёгкую панику, кончик хвоста Каштанки метался из стороны в сторону, а глаза сузились в щёлки.

+5

20

— Фортуна любит тебя, да, Солнцебок? Но не забывай, она дама переменчивая, — белый кот почувствовал тяжёлый взгляд на своей спине и выпустил когти, впившись ими в мягкий пол детской.
— Предпочту, если удар со спины мне нанесёт фортуна, а не кто-либо ещё, — отрезал Солнцебок, дёрнув плечом. На секунду он встретился со светлыми глазами Сивой, покидавшей детскую вместе с его братом. Предки будут тому свидетелями, он держался настолько сильно, насколько мог, стараясь сохранить ровное дыхание и унять дрожь в искалеченных задних лапах. Но в тот момент, когда шаги соплеменников начали стихать вдалеке, воитель повернулся и с бесконечным сожалением проводил серую спину. Он думал, что с минуты на минуту его разорвёт злость на самого себя, на то, что он решил сделать, но этого не произошло. Лишь во рту отчего-то разлилась странная горечь, да в ушах раздался глухой треск, с которым ломался единственный мост к той, с кем он не так давно возвращался с Совета и улыбался при мысли о том, что она вытащит его из омута.
Теперь это было ни к чему - он сделал свой выбор. Когда пути Ледоглаза и Сивой разошлись, он с трудом заставил себя смотреть вслед убитому горем брату, а не молодой кошке, чтобы никто не посмел задать ему никаких вопросов. Глубоко вздохнув всей грудью, Солнцебок повернулся к Миражу и Каштанке.
— Может быть, у тебя есть какой-то секрет... секрет, как избежать когтей изгнанников? — на морде бывшего наставника промелькнуло знакомое ему выражение, заставив кота напрячься.
— Похоже, я удачлива. Единственное, что может помочь нам — это никогда не ходить по одиночке. Особенно кошкам, — ответила ему Каштанка.
— Зачем ты разговариваешь с ним об этом? — вздыбил шерсть Солнцебок, с ненавистью глядя на Миража, — откуда ты знаешь, что он не нашепчет об этом Лютоволку или Стали? А может, он всё ещё дружит с Белогрудым или Карпозубом? Все, все эти предатели с рождения были вместе! — расходился всё сильнее белый кот, наконец-то давая выход своей боли — Они всегда держались близко друг от друга, и в головах у них одинаковое презрение к Воинскому закону! — воитель глянул прямо на Миража, в бешенстве размахивая хвостом. — Один только Мираж не ушёл вслед за изгнанниками. Думаешь, он такой праведник? — резко повернулся Солнцебок к Каштанке, срываясь на хрип, а затем вновь отворачиваясь к чёрному коту — стоит им позвать его за собой, стоит им сказать, что они не издохли в канаве, и он пойдёт.

+6


Вы здесь » cw. дорога домой » речное племя » детская