cw. дорога домой

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » грозовое племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 221 страница 233 из 233

1

http://s6.uploads.ru/9xLqc.png


Пройдя густой смешанный лес, можно выйти на отлично обустроенную котами поляну. С первого взгляда на лагерь привлекает внимание высокая скала, с которой обычно доносится предводительский глас, обращенный своему племени. К скале льнет утес поменьше, и меж ними виднеется проход, ведущий в палатку лидера племени. По разные стороны от каменной глыбы идет воительская и ученическая палатки, которые представляют собой разросшиеся кустарники тёрна и ежевики. За палаткой оруженосцев, ближе к входу в лагерь, следует детская и палатка старейшин, что позволяет ученикам быстро координироваться для смены их подстилок. На стороне где находится палатка воителей, в небольшом отдалении от центра лагеря находится целительская пещера. Между воительской и палаткой целителя находятся большие крапивные заросли, в которых любят трапезничать коты. Свободного пространства на поляне остается немного, но, тем не менее, именно в этом всецело и заключается уютность обстановки лагеря.


+1

221

- Конечно, Гроза еще скажет свое слово- прозвучало от Ласточки. Кажется, у Вербы что-то получилось. Хотя, она сама этого не заметила, но, кажется, Гроза стала несколько позитивней.— Пусть все коты, способные охотиться самостоятельно, соберутся под скалой на собрание племени! - объявил знакомый голос. Верба оглянулась и настороженно подошла к скале. Собралось все племя, начались объявления... А сердце серой воительницы не переставало бешено биться в груди. Новый предводитель, Грозозвезд... Племя Грозы еще скажет свое слово."И мы восстанем вновь..." - пролетела мысль в голове. Кошечка содрогнулась и вдруг успокоилась. Новый глашатай.. Ежевика. Славно, очень славно. И новая соплеменница. Все хорошее не всегда хорошо. Как бы понятней... Слишком много хорошего за один раз. Но не стоило думать о плохом.
После собрания Верба встала и неспешно направилась на Совет. Всю дорогу она думала о собственном племени, что его ждет. Погибнет ли оно или будет жить лучше всех? Время покажет!
---------> Остров Советов

0

222

Черноносая пристально наблюдала за реакцией брата на ее слова, но он был спокоен и собран. Понимая и принимая ее надоедливое беспокойство, он прижался к боку сестры; та ощутила привычное тепло и чуть расслабилась, позволив словно закаменевшим мышцам глотнуть немного свободы.
- Я не болен, не волнуйся.
Как всегда, коротко и ясно. Если раньше ее еще могли тревожить подобные ответы брата, - а вдруг он о чем-то не договаривает, вдруг что-то скрывает, - то сейчас Черноносая разволновалась бы больше, начни Тёмный почем зря чесать языком, разбалтывая о своем состоянии направо и налево. Он точно уловил ее волнение и смог успокоить трехцветную. Ее сердце наполнилось нежностью, и кошка легонько коснулась спины брата хвостом, в последнюю луну наконец-то начавшим выглядеть красиво, а не как крысиный хвостик. Хоть что-то в ее облике начинало нравиться ученице, а не заставляло смущенно сбиваться в комок, пытаясь выглядеть меньше. Ну и пусть она быстро росла, даже быстрее многих в племени. Это было даже лучше: она сможет стать более сильным воином.
- Я тебя поняла, - промурчала она, подавив зевок.
Странно, что так хотелось спать. Вроде день был не самым продуктивным, и сил в себе она ощущала достаточно - а вот все равно глаза закрывались, будто в веки кто песка насыпал.
- Тёмный, я хочу поохотиться вместе. Давай сходим завтра?
Черноносая опустила взгляд на мордочку брата, быстренько обдумывая пришедшую в голову мысль. Вполне реальное развитие событий: половина племени после Совета будет сонной и разбитой, значит, на охоту и в патрули совершенно точно отправят тех, кто оставался. Грозозвёзд вряд ли будет против, если Черноносая обратится к нему с просьбой; в конце концов, не так уж часто она просила кого-то о чем-либо. Костяника же не должна возражать - с чего вдруг, из вредности? Она таким, помнится, не страдала.
- В лагере будет невозможно оставаться. Все начнут обсуждать Совет и новости.
Здесь ученица покривила душой, сама того не осознав до конца. Якобы заботясь о брате и помня о его нелюбви к шуму и скоплениям болтающих соплеменников, она спешила избавить его от присутствия в лагере. Вот только на деле ею двигало нежелание слушать восторженные впечатления о прошедшем Совете от тех учеников, кто на него попал. Она не была Тёмным и не то чтобы не переносила сборища - иногда избегала их.
И очень, очень хотела на Совет. Снова не попала - словно была не из достойных. Ее собственный наставник, предводитель племени, не посчитал нужным взять Черноносую с собой и представить другим племенам. Это из-за того, что ее брат такой отличный от всех? Потому что она плохая ученица? Нахмурившись, кошка зарылась в свои мысли, словно в муравейник, позволив им кусать и причинять боль.

