cw. дорога домой

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » речное племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 181 страница 200 из 259

1

http://s9.uploads.ru/GWnsP.png


Главная поляна Речного племени – открытое светлое пространство, где всегда кипит жизнь. Сердце лагеря, которое воители будут защищать до последней капли крови, располагается на берегу небольшого пруда, куда впадает река, являющая главным источником пропитания. С самого рождения котята окружены стихией, благодаря которой их племя получило своё имя. Сам лагерь по периметру от пруда преграждён густыми зарослями камыша, что защищает от ветра и любопытных глаз. С другой стороны над лагерем возвышается огромная каменная скала, в основании которой располагаются палатки предводителя и целителя, а чуть поодаль, у подножия, и жилища всех остальных членов племени. Речные воители постарались, переплетая ветки камышовых зарослей с осокой и плетьми ежевики, бережно обрывая колючки, особенно в детской, дабы молодняк не поранился. Свои палатки коты украшают перьями водяных птиц, блестящими чешуйками, камушками и раковинами, что найдутся на берегу пруда. Одним словом, лагерь Речного племени – это прекрасно защищенное и уютное место, надёжно скрытое от глаз недоброжелателей.


+1

181

Бежевичка, устремив окрыленно-влюбленный взгляд на Серебро Звезд, тихонько вздохнула себе под нос, решая, что о таком коте ей только мечтать и мечтать. В силу своего возраста она была максималисткой, однако краем души понимала, что далеко ему не ровня, а это значит, что он обратит внимание лишь в том случае, если она покорит его прилежным поведением или успешной учебой. И кошка, вновь вздыхая, пообещала себе, что будет стараться изо всех сил, чтобы стать лучшей в племени. Чтобы Серебро Звезд восхищался ею, обращал внимание и, о Великие Звездные Предки, звал отобедать с собой. Полосатая могла представить с особой яркостью, как в ее мечтах он важно кивает ей и зовет отужинать рыбки, что он поймал.... Смутившись мыслям, кошка переступила с лапу на лапу и затрясло головой, краснея от кончиков ногтей до кончиков лап. Она вовсе не хотела думать о подобном!
Так или иначе, предводитель покорил сердце маленькой Бежевички. Особенно ярко ее покорило то, как невероятно сдержанно и умно проигнорировал выпады в его сторону, как с его ровным словом наступила звенящая, покорная, но такая несогласная тишина. Словно дикая птица, что, кажется, затихла в лапах, но ждет мгновенья, когда отвлечешься и... Вот она взлетит в яркие необузданные небеса. И бей не бей лапами воздух, не поймаешь больше.
Перед лицом многоликих звезд Серебро Звезд торжественно назвал имя нового Глашатая. Словно бы переводя тему, требуя отпустить возмущения и встретить радостными возгласами Толстолобого, рокотал, словно гром, не иначе, достойный предводитель Речного племени. Бежевичка заразилась этой радостной и счастливой атмосферой и ей на миг показалось, что это не Толстолобому выпала такая великая честь, а именно ей.
—  Каждый из вас может в любое время потревожить меня, если будет необходимость поговорить. Не обязательно лишь только по глобальным вопросам, —  прежде чем спрыгнуть со скалы, произнес серебристый кот, и если бы Бежевичка не обладала каплей сдержанности, то завизжала бы от счастья, решив, что может приходить к нему каждый день и каждую ночь. Поговорить, спросить, угостить свежей собственной рыбкой... Ах, мечты! Серебро Звезд даже и не понимал, какой приговор себе только что подписал.
Собрание окончено

Бежевичка хотела было рвануть следом за котом, как только он пошел к себе, но Оцелотка опередила ее, и котенок осталась сидел на поляне, дуясь словно еж. Это она должна была первой побывать наедине с Серебро Звезд! А не его полосатая сестра... Распушившись, кошка подулась с минуту, а затем, вспомнив, что еще не бывала в палатке оруженосцев на полных правах, рванула на всех парах туда, чтобы убедиться в том, что ей готова подстилка и что ее нужно передвинуть куда-нибудь в более удобное местечко...
---> Палатка учеников

Бежевичка бежала с радостным смехом за яркой голубой бабочкой, что светилась в сумерках алого заката. За ней спокойным, но быстрым шагом шел Серебро Звезд. Бабочка, словно путеводитель, вывела кремовую на озеро. Солнце медленно закатывалось за горизонт и озаряло кровавым цветом все окружающее. Даже Серебро Звезд был с каким-то бардовым отливом, лишь глаза оставались неизменно желтыми, словно в них все еще были теплые лучи солнца. Бежевичка вновь устремила взгляд на ровную гладь воды, не отрываясь ни на мгновенье, чтобы узреть каждое движение воды, увидеть каждую стрекозу прочувствовать всю невероятно тяжелую и напряженную атмосферу. Ели медленно раскачивались то в одну сторону, то в другую, а вода оставалась такой же ровной и неизменной. Солнце уже давно село, рухнуло вниз, и мир словно бы замер, наливаясь кровью... И Бежевичке вдруг стало так невероятно безутешно грустно, что она стала смеяться. Стало так тяжело на груди, что кроме сумасшедшего смеха ничего не осталось. И она смеялась. Смеялась и тонула в алой воде, захлебываясь не то водой, не то хохотом неизбежности.

---> Главная поляна
Сердце ухнуло куда-то вниз. Подскочив на подстилке, кремовая оглядела соплеменников, узнавая знакомых и друзей. Было страшно, ведь сон показался невероятно реальным. Сглотнув и размеренно вздохнув и выдохнув, зеленоглазая потянулась, чувствуя дикое облегчение от осознания, что это всего лишь с о н.  Не теряя ни минуты, полосатая выскочила на главную поляну, чтобы наконец отправиться на утреннюю тренировку. Но покрутив головой, новоиспеченный оруженосец поняла, что ее наставник отсутствует на поляне, а ведь все уже собираются! Как же она будет одна?
—  Веролом, ты не видел Чертополоха? Я думал, меня начнут гонять еще в состоянии сна, а его...
Услышав такую же проблему, за исключением того, что кремовой нужен был Серебро Звезд, кошка подскочила к Шипу и пихнула его дружески в бок.
—  Я тоже ищу Серебро Звезд! —  мяукнула она, лучезарно улыбаясь. —  Но он, кажется, занят. Давай вместе искать Чертополоха? О, —  заторможено обратив внимание на Веролома, кремовая ему кивнула несколько раз, все также весело и мило улыбаясь. Казалось, что она просто не умеет не улыбаться и не сиять от счастья. — Здравствуй, Веролом! Как вам эта ночь? —  услужливо, но не настаивая спросила она обоих котов, пытаясь неумело продолжить разговор и не чувствовать вину за столь эмоциональное появление в их диалоге. Быть может, по ней было и не видно, но кошке моментально стало стыдно за свой порыв.

