cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
КЛЕНОВЫЙ
тонкий расчет
СЕРЕБРО ЗВЁЗД
на вершине Олимпа
ОЦЕЛОТКА
запоминающийся дебют
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +24, пасмурно, душно
В игре
Кашель отступил, но в лес нагрянули новые напасти.

В Сумрачном племени котята становятся оруженосцами, а Ольхогрив берёт себе новую ученицу, Ивушку. Однако не всё так безоблачно - на территории племени Двуногие начали расставлять капканы, от которых уже пострадали несколько котов. Тем временем внутри племени далеко не все коты довольны правлением Когтезвёзда - не является ли это предвестием скорой бури? Просто ли жара донимает земли племени, или это знак Звёздных предков о том, что что-то неладно?

Речное племя, наконец, смогло вернуться в свой лагерь, для этого даже не пришлось сражаться, но всё ли так просто? Едва отбившись от двуногих, разогнавших банду, Серебро Звёзд должен решить множество проблем, и первая из них - как смогут ужиться речные коты с теми, кто против своей воли оказался в лапах изгнанников? Все речные котята выросли вдали от родного племени - смогут ли они стать достойными речными воителями? И теперь, когда Клоповник покинул племя, ситуация стала ещё тяжелее.

Племя Ветра решает исследовать найденные туннели, но это оборачивается гибелью нескольких воителей. Кто-то смог спастись, но ходы вывели уцелевших на земли соседей, чему вовсе не обрадовались Грозовые коты. Не станет ли это причиной нового конфликта? Тем временем Ветрогон посвящает в ученицы целителя бывшую одиночку, Мегеру, но что будет с племенем, где ни целитель, ни его ученица не разговаривают с предками?

Грозовое племя наслаждается тем, что в их лагере наконец-то стало просторно, но все ли проблемы решены? Что делают на их территории коты из племени Ветра? Не станут ли туннели слабым местом в обороне Грозовых котов? Наконец, и самое мирное время не обходится без смертей - и одна из королев умирает, дав жизнь долгожданным котятам, однако и это не единственная смерть в племени.

Небесное племя отныне не так уж дружелюбно к одиночкам и прогоняет тех, кто пришёл присоединиться к нему. Но у Звездошейки есть и другие заботы - множество посвящений, защита племенных границ и в особенности - тех, что появились недавно благодаря захвату нейтральных территорий. Племя растёт и крепнет, но долго ли продлится такая стабильность, надолго ли хватит сил у самого молодого племени леса - особенно с учётом новой пропажи воителя?

Банда распалась благодаря Двуногим, совершившим нападение на лагерь. Часть её членов была захвачена, кто-то погиб... Некоторые смогли освободиться из плена, но теперь их судьба - в лапах Серебра Звёзд и бывших соплеменников, которые отнюдь не намерены прощать.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » земли предков » остров советов


остров советов

Сообщений 141 страница 160 из 164

1


Этот остров находится в большом озере, вокруг которого расположились территории всех племен. Со всех сторон он окружен гладью прохладной воды. Добраться до него можно или вплавь, или по стволу огромного упавшего дерева. Ствол этот гладкий и скользкий, усыпан сучьями, так что потребуется немало сноровки, чтобы преодолеть его. Остров достаточно велик, чтобы вместить большое количество котов. На нем растут деревья и кустарники, в листве суетится мелкая дичь. В центре острова, на большой поляне растет старый дуб, на раскидистые ветви которого вспрыгивают предводители во время Советов. Глашатаи же располагаются на огромных корнях внизу. С этого положения всем котам хорошо и видно и слышно говорящих.


0

141

Теплое прикосновение, чужая тёплая шёрстка.
Племя нуждается в сильной лапе, чтобы окончательно не пасть духом.
И где она, эта сильная лапа?! Посмотри на меня, моя любовь, я не герой, я всего лишь дурак-Толстолобый, который умеет только шутки свои дурацкие шутить и прочими глупостями заниматься!
Но он молчал, прижимался крепче. Живая. Живая. Могла же умереть, а сейчас - живая и тёплая. Его мелко затрясло - хотелось, до смерти хотелось впитать в себя это доверчивое, живое тепло, хоть как, хоть как-то...
Глупости, говоришь? Да допрежь этого ты прямо умницей был! Не гони ерунды, дурак-Толстолобый, у тебя вон, сын только что помер, племя твоё на мороз погнали, как последнюю грязь, а ты...
Но он не слушал - прижимался плотнее, плотно, судорожно ища тепла. После всей крови и смерти ему хотелось почувствовать жизнь, впитать её в себя, чтобы не замёрзнуть тут и душой, и толстой своей тушей.
И глашатай прижимался к своей юной любимой.
- Малютка... Звёздное племя, ты жива, ты рядом...я боялся потерять ещё и тебя.
Лизнуть тонкое ушко - а потом ниже, слыша, как бьётся маленькое сердечко. Ближе, ближе, чувствовать её дыхание, стук сердца, ближе, ближе, чтобы чувствовать жизнь...
Дурак-Толстолобый!
...и дарить её.
Вылизать влажную ещё шерсть, чувствовать ответное прикосновение, робкое, ласковое, бояться спугнуть, обидеть, чувствовать её запах, ощущать шерсть на языке...
- Кажется, я собираюсь затянуть тебя во всякие глупости. Но ты скажи, если не хочешь, пожалуйста, Малютка.

+4

142

→ Земли Речного племени
Беда свалилась на котов и кошек Речного племени как гром среди ясного небо. Серебру Звёзд предстояло принять множество важных решений, и на сей раз любая ошибка могла бы быть губительной. Как ни странно, в данный момент кота волновало лишь то, чтобы Мускатик не замёрзла и не простудилась по дороге к Острову. Либо потерянная жизнь и смерти соплеменников заставили его вновь осознать значимость семьи, либо разум вожака просто-напросто блокировал более гнетущие мысли. Пересекать границу родных земель было больно, и Серебро лишь крепче прижимал к себе чудом уцелевшую дочь, не давая глубокой скорби одолеть его.
И из этой беды выберемся - повторял он про себя зазубренную фразу. Ведь сейчас главное было - не падать духом. Как минимум не ему, не предводителю племени. Свалится с лап он - ситуация станет вовсе безнадёжной. Оттого Серебро Звёзд упорно шёл вперед, не оглядываясь назад и не растрачивая время на пустые сантименты.
К тому времени, как Речные добрались до Острова, метель притихла. Величественный дуб, возвышавшийся на Острове, словно служил отряду маяком. Серебро издалека увидел фигурки соплеменников, плотной кучкой столпившихся в центре острова, и с болью осознал, что многие не добрались до убежища. Остров Советов был идеальной локацией для укрытия - тут водилось вдоволь рыбы, любого врага можно было увидеть ещё издалека, да и одиночки, в основной своей массе не умевшие плавать, никак не смогли бы незаметно перебраться на окружённую водой сушу.
Пятнистый не стал мочить ни себя, ни свой драгоценный груз, и пересёк озеро по бревну. Выискав в толпе Толстолобого, кот поманил его к себе хвостом. Глашатай выглядел неважно, он был не только изрядно потрепан, но и в глубине его обычно веселых глаз затаилась глубокая грусть. Предводитель огляделся по сторонам, мысленно считая, кто не вернулся в лагерь, и понял, что Черепа среди уцелевших нет.
- Толстолобый, нам всем сейчас непросто, но ты нужен мне и нужен племени. Скорбеть будем, когда отвоюем обратно наши земли.- нетипично строго отчеканил Серебро.
- Я отправлюсь на переговоры в Грозовое племя, ты останешься тут. Все решения на тебе. Я не думаю, что одиночки станут нас преследовать - мы их тоже изрядно потрепали. В любом случае, в первую очередь нужно снабдить племя едой. Пусть те, у кого есть силы, наловят рыбы - лёд сейчас тонкий. - распорядился предводитель и коснулся хвостом плеча глашатая.
- Общими усилиями мы из этого обязательно выберемся - добавил напоследок пятнистый, и, развернувшись, направился к дубу. Предстояло держать слово перед племенем.