+2

223

Черноносая устала и хотела спать. Он пока не испытывал сильного желания зарыться в подстилку и уснуть, но после суеты лагеря было бы приятно оказаться в непривычно пустой и тихой палатке оруженосцев, рядом с тёплой черноносой, в темноте и спокойствии. Должно быть, в этот раз будет слышно, как шумит лес, а не только храп кое-кого из соседей, спящих в самых фантастических позах.
- Я не против сходить на охоту, - отозвался он. Костяника в последнее время не слишком ревностно выполняла свои наставнические обязанности - вероятно, неважно себя чувствовала, и Тёмный был часто предоставлен сам себе. Разумеется, он не слонялся по лагерю в это время - чего доброго, Грозозвёзд бы заметил его и дал временного наставника, а привыкать к ещё одному шумному коту или кошке Тёмный не хотел, поэтому проводил в лесу дни напролёт. Охотился, изучал территории племени до самых дальних границ, иногда даже пытался опознавать целебные травы, про которые им рассказывала покойная Незабудка - каждый воитель должен уметь отличать одуванчик от подорожника.
Он редко возвращался в лагерь без добычи - лёгкость тела помогала там, где подводила ловкость или сила. Он научился отрешаться от всего, даже иногда от круглых мыслей, когда видел добычу. И это ему нравилось почти так же, как одиночество.
Быть может, мне стоило родиться одиночкой?
Ученик тут же одёрнул себя - если и не брать в расчёт то важное обстоятельство, что он бы попросту не выжил, нельзя забывать о том, что одиночки не следуют правилам. Их жизнь не регламентирована воинским законом, они живут, как пожелают, каждый сам за себя.
Жизнь должна быть выверена до последнего комариного усика, чтобы он мог жить.
- В лагере будет невозможно оставаться. Все начнут обсуждать Совет и новости.
Он чувствовал горечь Черноносой и на мгновение был готов презреть все правила и собственную неказистую речь, подойти к Грозозвёзду и попросить его взять Черноносую на совет. Разве его сестра не заслужила подобной чести? Он не алкал её, ничуть, но Черноносой, сестре, которая хотела быть лучшей, гордостью грозового племени - даже он понимал, что ей должно было быть больно от того, что её усилия не ценят.
Это несправедливо!
Но в Воинском Законе не было ни слова о том, как маленьким оруженосцам следует бороться с несправедливостью предводителей в отношении других оруженосцев, пусть и не столь маленьких, поэтому Тёмный промолчал, просто кивнул, подтверждая - ему тоже не хочется суеты.
- Если сейчас уйдём спать - проснёмся к рассвету.
Если проснёмся. Даже он не мог удержаться от потаённого страха болезни до конца, но какой был в том смысл? Они либо проснутся, либо так и останутся навеки неподвижными, а потом их зароют в землю.

+3

224

- Я не против сходить на охоту, - отозвался брат, и Черноносая согласно заурчала, довольная таким раскладом. Впрочем, у нее и не было сомнений, что Тёмный захочет провести время вместе. Обладающая и так достаточно завышенным самомнением ученица справедливо полагала, что лучше ее компании для брата нет и не будет никого. Должно случиться что-то из ряда вон выходящее, чтобы младший обратил свое внимание на другого кота или кошку и проникся им. Они будут вместе - брат и сестра - бок о бок до самого конца, который будет еще нескоро. Им обоим не нужен никто другой, а наставники и прочая чепуха с близостью и важностью общения с остальными соплеменниками... Мелочь, с которой придется мириться.
- Значит, сходим, - выдохнула она с зевком.
Тело налилось приятной усталостью. Было легко представить, как трехцветная уснет мгновенно, лишь коснувшись головой своей подстилки, мягкой и уютной. Она делала ее сама: та, что осталась от прежних учеников, не грела и была истертой до дыр. Брат о чем-то задумался, и она взглянула на него, просто чтобы успокоиться, заметить, в порядке ли он. По выражению мордочки выходило, что так. Пора было гнать и его, и себя спать, а то так недолго и челюсть зевками набок свернуть.
- Если сейчас уйдём спать - проснёмся к рассвету.
Несмотря на прежнее серьезное выражение мордочки, в глазах ее мелькнуло что-то, похожее на улыбку. Если проснуться с рассветом, можно уйти раньше многих и не наткнуться на большую часть раздражающих соплеменников. Можно оправдать свою отлучку благородным делом - утренней охотой, и одновременно и принести пользу племени, не нарушив Закона - иначе Тёмный не пойдет, для него закон важнее всего, - и себе угодить.
- Тогда пойдем. Нечего тут ошиваться, - наконец собравшись с силами, буркнула Черноносая, одним движением поднимаясь на лапы и отряхиваясь от мелких травинок, налипших на влажную от сырости шерсть. Что за погода, сыро и неприятно, а ведь еще даже не наступил сезон Голых Деревьев с его заморозками.
Интересно, сколько из нас доживет до холодов? - равнодушно пронеслось где-то внутри. Трехцветная шагала в ученическую палатку, заметно поредевшую, понимая, что гибель множества соплеменников трогает ее не так, как должно было. Не так, как остальных. Она не горевала, а трепет испытывала лишь от мыслей про смерть Тёмного, и немного - отца и матери. Самую малость.
Я стала такой, потому что много была с братом, а его эмоциональность... особая? Во мне ведь много чувств, но они куда-то сразу деваются, словно и не было. Это странно.
Путаясь в сонных мыслях, словно в паутине, Черноносая добрела до входа, свернулась на примятом мхе подстилки и, как и ожидала, практически сразу отправилась в путешествие по снам, которые всегда почему-то имели серые оттенки и казались нереальными, искаженными. Реальными были лишь те сны, где черная щуплая фигурка брата остывала в центре поляны, окруженная скорбящими.
Об этих снах Черноносая предпочитала не думать.