Отредактировано Бежевичка (2017-08-21 00:18:15)

+3

182

Веролом привык всегда быть настороже, никогда не расслабляться и ожидать подвоха в любой момент. Так и сегодня утром, в процессе умывания, кот то и дело осматривал поляну на предмет недругов. Впрочем, в понимании Веролома этих самых недругов у него было выше крыши: почти всё племя. Однако когда котик особо увлекся вылизыванием грудки, его и настиг Шип. Оруженосец неожиданно ударил лапами серого по его филейной части, и сильно напугавшись своего невидимого неприятеля, Веролом подскочил, перегруппировавшись и встав на все четыре лапы. Оруженосец открытым взглядом уставился на воителя и абсолютно спокойно произнёс:

Утра! Веролом, ты не видел Чертополоха? Я думал, меня начнут гонять еще в состоянии сна, а его...

Веролом коротко отдышался, сбрасывая с себя испуг, а затем недовольно уставился на Шипа.

Ученик решил на меня поохотиться? Замечательное воспитание, дожили, день когда меня до седых мотыльков пугают оруженосцы настал. 

Твоя манера приветствия не располагает к общению. – Раздражённо выпалил Веролом, стоя прямо напротив ученика, и чувствуя как его лапы буквально пульсируют от пережитого испуга.

Кот осмотрел оруженосца и развернулся, не желая продолжать диалог. Подошедшая к своему другу бежевая ученица, имени которой кот не мог вспомнить, была неподдельно счастлива и игрива. Воитель через плечо холодно осмотрел маленькую кошечку, и проигнорировав её приветствие, развернулся и направился к выходу из лагеря. Веролом оглядел поляну в сотый раз, прикидывая, сколько соплеменников могли видеть его позор.

Напуган оруженосцем. Вер, насколько же ты смешон. Что ж, иди и смеши рыбу в речке, она хоть тебя не напугает.

Молодой воитель понимал, что многие его страхи необоснованны. Если Серебро Звёзд позволил ему остаться в племени, значит он видит, что Веролом может реабилитировать себя. И если это так, то коту в действительности стоило бы приложить больше усилий для сближения с соплеменниками, но честно говоря, он просто слишком часто оглядывался назад. Веролом так и не понял в ту страшную ночь, кто так жестоко решил проучить его, сына узурпатора. Быть может, одним из тех заговорщиков в палатке, был сам Чертополох? Так или иначе, само имя чёрного воителя вызывало у Веролома странное чувство раздражения.

Опустив взгляд к земле, воитель выдохнул, и вышел из лагеря, намереваясь заняться добычей завтрака.

заводь

+2

183

Прошло всего-навсего несколько минут, и рядом нарисовалась Серолапка: тихая, бесшумная, учтивая.
Дерганая.
Удивленно моргнув с занесенной ко рту лапой, Ручей оценивающе-обеспокоенным взглядом осмотрела Серолапку, невольно сжав зубы. Это до чего ж нужно было довести оруженосца, чтобы сделать из неё такое... такое испуганное создание.
- Приветствую, Ручей. Сегодня чудесный день для занятий, не так ли? С чего начнем? - вежливо и учтиво. Опять. Что ж, уважение, возможно, и правильная черта, которую привил Серолапке её предатель-наставник, но с этим нужно было что-то делать.
- Доброе утро, - кивнула кошка, поднимаясь и отряхиваясь с головы до кисточки хвоста, которой в конце Ручей резко дернула.
- Пойдем к старым ивам, - потягивая передние лапы, сообщила воительница.
- Нужно понять, что ты уже умеешь, а чего к посвящению не хватает, - коротко, даже чуть ободряюще улыбнулась кошка, поведя ухом назад, а после и повернувшись в сторону шороха. Толстолобый изволил проснуться! Весело скривив губы, кошка хотела незаметно пнуть глашатая, но тот поспешно пошел собирать патруль.
- Мы с Серолапкой поохотимся заодно. Посмотрим, как она готова к сезону Голых Деревьев, чтобы ловить не только рыбу, - и, резво кивнув ученице, мол, следуй за мной, Ручей потрусила к деревьям и на выход из лагеря, предвкушая хороший, продуктивный день.

----> старые ивы

+1

184

От наставницы Серолапку на миг отвлек выбравшийся из палатки Веролом. Она невольно заулыбалась как дурочка при виде молодого воина, украдкой бросая на него быстрые взгляды. Серый воин вызывал в кошечке бурю непонятных, но вгоняющих в краску эмоций, а приятная дрожь, берущая начало где-то в груди, приятной волной растекалась по телу. Выглядел он как всегда напряженным и настороженным, в любой момент готовый то ли дать отпор, то ли просто убежать.
Ученицу немало напрягла и встревожила его реакция на безобидное нападение Шипа. Да, полосатый котенок был тем еще озорником, но чтобы так его испугаться... Кошечка тряхнула головой: да уж, предательство соплеменников действительно оставило глубокую рану в сердце и разуме молодого кота. Остается надеяться, что время и забота помогут ему излечиться.
"Я помогу. Я обещала."
Твердо решила про себя Серолапка, с усилием возвращая внимание наставнице и в глубине души надеясь, что та не заметила ее несвоевременной отрешенности.
- Нужно понять, что ты уже умеешь, а чего к посвящению не хватает, - Ручей одарила свою ученицу короткой, но ободряющей улыбкой, за что та была безумно благодарна серой воительнице. Кошечка выпрямилась и, уважительно кивнув собирающему патруль Толстолобому, направилась следом за наставницей.

