cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
БЕРКУТ
активный боец
ВЫСВЕРК
страдалец
КАМЕНЬ и АНЕМОНА
лучшие кот и кошка
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +17, ясно, безветренно
В игре
Наконец, воители смогли полностью оправиться после эпидемии Кашля и по-настоящему насладиться теплым солнцем Зеленых Листьев!

В Сумрачном все относительно спокойно. Подрастают многочисленные котята, болезнь не свирепствует, и даже целитель, Ольхогрив, идет на поправку. Патрульным отрядом был пойман бывший изгнанник, Василиск, и все племя замерло в ожидании исполнения страшного приказа Когтезвезда, который велел оруженосцам преподать урок на глазах всех сумрачных котов.

Тем временем, Грозовое племя принимает в своем лагере поверженных Речных воителей. Обстановка в лагере, наполненном котами двух племен, начинает накаляться. Грозовые воители теряют терпение, устав жить вместе с соседями, а Речные, в свою очередь, все больше тоскуют по дому. Речная и Грозовая воительницы привели в лагерь изгнанника из Небесного племени, Дербника, который изъявил желание помочь Речному племени вернуться на свои земли. Также на границах был пойман нарушитель, которого представили Грозозвезду для решения его дальнейшей судьбы. Больные идут на поправку, и болезнь наконец прекращает свирепствовать.

Одному из воителей, Высверку, является знак о том, что именно Клок Кометы должен возглавить обессиленное потерями племя Ветра. Бывший Соломник отправляется к Лунному Озеру и получает дар девяти жизней и благословение предков. Однако, вернувшись в лагерь и представ перед племенем в новом звании, Клок Кометы встретил не только одобрение, но и сопротивление: сможет ли он убедить соплеменников в законности своей власти? Поверят ли коты Ветра приказам "самозванца"? И куда ведут таинственные туннели, обнаруженные на территории племени?

Явившийся в Небесное племя Дербник после нескольких лун своих странствий не стал желанным гостем, и его, объявив предателем, отправили восвояси. Тем временем в лагере обитает воительница племени Ветра, Маковка, которую Торнадо привел в лагерь - больную и обессиленную. Выяснив от воительницы Ветра, что племя переживает упадок, Звездошейка принимает решение расширять границы только за счет нейтральных территорий. Между тем, в лагере появляется еще один неожиданный персонаж: Дизель, который владеет информацией о том, где находится пропажа-Железнобокая. Прохлада, имеющая некую связь с одиночкой, принимает на свои плечи тяжкий груз: именно от них с Дизелем зависит, как скоро небесная воительница сможет вернуться домой.

Жизнь Банды в лагере Речного племени оказалась не такой простой, как хотелось бы. Несогласованные, не объединенные, одиночки живут группировкой - каждый сам по себе. Нередко кто-то из банды смеет нарушать и племенные территории, совершенно не обращая внимания на границы. Мелкие стычки, непонимание - меньшие из проблем, которые могут поджидать речных изгнанников и примкнувших к ним одиночек. Быть может, их ожидает опасность извне?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » речное племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 481 страница 500 из 501

1

http://s9.uploads.ru/GWnsP.png


Главная поляна Речного племени – открытое светлое пространство, где всегда кипит жизнь. Сердце лагеря, которое воители будут защищать до последней капли крови, располагается на берегу небольшого пруда, куда впадает река, являющая главным источником пропитания. С самого рождения котята окружены стихией, благодаря которой их племя получило своё имя. Сам лагерь по периметру от пруда преграждён густыми зарослями камыша, что защищает от ветра и любопытных глаз. С другой стороны над лагерем возвышается огромная каменная скала, в основании которой располагаются палатки предводителя и целителя, а чуть поодаль, у подножия, и жилища всех остальных членов племени. Речные воители постарались, переплетая ветки камышовых зарослей с осокой и плетьми ежевики, бережно обрывая колючки, особенно в детской, дабы молодняк не поранился. Свои палатки коты украшают перьями водяных птиц, блестящими чешуйками, камушками и раковинами, что найдутся на берегу пруда. Одним словом, лагерь Речного племени – это прекрасно защищенное и уютное место, надёжно скрытое от глаз недоброжелателей.