-------> палатка учеников

+3

225

Он любил речь Черноносой - краткую, лаконичную, чёткую. Она не разливалась попусту соловьём, зная, что всё равно не убедит его, только утомит. Коротко, рублёно, как настоящий воин.
В определённой степени он ею восхищался. В ещё большей - да, обычно это называли словом "любил" - или не это, он не мог понять. Было в его чувствах что-то от собственничества и почти болезненного срастания с чужой личностью. Черноносая была для него всем, чем только может быть один кот для другого. Всем его миром. Никто не мог прийти ей на смену, ни единого кота или кошку он не подпустил бы так близко, потому что никто больше не говорил с ним на одном языке.
Задумавшись, он едва не пропустил мимо ушей слова сестры. Ни к чему было медлить - что они забыли на поляне? Пора было спать, чтобы завтра ускользнуть из лагеря, пока не проснулись Грозозвёзд и Костяника, пока отец не поднялся, чтобы отправить рассветный патруль, пока ещё не погасли звёзды на неумолимо и неуловимо бледнеющем предрассветном небе.
Он мимолетно кивнул сестре, хотя она уже повернулась к нему спиной, и последовал за ней в палатку учеников. Там было сыро, неуютно, но Черноносая была рядом, её горячий трёхцветный бок, её запах - всё это успокаивало, навевало спокойные сны.
Никогда не умирай, Черноносая. Никогда не умирай без меня.

+4

226

come back

Серебристые капли ночной росы тускло поблёскивали мириадами пылинок на косматой шерсти Рваногрива, вызвавшегося сторожить лагерь этой ночью. Он лежал зловещей чёрной громадой на одной из нижних веток молодого дуба, росшего неподалёку от входа на главную поляну, нависая над спящим лесом безжизненной мрачной тенью, и изредка задирал лобастую голову вверх, точно выслеживал невидимую дичь там, на кобальтовом полотне небосвода. Сквозь пока ещё густую крону было мало что видно. Редкие облака украдкой скользили по звёздам, словно подло, под стать племени Теней, планировали объединиться и заслонить собой покатую луну, но так и не решались, страшась её величественного вида. Прикрыв глаза, Рваногрив шумно выдохнул, перемежая своё и без того хриплое дыхание глухим басистым рыком. Он тоже болел и чувствовал себя дурно, временами ощущая перемежающиеся приступы слабости и головной боли, но пока всё ещё крепко стоял на лапах и так просто сдаваться в лапы смерти не собирался. Чувствуя, что липкая дремота опутывает его морду своими сладкими усами, старший воитель воинственно вскинулся и грозно нахмурился: эта ночь его добровольного бдения должна быть бессонной, а ещё…
А ещё Рваногрив опасался, хотя никому в этом и не признавался, спать по ночам – он боялся не проснуться так же, как это уже случилось с теми, над чьими остывшими телами он совсем недавно скорбел.
«Что же за напасть такая, - угрюмо думал он, сводя мощные челюсти и играя желваками, чтобы хоть как-то отвлечь себя от навязчивой дремоты. – Если Звёздное племя не перестанет гневаться, то совсем скоро перемрём все, все без исключения».
Поведя пушистым хвостом и растревожив им сухую листву, Рваногрив сердито засопел и выпустил когти, ощущая ими крепкую неподатливую древесину. Она была грубой, местами шероховатой; на её шкуре ощущались следы от мелких царапин и рубцов поглубже, но она всё ещё казалась прочной и нерушимой. Как и сам старший воитель. Вытянув вперёд массивные лапы, Рваногрив положил на них голову и сощурился, внимательно скользя глазами по пятнам редких бликов на лесном настиле.
Было и ещё кое-что, что тревожило неспокойную душу смутьяна. Он никогда не говорил об этом, об этом даже не знал, но мог лишь смутно догадываться его брат, Улей: Рваногрив тревожился однажды найти среди умерших чёрно-белую, как и он сам, воительницу – Ласточку.
- А-а, да будь ты проклята, это не моё дело, - прошептал Грозовой исполин, вновь с раздражением поводя хвостом из стороны в сторону. Улей и Ласточка были не разлей вода несмотря на специфику своих непростых отношений, и он, старший воитель, не собирался мешать и нахально лезть в их противоречивый клубок чувств. Но порой он встречался с соплеменницей взглядом, совершенно случайно, и тогда… Тогда ему казалось, что он видит за насмешливо-холодной стеной что-то ещё, что-то живое и горячее, точно бьющееся в западне сердце; что-то, что испепелило бы всё вокруг, дай он ей знак, хотя бы один знак. Но Рваногрив не давал. Потому что знал – Улей любит эту кошку. И он не имел права кружить ей голову и забивать самому себе мысли этими ненужными чувствами. – Подумаешь, будто она одна такая, - не слишком уверенно ухмыльнулся чёрный исполин и опустил голову, глядя на собственные лапы.