+4

143

Ручей чувствовала, как холодеет и стынет внутри. Отчего-то серенькая поверила каждому слову Клоповника - наверное, потому, что знала: будь Череп жив, он бы уже непременно пришел.
К ней.
- Я в это не поверю, пока... — дрожащий голос темно-серого юнца, воспитанника Черепа, вывел скорбно ссутулившуюся кошку из ступора. Медленно подняв на него глаза, Ручей сочувствующе прищурилась, понимая, что ему предстоит осознать.
- Пока не увижу его тело. Соб-бств-венными глазами...
- Воплелап, - тихо прервала его дымчатая воительница, бесшумным шагом оказавшись рядом и прижавшись боком к боку рослого мальчишки. Совсем уже воитель скоро.
- Ты должен быть сильным, - только и выдала она, выжала из себя ему на ухо, чувствуя, как предательски дрожит собственный бок.
Жемчужнолапка. Где она? Ручей не видела её во время битвы и надеялась, что её малышка уцелела, просто прячется где-нибудь в лесу, где-то у реки, в камышах - или на границах?
- Держись, Ручей. Держись. Ты нам нужна, нам всем. Каждому на этой поляне. Каждому, кто выжил. Держись, - как мантру повторял глашатай, который потерял сына. Подняв на него тихий, самый печальный взгляд, Ручей почувствовала, как съежилась, вмиг оказавшись мелкой и жалкой.
- Да, - тихо выдохнула серая, отворачивая голову от Толстолобого. Сил не было смотреть на него и видеть в нем черты его погибшего сына.
Передние лапы дрогнули, вжавшись в талый снег. Интуиция редко её подводила, но нельзя было верить в худшее.
Тем более, когда ушей коснулся оклик, и Ручей подняла голову, переглядывая через загривок Воплелапа.
- Ручей? Солнцебок? Кто-нибудь? - хрипел голос старейшины, и серая едва не перемахнула через ученика Черепа той навстречу.
- Сивая! - едва ли не завизжала Ручей, почти врезаясь в подругу, вжимаясь серым лбом в плечо, шею, лоб, больно бодая щеку.
- Я видела, как ты дралась, я знала! - шикнула она, чувствуя, что уже легче.
Почти сразу за ней показалась большая грязно-белая фигура, и Ручей с облегчением узнала брата, ткнувшись лбом ему в грудь.
- Ты цел, - в белый мех прохрипела кошка, чувствуя, что хоть какие-то кусочки сердца занимают свое место, возвращаясь обратно.
И все же оно будет как решето.
С облегчением взглянув на дорогих ей, Ручей снова отошла к Воплелапу, чувствуя, что стоит быть рядом.
- Мы справимся, - заглядывая в глаза ученика, который уже совсем догнал её размерами, дрогнувшим голосом пообещала Ручей, взглядом проследив за предводителем.
Ох не хотела бы она быть на его месте.

+5

144

Ученик со всей силой стиснул челюсти и оскалился, пытаясь не разрыдаться от нахлынувшей жалости к Черепу, соплеменникам и... самому себе? « Мать мне врала с рождения, мой родной отец оказался грязным предателем, чтоб ему провалиться, наставник погиб... Всё из-за меня! Если бы я не послушался Сталь, если бы я не донес его поручение Миражу... Я во всем виноват, во всех наших бедах! » Не сдержался. Чувствовал, как по щеке потекла горькая слеза, и, зажмурившись, завертел головой, пытаясь отогнать волну чувств. Однако стоило ему прекратить, как глаза вновь застилала пелена, а фигуры стоявших рядом воителей и целителя расплывались перед взором. « Черт... Черт! »
Воплелап.
Кто-то теплый прижался к темно-серому боку котика. Подняв на несколько секунд печальные очи на подошедшую Ручей, он сокрушенно отвел взгляд в сторону. « Как я могу вам в глаза-то теперь смотреть?.. »
Ты должен быть сильным.
Понимал ученик, что тихие слова должны были успокоить его, предоставить ему поддержку, опору, дабы тот сбитой птицей не упал в пучину боли и отчаяния. Тем не менее, полосатая воительница сама дрожала, сама медленно поддавалась страху за себя, за своих близких, за будущее.
Успокойся, парень. Мы не станем отбивать его тело. Негоже гробить живых ради мёртвых. Серебро Звёзд даст тебе нового наставника, а пока... Ручей?
Воплелап обернулся на голос Толстолобого. Череп ведь его сын, как он может говорить такое? « Это неправильно, так не должно быть... Ты не можешь... Череп ведь тебе не просто кто-нибудь, он твой сын! Неужели ты не веришь, не надеешься, что он жив?.. »
Горечь подступила к горлу, удушая, вынуждая поглубже вдохнуть воздуха в легкие и отвернуться, лишь бы не глядеть на других.
« А сам то ты веришь в это? »
Не были бы рядом другие коты, оруженосец б крепко схватил когтями себя за гортань, пытаясь вырвать пресловутый ком из глотки, облегчив себе дыхание и, возможно, даже жизнь. Когда все это закончится? Когда все они смогут вздохнуть спокойно и перестать бояться завтрашнего дня? И реально ли это?
Надрывно вздохнув ещё раз, серошкурый заставил себя "проглотить" свою печаль и успокоиться. Поежившись и встав со снега, стал разминать онемевшие конечности, готовясь к последующему обходу острова на признаки присутствия врагов, хотя янтароглазый сомневался, что изгнанники всё же пойдут по следам речных. Чей-то крик заставил Воплелапа медленно обернуться и тут же отшатнуться от резко устремившейся на голос Ручей, а после трусцой последовать за ней, остановившись на небольшом отдалении. Источниками шума оказались Солнцебок с Сивой. Слабое тепло разлилось по душе, слегка отогревая и растапливая лед скорби: котик был рад, что хоть кто-то ещё избежал страшной участи. Стоя и переминаясь с лапы на лапу, дабы те окончательно не замерзли, ждал возвращения полосатой воительницы, а когда та направилась к нему, отметил, что давно он не видел Жемчужнолапки. Неужели и она не смогла сбежать?..
—  Мы справимся, —  сказала Ручей, поле чего повернула голову в сторону, следя за уходом предводителя. Оруженосец сглотнул. Надо было рассказать ей всё. Прямо сейчас. Не мог он больше терпеть этого терзающего чувства, которое отравляет, изгрызает душу. Нужно остановить это. Нужно выговориться.
Изгнанники напали ночью... Я не хотел, не думал...
Зажмурив глаза, он втянул голову в плечи, пытаясь вжаться телом в снег, исчезнуть с глаз долой. « Предатель. »
Это всё моя вина! Сталь сказал, что если я не передам его слова Миражу, то он убьет, убьет всех нас! Я-я всё сказал Миражу, а потом он ушел и, и...и... Он оказался за них! — серошкурый захлебывался в собственных речах,  — Я не знал, я верил, что... Что их разговор не имеет отношение к племени! А теп-перь ок-оказывается, что я наве-навел изгнанников на нас! Из-за меня погиб Череп, Каштанка с котятами заключены в лагере, а несколько котов пропало без вести...
Распахнул янтарные глаза, испуганно взирая на полосатую воительницу. Он прекрасно знал, что делают с предателями.
Я не хотел...