+1

481

Крестовничек дёрнул ухом, когда услышал причитания Галчонка, вьющегося вокруг пришедшего с «тренировки» и промокшего Плавничка. Нет, братья его совершенно не волновали, пока находились там, в стороне, не нарушая его покой и покой Каштанки. Но и чрезмерно радоваться жизни им тут никто не разрешал. Не дай Звёзды, мама сейчас их услышит и побежит на их тонюсенькие, совсем ещё котёночьи голоса!
Трёхцветный насторожился и покосился на мать. Её уши подрагивали, явно вылавливая разговор других своих детей, и Крестовничек тут же легонько постучал лапой по каштановой лапе, привлекая к себе внимание. Нет. Этот день - их. День их совместной охоты, его триумфа и материнской гордости. И хорошо, что её наполненные тревогой глаза тут же сосредоточились на нём, пока не случилось чего пострашнее на этой поляне, чем представление чудного зверя в его исполнении.
- Зачем нам с ним говорить? - фыркнул котёнок, расправляя плечи. - Я, как его сын, разрешаю нам самоудалиться на охоту. Всё, мам, идём! - он нетерпеливо подскочил на месте, поставив пушистый хвост торчком, и чуть не зарычал от негодования, когда в лагерь ввалился сам его отец. И ладно бы тоже с кем-нибудь стал миловаться, как Галчонок с Плавничком, так нет же, на всех рявкнул, завалился в камыши, и мама за ним ужом скользнула, как будто ей у этого здоровяка мёдом под боком намазано!
Задеревенев от удушающей ревности, Крестовничек отправился следом за Каштанкой, садясь рядом с ней на почтительном от Лютоволка расстоянии не из вежливости, а из желания показать свои права на мать. Да, это надо делать рядом с каштановой кошкой, даже чу-уть (Крестовничек подпрыгнул на месте и переместился перед мамой) впереди. Да, вот так.
- Я иду на охоту вместе с Каштанкой, - тут же вставил свои пять рыбных косточек котёнок, задирая голову и смело смотря в глаза Лютоволку. О, этот серый котище ещё не знает, что Крестовничек - лучший игрок в «гляделки»! Он сейчас его пробуравит взглядом, и за хвост зароет, прямо в землю, в камыши, вот так вот! И пусть только попробует воспрепятствовать их с мамой совместной охоте!
И тут на сцене появился Плавничок. Ох, лучше бы он продолжал миловаться с чёрным ненаглядным братцем.
Шерсть на загривке встала дыбом, как капюшон у кобры. Жёлтые глаза потемнели.
Ну всё, достали!
В этом лагере столько кошек, а все, все-е-е, обязательно лезут к Каштанке. Да погорят они все в Сумрачном Лесу за это!
Выпустив мелкие коготки, Крестовничек припал к земле и, раскачавшись, с ревностной яростью бросился на спину Плавничку.

+2

482

По мере того, как ушёл Лютоволк и закончился весь этот ужас кровавой тренировки на главной поляне, солнце перешло свой зенит и медленно теперь опускалось ближе к горизонту. На душе становилось спокойнее.
Каштанка была полностью поглощена котятами, Обскура, кажется, уже оправившаяся после этого странного её приступа свирепства, спокойно разговаривала с Мяврой неподалёку, и жизнь в общем-то обернулась мирным руслом реки, ничем  не примечательным, таким обыденным.
Осознание столь неестественного для Ассоль и бывшей домашней жизни свйства заставило кошку поёжиться, выпустить когти в землю и немного встрепенуться. Как-то так получилось, она осталась одна со своими мыслями и наблюдениями.
Вновь обратив внимание на неторопливо ползущее к кронам деревьев солнце, Ассоль решила прогуляться. Правда для начала ей пришлось хорошенько извернуться, чтобы подобраться к Каштанке через толпу её очаровательных малышей. Так она оповестила бурую о своём желании пойти немного поохотиться для них ещё до того, как возникло о том желание у Крестовничка и на сим белоснежная скрылась из виду.
----------------> Родник