Отредактировано Рваногрив (2017-10-11 22:49:38)

+3

227

Совет --->

Ласточка твердой, бесшумной походкой возвращалась в лагерь, впрочем, не переживая, если где-то под лапой хрустнет запоздалая веточка. В общем-то, охотиться сейчас ей не хотелось, да и не любила она ночные вылазки так, как дневную охоту, а поэтому особо не переживала за свой шаг и стремилась поскорее попасть в лагерь.
Нет, Совет совершенно не удался. Конечно, было интересно оказаться на собрании, где сменилась добрая половина верхушки, но все-таки одна трехцветная часть этой верхушки совершенно не шла на контакт, чем расстроила черно-белую кошку: лучше бы пообщалась с простыми смертными, и не такими зазнавшимися простыми воителями любого из пяти племен.
Хорошо хоть Улей не пошел. Не видел её маленькое фиаско.
Оказавшись в лагере первой, Ласточка по-хозяйски зашла на пустую, мрачную поляну и замедлила шаг, плавно переводя его в глубокое потягивание. Прогибая черно-белую спинку, воительница после потянула и задние лапы с белым носочком, довольно при этом урча. Все-таки отчасти Ласточка была нежным созданием, ведь какая эгоистка не любит ласку и собственное удовольствие? Задумавшись об этом, черно-белая кошка засмотрелась на одну мышку в общей куче. Без лишних рассуждений решив себя побаловать на ночь, Ласточка развернулась к месту с добычей и едва не обомлела, увидев на ветке повыше два больших глаза.
Первая мысль - сова. В первые милисекунды Ласточка не знала, что сделать первым: броситься защищать кучу с добычей или сразу нападать на хищника, но после, буквально через мгновение, остыла и пригладила шерстку.
- Ты похож на сову, - прямолинейно фыркнула Ласточка, рысцой подходя к общей куче. Она знала, что Рваногрив услышал. Решив, что спать еще совершенно не хочется, черно-белая на бегу ухватила приглянувшуюся мышку и в два зацепа оказалась на ветке с братом Улья.
- Нет, что ты, не двигайся, - саркастично фыркнула воительница, бесцеремонно переступая соседа всеми четырьмя лапами, чтобы оказаться чуть ближе к краю ветки. Пригвоздив мышку когтями к коре дерева, кошка с удовольствием растянулась на широкой ветке.
- В общем, у Реки и Ветра тоже новые предводители, - с порога заявила Ласточка, делясь новостями с Рваногривом.