--->Старые ивы.

+1

185

Поляну медленно, но верно наполняли коты, что вылезали из палаток. В такую рань Малютка редко выходила из детской. Это время суток было для того, чтобы досмотреть остаток сновидений, а позже, сладко потянувшись, поиграть с другими котятами или помечтать о предстоящем посвящении. К слову, к нему-то кошечка была абсолютно не готова и представляла его себе совершенно по-другому. В ее мечтах не было этой суматохи, она не стояла перед предводителем и своим наставником с растрепанной шерстью и с привкусом мха во рту. Но, не смотря на все сюрпризы, что преподнес ей вчерашний день, она была рада, что все вышло именно так. Зато будет что вспомнить и рассказать котятам, когда Малютка станет воительницей.
Толстолобый обеспокоенно посмотрел на ученицу, когда та неуклюже плюхнулась с камня, однако, никакого особенного дискомфорта падение кошечке не доставило, поэтому она лишь кивнула ему отряхнувшись.
С ними шла Каштанка. Об этой воительнице Малютка толком ничего и не знала, так как из воителей общалась только с Толстолобым, но заведомо каждый старший соплеменник вызывал у котенка чувство восхищения и уважения. Конечно, были такие кадры как, например, Лаванда, которая всем своим поведением показывала свое воспитание, от чего у Малютки, как ни странно, не появилось какого-то резко негативного чувства. Лишь нежелание быть похожей, общаться и обращаться за советом. Хотя внешность ей досталась знатная. Но, на одной красоте далеко не уедешь. В Речном племени уйма красавиц, однако, миловидная внешность была у них в купе с воспитанием и хорошими манерами. По крайней мере, ученица так считала.
Кошечка кивнула Каштанке в знак приветствия и двинулась за наставником.
--> границы

+2

186

Конечно, глупо было ожидать, что именно сейчас наставник и выйдет, стоило мне о нем спросить, но я всё же поглядывал в сторону, дергая одним, вторым ушком. Нет, тишина и неприметность просто из-за того, что Чертополоха не было в лагере- весь итог, что удалось мне насобирать. Досада редкой росой собиралась на сердце, но я успешно проигнорировал бы её, если не...
Реакцию Веролопа я практически пропустил мимо себя. В том плане, что ни смешка, ни ехидно сверкающего взора не предложил, ведь оное мне было не нужно. И когда серый кот проскрежетал ответ, я резко обернулся, уставившись на него более чем растеряно и непонимающе.
"А что я такое сделал?"
Но воин смотрел на меня так, словно убить на месте ему мешал воинский закон ни только. И шерсть на загривке медленно поднималась в ответ на его взор ненависти, зажигая вызов в синиве в ответ. Обида опасной гадюкой поднималась, недвусмысленно шипя. Если я не был виновен, но делался оным в глазах других, неоправданно и за зря, то...
- А твоя жопа к дружбе! - выдал я, ощерившись и едва не сплюнув - не догадался. От безмятежности ни следа ни осталось, я обиды не забывал и не прощал, а раз Веролому так хотелось видеть во всем племени врагов - он их успешно и наживал.
— Здравствуй, Веролом! Как вам эта ночь?..
Конечно, кот даже не соизволил дернуть ухом. Куда ему до каких-то оруженосцев, да?
- Да пошел он, топиться, кость ему в горло, - фыркнул я, поворачиваясь к подошедшей Бежевичке. В синем взоре горели такие злоба и ярость, какие досели едва ли могли видеть соплеменники, которая вообще едва ли могла принадлежать новопосвященному оруженосцу без одной ночи котёнку. Но они там были и весьма правдоподобные, а распушенная шерстка и загривок лишь закрепляли эффект...
Впрочем, не на долго.
- Не трать на него время, - упрямо дернул я головой, стряхивая наваждение, да и голос стал заметно более узнаваемым. А со следующей фразой и глаза приобрели приятную глубину синевы, привычную и надежную, хотя и опасную, как всякий водоем "без дна". - Обойдется. Говоришь, Серебра Звезд тоже не видать?.. - задумчиво пробормотал я, закусив губу. Что же выходило, два оруженосца совсем-совсем без присмотра?
"Какой же это непорядок..."
- А давай сами сделаем обход территорий! - выдал я, дернув хвостом. Коготки еще цеплялись за землю - ответная реакция на поведение Веролома, - словно готовя лапы к быстрому старту. - Ты уже была за пределами лагеря? Можем обменяться знакомыми местами и выйти к границам, а по пути... Ну, по пути что-нибудь придумаем, - уверенно кивнул я, ни в одном слове своем не сомневаясь и не давая усомниться бежевой ученице, едва заметно, но заметно ей улыбнувшись.