Отредактировано Ассоль (2018-06-26 01:01:15)

+1

483

гп грозы->>
Катсу устало, озлобленно возвращался в лагерь. Его бесило его положение, и его начало раздражать его окружение. В особенности, ему не нравился Лютоволк, этот самодовольный властный предатель. Да, Катсу присоединился к нему, но тогда у него были другие цели - он сам хотел быть частью унижения племенных котов, показать им, что их земли никак за ними не закреплены, хотел смеяться над ними, наблюдая, как они сматываются, поджав хвосты. Но сейчас, когда все устаканилось, то, что стало после, было ему противно - все эти речные котята, запертые здесь, эти чокнутые одиночки, ему казалось, что он здесь один нормальный, он чувствовал себя отчуждённым. Нет ничего постыдного в том, чтобы изменять свои решения по мере понимания ситуации. О представлял себе это по-другому, и он не думал, что в нем вдруг проснется жалость к племенным котам. Впрочем, некоторые до сих пор вызывали у него отвращение - те, кто смирился с победой Лютоволка и теперь были у него на коротком поводке.
После того, как речные поймали его и чуть душу не вынули за пустяк, он еще больше убедился в правильности своего решения. Если бы они каким-то образом поняли, что он являлся частью банды, его бы прикончили не раздумывая, вероятно, выпытав из него все, что можно было. Сейчас территория речного племени была врагом для всех, и не без причины. Просто нельзя с одной стороны жить так, поддерживать все это, и считать себя при этом достойным одиночкой.
Катсу поискал глазами серую кошку из Небесного племени, которую держали в плену. Он симпатизировал этим ребятам, сам не зная, почему, - ему казалось, что коты, прибывшие издалека, могут привнести что-то новое, интересное в лесную жизнь. Для него это был идеальный образ, новшество, возможность начать новую жизнь, стать частью чего-то. И самое главное - там были лояльны к одиночкам. Он симпатизировал и самой кошке, точнее он думал, что симпатизировал. Здесь, среди озлобленных бродяг, как бы это лицемерно не звучало (Ведь Катсу сам был озлобленным бродягой), она казалась ему чем-то родным. Что такого в ней было, он не мог понять, но каждый раз, как он ее видел, она приковывала ее взгляд. Наверняка у нее есть кот, хе-хе, да и такие как я явно не в ее вкусе. Он фыркнул и облизнул пересохший рот. Она, наверное, считала его одним из этих кровожадных подлецов, прихвостнем лидера. Который, кстати, тоже находился здесь - притаился в кустах,и, похоже, зализывал свежие раны. Опять напал на кого-то?
Одиночка подошел к нему, без стеснения рассматривая состояние его шкуры.
- У Грозовых я не заметил никаких следов или запахов, - произнес он, цокнув языком, - если что. Если тебе это интересно, конечно.
Катсу было неприятно даже перед собой признавать свою неправоту, поэтому он решил вообще никогда не заговаривать о своих решениях. Он только надеялся, что от него не пахнет Грозовыми слишком сильно - тогда ему опять придется терпеть подозрительные взгляды от других одиночек и псевдоречных котов, которые были не в курсе его неоднозначной прогулки.
Он наконец заметил знакомую серую шерстку, и направился к Железнобокой, его раздраженное выражение морды чуть смягчилось. При этом он оставался нахмурившимся.
Привет, - сказал он холодным голосом, но глаза его были уже не такими. Они не показывали ничего особенного, и зрачки были обычными, но в самом взгляде было что-то такое отличительное, едва уловимое. Одиночка пошевелил ухом и указал взглядом в сторону леса.
-Пойдем охотиться,- это было не предложение и не вопрос, а самое что ни на есть чистое утверждение. Тяжелое, как стальная наковальня. - И только попробуй что-нибудь выкинуть.