+7

145

Слава Звездам. Первым отозвался Солнцебок, и в его голосе, во всем его виде, встрепанном и растревоженном, было столько облегчения при виде старейшины, что она не удержала широкой, совсем не вымученной улыбки.
— Не дёргайся, всё хорошо, - и она, встретившись взглядом с белоснежным воином, согласно кивает, не переставая улыбаться, хотя все тело слабо и ноет, и идти не получается, и ощущать себя буквально тряпочкой в пасти Солнцебока, пытающегося вытащить ее, должно быть стыдно. Но нет. Сивая понимает: поддержка и забота после произошедшего в лагере Речного племени и должны быть такими. Все действительно будет хорошо - какая бы чертовщина не происходила потом, сейчас и дальше, когда племя останется сплоченным, а Солнцебок и те, кто так же близки Сивой, все будет хорошо. Они справятся. Но сейчас надо набраться сил.
Воин занес ее на сам Остров Советов бережно и предельно аккуратно, и серая под конец уже начала шевелить лапами сама, понимая, как жалко, должно быть, она сейчас выглядит. Мокрая и все еще с кровавыми разводами на шерсти, царапины щиплет, и оттого старейшина морщится - она, конечно, недалеко по виду ушла от остальных соплеменников. Все, кого Сивая увидела, были ранены и подавлены. Но живы. Судя по обрывкам разговоров, кто-то остался в лагере - навсегда.
Но главное - Солнцебок, Ручей, Толстолобый и Малютка, Воплелап, Серебро Звезд и другие - она видела и слышала их, и это давало сил. Сестра белоснежного воителя, увидев подругу, ринулась навстречу, и тогда Сивая уже постаралась сделать хотя бы пару шагов самостоятельно. Неловко приподнимаясь и опираясь на больную лапу, она с благодарностью взглянула на Солнцебока, едва удержавшись от порыва уткнуться носом в его шерсть и так остаться.
- Спасибо тебе, - негромко шепнула она, опустив глаза, и повернулась к Ручей.
- Сивая! Я видела, как ты дралась, я знала! - от тепла тела воительницы сразу стало легче и спокойнее. Сивая заурчала, прижимаясь к дымчатой, и рассеянно лизнула ее между ушей.
- Я пыталась защитить котят, где они? Они остались там, с Каштанкой? Сюда не добрались? - озираясь по сторонам, она попыталась поймать взгляды всех, кто был поблизости.
Ручей тем временем поприветствовала и брата, но достаточно быстро вернулась к Воплелапу - тому сейчас поддержка явно требовалась больше, чем остальным присутстсвующим. Старейшина устало выдохнула, дернула плечами. Холодно было, ветрено. Стоило поискать укрытие для всех, заняться добычей, и Серебро Звезд уже принялся заниматься раздачей указаний и организацией новой жизни племени. Сейчас серая не могла сделать ничего, кроме как попытаться отдышаться и потом заняться рыбалкой. Но у нее было еще немного времени.
- Солнцебок... Как ты? - стараясь скрыть неловкость, спросила кошка, повернувшись к белоснежному. Она знала, что отчасти дорога воину, и испытывала то же к нему, но... Ряд событий, произошедших в последнее время в племени, и особенно - в его детской, заставлял задуматься о будущем. Почему-то именно сейчас Сивой показалось очень важным понять, что именно происходило, происходит - и, быть может, будет происходить - между ними двумя. Вот только решительно начать не получалось, и потому - просто вопрос "как ты". Она понадеялась, что сможет продолжить более уверенно дальше.

+4

146

Серебро Звёзд оглядел племя с высоты дуба - потрёпанное, уставшее и отчаявшееся. Острая боль сжала его сердце, но ни один мускул не дрогнул на морде предводителя, решившего для себя, что он не покажет слабость.
- Речное племя. Вы все сражались храбро, и я горжусь каждым из вас. Мы были вынуждены бежать, но это не значит, что мы проиграли. Я приложу все усилия, чтобы изгнать подлецов, и, поверьте, скоро мы вернемся домой. - уверенно начал пятнистый, ничем не выдавая глубокого отчаяния.
- Я отправляюсь на переговоры в Грозовое племя и постараюсь убедить их помочь. Уверен, что ... - воодушевлённая речь вожака резко прервалась, и он так и замер на ветке с приоткрытым ртом и обращённым вниз взором. Посреди поляны, сгорбившись, сидела его сестра, и у лап Оцелотки лежало маленькое бело тельце. Жемчужнолапка - в окровавленном трупике Серебро узнал родную племянницу, и ком встал в его горле. Убитая горем воительница не стала дожидаться конца речи.
- Прежде чем уйдёшь, ты должен посвятить её в воины. - раздался хриплый, но полный решительности голос королевы.
Плотно сжав зубы, речной утвердительно кивнул, и движением хвоста велел пятнистой, как и он, кошке, вернутся на своё место.
- Я, Серебро Звёзд, предводитель Речного племени, призываю Звёздных предков взглянуть на эту ученицу. Она упорно тренировалась, была верна племени, и храбро отдала свою жизнь в бою за него, как и подобает воину. Я посвящаю её в воители, и прошу Звездное Племя принять её под именем Жемчужница. - приглушённые голоса соплеменников разнесли по поляне, но в них не было ни нотки радости, которой обычно сопровождались посвящения.
Едва закончив речь, Серебро Звёзд спрыгнул с ветки, и первым попрощался с племянницей, а затем сел поодаль, наблюдая за выстроившимся соплеменниками. Он ждал Ручей. Когда воительница проводила проводила соплеменницу в последний путь, предводитель поймал её взгляд и поманил хвостом.
- Я хочу, чтобы ты отправилась со мной, если ты не против - склоняя голову на бок, промолвил кот, и одобрительно кивнул, получив ответ. Их ждал долгий день.

→→ Земли Грозового племени

+6

147

----->лоу
Племя бежало. Не сказать, что Ледоглаз получил серьезные раны.. Но ему удалось бежать, этого было достаточно. Вновь он был весь в крови и грязи, но его это не волновало. Он не мог найти ни Каштанку, ни своих детей. Он не хотел верить в то, что они остались в лагере. С другой стороны, если их здесь нет, то пусть они будут с одиночками. Там им, возможно, удастся выжить. Лапы тряслись от страха, в глазах все плыло. Сил не было. Кот ничего не слышал, до острова советов его буквально донесла толпа отступающих. Как же.. так произошло? Речные коты проиграли, котята...
Ледоглаз попытался найти кого-то близкого, в итоге наткнулся на знакомую полосатую шерстку. Это была Ручей. Ледоглаз был уверен в этом, хоть и не мог точно сказать, что это его сестра.
- Ручей.. ты не видела моих котят? Каштанку? Прошу, скажи, что ты видела из в этой толпе.. прошу, скажи мне, что они не остались в лагере.. - кот посмотрел в глаза сестре. Он был напуган, это было ясно видно в его синих глазах. От страха тряслись лапы, тряслись так сильно, что белый воитель едва стоял на собственных лапах. Он почти лежал перед своей сестрой и с мольбой смотрел на нее. Он хотел слышать правду, но надеялся, что она не будет больной. Надеялся, что его дети все же сбежали вместе с Каштанкой,  что они все здесь, где-то в толпе соплеменников. Ледоглаз мысленно молился Звездному племени о том, чтобы его волнение оказалось напрасным.