+3

187

Не сразу до Бежевички дошло, что Веролом сегодня, впрочем, как и всегда, не в настроении. Но не могла кремовая предать свое радостное поведение, не могла не выглядеть хорошей девочкой при окружающих. Она позволяла себе грубые и холодные мысли в голове, но не позволяла, чтобы хоть кто-то узнал о том, о чем она думает. И сейчас, тускло улыбаясь вслед грубому коту, кремовая в мыслях отправляла кота в пешее дальнее, да чтобы он и не вернулся. И, невинно хлопнув зелеными глазенками, повернулась к Шипу, качая головой, дескать, ну что с него взять. Тот выглядел очень злым, и кошка в глубине души подумала, что не должна вести себя также и опускать до открытых эмоций, так как потом многие будут недовольны ей. Лучше прелестно улыбаться и тихо подкладывать колючки в подстилку.
Да пошел он, топиться, кость ему в горло, — фыркая, пробурчал оруженосец, и Бежевичка грустно закивала, словно бы была расстроена поступком Веролома. На деле она постепенно осознавала, что лучше не идти на открытый конфликт с соплеменниками, а особенно со старшими.
Может колючка под хвостом застряла, — пытаясь как-то обосновать поведение серого, пожала плечами кошечка, смотря на выход, там, где скрылся хвост вредного воина. Выглядела полосатая сопереживающей и огорченной его резкостью.
Не трать на него время, — дернув головой, посоветовал Шип, и Кремовая обернулась к нему, лучезарно улыбаясь, будто бы и ничего не было. Хлопая глазами, полосатая могла заметить, как меняются синие глубокие глаза кота. Он был одним из немногих, у которых глаза говорили больше, чем все остальное тело. И, поражаясь в душе, за выражением непонимания на мордочке, зеленоглазая думала о том, что не хочет, чтобы по ее глазах можно было прочитать настоящие, живые эмоции. Но... На самом деле, ученица и сама не понимала, где есть она настоящая.
Обойдется. Говоришь, Серебра Звезд тоже не видать?... — спросил Шип, и кремовая на всякий случай еще раз обвела главную поляну глазами, чтобы убедиться, что Серебра Звезд не видно.
Кремовая покачала головой.
Нет, увы.
А давай сами сделаем обход территорий! Ты уже была за пределами лагеря? Можем обменяться знакомыми местами и выйти к границам, а по пути... Ну, по пути что-нибудь придумаем, — предложил полосатый синеглазый ученик, и Бежевичка подумала, что она могла бы его назвать... красивым. Такие идеи и мысли восхищали кошку, и она бы многое отдала, чтобы вместе сорваться в путь, но...
Звучит очень заманчиво, но я думаю, что наша пропажа обнаружится, а я вообще не хочу подводить Серебро Звезд, - кошка провела лапой по шее и вытащила язык, показывая, что ее ожидает. — Я бы с радостью, но, наверное, сейчас не лучший момент, — кремовая поежилась, с сожалением признаваясь себе, что она отказывается от такой соблазнительной прогулки только ради Серебра Звезд. Вздохнув, ученица посмотрела на небо.
Красиво. Пойдешь один или вместе будем прирастать тут к земле в ожидании наставников? - хехекнув, кремовая лучезарно улыбнулась Шипу. — Так как тебе новое звание? Что чувствуешь? Поделишься? — в вечной улыбке спросили губы, дернулся розовый носик и с интересом взглянули глаза.

+1

188

-------граница речного и ветра

Лагерь встретил патрульных тишиной, но не зловещей, а уютной, как мягкая подстилка.
Ты можешь думать хоть о чем-то, кроме еды и сна? Эти самые, метафоры-то какие подбираешь, любо-дорого слышать сердцу лентяйскому...
Впрочем,его мысли о еде уж никак не могли быть не ко времени - и макового семечка во рту с утра не было... и хорошо, вот только маковых семян ему в этой жизни и не хватало для полного счастья! Глашатай, витающий в облаках и болтающий с шестилапой рыбой сиреневого цвета о всяких там высоких идеях - вот то, чего не хватало Речному племени!
Говорят, коты, чересчур налегавшие на эти мелкие черные крупинки - да что там  есть, тьфу, и на один зуб не попадет! - со временем никак не могли без этих семечек обходиться, как без еды или сна. Злыми они становились, дёргаными, кричали почем зря... Вот потому - то целители и не выдают семена мака кому попало - братец Очеретник как-то болтал с ним про травки, а Толстолобый, глупая его голова, запомнил перво-наперво про маковые семена и мяту, ну еще про смерть-ягоды, конечно, только их речные коты не использовали. Правильно то или нет, глашатай решить для себя не успел - впереди замаячила куча с добычей, и он едва сдержал свои толстые лапы - уж больно хотелось броситься в кучу и зарыться в нее мордой, заразительно чавкая.
Прекрасный пример, дурак-Толстолобый. Только не хватало перед ученицами барсука блохастого изображать! 
- Я вижу там подходящую рыбину, - сказал он вслух вместо этого, сглатывая голодную слюну, - должно хватить на троих. Не откажетесь спасти меня от страшной смерти от обжорства?

+5

189

Старые ивы ----->

Возглавляя маленький патруль серых кошек, Ручей первой вошла в лагерь: взбудораженная, чуть взлохмаченная, но глаза сияли, а хвост - трубой. Весь вид молодой наставницы говорил о том, что она крайне довольна и первой тренировкой с Серолапкой, и ученицей в целом.
- Как границы, Толстолобый? - по пути задев плечом плечо соплеменника, ощутимо так (их частое приветствие), Ручей добродушно глянула на его подопечную.
- Все понравилось? - дружелюбно поинтересовалась у Малютки синеглазая кошка, подняв голову на свою ученицу.
- Обязательно поужинай. Думаю, Серебро Звезд возьмет тебя на Совет, - улыбнулась Ручей, давая Серолапке вольную, а сама осталась рядом с глашатаем и его компанией, приглашая и Сивую присоединиться.
- Кстати, предводитель, - так непривычно было Серебряка называть "предводителем"! - еще не говорил, кого возьмет с собой на Совет? - наконец обращая внимание на свой внешний вид, спросила у присутствующих синеглазка, мерно и размеренно прилизывая шерстку на грудке.
- Мы вот сегодня с Сивой отрабатывали прием, чтобы Серолапка отбивалась сразу от двух воителей. Еще пара таких тренировок, и она зашугает весь лес! - чуть рассмеялась кошка, похваставшись успехами её маленькой компании. Уже темнело, и постепенно коты возвращались в лагерь, чтобы поделиться новостями и собраться на Совет Племен.