+1

228

Спящий лес размеренно дышал, вбирая в себя чистые, будто отмытые в речной воде, запахи и ароматы кисловатых гниющих листьев, тёплой дичи и вяжущей древесной смолы, подсохшей в расселинах коры маленькими злыми глазками. Где-то вскричала ночная птица, и дальнее эхо от хлопков её крыльев заставили Рваногрива оглянуться и несколько мгновений провести в созерцании таинственной мглы, которая так и не открыла ему источник гулкого шума. Всё стихло так же, как и прежде, – природа вновь погрузилась в апатичную дрёму, напоенная богатым на события днём, предшествующим алому зареву заката. Когда же старший воитель вновь повернулся к выходу из лагеря, там уже не было пусто: гибкий кошачий силуэт, обрамлённый серебристым сиянием лунного света, сладко потягивался на пустынной поляне. Свесив вниз косматый хвост, Рваногрив положил подбородок на шероховатую поверхность ветки и затаил дыхание, наблюдая за дразнящими движениями подруги его брата. Ласточка – а это была, несомненно, она – уже вернулась с Совета раньше других и наверняка думала, что в такой поздний час не могло остаться свидетелей её чарующего танца, и потому это выглядело ещё более страстно, более открыто и развязно. Будь Рваногрив неискушённым юнцом, у него наверняка бы вспыхнули кончики ушей от созерцания столь запретного, но такого манящего зрелища, но старший воитель знал толк в кошках и лишь медленно лизнул лапу, проводя тёплым языком по грубой шерсти и проделывая глазами тот же самый путь по спине Ласточки.
Закончив с разминкой мышц, молодая воительница грациозной полурысью подбежала к куче с дичью и застыла, вдруг вскинув ясные голубые глаза на невольного свидетеля её присутствия.
- Ты похож на сову, - буднично хмыкнула она, будто ничего и не случилось, и Рваногрив, усмехнувшись себе в усы, перекатился на спину и подставил живот щекочущему его длинную шерсть ночному ветерку.
«И это всё, что ты хочешь мне сказать?» - искривив губы в болезненной ухмылке, подумал старший воитель, сужая жёлтые месяцы глаз до двух узких полосок червонного золота. В них могло отразиться немногое, а то, что всё же промелькнуло в неясном скупом проблеске, было не различить в густом полумраке ночи, сковавшем лагерь Грозовых котов крылом невидимой птицы-великанши.
- Такой же мудрый, а? – хохотнул он в тон соплеменнице и взмахнул хвостом, приглашая Ласточку отужинать на его наблюдательном пункте. Дерево протестующе заскрипело, ощутив на себе новую тяжесть, но чёрный исполин лишь ещё шире развалился на ветке, совершенно не беспокоясь о том, а где же сидеть самой Ласточке. Сначала две чёрно-белые лапы легко перемахнули через него, затем мелькнул островок белой шерсти на животе молодой воительницы, а после Ласточка окончательно перешагнула через соплеменника и как ни в чём не бывало принялась за ужин.
- Нет, что ты, не двигайся, - фыркнула чёрно-белая кошка, на что Рваногрив лишь неопределённо проворчал что-то нечленораздельное, едва сдерживаясь, чтобы громогласно не расхохотаться и не перебудить всех тех, кто чудом не умрёт от сердечного приступа: была бы Ласточка столь же дерзкой, если бы знала, какое любопытное зрелище подарила брату своего возлюбленного.
- Приятного аппетита, - беззлобно хмыкнул чёрный исполин, вновь перекатываясь на живот под надсадный скрип молодого дерева, и распушил всклокоченную шерсть, тусклыми переливами взыгравшую в свете далёких звёзд. – Вижу, в этот раз ты всё же не влезла в драку, - оценивающе осмотрев аккуратно улаженный ворс соплеменницы и её нетронутую кровавыми отметинами фигурку, продолжил Рваногрив, вальяжно выпустив когти и слегка подтачивая их о кромку ветви. – Делаешь успехи. Не иначе звёзды совсем спятили, и Улей наконец-то стал стоящим наставником. – Тихий смешок разбавил стрекот цикад, и полупрозрачное облачко пара бесформенной кляксой расплылось в воздухе, хвостом увязываясь за хриплым голосом Рваногрива, и растаяло бесследно. Выслушав Ласточку, старший воитель задумчиво прищёлкнул языком и хмуро покачал тяжёлой головой.
- Не нравится мне всё это, - посерьёзнел Грозовой исполин, пристально глядя в пустоту перед собой. Где-то там за пределами его размытого взгляда стоял великий Дуб, а в его густой кроне сидели коты, пятеро котов, но уже совсем иные. – В их племенах тоже умирают воители? Знаешь, я… - Рваногрив замолчал и протестующе мотнул головой, словно отгоняя невидимых комаров, облепивших его глаза и усы. – Если вдруг меня не станет, - неожиданно продолжил он, открыто посмотрев в глаза соплеменнице, - я хочу, чтобы ты позаботилась об Улье. Он славный малый, и ты это знаешь как никто другой. Не дай ему пропасть, когда придёт срок. – Слова остроугольными глыбами падали в пустоту под лапами Рваногрива и серым налётом оседали на траве и смятых листьях, впитывались в бисеринки ночной росы и окропляли сердце старшего воителя чем-то незримым, но весьма ощутимым и неприятным, и имя этому - тяжесть. Старший воитель не терпел слабости от других и от себя в первую очередь, но сейчас он не желал останавливать себя, потому что знал – закрой он себе рот, и момент будет навсегда упущен. Ласточка умная кошка, она всё поймёт. Выдержав её взгляд, Рваногрив отвернулся и как ни в чём не бывало продолжил, силясь стереть из их разговора эту тонкую нить признания, которой он позволил виться на глазах у соплеменницы:
- А что Звездошейка? До сих пор кичится своим маковым полем?

Отредактировано Рваногрив (2017-10-15 22:30:38)

+2

229

Воительница поудобнее подбирала заднюю лапу, которая то и дело свешивалась с ветки - при этом Ласточка умудрялась еще ненароком пихнуть соседа, который порой слишком уж довольно усмехался.
- Такой же мудрый, а? – хохотнул он в тон соплеменнице, на что она только фыркнула. Очень пренебрежительно.
- Не-а, глаза большие и глупые, - не осталась в долгу Ласточка, безобидно усмехнувшись. В общем-то, так она не думала, что не давать же последнее слово Рваногриву?
Да и мышка в лапах была куда интереснее. Ощутив прилив голода, молодая воительница поудобнее зажала тушку между лап и прикусила, попутно решая, что идея ужинать на дереве - глуповата, бессмысленна, но не отступать же назад?
- Приятного аппетита, - беззлобно хмыкнул чёрный исполин.
- Не поделюсь.
– Вижу, в этот раз ты всё же не влезла в драку, - поймав оценивающий взгляд Рваногрива, Ласточка возмущенно вскинула голову.
- Делаешь успехи. Не иначе звёзды совсем спятили, и Улей наконец-то стал стоящим наставником.
- Вот уж глупости! - фыркнула она. - Я никогда не дралась на Совете! Только за пределами острова, - довольно вздернув угловатый подбородок, хмыкнула кошка.
- Улей был наставником и сплыл. Чему успел - научил, остальное не его заслуга, - отмахнулась хвостом Ласточка, оттягивая прожилку мышки. Пока Рваногрив переваривает новости с Совета, она лучше переварит сочное мясцо.
- Не нравится мне всё это. В их племенах тоже умирают воители? Знаешь, я… - Рваногрив замолчал, на что кошка заинтересованно покосилась.
– Если вдруг меня не станет, - неожиданно продолжил он, и Ласточка в голос застонала, закатывая в темноте глаза - она уже знала, к чему это идет, но от Рваногрива не ожидала, - я хочу, чтобы ты позаботилась об Улье. Он славный малый, и ты это знаешь как никто другой. Не дай ему пропасть, когда придёт срок.
- Чушь Звездоцаповна, - клацнула зубами Ласточка, почти ткнувшись острой мордочкой в Рваногрива, но предпочла все же пнуть его лапой.
- Я ни о ком не буду заботиться, потому что нужды не будет, ясно тебе? - вспыхнула кошка.
- Сам носись со своим несносным братом! - на миг осознавая, что еще оруженосцем не могла так разговаривать со старшими воителями, Ласточка довольно приосанилась.
- А что Звездошейка? До сих пор кичится своим маковым полем?
- Нет. Ни слова. Да и Грозозвезд, наш миротворец, не станет продолжать войну с небесными, - пожала плечами кошка. Если надо, она с удовольствием начистит прыгучие рыльца, ну а пока стоило окрепнуть племени - это понимала даже такая строптивица, как Ласточка.
- Вот скажи мне, Рваногрив, - облизнув с усов мышиный запах, Ласточка поудобнее подтянулась, - почему в лесу такая беда происходит? Коты мрут как мыши, а у нас племя даже не заботится о продолжении рода! - наконец зная, какая тема самая щепетильная и сковывающая для котов, Ласточка довольно осклабилась и едва сдержала реакцию.
- В племени Теней вон выводок как куропаток по весне, а наши коты? Что ты, что Улей, хороши братцы! Сразу замечу, что я в роли матери не гожусь и даже не пытайся ёрничать, - предупреждающе хмыкнула черно-белая. Ей на самом-то деле плевать было на продолжение рода, но надо же было поддеть воителя. Все-таки... он, похоже, видел, как она расслабилась тут, на поляне. Вот и ответочка.