+5

148

Ручей почувствовала, как затрясся бок темно-серого юнца.
- Это всё моя вина! - выдал Воплелап, заставив кошку от неожиданности поджать уши. - Сталь сказал, что если я не передам его слова Миражу, то он убьет, убьет всех нас! Я-я всё сказал Миражу, а потом он ушел и, и...и... Он оказался за них! - ученик захлебывался, и Ручей слушала про предателя-Миража, чувствуя, как впиваются когти в рыхлый снег.
- Воплелап, не надо, ты не...
- Я не знал, я верил, что... Что их разговор не имеет отношение к племени! А теп-перь ок-оказывается, что я наве-навел изгнанников на нас! Из-за меня погиб Череп, Каштанка с котятами заключены в лагере, а несколько котов пропало без вести...
Яркие распахнутые глаза испуганного кота уставились на серенькую кошку, и она вздернула подбородок.
- Я не хотел...
- Предки, Воплелап, конечно! Ты ни в чем не виноват, мы обязательно вернемся домой, и Каштанка будет цела, вот увидишь! - хотелось обнять, утешить, выжать все горе из ученика Черепа, который все-таки... все-таки не вернется.
- И котята, - тише выдала она, но не менее уверенно.
Котята, да. И Сивая, и Ледоглаз спрашивали про них, и Ручей не знала, что ответить.
- Ручей.. ты не видела моих котят? Каштанку? Прошу, скажи, что ты видела из в этой толпе.. прошу, скажи мне, что они не остались в лагере... - паника белого кота нарастала, и кошечка чувствовала, что скрывать бесполезно. Зажав губу, Ручей ощутила внутреннюю борьбу, но успокоить необходимо, ведь есть одна тайна...
-... Лютоволк не даст навредить котятам Каштанки. А значит, и твоим, - глухим голосом мяукнула Ручей, опустив взгляд на лапы, а после - на Сивую. Они должны понять. Должны догадаться, почему мерзкий изгнанник ничего не сделает малышам Каштанки.
Тишину нарушил Серебро Звезд. Он восседал на дереве, где до этого сидели все пять предводителей, и ночь казалась поистине странной.
- Я отправляюсь на переговоры в Грозовое племя и постараюсь убедить их помочь. Уверен, что... - говорил предводитель, которого прервал скорбный голос его сестры, Оцелотки. Она пришла на остров, к остальным, и тащила за собой... тело.
Беленькое.
- Прежде чем уйдёшь, ты должен посвятить её в воины, - хриплый голос звучал как приговор. Чувствуя, как ухнуло сердце, Ручей сорвалась с места, бросилась вперед, расталкивая соплеменников, торопясь увидеть то, что видеть совсем не хотело.
Жемчужнолапка.
Нет, не так.
Жемчужница.

- Маленькая моя... - выдохнула Ручей, чувствуя, что всё. Это всё. Это последняя капля, после которой глаза наливались, сердце рвалось мелкие ошметки, и неизвестно, чье горе - её или Оцелотки - было сильнее.
Я же тебя вырастила.
Уткнувшись лбом в белую, испачканную шею, дымчатая кошка зарыдала. Глухо, в шерсть, но плечи сотрясались, ведь так не должно было случиться! Жемчужница придет в Звездное племя воительницей, но ведь это слишком рано! Она была такой талантливой, такой светлой и доброй - как... как у этих мерзавцев хватило духу?
- Доброй охоты тебе, Жемчужница, - вздрогнув от имени, которое должно было знаменоваться праздником, дружным криком соплеменников, её гордостью, Ручей закусила губу, чувствуя, что сорвется.
Один взгляд куда-то в сторону - и она заметила предводителя, поманившего её. На ватных лапах дымчатая кошка прошла к лидеру, подняв на того живой, но полный горечи и упрямства взгляд.
- Я хочу, чтобы ты отправилась со мной, если ты не против, - мяукнул лидер, и если бы не горе, кошка почувствовала бы удивление. Глухо кивнув, она посмотрела на Сивую. Хоронить соплеменников полагалось старейшинам, но даже без этого Ручей попросила бы подругу провести в последний путь её Жемчужницу.
Надеясь, что Сивая поняла все без слов, серенькая еще раз кивнула Серебру Звезд и послушно последовала за ним, медленно уходя с острова и погружаясь в воду. Холод обволакивал живот, плечи, принося с собой трезвость, осознание и твердое, концентрированное желание мести.
----> За Серебром Звезд

+6

149

Голоса соплеменников заставляли Клоповника то и дело поджимать уши, опасливо коситься назад и пригибаться к земле как можно ниже. Его племя растерялось, почти потонуло в череде отвратительных событий, и целитель не знал, чем может помочь. Скрепя сердце, Клоповник взял себя в лапы, осторожно, мелкими перебежками, точно боялся чего-то, подбирался ближе и ближе к каждому из оставшихся в живых, оценивал ущерб, причинённый одиночками – уверял себя в том, что каждый, находящийся здесь, еще может передвигаться и выживать. Не оставил он без внимания Сивую, осмотрел и без того больную лапу и покачал головой, но выдохнул с облегчением – жива. Не совсем здорова, но, тем не менее.
Каждая новая рана, увиденная им воочию, заставляла маленькое сердечко юного целителя трепетать от страха и ужаса. Он совершенно не понимал, что делать ему. Что делать другим. Подняв взгляд на небо, Клоповник тихо шикнул и поёжился, пытаясь разглядеть сквозь синеву силуэт Очеретника, который так и не заглянул к нему. Да и, вероятней всего, уже не заглянет – после прошедшей ночи Клоповник ни за что не сомкнёт глаз. Ну, разве что на пару секундочек, лишь бы чуток передохнуть, восстановить силы.
Тем не менее, что-то внутри не давало дышать полной грудью. Он не мог думать, не мог отдыхать душой, не мог спать – всё давило, и Клоповнику казалось, что он оказался в клетке, сам того не осознавая. Словно он отдалился от соплеменников, от Малютки.
«От Черепа»
Взгляд зацепился за тёмную шерсть Воплелапа. Осторожно подходя ближе, Клоповник задумчиво пожевал губу, а затем всё же рискнул, сгорбился и ткнулся в плечо Воплелапа, надеясь хотя бы немного, но почувствовать тот самый запах речного воина, оставшегося в лагере. Того самого, который обещал вывести Клоповника на тренировку. И который этого уже никогда не сделает.
- Ты не знал, - хрипло, полушепотом, выдохнул Клоповник и закрыл глаза, - Не знал, что так произойдёт. А если бы и знал – ни за что не сказал бы Миражу, либо предупредил каждого из нас заранее. Я верю тебе, Воплелап. Если кто-то жаждет предать, он предаст любым доступным способом.
И отстранился, сел прямо напротив тёмного оруженосца, заглянул в глаза. Единственное, чем бы Клоповник мог помочь сейчас – это словами. Но, с другой стороны, слова тоже имели свой вес, свою цену:
- Знаешь, - целитель помялся и опустил взгляд на лапы: - Если... Когда мы вернёмся в лагерь, мы удостоверимся в моих словах. Возможно, его просто оглушили, а я в пылу битвы не узнал истину. Не хорошо хоронить своих раньше времени, да?
Он постарался улыбнуться – что вышло совсем не так, как Клоповник того хотел – а затем отвлёкся от Воплелапа на остальных, буквально пропитываясь атмосферой безысходности.
«Что бы сделал Череп, будь он здесь? Он бы сказал собрать травы? Или, может быть, предложил бы особо живучим поохотиться близ территорий? Конечно, нет. Он был бы в числе первых на охоту»
- Нам бы сейчас собрать трав, - обратился Клоповник куда-то в пустоту, наивно верящий в то, что его услышат, - Пробежавшись по снегу с открытыми ранами и искупавшись в ледяной воде, мы рискуем стать лёгкой добычей, если не для одиночек, то для болезни точно.
«Спасибо за очевидные слова, глупый котёнок. На кого ж ты меня оставил, Очеретник. Бурозвёзд, я не справляюсь»
- Малютка, ты, помнится, хотела помочь с поиском трав? Я могу сказать, что нам надо, ты главное одна не...
И закашлялся.