+3

190

--> Граница Речного племени и племени Ветра
Малютка весело шагала чуть позади наставника. По телу разливалась приятная усталость и осознание того, что сейчас она сделала что-то полезное для племени и узнала что-то новое, сильно подбодряли. Показался вход в лагерь и она, почти как взрослая, легко проскользнула в него и вышла на поляну почти как взрослая. Маленькая взрослая.
Взгляд скользнул по морде Толстолобого, отметив, что у него очень красивые, завораживающего цвета глаза. Кивнув на предложение перекусить, кошечка бодро мяукнула:
- Я принесу! - и побежала в сторону кучи с добычей.
В это время, на поляну вышли Ручей, Сивая и Серолапка. Первая заговорила с глашатаем, а пестрая лишь схватила рыбину и тенью проскользнула мимо них, опустив тушку около лап взрослых. Серебристая чешуя переливалась под солнечными лучами. Живую рыбу Малютка еще никогда не видела. Но Толстолобый обещал взять ее на охоту, поэтому знакомство с живой добычей не за горами.
Она подняла глаза на Ручей не понимая, к ней ли обращаются или нет. Воительница смотрела на мелкую пеструю ученицу, значит к ней.
- Да, очень! - мяукнула крошка, опускаясь на землю, - Не думала, что все племена настолько разные, - задумчиво обнимает пушистым хвостиком передние лапы, - Не терпится посмотреть на чужих котов в живую. - смущенно опускает глаза.

+2

191

граница с племенем Ветра>>>

Наконец-то. Впереди показался лагерь. Каштанка немного отстала, неторопливо шагая за соплеменниками и с интересом оглядывая родной лес. Она нечасто ходила в патрули, поэтому слегка устала и не хотела нестись в лагерь сломя голову. Кошка подставляла бока солнцу, пробивавшемуся сквозь листву и золотившему её шёрстку. Был уже полдень. Нет, даже вторая половина дня, солнце уверенно клонилось к закату. А значит, совсем скоро Серебро Звёзд огласит список воителей, которые отправятся на Совет. Если ещё этого не сделал. Хотя он, наверное, предпочтёт дождаться глашатая. Решив, что так оно и будет, Каштанка неторопливо шагала через лес по тропинке, ведущей в лагерь, не упуская из виду шествующих впереди Толстолобого и Малютку.
Вошла она чуть позже них. На поляне было негусто. Неужто все пытаются выслужиться перед новой верхушкой и быть на хорошем счету? Эх. Каштанка обернулась на предложение бывшего наставника.
- Одна из немногих благородных целей, которой я готова посвятить свою жизнь, - мурлыкнула Каштанка и уселась рядом со здоровяком, довольно наблюдая, как Малютка быстро смоталась до кучи с дичью и вытащила оттуда рыбину.
Её действительно хватило бы на троих (или на двоих с половиной, Каштанке думалось, что Малютка совсем немного ест), и воительница подивилась, как проворно ученица доставила рыбку наставнику.
- Кажется, Малютка нашла верный путь к твоему сердцу, - усмехнулась Каштанка.
Воительница опередила голодного глашатая и первая оторвала от рыбы кусок, пока Толстолобый отвлёкся на пришедшую с тренировки Ручей. За серой кошкой показались её спутницы, такие же серые. Надо же, может, Серебро Звёзд в выборе наставника придаёт значение окрасу? Ну тогда мне долго придётся ждать оруженосца. Каштанка сосредоточенно жевала рыбу, припоминая пары ученик-наставник, которые назначил прошлым вечером новоиспечённый предводитель. Нет, однозначно не окрас.

+3

192

- Как границы, Толстолобый? - Ручей, как всегда, словно бы выскочила откуда-то из-под земли, легонько толкнув его плечом - ну, для него, во всяком случае, легонько, нужен кто-то поболее, чтоб его с ног сбить.
- Ну, пока не развалились, - ответил он в тон ей, шутливо так. Вроде бы там глашатай должен важным быть, но ему-то в это играть пытаться - зряшная задача. - Так хорошо мы их обошли, что теперь-то предводитель пусть только попробует на совет нас не взять, а то что-то и впрямь не говорит. Мы-то припозднились, ясное дело с рассветным патрулём, хоть в вечерний не ходи, но он-то что?
Малютка, тем временем, вернулась с рыбиной, которая вся была чуть ли не больше неё. Глашатай только на всю поляну не размурлыкался - до чего ж она прелестная, вот и накормит, не даст погибнуть голодной смертью!
- Спасибо, - только и сказал он вслух да погладил её кончиком хвоста. Жест куда как простой, он так и с Ручей мог сделать, и с Каштанкой, да вот даже с Сивой или с братцем, но тут помстилось, будто было что-то не так, хотя что там - погладил тёплый пушистый бочок, взъерошил пёструю шёрстку. Скоро к зиме перевалит, как она будет, со своей-то реденькой шёрсткой - чисто пух на птенчике?
Надо бы палатку ученическую утеплить не забыть, мхом щели законопатить, а вход поуже сделать, а то не так уж у нас и много учеников,
пусть спят покучнее.

Заметив себе, что об том надо бы с предводителюшкой перемолвиться, он рыбу кусанул - мочи уж терпеть не было.
- Еще пара таких тренировок, и она зашугает весь лес!
- Фот и флафно, а то она ффя не ффоя, фуфть ффех фафугает! - прочавкал он в ответ - куда ж ему от рыбы деться! Жеевать разве что поскорей. - Ты, кстати, тоже присоединяйся, рыба большая, на всех хватит.
Небось опять Череп вытащил, не бережёт себя малой. Толстолобый придерживался мысли, что как бы ты там не веселился в молодости, клеясь к Уклейке, а за результаты изволь отвечать. Один такой результат вот скоро лап лишится, коли будет в воде день напролёт торчать. Надо б отловить его да сказать, что хороший воин - в первую очередь воин живой да здоровый, а то Черепушенька из дядюшкиной палатки скоро будет только на поганое место ползать, как старейшина.
Каштанка вот тоже присоединилась к рыбе. Что за славная компания подобралась - и всё прекрасные дамы! Ручей, правда, явно не о том, она больше по Брякозвёздушке сохнет, ну так дело хорошее, наставничек - кот не из худший, хоть и глупит иногда хуже недельной полёвки лысой. Каштанка - да что Каштанка, кошка хорошая, найдёт себе лун через пять-десять какого кота, в племени не один предводитель чай хорош. Только Малютка и осталась - но ей пока о таких вещах думать рано, вот подрастёт...
Почему-то мысль про "подрастёт" не вызвала у Толстолобого ну абсолютно никакого энтузиазма.
- Кажется, Малютка нашла верный путь к твоему сердцу, - тут и Каштанка подбросила листьев в водоворот. Ну спасу никакого! Нахохлился Толстолобый, как голубь в холода:
- Маленькая она ещё, пути к сердцу искать. Вот подрастёт - пущай ищет, а пока учиться надо и по границам ходить,