---> Березняк

Отредактировано Катсу (2018-06-29 22:07:27)

+1

484

Она вскинула голову при виде очередного одиночки, с трудом скрывая недовольство, даже раздражение. Где Дизель? почему он бросил меня, почему он ушёл один? Он струсил?!
-Пойдем охотиться.
Она чуть было не ответила какой-то откровенной грубостью, но вовремя прикусила язык. Привычка к сдержанности сослужила ей хорошую службу, позволяя теперь не нарываться на неприятности.
В конце концов, я могу попытаться сбежать. Жаль, что я не сделала этого раньше. Стыд пронзил её. Мне придётся лгать, что меня удерживали в лагере силой, тогда как на деле меня задержала собственная наивность. Глупая, глупая!
- И только попробуй что-нибудь выкинуть.
одиночка словно прочёл её мысли. Воительница внутренне содрогнулась - всё же тот был крупнее и наверняка сильнее неё. Но я быстрее бегаю и могу запрыгнуть на дерево. Конечно, если я ещё не разучилась прыгать, пока училась плавать. Благодаря тренировкам с Дизелем она научилась держаться на воде, но теперь Железнобокая отнюдь не считала, что это умение стоит с гордостью демонстрировать соплеменникам.
- Я похожа на идиотку? - сухо ответила она одиночке. - Я здраво оцениваю свои шансы.
Именно. Они у меня есть. И желание никогда не видеть ваши мерзкие морды и этот звездоцапов лагерь только увеличивают их.

---- за Катсу

Отредактировано Железнобокая (2018-06-29 22:09:32)

+1

485

Глухо порыкивая себе под нос, серый здоровяк абстрагировался от всех и вся, мерно и лениво зализывая длинные раны от кривых когтей Беркута. Вздрагивая и хрипя каждый раз, когда шершавый язык касался особенно болезненных мест, Лютоволк снова и снова вспоминал звездоцапову мать своего недавнего соперника, а также бросал свирепые взгляды на Обскуру: тонкие лезвия-коготки оставили неприятные борозды, по которым существеннее прошелся грозовой засранец, и все произошедшее сегодня выводило изгнанника из себя.
Какого черта? Я могу постоять за себя, но я привык бороться за честь племени. Предки звездоцаповы, на кой черт я послушал того дохляка Карпозуба? Ничего не смог довести до конца, уж лучше бы я - сам.
- Мне тоже стоит начать кормить себя и своих котят самой?
О, этот язвительный тон бурой кошки сидит у него в печенках. Неужели нужно периодически брать ее силой, чтобы Каштанка усмирялась и не думала, что имеет над ним хотя бы видимость власти?
- Королев и котят всегда кормит племя. По твоему округлому брюшку я бы не сказал, что ты или твои котята не доедают, - оторвавшись от своих раненый, глухо рыкнул все еще раздраженный самец, прижав уши в свирепой гримасе.
- Впрочем, можешь пойти и растрясти кости. Вон, даже небесная, - тыкнув носом в сторону уходящей с бродягой Железнобокой, на которую ему было глубоко плевать, Лютоволк хмыкнул, - на охоту пошла. Или на все четыре стороны, мне плевать, - от души добавил серый великан, осматриваясь. Где Дизель? Вроде, эта серая была на его попечении.
- Весело проводишь время?
- Твою мать, Каштанка, не выводи меня, - устало буркнул Лютоволк, зажмурившись и потерев запястьем глаза. Опустив взгляд на Крестовничка и с легким удивлением отмечая все больше и больше общих черт, изгнанник хмыкнул.
- Я, как его сын, разрешаю нам самоудалиться на охоту. Всё, мам, идём! - заявил мальчонка под кривую ухмылку своего отца. Медленно приблизив к нему морду, кот внятно произнес:
- Смело, но глупо. Когда-нибудь ты станешь оруженосцем, и наставник научит тебя, что значит быть сильным. Если в тебе есть жилка, ты еще и научишься, как быть храбрым, почти безрассудным. Но глупым, - он клацнул зубами, - быть не смей.
Поднимая глаза на Каштанку, Лютоволк перевалился на более здоровый бок и спокойно взглянул на мать своего котенка.
Чего ты хочешь?