+5

150

— Ты цел, — Солнцебок подавил нараставший в груди кашель и положил подбородок на макушку сестры, а затем слегка отстранился, вынуждая её заглянуть в глаза.
— Я выжил после того, как сломался надвое, так неужели какие-то ушлые изгнанники смогли бы мне навредить? — криво ухмыльнулся белый кот. Плечо его всё ещё хранило тепло тела Сивой, которое, казалось, таяло всё стремительнее на ночном холоде, но он так и не находил в себе силы снова посмотреть на неё. Стыд и горечь собственных поступков обуревали его с невероятной силой, но теперь к ним присоединилась и глухая, непонятная тоска - он помнил, в каких эмоциях серая кошка уходила из детской, а теперь она говорила с ним так, словно ничего и не было. Солнцебок знал, что Сивая всегда была стойкой. Но и не догадывался, что выдержка её сделана не из камня, а из чистейшей стали.
— Солнцебок... Как ты? — он вздрогнул, когда голос старейшины долетел до его ушей и нервно сглотнул. Но всё-таки нашёл в себе силы повернуться к ней и даже открыть пасть, когда ночную тишину прорезал голос Воплелапа.
—  Это всё моя вина! Сталь сказал, что если я не передам его слова Миражу, то он убьет, убьет всех нас! Я-я всё сказал Миражу, а потом он ушел и, и...и... Он оказался за них!... Я не хотел... — вслушиваясь в слова оруженосца, кот почувствовал, как его собственное сердце виновато сжимается. И, пожалуй, в нём зажглось понимание. Со светлой печалью проводив в последний путь Жемчужницу, воитель поднял глаза на Серебряный пояс. Ручей выполнила своё обещание и воспитала воительницу, которую с честью приняли в Звёздном племени. Он, кажется, хотел утешить свою сестру, но ту окликнул предводитель, приглашая идти за собой. Вздохнув, Солнцебок проводил их раздосадованным взглядом, но затем развернулся к Воплелапу.
— Эй, малец, — наклонившись, он посмотрел прямо в янтарные глаза, так похожие на его собственные. — ты не мог ничего изменить, даже если бы захотел. И прежде чем ты закатишь глаза из-за нотаций недокалеки, я вот что тебе скажу, — кашлянул воитель, взмахом хвоста прерывая любые попытки ответить. — когда я был оруженосцем, мой примерный наставник, которым по счастливому стечению обстоятельств оказался Мираж, скинул меня в воду, да так, что у меня спина треснула. И я знал, что мне всё равно никто не поверит. И молчал, хотя от моего решения не зависели жизни моих соплеменников, а надо мной не нависал огромный и опозоренный изгнанник. Скажи я об этом много лун назад, может, всё повернулось бы иначе. Не грызи себя, а лучше потрать силы на то, чтобы как следует тренироваться и надрать ему чёрный зад, — хмыкнул воитель, ободряюще кивнув оруженосцу. А теперь дело было за самым сложным. Поймав взгляд Сивой, он выпрямился.
— Я... а что я, я чувствую себя немногим лучше Воплелапа. Только кричать не буду - когда это делает оруженосец, его жалеют и ему сочувствуют, но когда этим занимается отъевшийся воитель... ну, сама понимаешь, — пожал плечами Солнцебок. — ты не ранена? — нахмурился он, когда лёгкие его сотряс очередной приступ кашля.

Отредактировано Солнцебок (2018-03-21 21:37:26)

+6

151

Офф: будем считать, что мы потрахались хд)

Он всё-таки сделал эту глупость. Мог ли иначе? Не мог. Как на духу говорю. Подох бы я, утопился ко всем крысам Тёмного Леса!
Живое тепло. Невозможная близость чужого тела, рядом, у пока, а потом - под животом. Моя Малютка...прости, прости что всё так,
глупо, скомканно, дурацки... Я хотел бы гулять с тобой всё утро по нашим землям, смотреть на красоты всякие, прижимать к себе, словом, романтика всякая, бабочки да радуга в росяных капельках, простите, конечно, за такое выражение этих самых чувств, а вышло всё через зад...ну, почти.

- Малютка... - утробное, довольное урчание. Живая. Рядом. Здесь, со мной. Сейчас. А большего было и не надо, на большее не было сил загадывать. Они были ранены, брошены на острове, бесприютные, израненные изгнанники, они потеряли близких... Черепушенька... Нет, забыть, забыть к Звездоцаповой королеве, слишком муторно, больно, страшно, хоть на секундочку, на жалкое мгновеньице забыть про всё, про всех, только его Малютка рядом, вместе с ним, ближе, чем нужно бы сейчас...
Дурак-Толстолобый.
На совсем немного мысли поисчезали из головы, и вправду - на мгновение, как казалось, хотя он-то знал, что куда как больше прошло. Иначе б он не успел...то, что успел.
А потом - очнулся, и не знал, куда глаза спрятать. Ой дураааак...она ж совсем котёнок ещё, вон, не знает, откуда котята случаются. Вот и объяснил, паскудник!..
И сказать-то ничего не смог в своё оправдание - только снова обвил хвостом и прижался, робко почти, опасливо, боясь, что всё рассыплется...
Но тут, к счастью ли или к несчастью, их прервали.
- О, - глубокомысленно сказал глашатай, глядя на морду Клоповника, на которой застыло такое...неоднозначное выражение.