+4

193

→ Палатка предводителя


Серебро Звёзд задержался в своей палатке дольше обычного - новоиспечённого предводителя одолела такая усталость, что он не открывал глаз всю ночь, и даже не проснулся с первыми лучами утреннего солнца, как обычно. Пятнистый кот пробудился гораздо позже, уже ближе к полудню, и, понежившись ещё несколько сладких мгновений на свежей подстилке, наконец разомкнул слипшиеся веки. С недавних пор сон стал для него редкой привилегией, а не привычной слабостью, что мог себе позволить рядовой воин. Но не излишняя занятость беспокоила серебряного кота, а груз ответственности за племя, нежданно-негаданно свалившийся на его пускай и не хрупкие, но плечи. И всё же, как обычно, времени рассуждать о перипетиях судьбы совсем не было, и Серебро, наскоро прилизав шерсть, покинул свою обитель.
Жизнь на главной поляне привычно бурлила, и кот с нескрываемой гордостью оглядел суетливо сновавших оруженосцев, деловитых воинов, и нежившихся на солнышке королев с отпрысками - всех, до единого. Лишь чтобы убедиться, что ни в чьих глазах не мелькнула искра недовольства или бунтарства - заняв место свергнутого вожака, Серебро Звёзд не раз ловил себя на мысли, что его настойчиво преследует страх повторить судьбу предшественника. День он посвятил делам племени, и за суетливым решением вопросов и не заметил, как горячее солнце плавно скатилось к горизонту. Серебро Звёзд взглянул на скалу - вот уже второй раз он будет говорить с неё, но сколько лун предводительства предначертали ему звёзды?
- Коты и кошки Речного племени. Как вы, думаю, помните, сегодня ночью состоится Совет племён. На него со мной отправятся : Сивая, Малютка, Ручей, Чертополох, Прыгун, Серолапка, Неясыть, Лаванда, Бархатный, и, конечно же, Толстолобый. - кивнув соплеменникам, пятнистый уже собрался покинуть скалу, но напоследок всё же добавил короткое
- Не забывайте о священном перемирии.
Предводитель дождался, пока названные соплеменники образуют небольшой отряд, и, встав в начало колонны, покинул лагерь.

Совет →

+3

194

Крошка-малютка выглядела очень воодушевленной, отвечая на вопросы Ручей, отчего та, благосклонно улыбаясь, почувствовала себя куда старше, чем есть на самом деле.
Да, пожалуй, это было очень точное определение серой воительницы: в свои неполные тридцать лун она вынуждена была повзрослеть раньше положенного, а предрасположенность характера к этому делали из неё исполнительную, слишком ответственную, желающую держать все под контролем кошку.
И осознание этой мысли мягким покрывалом окутало мысли синеглазой кошки. Ну вот, приехали. Старость.
- Так хорошо мы их обошли, что теперь-то предводитель пусть только попробует на совет нас не взять, а то что-то и впрямь не говорит, -
пробасило что-то рядом, и Ручей, дернув ухом, вынырнула из своих мыслей.
- Мы-то припозднились, ясное дело с рассветным патрулём, хоть в вечерний не ходи, но он-то что? - ворчал новоиспеченный глашатай.
- А ты вошел в роль, - протянула кошка, подтягивая к себе когтями кусок предложенной рыбы. Чавкал Толстолобый уж очень аппетитно.
Правда, аппетит весь как лапой сняло, когда на скале серебром замаячила фигура лидера.
- Коты и кошки Речного племени, - ему чертовски шло быть предводителем, и Ручей оторвалась от рыбы, рефлекторно зажав ту лапой, будто живую.
- Как вы, думаю, помните, сегодня ночью состоится Совет племён. На него со мной отправятся : Сивая, Малютка, Ручей, - и тут кошечка довольно приосанилась, найдя взглядом подругу, - Чертополох, Прыгун, Серолапка, Неясыть, Лаванда, Бархатный, и, конечно же, Толстолобый. - кивнув соплеменникам, пятнистый уже собрался покинуть скалу, но напоследок всё же добавил короткое
- Не забывайте о священном перемирии.
- Слышал, Толстолобый? Не забывайте о священном перемирии, - зная энергичный нрав соплеменника, серая снова боднула его плечом и, закинув по пути остатки рыбы в отхожее место, вместе с Сивой направилась за предводителем, чувствуя распирающее желание... рассказать об успехах Серолапки.

---> На Совет

+4

195

------> Старые ивы

По приходу в лагерь они практически сразу столкнулись с Толстолобым и его ученицей, которых серая поприветствовала легкими, едва заметными кивками. Возвращение далось не столь легко, как хотелось бы, но проявлять слабость и жаловаться на ноющую боль в лапе кошка не спешила. Так и до позорного "если не можешь дойти, останешься в лагере" докатиться недолго. Серая упрямо сжала зубы, переживая неприятные ощущения. Подруга болтала с глашатаем, рассказывая про успехи своей ученицы. Вспомнилось, как в дни ученичества ее саму точно так же хвалил наставник, представляя едва ли не самой способной в племени, надеждой речных котов.
Посмотрите, где эта надежда теперь, - мысленно горько усмехнувшись, она постаралась не проявлять той волны накатившей тоски, что внезапно "промочила" до самой души.
Малютка, ученица глашатая, делилась впечатлениями о тренировке, Каштанка трапезничала рыбиной вместе с остальными. Племя жило своей спокойной жизнью, ожидая, пока наконец начнутся сборы на Совет. Событие, которого в дни ученичества она ждала безмерно, словно этот ночной выход был единственным шансом нормального контакта с окружающим миром, помимо собственного племени. Теперь в жизни Сивой все сложилось именно так - только в те дни, когда ей позволялось решением предводителя попасть на собрание пяти племен, она чувствовала себя по-особенному живой. Словно все почти по-прежнему. Да, в вылазки из лагеря и попытки самостоятельно охотиться бывало почти так же, но все же недостаточно.
Сивая на несколько минут отделилась от компании, выбрав себе небольшую рыбку, но практически сразу же вернулась к уже начавшим трапезу. Все так аппетитно чавкали, попеременно пытаясь сообщить что-то - ох, Толстолобый, - с набитым ртом, что кошка только смешливо стреляла глазами по сторонам, но от еды не отвлекалась.
- Ох, ну наконец-то, смотри, - она пихнула подругу плечом, когда фигура предводителя показалась на поляне. К тому моменту трапеза уже почти завершилась, и племя было готово услышать решение Серебро Звезд. Сивая не без лукавого беса в глазах ухмыльнулась, когда прозвучало ее имя - конечно же, в списке тех, кто на Совет идет.
- Не придется тебе отгрызать ему хвост за меня, - с притворной жалостью посетовала она подруге, направляясь вслед за хлынувшим из лагеря в сторону острова потоком соплеменников.

