cw. дорога домой

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » речное племя » детская


детская

Сообщений 21 страница 22 из 22

1


Ясли – это небольшая нора в корнях большой плакучей ивы, которая превосходно утеплена и защищена зоркими взглядами воителей. Почти всегда это место пахнет молоком, слышится попискивание и урчание – словом, самое доброе и уютное место во всем Речном племени, где подрастает новая жизнь и новые воители. Сюда кочуют самые мягкие материалы: утиный пух и перья, просушенный мох и хорошо сохраняющие форму камышовые подстилки – словом, котята и королевы чувствуют себя очень комфортно.


0

21

Мираж поймал взгляд будущей королевы на Солнцебока, похоже она искала защиты. Либо белоснежный чего-то не знал, либо был и сам в этом замешан. Как бы там ни было, реакция не заставила себя долго ждать. Желтые глаза глядели с вызовом, прямо в карюю бездну; весь распушившись, Солнцебок занял приличную часть детской. Черношкурый более не скрывал гортанного рыка, напирая, он зажал бывшего ученика между стеной детской и Каштанкой. Слова, какую долю правды бы они не несли, сквозили неприязнью, Солнцебок говорил обращаясь к кошке, будто бы Миража тут и не было. А может он просто до последнего прятался за беременной, надеясь не получить за свои слова очередную травму.

Стремительной тенью он рванулся в сторону, не давая Солнцебоку возможности увернуться. С трудом удерживаясь от соблазна выпустить когти, Мираж приземлил тяжелую лапу в мышином усе от чужого глаза, чувствуя как пальцы привычно покалывает от удара о скулу.
  — Плохо видишь в темноте? - глухо пророкотал, надвинувшись на желтоглазого - К твоему сожалению, я все еще здесь. Глядя сверху-вниз, буквально упираясь носом в лоб Солнцебока, он скалился в презрительном шипении, чувствуя как поднимается из недр груди ярость, тлевшая, оседающая толстым слоем горького пепла, то и дело першившего в горле, заставляющего срывать голос на крик.

  — Прежде чем раззевать желторотую пасть из-за очередной хорошенькой шкурки, убедись что она не стелится перед кем-то другим, - он совсем забыл о Каштанке, взвиваясь змеей перед Солнцебоком, то и дело в пылу задевая королеву хлещущим хвостом - юный витязь! А как ближе к делу, так никому ненужный, неумелый червь, - выплюнув, Мираж отвернулся, понимая что весь ощетинился и изодрал в клочки подстилку. Бросив на кошку ничего не видящий мрачный взгляд, он брезгливо дернул хвостом. Если наседка-Солнцебок настолько распустился, что позволяет своей пасти извергаться подобными тезисами при нем, несложно догадаться о чем судачит весь лагерь.

  — Впрочем, вы друг друга стоите.. - шумно выдохнув он хотел продолжить, но услышал зовущего снаружи, а после и созывающего собрание глашатая.
Не оборачиваясь, он было вынырнул из палатки, но не сдержал кипящую злость и напоследок с силой махнул лапой, руша хрупкую конструкцию, утепляющую одну из стен.

▼  главная поляна 

Отредактировано Мираж (2018-01-14 07:32:21)