+1

230

Ласточка всё перевела в шутку, и её пренебрежительный смешок острее вражеских когтей полоснул по натянутой тетиве болезненных нервов старшего воителя. Рваногрив разочарованно опустил голову, смеряя угасшим взглядом расстояние до земли, лишь бы хоть чем-то занять себя. Он чувствовал себя глупцом, трёхлунным котёнком, подхватившим лёгкую простуду и свято верящим в то, что это смертоносный Зелёный кашель; переполошившим мать и всех родных, но так и оставшимся всего лишь сопливым комком меха. Нарочно ли, Ласточка оттолкнула его порыв откровения привычной насмешкой, и Рваногрив замкнулся, отчасти даже благодаря её за это – в такие моменты он любил её куда меньше и испытывал гораздо меньше вины по отношению к брату. Если ей наплевать на его судьбу, что же…
«Потому что так и должно быть», - шумно выдохнул Грозовой исполин, прикрывая глаза. Он упёрся лапами в крепкую древесину и слегка надавил, заставляя более гибкую часть ветви, ту, где сидела чёрно-белая воительница, опасно накрениться.
- Как скажешь, - глухо буркнул он, внезапно расслабив лапы, а после вновь навалился всем телом на грубую кору молодого дуба, вынуждая соплеменницу балансировать на хаотично качающейся ветви. В полуприкрытых глазах тускло поблёскивали неясные огоньки, едва ли оживляя монолитную чёрную фигуру старшего воителя. – Я тебя предупредил.
- Вот скажи мне, Рваногрив. – Ветка опасно накренилась и тихо затрещала. Рваногрив и ухом не повёл, продолжая развлекаться с самым невозмутимым видом, на какой только был способен. - Почему в лесу такая беда происходит? Коты мрут как мыши, а у нас племя даже не заботится о продолжении рода!
- Так займись этим, - нахально улыбнулся во всю ширину своих зубных рядов старший воитель, отпуская несчастную ветвь и всем корпусом разворачиваясь к чёрно-белой кошке, которая казалась и вовсе маленькой на фоне взлохмаченного силуэта Рваногрива.
- В племени Теней вон выводок как куропаток по весне, а наши коты? Что ты, что Улей, хороши братцы! Сразу замечу, что я в роли матери не гожусь и даже не пытайся ёрничать, - заявила Ласточка, хитро оставляя себе пути к отступлению.
- Да ты что, смеёшься? – крамольно ухмыльнулся старший воитель, алчно сверкнув ярко-жёлтыми глазами, точно блёснами рыбаков-Двуногих в ясный солнечный день. – Стоит оказать знак внимания кошке, как она тут же начинает носиться с тобой, как со своей собственной подстилкой: туда не ходи, на неё не смотри, отчитайся, где был, - противным писклявым голосом, напоминающим скорее трение грубой гальки о сыпучий песок, нежели нежный кошачий голосок, пропел Рваногрив. – Это ли предел мечтаний? Вот Улей, он семьянин, да-а, - с лукавой полуулыбкой заметил чёрный исполин, кивая головой в сторону густых зарослей терновника, где отдыхал рыжий воитель. – С таким котом грех котят не завести, а? Только сразу замечу, что я в роли матери не гожусь, и даже не пытайся ёрничать, - расхохотался Рваногрив, запрокинув голову и наслаждаясь моментом: спокойная ночь, приятная собеседница, а за плечами – груз вины перед братом и осадок от постепенно ухудшающегося самочувствия. Но сейчас это было неважно. – Ты только представь, - с горящими глазами продолжил Грозовой воитель, хищно группируясь и медленно надвигаясь на Ласточку, точно на сочную белочку, самозабвенно грызущую орех в светлой лощине, - ночь полной луны, всё вокруг подсвечено мягкими огоньками светлячков, тишина… - он на мгновение замолчал, позволяя чёрно-белой строптивице прочувствовать момент, а затем неожиданно прыгнул вперёд и всем своим немалым весом обрушился на истончённую ветвь. – И ты падаешь в настоящий омут, - успел прошептать Рваногрив на ухо Ласточке, прежде чем их опора окончательно раскололась и обрушилась вниз, увлекая за собой двоих котов. – Ну разве это не прекрасно? – раскатисто рассмеялся старший воитель, приземляясь на лапы и взметая целый столб пыли под собой. – Неужели ты готова отказаться от такого? – Озорная мальчишеская улыбка смягчила грубые черты Рваногрива и будто бы осветила их изнутри приятным согревающим светом. Встряхнувшись, он довольно осклабился и вразвалочку подошёл к соплеменнице, с удовольствием отмечая, что Ласточка совсем не пострадала – ни царапинки. – Что скажешь?..