-----> На Совет

+2

196

Брякающее Созвездие таки изволил почтить их своим визитом и объявить, кто идёт на совет. Было радостно услышать, что Малютка тоже в числе этих котов и кошек - как здорово было бы видеть любопытство в её глазах!
Пусть детёныш порадуется, может, познакомится с кем, поболтает. Подумать только, она ж ни разу в жизни не видела никакого чужого кота!
- Слышал, Толстолобый? Не забывайте о священном перемирии, - шутливо мяукнула Ручей.
- Я миролюбив, как лягушка на солнышке, пока никто не посягает на мою еду! - торжественно провозгласил он.
И на моих соплеменников, - подумал он миг спустя, но это уж само собой подразумевалось. Попробуй кто протянуть лапы к Малютке, черепу, Каштанке, Ручей, да к любому из его соплеменников - Толстолобый...да Толстолобый бы на этого барсука упал бы! Кто ж после такого выживет, если, конечно, не больше речного глашатая втрое?
- Осторожно, Малютка, не говори с теми, кто сам задирается, а к котам племени Теней подходи так, чтобы ветер не дул от них к тебе, - он подмигнул, чтобы показать, что шутит, а потом легонько подтолкнул кончиком хвоста ученицу к выходу из лагеря:
- Пойдём скорее, дорога неблизкая.
Надеюсь, она не собьёт лапки и не упадёт в озеро, не то может продрогнуть.
Он устал отгонять от себя мысли, больше приличествующие молодой королеве, трясущейcя над первым помётом в её жизни. Толстолобый повертел головой - сына нигде не было видно. Если он опять сидит в воде - надо бы не забыть по возвращении оторвать его глупую голову и положить в тепле. Угробит ведь себя!
------- на совет

+3

197

..список имён идущих на Совет ей следовало бы слушать вполуха – но она, дурища, не могла сдержать дёрнувшихся на предводительский голос кончиков ушей. Не могла, хотя прекрасно знала, чем закончится невольный поиск среди знакомых чужих имён короткого снисходительного звука собственного.
Нашла, чего хотеть; Плотва тоскливо проводила глазами стягивающихся у выхода счастливцев. Будто ей впрямь хотелось снова поймать на своей шкуре липкие и тянущиеся,  как рыбья слизь, заинтересованные взгляды иноплеменных; будто и впрямь хотелось слышать невзначай всплывший за спиной шепоток, - кого это речные с собой привели? Они что, теперь принимают в племя выдр и косоногих бобров?..
Она закусила губу, сдерживая дрожащую в висках глупую обиду. Будто у Серебра Звёзд было мало иных причин назвать эти имена и не назвать другие; будто его тревожит только невероятной важности вопрос, не опозорит ли Плотва своё племя, угодив на Совет; поймала ли Плотва ту рыбину, что сама лезла в лапы сегодня утром – или упустила её, как полоротая ученица, лишь запоздало хлопнув лапой по воде... Конечно, ага, только об этой рыбе ему и думать; она сморщила нос, чувствуя желание больно укусить саму себя за лапу – за нелепые котёночьи мысли.
..Наконец оторвавшись от созерцания уходящих, она плюхнулась на живот у камышовой заросли, ограждающей лагерь, марая шерсть мелким песком. Из камыша тянуло вечерней сыростью, рыбой, водой; камыш тихо и бессмысленно шелестел, и не думая произносить ничьи имена. Ей вспомнилось, как в детстве – старейшины уже тогда цокали над ней языками, глядя на её заплетающиеся лапки – но все-таки в детстве, в этом самом лагере, возле этого самого камыша, она стояла, нюхала его – с таким восторгом, точно собственнолапно пойманную здоровенную щуку – и чувствовала себя такой речной, как никогда после. Она чуяла, что от её шёрстки пахло так же– хотя на жёстких шерстинках куда скорей можно было уловить запах молока и мягкого мха из подстилки; но всё-таки этот запах обещал ей что-то, поманивал, непонятно и обещающе сплетался с запахами взрослых, приносивших в лагерь рыбу и небрежно кидавших её в общую кучу. Теперь она пропахла рыбой насквозь, как земля под этой кучей – но рада этому почему-то не слишком.

Отредактировано Плотва (2017-10-03 03:27:17)

+5

198

Наступал вечер, довольно прохладный для этого сезона. Но юному коту было мало дела до погоды - после вечерней трапезы он хотел было поиграть с косточками и блестящими плавниками малька, которого он съел на ужин, пока не получил от мамочки нагоняй и не был отправлен «выбросить эту грязь и прекратить играть с едой!». Потом его внимание переключилось на сестру и брата, с которыми они побегали по лагерю и наделали небольшого шуму. Ничего непримечательного и нового. Они даже не сразу заметили, как на поляне непривычно стихло, когда с племенем заговорил их новый предводитель. Уже которую луну Усатик наблюдает, как один кот собирает других на совет. Как же ему не терпится тоже быть в списке отряда! От мыслей о том, что следующий совет котик точно посетит, у него распушилась шерсть на загривке, а усы смешно растопырились в стороны, делая котика немного больше визуально. У Усатика даже лапы зачесались от того, что скоро, совсем скоро он познакомится с котами соседних племен.
Когда отряд ушел, Усатик оглядел лагерь, чтобы посмотреть, кто остался. В этот раз, заметил он, немногие сопровождали предводителя… Но вот взглядом от наткнулся на знакомую фигуру около камышовой заросли. Там сидела его добрая приятельница Плотва, знакомая ему сколько он себя помнит. Горя желанием поделиться своими радостными мыслями с кошкой, он пружинистой походкой отправился к ней.
- Добрый вечер, Плотва! Не видел тебя сегодня днем, - начал котик, но заметил грустную, или, скорее, раздраженную искорку в ее глазах. – Что-то случилочь? Выглядишь так, будто лягушку проглотила. – попытался разрядить обстановку Усатик, но наполовину не был уверен, что сможет развеселить приятельницу.