+1

486

Левиафан с всё нарастающим раздражением наблюдал за сценами, разыгрывавшимися на поляне. Разумеется, добрая половина из них были совершенно предсказуемы. Он изначально с невероятнейшим презрением относился к подавляющему количеству того сброда, что собрал вокруг них Лютоволк, однако предпочитал вымещать на низших звеньях свою злость не так часто, как ему требовалось. Нет, он не был трусом, но осторожность всё время подстёгивала его сзади, безжалостно рисуя сцены жестоких расправ над его шкурой - слабым было свойственно сбиваться в группы и атаковать сильных, когда те меньше всего этого ждали.
— Королев и котят всегда кормит племя, — донёсся до него голос Лютоволка. Губы разноглазого скривились в гримасе отвращения, когда он холодным взглядом окинул бранящихся. Сам Сталь и раньше прохладно относился к ровеснику, с которым они вместе коротали луны сначала в детской, а затем и в ученической и воинской палатках, однако чем больше тот размягчался от общения со своей капризной подружкой, тем меньше внушал опасений. Уважения белый не испытывал вовсе, однако страх за свою шкуру вынуждал его с кем-то считаться. И это был один из таких случаев.
— Обскура, — кашлянул Левиафан, даже не оборачиваясь в сторону кошки. Со стороны могло создаться ощущение, что он попросту решил произнести это имя вникуда или поговорить с воздухом. Впрочем, вряд ли бы остальные удивились такому повороту событий. — Меньше привязывайся к ним, — бросил изгнанник, когда его неизменная спутница оказалась на расстоянии, достаточно близком, чтобы их разговор не могла услышать ни одна живая душа из тех, кто находился на поляне. — поистине, насколько же быстро кошка может загубить чью-то жизнь, — с притворной жалостью, за которой сквозила жестокость, хмыкнул разноглазый. — Только я не хочу присутствовать здесь тогда, когда лесным хватит кишок и смелости, чтобы сунуть сюда нос. Если не сумеем на досуге перебить ещё пару Речных, уйдём: пусть Лютоволк и дальше упивается игрой в новое Речное племя и вешает на себя заботы, как бы прокормить очередных новорождённых выродков.

+3

487

- Чтобы ходить на настоящие тренировки, ты должен обрести наставника, - сдержанно улыбнулась Плавничку Каштанка, удерживая своё мнение по поводу подобных "прогулок" с её котятами при себе. Во всяком случае, уж сыну-то это знать совсем не обязательно. - Скоро мы сходим к озеру, не переживай.
Королева перевела задумчивый и, в то же время, умиротворённый взгляд на Лютоволка. Тот не разделял её самоуверенного и добродушного настроя, даже будто хотел испортить настроение абсолютно всем, кого видел. Бурую колкости, вылетавшие из пасти вожака, не обошли стороной.
Каштанка почти оскорблённо нахмурилась. Округлое брюшко, пф. Если бы мне дали возможность поохотиться или поплавать, всё было бы иначе. Очень аргументированный упрёк.
- Впрочем, можешь пойти и растрясти кости.
- Пойду и растрясу, - огрызнулась королева, тут же переводя внимание на двух сыновей.
Котята снова затеяли возню. Точнее, бурая кошка привыкла, что обычно это была всего лишь возня, не влекущая за собой никаких опасных последствий. Однако её дети уже вполне подросли, чтобы осознанно отвечать за свои поступки и представлять их итоги. Каштанка тяжело вздохнула, уже намереваясь предупредить малышей, попросить быть осторожнее и не устраивать шуточный бой прямо на главной поляне, но тут же зоркий глаз кошки выцепил из общей картины мелькнувшие тоненькие коготки. Может, Крестовничек и выпустил их совершенно случайно, может, для устойчивости, однако нельзя было упускать это из внимания.
- Крестовничек, не порань брата! - Каштанка с тревогой в голубом взоре подалась вперёд, но в последний момент передумала вмешиваться. Ты же хотела, чтобы они сами научились разбираться со своими проблемами. Королева неуверенно переминалась с лапы на лапу, когда снова перевела взгляд на Лютоволка. Вот уж кто, наверное, доволен тем, что котята с раннего детства готовы драться даже с родными братьями.
Тряхнув головой, кошка всё-таки немного успокоилась. Преувеличиваю. Все котята пытаются походить на воителей, тренируются с такими же малышами, стремятся познать мир. Только вот с кого бы брать пример её детям, последние луны, самые важные луны, проведшим среди одиночек и предателей? Да и неужели Каштанка не видела той искренней обиды в глазах Крестовничка? Скорее, упрямо не желала замечать неприязнь между ним и его молочными братьями и сестрой. Никакая мать не захочет.