Отредактировано Рваногрив (2017-10-16 22:33:21)

+1

231

– Я тебя предупредил.
- О-о-о, да брось! - скривилась ужинающая (или завтракающая?) воительница, поджав уши и оторвавшись от зажатой между лап мышки.
- Хватит бросаться такими громкими фразочками, два брата из ушата, честное слово, - последние несколько слов молодая воительница проворчала, дожевывая мышка, надо было сказать...
- Так займись этим, - нахально улыбнулся Рваногрив, будто прослушав фразу Ласточки о том, что материнство не для неё.
- Нет уж, мне шесть лун валяться неохота. Другое дело - вам, котам, - и она спокойно, почти мрачно улыбнулась.
- Сунул, вынул и пошел. Считаю, природа несправедлива, - совершенно будничным тоном мяукнула черно-белая кошка, как ни в чем не бывало бросаясь развязными фразочками. Угадайте с одного раза, кто научил?
- Да ты что, смеёшься? Стоит оказать знак внимания кошке, как она тут же начинает носиться с тобой, как со своей собственной подстилкой: туда не ходи, на неё не смотри, отчитайся, где был, - противным писклявым голосом пропел Рваногрив, вызвав у кошки насмешливую улыбку.
– Это ли предел мечтаний? Вот Улей, он семьянин, да-а, - с лукавой полуулыбкой заметил чёрный исполин, и эта улыбочка совершенно не понравилась Ласточке. Да, у них с Ульем была небольшая интрижка, но с чего вдруг все вокруг их снова сватают?
– С таким котом грех котят не завести, а? Только сразу замечу, что я в роли матери не гожусь, и даже не пытайся ёрничать, - расхохотался Рваногрив, запрокинув голову.
- Ты смешон.
- Ты только представь, - с горящими глазами продолжил Грозовой воитель, хищно группируясь и медленно надвигаясь на Ласточку, отчего она поначалу лишь коротко ухмыльнулась, не воспринимая попытку смольного кота запугать её всерьез. Но он надвигался все ближе, ветка натужно скрипела, и Ласточка поняла, что уже попятилась на два шага, - ночь полной луны, - и кошка совершенно случайно поняла, что луна на небе круглая, полная, яркая... - всё вокруг подсвечено мягкими огоньками светлячков, - пролетевшие мимо светлячки попали в поле зрения, и Ласточка недоуменно склонила голову набок, игнорируя подступающую тошноту, - тишина… - он на мгновение замолчал, тишина стала просто пронзительной, и тут Рваногрив прыгнул на неё под оглушительный скрип ветки.
– И ты падаешь в настоящий омут, - успел прошептать Рваногрив на ухо Ласточке, и та испугалась, треснула ли ветка - или её нервы так дали сбой? Буквально одно мгновение глаза-в-глаза, непонятный порыв, сбившееся дых... Сдавленный ох вырвался из пасти кошки, едва она ощутила боком твердую землю, а хохот Рваногрива выбил из колеи окончательно.
– Ну разве это не прекрасно? – раскатисто рассмеялся старший воитель, приземляясь на лапы под ярым взглядом соплеменницы. Медленно оскалившись, Ласточка блеснула белоснежными клыками в свете той самой звездоцаповой полной луны.
– Неужели ты готова отказаться от такого? – вразвалочку кот подошёл к соплеменнице, близко, ближе, чем она обычно позволяла - так близко подходил Улей, лишь однажды... по глупости... по настойчивости...
– Что скажешь?..
Он тогда даже не спрашивал. Он просто взял, что хотел.
Тогда это было его по праву.

- Пошел к черту ты и твоя луна, и твои светлячки! - пряча нервы за яростью, громким шепотом прошипела черно-белая, показательно взмахнув когтями у самого носа Рваногрива.
А потом... а потом она не поняла, как лапы унесли её прочь из лагеря.