+2

22

— Зачем ты разговариваешь с ним об этом?
Каштанка вздрогнула. Он остался. Солнцебок с ненавистью заговорил, обвиняя Миража. Между старшим воителем и его бывшим учеником были весьма натянутые отношения, но кошка никогда бы не подумала, что настолько. Живот скрутило от страха, она пыталась вжаться в стену, прикрывая котят хвостом, прижимая их ближе к себе. Обстановка была накалена, и... может, было бы лучше, если бы Мираж был тут один?
Округлённые лазурные глаза нервно перебегали с Миража на Солнцебока. Она не хотела, чтобы это всё зашло слишком далеко, но вмешиваться было опасно. И неправильно. Это их дело. Я ничего не знаю. Однако гневная речь белого воина подтолкнула её на мысль, что теперь она знает слишком много. Мираж не был мудрым справедливым котом, к которому всегда можно было обратиться за советом, как к любому старшему воину, но Каштанка никогда и мысли не допускала, что он предатель. Все когда-то общались с изгнанниками, так что же, Мираж эти связи сохранил?
Королева почувствовала, как острая боль пронзила живот. Предки, нет... Она вонзила когти в край подстилки, отвернувшись от двух котов, уже готовых вцепиться друг другу в глотки. Только не сейчас. Ещё рано.
— Прежде чем раззевать желторотую пасть из-за очередной хорошенькой шкурки, убедись что она не стелится перед кем-то другим.
Из глотки Каштанки послышался утробный рык. Мираж не знал всего, но смог задеть её за больное. Однако физическая боль в теле была всё равно сильнее. В голове крутились ядовитые оскорбления, пока кошка пыталась собраться, сосредоточиться на чём-то более важном.
Мираж в миг покинул детскую, как только снаружи раздался чей-то крик. Кошка уже была не в состоянии разбирать чей. Она хотела, чтобы эти спазмы поскорее закончились. Перед взором возникло воспоминание мёртвой Туманницы. Помутившийся взгляд королевы упал на котят, спящих у её живота, но уже растревоженных шипением воинов и нервными движениями кормилицы.
Каштанка медленно, со всей аккуратностью, с которой смогла, поднялась из гнезда и, стиснув зубы, перебралась в соседнее. Кошка повалилась на мох, коротко взвыв от боли.
Она часто-часто дышала, вцепившись когтями в край камышовой подстилки. Королева резко обернулась на Солнцебока, будто внезапно вспомнив о его присутствии.
— Уходи! - прошипела она сквозь стиснутые зубы.
Адская боль пронзала тело урывками, она пульсировала волнами и была единственным, на чём Каштанка могла сосредоточиться. Кошка шипела и рычала, не срываясь на крик, не желая, чтобы её услышали, чтобы кто-то узнал об этом. Она стиснула зубы, но не могла сдерживаться из-за невероятной боли. Не хочу! Нет, пожалуйста! От безысходности и отчаяния королева, наверное, заплакала бы, но агония, пронзавшая всё её тело, не давала ей этого сделать. Не давала ей сосредоточиться на других эмоциях и чувствах, кроме ощущения боли.
Это длилось целую вечность. Каштанка едва ли могла ощущать ход времени, а что происходило в палатке она вовсе не воспринимала. Котята пищали, лишённые тепла, но она этого не слышала. Она боролась.
Но вскоре боль сменилась на ужасную боль. Единственное, что помогло, так это мысль, промелькнувшая в голове роженицы - значит, всё скоро закончится. Кошка застонала, пытаясь не взвыть от мучительной пытки. В определённый момент Каштанка почувствовала, что котята готовы родиться. На каком-то подсознательном уровне, она знала, что делать дальше. Наверное, все кошки рождаются с этим знанием.
Один котёнок шлёпнулся на подстилку. Но легче не стало. Их будет несколько. Эта мысль будто усилила боль, кошка заскулила, до боли сжимая челюсти, будто хотела раздробить свои зубы.
Ещё один. Боль медленно отступала, но короткие судороги ещё сотрясали хрупкое тельце молодой кошки. Нет, нет, нет... Я не хотела этого. Этого не должно было случиться... Голова Каштанки упала на лапы. Мысли в голове потихоньку прояснялись. Писк котят Туманницы становился всё громче и эхом отдавался в ушах. Воительница знала, что её котята тоже должны запищать, вдохнуть воздух, а иначе умрут. На инстинктивном уровне кошка знала, что делать. Но внутреннее презрение к себе, к Лютоволку, к этим котятам, не давало ей подняться и начать их вылизывать.
Ей сложно было побороть желание оставить их умирать.

+4


Вы здесь » cw. дорога домой » речное племя » детская