+2

152

Он молча ждал. Ждал, что на него каскадом обрушится осуждающая речь серой воительницы, обвиняя его во всех проблемах Речного племени, в том, что беззащитная часть племени осталась под гнетом недругов в лагере, в том, что родной дом был самым подлым образом захвачен. В том, что Череп больше не вернется.
Время застыло, всё окружающее больше не имело значения. Приговор из чужих уст не заставит себя медлить. « Я заслужил это. И я не буду от этого убегать. »
Предки, Воплелап, конечно! Ты ни в чем не виноват, мы обязательно вернемся домой, и Каштанка будет цела, вот увидишь!
Серый оруженосец, всё ещё ведомый сильными чувствами, удивленно сморгнул вновь подступившие слёзы, не переставая смотреть воительнице в глаза. Кот ожидал самого наихудшего: изгнания или, по крайней мере, жесточайшего наказания за свою непоправимую оплошность. Однако Ручей не собиралась предпринимать каких-либо действий и продолжала неподвижно находиться рядом с сжавшимся в комок учеником, обогревая того своим боком, делясь своим спокойствием — столь нужным Воплелапу на данный момент. Сидя сбоку, чувствуя чужого тела тепло, оруженосец стал постепенно овладевать собой. Дыхание его выровнялось, страх начал потихоньку вымываться из его сознания, и кот, замерев, отстранено смотрел куда-то перед собой. Сейчас, когда его эмоции стали стихать, серошкурый почувствовал, насколько устал — не столько физически, сколько морально. Недосып и проигрыш какой-то там одиночке со временем забудутся, а вот всё остальное... « Как же плохо... » Вид на чисто белую поверхность снега то и дело затмевало вылетавшее изо рта облачко пара, которое, зависнув на несколько мгновений в воздухе, бесследно растворялось во мгле. Проследив взглядом, который выражал ничего, кроме тихой грусти, за одним таким облачком, серый оруженосец медленно повернул голову на раздавшийся со стороны скрип снега под чьими-то лапами. Перед его затуманенными глазами предстал Клоповник — помниться, Череп собирался потренироваться с ним... При упоминании серо-коричневого воителя тоска и отвращение к самому себе снова начали захватывать душу потрепанного котика. « Перестань себя жалеть! Успокойся наконец, ты будущий воитель! Сделай так, чтобы Череп мог гордиться тобой, глядя с небес! » Воплелап перевел взгляд себе под лапы и отвернулся, но тут же вздрогнул, почувствовав, как холодный нос ткнулся ему в плечо.
Ты не знал...
Горечь сдавила горло. « Но я-то догадывался! »
...Не знал, что так произойдёт. А если бы и знал – ни за что не сказал бы Миражу, либо предупредил каждого из нас заранее. Я верю тебе, Воплелап. Если кто-то жаждет предать, он предаст любым доступным способом.
Когда белый с коричневыми пятнами кот отстранился и отсел чуть подальше, коротколапый ученик встретил взгляд его желтых глаз. « Он тоже расстроен. Ему тоже плохо. »
Знаешь, если... Когда мы вернёмся в лагерь, мы удостоверимся в моих словах. Возможно, его просто оглушили, а я в пылу битвы не узнал истину. Не хорошо хоронить своих раньше времени, да?
Конечно, — глухо отозвался ученик прежде, чем собеседник отошел в сторону. Племя осталось без пищи, без крова, на холоде, и теперь только в лапах бедного Клоповника находилось дальнейшее здоровье племени, ибо Очередник, похоже, куда-то исчез. И единственное, что мог сделать Воплелап — посочувствовать. Проводив глазами удаляющуюся пятнистую спину, почувствовал, как сидевшая сбоку Ручей встрепенулась и сорвалась с места, забрав с собой своё тепло. Послышались охи, всхлипы. « Ещё один умерший... »
Солнцебок, который всё это время стоял и следил взором за уходящими фигурками предводителя с воительницей, развернулся и подошел к Воплелапу.
Эй, малец, ты не мог ничего изменить, даже если бы захотел. И прежде чем ты закатишь глаза из-за нотаций недокалеки, я вот что тебе скажу, когда я был оруженосцем, мой примерный наставник, которым по счастливому стечению обстоятельств оказался Мираж, скинул меня в воду, да так, что у меня спина треснула. И я знал, что мне всё равно никто не поверит. И молчал, хотя от моего решения не зависели жизни моих соплеменников, а надо мной не нависал огромный и опозоренный изгнанник. Скажи я об этом много лун назад, может, всё повернулось бы иначе. Не грызи себя, а лучше потрать силы на то, чтобы как следует тренироваться и надрать ему чёрный зад.
Вполуха прослушав речь белого воина, янтароглазый повел плечами и, когда тот завел разговор с Сивой, пошел в сторону кустов, черными шипами вырисовывавшимися посреди белой глади. Зайдя в самую гущу кустарника, тяжело рухнул, подняв в воздух белую россыпь снега, и, закрыв глаза, погрузился в сон.

+4

153

►С территории Речного племени

Лещик следовал за предводителем. Он особо не смотрел куда они шли и двигался с пустой головой. Буря эмоций сменялась на жуткую усталость и кот чувствовал, что сильно замерз. Лещик не знал сколько они так в тишине продвигались, но казалось, что это длилось целую вечность. Куда они пришли оруженосец понял, только когда они подошли к бревну, через которое можно перейти на остров советов. Он был тут только один раз. Кот никогда не думал, что придет сюда вне совета, но все получилось не так, как он ожидал. Попав на остров и посмотрев на соплеменников кот сразу заметил, что их куда меньше, чем было в лагере. Он пошёл по поляне высматривая своего лучшего друга - Черноклюва, но того не наблюдалось. Как и его братьев. Где они? - спросил сам у себя Лещик. Он особо не вникал, что происходит вокруг находясь в своем собственном мире. Кот не заметил ни то что предводитель начал, что-то говорить и чуть не пропустил, то как принесли Жемчужнолапку. Кот к тому времени уже эмоционально обессилил и почти ничего не испытывал, кроме грусти. Взгляд кота скользнул к очень хорошо знакомому объекту. Солнцебоку, который был его наставником. Несмотря на усталость, спать Лещику не хотелось. Да и надо было узнать, что да как. Прокашлявшись оруженосец побрел к своему учителю, который говорил с Сивой.
- Эй, Солнцебок! - воскликнул Лещик уже достаточно близко подойдя к наставнику и вновь закашлял.

0

154

лагерь небесного племени --->

Они разминулись. Серебро Звезд ушел в сторону лагеря грозовых соседей, а воительница, несколько мгновений посмотрев ему вслед, неспеша побрела в сторону их временного пристанища. С сожалением бросая взгляд на ровную водную гладь, синеглазка грустно отвела уши назад, понимая, что ей бы как настоящей речной воительнице было бы куда проще добраться до острова вплавь, нежели идти большой путь по кромке воды до бревна. Но сил не было. Желания не было.
Вообще, казалось, не было ничего. После ярких вспышек-воспоминаний о нападении на лагерь, к ним примешивались вспышки горечи при виде мертвого тела Жемчужнолапки, или от слов, что Череп погиб. Тряхнув головой, дымчатая воительница едва ощутимо ускорилась, завидев гладкий ствол дерева, перекинутый через воду. Задержавшись у него, серая приподнялась на задних лапах, уперлась передними и с видимым усилием подтянулась, забравшись на гладкую поверхность дерева.
Лапы предательски тряслись, то ли от усталости, то ли от наступающей болезни, о которой Ручей пока не задумывалась. Медленно, неторопливо, кошка каждым мелким шажком пробовала поверхность будто бы на надежность, выставляя подушечку лапы и нетвердо на нее ступая. Уже у самого острова воительница все-таки оступилась, оставив на гладкой поверхности борозды от коготков, но все же свалилась на мелководье. Брезгливо отряхнувшись от сковавшего холода, Ручей передернула задней лапой, сбивая последние капли, и вышла на тихий гул голосов соплеменников.
- Серебро Звезд скоро вернется, - поймав на себе вопросительные взгляды, тут же мяукнула серенькая, чувствуя, как дышать стало тяжелее. Нос забило, он пульсировал и будто бы стал горячим, и Ручей мысленно застонала: только этого не хватало.
- Мы были у Грозового племени, и у Небесного, и они все согласились нам помочь, - давая эту маленькую надежду, кошка чуть помотала головой, мол, все расскажет лидер.
- Клоповник? - обойдя лагерь по кругу, воительница подошла к целителю со спины в тот самый миг, как он звонко чихнул.
- Будь здоров, - дежурно мяукнула Ручей, ослабело присев рядышком.
- Мне нехорошо, трясет и знобит, - нехотя доложила серенькая, отводя взгляд в сторону, будто бы стыдясь.