---> Лес

+2

232

>>>Совет
Бурянка оказалась на главной поляне в тот момент, когда Ласточка что-то гневно прошипела старшему воителю и быстрой вспышкой рванула из лагеря, наверное, даже не заметив свою, стоявшую в проходе, ученицу. Бело-рыжая кошечка почувствовала ветерок, приподнявший шёрстку, когда угольная воительница пронеслась мимо.
И что это было?
Бурянка действительно не понимала какая сора могла произойти между этими двумя. У них были точки соприкосновения, которые под нужным нажимом могли так сильно вывести из себя? Нет, конечно, Ласточку и без того можно было вывести из себя, но тут было нечто другое. Что же?
- Что-то случилось? - обеспокоенно поинтересовалась Бурянка, аккуратно и тихо приблизившись к Рваногриву. Ох, какой же это был огромный и массивный кот. Бурянка с самого раннего детства восхищалась им, и в голове постоянно крутилась одна фраза: "Вот это настоящий воин". Кошечка была готова поклясться, что кот был раза в три больше ей, если не во все четыре.
Они не часто разговаривали, да и было бы о чём. Старший воин и юная ученица. Кажется, он поздравил её с посвящением в ученицы? Поздоровались на патруле? И это всё. Но сейчас кошка просто не могла пройти мимо, ведь дело касалось Ласточки. Ей была дорога эта кошка, хоть она этого и не показывала. Бурянка даже самой себе в этом не признавалась, но...в каком-то смысле Ласточка заменила ей погибшую мать. Странным образом, разумеется, без проявления ласк, добрых слов и нежных взглядов. Как-то по-своему. И Бурянка была ей за это безмерно благодарна. Разве она станет сильной, если её будут жалеть?
- Пойдёшь за ней? - Бурянка чуть не сказала "побежишь", но вовремя передумала. Как бы - это логично, так как только с помощью бега Рванорив догонит горе-соплеменницу. И в тоже время не гоже говорить старшему воителю побежать за кошкой. Рваногрив ни за кем не бегает. Хотя, если он сейчас побежит за Ласточкой, это многое скажет рыженькой кошке об их взаимоотношениях.

Отредактировано Бурянка (2017-10-17 21:29:18)

+2

233

Прохладный, чуть сыроватый воздух облепил разгорячённое тело чёрного исполина, оседая на его шерсти мельчайшими искорками конденсата. Пара капель соскользнули с длинных усов на землю, но, так и не коснувшись её, затерялись где-то в небрежно взъерошенных белых прядях косматой шерсти на груди старшего воителя. Но Рваногрив не замечал ненавязчивой сырости, он был всецело поглощён другим: с изумлением наблюдая, как меняется выражение мордочки Ласточки, как её роскошный воротник встаёт дыбом, а льдисто-голубые глаза начинают стекленеть и едва ли не покрываться сетью мелких трещин, чтобы вдруг расколоться и затопить всю поляну лютым холодом сезона Голых Деревьев, чёрно-белый кот потерял счёт времени – он был очарован. Не прижав уши к затылку, но, напротив, любопытно навострив их, Рваногрив непонимающе оскалился: он шутил, пусть пошло и бесстыже, под стать своей смелой натуре, навязывал Ласточке своего брата в пару, но отчего-то раньше на такие выпады она отвечала не меньшей язвительностью, а сейчас всё было иначе.
«Что же изменилось?» - прошептал Рваногрив одними губами в пустоту, туда, где ещё секунду назад сверкали когти от занесённой лапы соплеменницы. Она бросилась прочь, напоследок разорвав глухую тишину оскорблённым голосом, и высокие деревья услужливо подхватили его, ударили о свои крепкие бока и швырнули оземь, прямо в уши старшему воителю. Лапы чёрного исполина будто вросли в землю. Он стоял и медленно соображал, глядя вслед Ласточке. Неторопливо, сам не зная, зачем, Рваногрив сделал шаг вперёд, затем ещё один, и ещё. С каждым новым движением непривычная тяжесть отпускала его, а лапы наливались лёгкостью и силой, готовые пройти хоть до Места-Где-Тонет-Солнце, лишь бы найти сбежавшую соплеменницу.
- Что-то случилось? – тонким колокольчиком прозвенел рядом тихий голосок, и чёрно-белый воин остановился, будто налетел грудью на невидимую стену живой изгороди, до того неожиданным оказалось постороннее присутствие. По-прежнему не сводя глаз с колышущихся стеблей папоротника, сомкнувшихся за спиной Ласточки, Рваногрив нахмурился и взмахнул хвостом, не скрывая досады.
- Немного повздорили, - проворчал старший воитель, склоняясь к рыжей макушке ученицы. – Точнее, это она со мной повздорила. Эти кошки такие обидчивые, не находишь? А я-то что? Я чист, - и он лукаво подмигнул Бурянке. – Как провела время на Совете?
Бело-рыжая ученица была смышлёной не по лунам, Рваногрив видел, как она уже тонко умеет чувствовать настроение других, а потому следующий вопрос не застал его врасплох, но заставил слегка сдвинуть брови к переносице и строго качнуть кончиком хвоста, мол, не вмешивайся в отношения взрослых. Но всё-таки старший воитель задумался над словами Бурянки, отвлечённо скользя глазами по пятнам тусклых бликов на земле и её двухцветной шёрстке. Она была права - нужно найти Ласточку.
- Думаешь, она обрадуется этому? – всё же медленно спросил Грозовой исполин, будто и впрямь нуждался в совете девятилунной кошечки. - Что же… пойду. А то ещё наделает глупостей, кто-то же должен присмотреть за твоей наставницей. – И с этими словами Рваногрив решительно направился прочь из лагеря.

- За Ласточкой

0


Вы здесь » cw. дорога домой » грозовое племя » главная поляна