+3

488

Обскура внимательно (вообще-то не очень) слушала Мявру и пыталась вспомнить в своей городское жизни эти странные имена. Гриша, Пирс... кто все эти коты? "И почему, черт возьми, Мявра до сих пор жива?" Коричневая цокнула языком и отвела взгляд в сторону. Все-таки имена крутились в голове, пытаясь воспроизвести картину прошедшего. И смогла!
-Гриша... Пирс... - Обскура осторожно коснулась передней лапой до своего плеча, под шерстью которого красовался уродливый шрам, - эти придурки получили то, чего заслуживали. Значит, убила Пирса ты? - золотисто-коричневая повернулась к Мявре и удивленно развесила уши по сторонам. "Даже мне не удалось," - Неожиданно.
Заключила Обскура и поставила лапу на землю. О, она помнила этих двух. Только вот Гриша тогда представился совершенно другим именем, но кошка была уверена - речь об одном и том же куске мяса. Тогда еще Неон, абсолютно неприспособленная к внешнему миру, набрела прямо в логово Пирса и его дружка. Чувство голода сыграло слишком злую шутку и Неон умудрилась стащить у них свежие запасы отбросов, чтобы хоть как-то утолить голод. Но кто же знал, что все это время Гриша был совсем рядом, за ближайшей помойкой. Именно тогда Неон и получила свои первые настоящие боевые раны. Тогда еще неумеха, она отбивалась как только могла. Но что может сделать восьмилунная кошечка против двух бугаев? Возможно, тогда же Неон перестала существовать под своим именем и весьма продолжительный отрезок времени предпочитала и вовсе никак не представляться перед незнакомцами. А вскоре попала в банду, где и получила новое имя и надежду на новую жизнь.
Обскура нервно дернула хвостом и подавила очередной приступ тошноты. Мявра лишь усиливала порывы рвоты, бесконечно болтая и носясь вокруг как умалишенная.
- Я всё поняла! - одиночка даже встрепенулась от звонкого голоска бело-черной и недоверчиво покосилась на Мявру, - Значит, путь Обскуры - это путь сидения с малышами!
Обскура прищурилась и приоткрыла рот от удивления.
- Че-его? - протянула золотистая, - я совершенно не люблю этих... - Обскура тут же остановилась. Мявра весьма тактично выкачивала из нее нужную и не очень информацию. Профессионально разузнавала прошлое Обскуры. Это начало злить одиночку, поэтому она резко сменила выражение морды на обыденно-холодное и проговорила сквозь зубы, - ай... забудь.
За время пребывания в банде Обскура начала ощущать себя иначе. Нет, она не стала более общительной. Наоборот. Находясь в таком крупной сообществе, она все больше и больше замыкалась в себе, размякла, да и вообще утратила свое хладнокровие и безразличие. Обстоятельства заставляли адаптироваться к среде и вести себя неестественно.
- Ой, забыла. Обскура, что ты будешь делать, если Лев... Лев-фавн кокнется? - Обскура приподняла подбородок, а вслед и за ним одну бровь. "Что она себе позволяет?"
- Левиафан, - поправила Обскура, - Он не умрет. Этого не случится, пока я жива, - кошка тут же перевела янтарные глаза на Левиафана и удовлетворенно заурчала.
На поляне появился Лютоволк, на которого Обскура, впрочем, не особо и обратила внимания. Он для нее был не лидер и даже не друг. А саднящие раны на шее еще раз доказывали это. Серый исполин приказал всем пойти на охоту, чтобы восполнить запасы еды. В принципе, Обскура как раз собиралась поймать для Левиафана дичь пожирнее. Наверняка он проголодался. Само же есть не хотелось - живот по-прежнему крутило и сворачивало в жгут. Встав, Обскура стряхнула с себя налипшую землю и покосилась в сторону выхода из лагеря, как вдруг из-за спины..
— Обскура,  - коричневая приятно зажмурила глаза и остановилась. Оставаясь абсолютно неподвижной, она внимательно слушала родной голос, — Меньше привязывайся к ним, - Обскура покорно кивнула, зная, что Левиафан заметит ее жест, несмотря на то, что стояла она к нему спиной. Приблизившись максимально близко, Левиафан наконец-таки высказался. С момента их неудачи на пустошах, когда Левиафан оказался закован к каменно-земляной куче, разноглазый казался каким-то обескураженным, молчаливым. А сейчас, наконец, обрел свой прежний облик.
- Как скажешь. Я последую за тобой, какое бы решение ты не принял, - подтвердила его слова Обскура и осторожно коснулась языком до раны на плече Левиафана, - я скоро, -проведя языком по запекшейся ране, кошка указала в сторону выхода. Это не было проявлением заботы, ни в коем разе. Хотя. Обскуре было поручено защищать Левиафана во что бы то ни стало. А если он получил ранения - это ее вина, только ее. Это она не уследила. Сейчас, как никогда прежде хотелось сделать приятное своему боевому товарищу. Можно попытаться поймать для него рыбу, которую он так любит.
Пересекаясь взглядом с Мяврой, Обскура недовольно заложила уши к затылку, но все же указала коротким жестом хвоста в сторону выхода, как бы приглашая ее вместе с собой. В более интимной обстановке можно было вживую узнать каким методом она прикончила Пирса. Что Обскура упускает в этой чересчур активной и глупой кошке?
-------Нагретые Камни