+3

199

..бодрый голосок посреди вечереющего лагеря – и её невесёлой задумчивости – прозвучал на редкость странно, будто ночью вскрикнула в зарослях дневная птица; Плотва вздрогнула, часто заморгав и переводя взгляд на белую шкурку подошедшего котика – в сумерках его фигура почти светилась, и спутать её с чьей-то ещё не могли бы даже её подслеповатые глаза.
- Привет, Усатик, - она повела усами, вяло улыбнувшись; Усатика она знала с тех пор, как он, сверкая белой шёрсткой, впервые выкатился из детской – и натолкнулся на неё, в рассеянности стоявшую посреди поляны. Оказалось, к её вящему удивлению, что с этим несложным нравом котёнком ей проще говорить, чем с иным  ровесником; его простодушные размышления, которых он ничуть не таил от неё, будто их и не разделяли целых восемь лун – котёнка и горе-воительницу, - вызывали у неё смутное чувство, напоминавшее о собственном детстве, когда она самозабвенно нюхала вот этот вот камыш и мечтала стать настоящей речной воительницей.
А ещё – он не начинал махать у неё лапой перед носом, вопя «не спи, Плотва, не спи!..» всякий раз, как она замирала, задумавшись, хоть в середине недосказанной фразы, и не фыркал, видя, как она спотыкается о какой-нибудь корешок; для него она, наверное, и была настоящей – такой, какой хотела бы – хоть на один рыбий плавничок – быть сама.
- Как твой денёк?..
..Сейчас её маленький приятель выглядел воодушевлённым, как никогда, забавно пуша светлую шёрстку и густые, почти как у взрослого, усы – Плотва с лёгкой завистью вздохнула, заметив, как поблёскивают его глаза от увлечения какой-то неизвестной, но, видимо, очень существенной и привлекательной мысли. Котята умеют радоваться мелочам – она не раз искренне изумлялась, узнав, какой ерунды – на первый взгляд – Усатику хватало, чтоб вот так вот взволнованно распушиться. Пожалуй, такой же мелочи, как ей – чтобы повесить нос; но об этом она, похоже, не подумала.
.. - Что-то случилось? Выглядишь так, будто лягушку проглотила, -  голос Усатика тут же изменился, как узор речной поверхности, подёрнутый едва заметной рябью; в нём послышалось чуткое беспокойство.
- У меня что, и впрямь настолько кислая морда?.. – она попыталась усмехнуться – вышло не очень. – Да так. Рыба по носу хвостом шлёпнула... И не охота в лагере хвост просиживать, пока кто-то на Совете, - ещё один унылый, словно листопадная слякоть, взгляд в сторону выхода.

Отредактировано Плотва (2017-10-04 00:49:34)

+5

200

Чем-то явно раздосадованная воительница поприветствовала котика, и снова о чем-то задумалась, ненадолго, прежде чем заговорить вновь:
- Как твой денёк?.. – проговорила она, оглядывая Усатика с ног до головы. Кажется, приметил он, подруга таки заметила распиравшее его возбуждение. Его всегда, не то, чтобы прям уж удивляло, скорее радовало, то, как легко кошка могла прочитать именно его, Усатика, мысли. Хотя, ни для кого не секрет, что молодой котик еще плохо умел скрывать свои эмоции от других. А зачем, думал он, это делать, если без утаивания общаться намного проще!
Услышав такой, чего таить, кислый голос приятельницы, Усатик и сам было хотел поникнуть, но решил, что намного лучше будет приободрить кошку, о чем бы грустном она там себе не думала. Ему было горько видеть подругу расстроенной.
… - И не охота в лагере хвост просиживать, пока кто-то на Совете, - кошка подтвердила свои слова, грустно взглянув на выход из лагеря и, о глупый, глупый Усатик понял, что так хочет сказать кошка, но почему-то приврала про рыбу. Она же тоже хотела быть на Совете! До него только сейчас дошло, что молодую воительницу не взяли с собой, но почему? Ему было пока что непонятно. Не было ни одной причины, почему бы ее могли оставить просиживать этот вечер в лагере, пока остальные участвуют в жизни леса.
Усатик присел рядом с подругой, его усы все так же подергивались от напряжения, а в голове истошно мелькали идеи, как поддержать разговор так, чтобы избежать актуальных и острых тем, так что котик уже было засомневался в своих намерениях поделиться мыслями о следующей луне и своем взрослении.
- Ну, мы могли бы пойти к заводи, тайком, пока, - тут он чуть-чуть наклонился к кошке, чтобы, не дай Звездное племя, их кто-нибудь услышал, - предводителя и глашатая нет в лагере. – сказав это, Усатик резко выпрямился, будто и не наклонялся вовсе и подмигнул Плотве. Конечно, он понимал, что ему еще нельзя выходить из лагеря, несмотря на то, что у него на носу посвящение. Нельзя было злить воителей, а то его могли еще на несколько лун оставить в детской, и тогда… К тому же, кто знал, что может стать и с Плотвой за такой его проступок. Нет, нельзя было подводить подругу. Котик откинул от себя эти страшные мысли и снова взглянул на кошку, ожидая ответа.

+3


Вы здесь » cw. дорога домой » речное племя » главная поляна