+2

155

[NIC]Камышница[/NIC]
[STA]речная паникёрша[/STA]
[AVA]http://croper.ru/images/20180330kYf6ec8364W6qKfv_mZip8_large.jpeg?15826[/AVA]

Камышница обеспокоенно обходила соплеменников, то и дело нервно косясь в сторону оставшегося позади леса. Она была крайне напряжена. Уставшая, изомтанная, и полная обиды за поражение, кошка не могла перестать думать о возможном преследовании. Что взять с грязных бродяг? Вполне могут решить напасть вновь, даже после собственной победы. Ни стыда ни совети же...
Сама воительница серьезных ранений не получила, а всего лишь обзавелась парой глубоких царапин да ушибов. Те, бесспорно, изрядно побаливали, да и все мышцы ныли, но по сравнению со многими соплеменниками, Камышниа ещё легко отделалась. Оттого она и суетливо порхала от одного бойца к другому - силы помочь ближнему пока ещё были.
Предводитель, между тем, всё никак не возвращался в лагерь, что лишь прибавляло беспокойства.
Мало ли, ну кто знает, а вдруг умер, убили? Что тогда? Ох, помогите нам Предки, за что все эти беды? Как же мы без главы племени-то будем из этого барсучьего дерьма выбираться-то, а? - паниковала речная.
Когда Ручей в одиночку вернулась на Остров, Камышница округлила глаза и быстро посеменила к кошке.
Ой, Звёзды, где вожак - то наш, ай ай ай, вдруг случилось что?
Впрочем, Ручей ответила на её немой вопрос очень быстро, и черепаховая довольно закивала. Посидев ещё немного на месте, Камышница направилась к Клоповнику, к которому уже успела подойти соплеменница.
- Клоповник, надо сходить, да попробовать трав наскрести, что ли. Вдруг чего уже и проросло, Юные Листья-то уже начались, снежок тает. - торопливо заговорила кошка.
- Пойдём-ка быстрей, пока Серебро Звёзд не вернулся, а я тебе помогу. Бродить одному сейчас ай как небезопасно, сам знаешь. - настойчиво добавила воительница.
Целитель согласился на помощь, и они вдвоем поспешно покинули временное убежище.

→ Заброшеное гнездо двуногих

Отредактировано Мастер Игры (2018-03-30 01:21:40)

+2

156

Клоповник словно стал скалой, коей всегда видел Черепа. Он чувствовал себя неуютно, будто бы находился не среди родного племени – среди неизвестных ему котов. На душе скребли мыши, а по спине бежали мурашки. Кашель, которым Клоповник подавился минутами раньше, заставлял кота думать о чем-то страшном, безысходном.
Бегая глазами по тающему снегу, целитель то и дело дыбил шерсть и, казалось бы, не обращал внимания ни на что. Мир вокруг него умер, остановился, а затем решил, что пойдёт дальше, и на этот раз без него. Клоповнику было тяжело признавать истину – племя заболевало. Он стал одним из первых.
Когда Лещик закашлялся, бело-бурый резко повернул голову в его сторону, прищурился. Зрачки золотистых глаз уменьшились до таких размеров, что, казалось, и вовсе исчезли под давлением золота глаз. Осторожно осматривая речного оруженосца, Клоповник стал медленно подниматься. Но не пошёл к нему. Вместо этого дернулся к появившейся словно из неоткуда Ручей. Мудрая воительница, отправившаяся вместе с Серебром Звезд, вернулась одна. У Клоповника появилось слишком много вопросов, ответы на которые он не мог отыскать.
«Где наш предводитель? Почему ты одна? Он остался? Если бы что-то случилось – ты бы принесла новости. Не укрыла бы от нас»
Ручей не утолила его любопытство, сказала лишь то, что предводитель скоро вернется, и что контакт с Грозой и Небом был налажен. Целитель же заелозил на месте в нетерпении. Ему надо было знать больше – слишком много случилось за последние несколько дней, и новые сюрпризы, по мнению Клоповника, не принесут ничего хорошего. Тем не менее, поток вопросов он удержал, закусил язык, проследил за воительницей. А затем, будто бы подтверждая свои самые страшные мысли, чихнул.
- Спасибо, милая Ручей, - пробормотал он под нос, совершенно не обрадованный ситуацией. Как целитель, он чувствовал, что хворь постепенно пробирается в его племя, но без трав он был совершенно как без лап. Кот мог бы посоветовать – погнать палками – отправиться в теплое убежище, но такового не было. У них не было ничего – только поляна, на которой обычно проходил совет племен. И, видят Звезды, даже здесь коты не способны укрыться от реальности. Даже здесь, под взглядами погибших воинов, Речное племя продолжает страдать: сначала от одиночек, а теперь уже и от наступающей болезни.
- Это плохой знак, - растерянно простонал целитель, сделал шажок поближе, дабы коснуться тела воительницы: - Я также заметил, что нескольким котам племени также нездоровится. Возможно, дела еще хуже, чем мы ожидали. Но без трав я...
Он замешкался, когда услышал торопливый голос Камышницы. Прижав уши к голове, целитель перевел взгляд на другую соплеменницу и тотчас кивнул ей – размышлять некогда.
- Ты права. Нам надо идти и найти хотя бы что-то, чтобы обезопасить, пусть и не полностью, соплеменников.
Про себя он, естественно, умолчал, пусть и замечал за собой первые признаки подступающей болезни – сейчас целитель должен думать больше о племени, чем о себе. И если у целителя нет трав, то единственное, что он может сделать – отправиться искать их. По крайней мере, так Клоповник делал вместе с Очеретником, когда кудреватый кот был жив.
- Не стоит медлить.
Он сказал это больше себе, чем Камышнице или Ручей, но взгляд глаз был прикован к серебристой кошке. Задумчиво покусав губу, Клоповник прижался своим теплым бочком к голубоглазой кошке, будто бы надеялся, что это полуминутное прикосновение сможет хотя бы немного согреть её. Затем подумал, шмыгнул носом и продолжил гнетущие его мысли:
- Ты сегодня сделала очень много хороших вещей. Постарайся найти место посуше – если такое здесь возможно – и отдохнуть. Болезнь может прогрессировать. И, Ручей, береги себя.
Он зажмурился, но отступил от соплеменницы, взмахнул хвостом и побежал рядом с Камышницей. Ему нельзя мешкать.

заброшенное гнездо двуногих.

+6

157

Ждать предводителя было, прямо скажем, не слишком-то уютно.
Малютку он отправил отдохнуть - да и давно было надо, без вот этих всех твоих штучек! Оставалось только ждать и присматривать, чтобы всё было в порядке - насколько оно, Звездоцап подери, вообще могло быть сейчас.
Отлично, Лбешенька, расчудесно просто! Что вообще может быть в порядке после того, как вас выгнали, как паршивых тараканов,
из родного лагеря, у тебя погибла вся семья, а ты на горестях совратил свою ученицу? Да что это я, что вообще могло пойти так, это же ты! Ты вечно превращаешь в грязь всё, до чего дотрагивается твоя лапа!

От намерения пойти и попытаться если не утопиться, то хоть замёрзнуть до Кашля его спасало только созерцание соплеменников, большинство из которых дремали - беспокойно, неприютно. Тихо-то как, вон, даже рыба не плещется. Пошла спать и вернувшаяся Ручей. Выглядела она паршиво, но это он оставил Клоповнику, который и вправду решил отправиться за травами, прихватив себе в помощь кого-то из соплеменников, отправился выкапывать из-под мокрого снега какую-то весьма сомнительную в своём существовании мяту.
Было тихо. Ему нужна была сейчас эта спокойная, мирная тишина. Оставалось только ждать, пока вернётся предводитель - и Толстолобый ждал, пока знакомая серая шкура Серебра Звёзд, которого он уже не называл шутливыми прозвищами, потому что не осталось никаких сил, покажется на той стороне.
- Ручей сказала, что ты заключил союзы, но не обмолвилась даже, чего нам-то делать. - Вышло неприветливо, но он слишком устал, чтобы размениваться на сантименты, да и Серебро Звёзд выглядел так, словно потерял все оставшиеся жизни и полежал пару дней на солнцепёке Зелёных листьев.

+3

158

→ Лагерь Грозового племени


Уже знакомая дорога назад тянулась невыносимо долго. Серебро Звёзд то и дело останавливался, прислушивался к звукам леса, надеясь не услышать шума битвы и криков. Кот не знал, что можно было ожидать от банды, и это непривычное чувство неопределённости мучала речного. Он не застывал надолго, и раз за разом срывался с места едва удостоверяясь в том, что все спокойно. Долгая дорога, утомительные переговоры, а также отсутсвие сна и пищи ужасно утомили пятнистого. Он буквально валился с лап, то и дело спотыкаясь об упущенные из виду корни деревьев и лежавшие на земле ветки. Холод не бодрил, а напротив, усыплял. Морозный ветерок тихо шептал в ухо, призывая прилечь на землю, свернуться калачиком, и сладко вздремунть. А проблемы, что до проблем? Всё пройдёт, всё наладится, стоит лишь слегка отдохнуть... И Серебро отчаянно сопротивлялся заманчивой идее, из последних сил упорно шагая вперед и не давая голове безвольно упасть на грудь.
Так он и дошёл до убежища - спотыкаясь, сбивчиво дыша, и то и дело едва не засыпая на ходу. Стоило Серебру Звёзд появится на острове, как верный глашатай тут же подскочил к нему с вопросами. Не в силах больше стоять, пятнистый практически рухнул на снег.
- Всё спокойно, все живы? - первым делом спросил кот, не сразу отвечая на фразу Толстолобого.
Всё еще пытаясь перевести дыхание, вожак перевернулся на спину и теперь взирал на соплеменника снизу-вверх, будто маленький котёнок, рассматривающий рослого воина.
- Грозозвёзд предложил нам убежище, мы все выдвигаемся туда, нужно чтобы Клоповник ... подожди, где он? - проговорил Серебро. Выслушав историю о том, что врачеватель отправился на поиски трав в сопровождении Камышницы, вожак продолжил : тогда возглавляй патруль ты, и веди племя в грозовой лагерь. Медлить не стоит, пока наш союзник не передумал, а пол клана не замерзло насмерть. Я дождусь отряд, и пойду за вами, как только те вернутся.

+2

159

Кошка, казалось, пролежала с закрытыми глазами несколько часов, а прошло не многим более пары минут. Приоткрыв болезненно слезящиеся глаза на подошедшего к ней. Клоповника.
- Да, он скоро вернется, - невпопад буркнула уставшая кошка, которой хотелось просто лечь, где лежала, и уснуть на пару лун. Голова наливалась свинцом, и к своему стыду серенькая не уловила большую часть речи юного целителя.
- Клопов... ник, извини, братец, но я так устала...
- Ты сегодня сделала очень много хороших вещей. Постарайся найти место посуше – если такое здесь возможно – и отдохнуть. Болезнь может прогрессировать. И, Ручей, береги себя, - шепнул ей буро-белый кот. Приоткрыв глаза, воительница слабо улыбнулась Клоповнику и его спутнице, с облегчением закрыла глаза снова и свернулась в тугой клубочек. Зарывшись сухим, тяжело дышащим носом куда-то в область бедра, синеглазка задремала, изредка вздрагивая всем телом.
А после услышала голоса, как сквозь толщу воды. Болезненно приоткрыв веки, речная воительница сфокусировала взгляд на пятнистом предводителе, который выглядел уставшим, но все-таки целым и невредимым.
Приподняв брови, чтобы хоть как-то прийти в бодрствование, Ручей пошевелилась и едва не застонала от ломоты в лапах. Приблизив переднюю лапу к носу, серая зализала потрескавшуюся, сухую подушечку, понимая, что все-таки взяла и заболела.
- Грозозвёзд предложил нам убежище, - вырванная из контекста фраза заставила воительницу навострить ушки. Убежище? Славно, ученики и котята смогут...
И снова от осознания камнем упало сердце: котята все остались там.
А пятнистый продолжал:
- Тогда возглавляй патруль ты, и веди племя в грозовой лагерь. Медлить не стоит, пока наш союзник не передумал, а пол клана не замерзло насмерть. Я дождусь отряд, и пойду за вами, как только те вернутся, - распорядился предводитель. Чувствуя острое нежелание вставать, и тем более - плыть, Ручей вывалила передние лапы перед собой и неспешно поднялась, ощущая предательскую ломоту.
Поравнявшись с Толстолобым и тихонечко прижавшись плечом к плечу в знак поддержки, Ручей оглянулась. Сивая, Солнцебок, Воплелап... Осмотрев каждого из соплеменников, речная пошла следом за глашатаем, всей душой надеясь не свалиться с бревна в воду.

---> лагерь грозового племени

+3

160

Все происходило как во сне. Казалось бы, сейчас совсем не время и не место для нежностей и таких откровенностей. Племя изгнали, коты ослаблены, котята остались в лагере, и некоторые воины погибли. В том числе и сын Толстолобого. Признаться, Малютка почувствовала себя, в какой-то момент, очень неправильно, будто она склоняет его забыть обо всех проблемах ну очень неприемлимым способом. Но останавливаться было уже поздно. И не она это начала, хоть и была не против.
Глашатай слез с нее, а она прижалась к его плечу. Они просидели так еще немного, а потом он отправил ее отдыхать. Кошечка буквально валилась с лап, а тут еще внезапная физическая, хоть и очень приятная, но все-таки нагрузка. Она лизнула его на прощание в щеку и пошла искать наиболее сухое и защищенное от ветра место для сна.
Сухие камыши казались наиболее удобными, поэтому наскоро оторвав несколько стебельков, она сложила их и улеглась сверху. Сон настиг ее мгновенно.
Трехцветной не снилось ничего. Показалось, что она вообще только закрыла глаза, и сразу же кто-то пихнул ее лапой, мол, не разлеживайся - уходим. Тело неприятно ломило, будто бы и не отдыхала вовсе. Лапы сводило, кажется, такого никогда и не было с ней. И если она сейчас начнет нюни распускать, то какая из нее воительница, что ноет при первой сложности и усталости? Кошечка огляделась, не видит ли ее кто-то. Но, все заняты собой. Тяжелый вздох, что заканчивается покашливанием. В горле неприятно ссадит. Но Малютка списывает все на усталость. Вот бы сейчас теплую палатку да мышку свежую. Или рыбку. Да что угодно. И вот тогда бы все хорошо было бы.
Поднимаясь на лапы, кошечка отметила небольшое головокружение, но немного постояв, двинулась за соплеменниками.
--> лагерь грозового племени.

+4


Вы здесь » cw. дорога домой » земли предков » остров советов