+3

489

- Чтобы ходить на настоящие тренировки, ты должен обрести наставника, - Плавничок восхищенно подпрыгнул, возможно даже взвизгнул от восторга.
- Моим наставником станет Эбон! Он сильный, справедливый и очень умный! Правда ведь? - котик ни на секунду не сомневался в собственных словах, свято веря, что это теперь его родной дом и все эти коты - полноправные соплеменники. Момент с захватом территорий и изгнанием его настоящих соплеменников серый пухляш уже едва ли помнил. Точнее помнил, но настолько привык к новой обстановке, что даже начал видеть в этом свои плюсы. Мама рядом, братья и сестры тоже, а что еще надо-то? Они же живы. Правда, время от времени Плавничок скучал по папе, но этот факт быстро стирался из головы, как только на поляне начинали происходить различного рода действия. Одиночки уже и не казались такими страшными забияками. Даже вот этот серый громила (Лютоволк) не казался таким прямо и клыкастым. Он не обижал котят, а может даже и защищал.
Плавничок еще громче взвизгнул, когда узнал, что Каштанка поведет их к озеру. И не смущало даже то, что случится это не сейчас, а когда-нибудь "потом".
Веселье закончилось довольно-таки быстро. Голубые глазенки чисто случайно упали на Крестовничка, который смотрел на брата с такой настоящей ненавистью и ревностью. В какой-то момент серый пухлячок даже отпрянул назад. И надо сказать вовремя. Так как ровно в этот же момент пушистый братец накинулся на Плавничка, вызывая в нем совершенно неоднозначные чувства.
- Э-э-эй! Ты что творишь-то, а?! - удивленно воскликнул Плавничок, но решил-таки ответить. Пора. Это тот самый момент. Крестовничек давно косо посматривал на Плавничка, видя в нем не то конкурента, не то недруга. "Но почему? Я же ничего ему не сделал!"
Котенок решил остановиться на унизительной оплеухе по головушке Крестовничка и со всей дури замахнулся лапой к морде брата. Слова мамы он уже не слышал, его интересовало лишь поведение трехцветного братца, так внезапно выпустившего пар на серой шкурке. Но лапу Плавничка настигли острые клычки Крестовничка и котик истошно заорал.
- Больно! За что?! Крестовничек! - орал во всю глотку обиженный Плавничок. А брат словно был погружен в свои тяжкие думы. Тяжелое тельце устремилось вновь к пухлому сыну Ледоглаза, но Плавничок вовремя завалился на спину и что есть силы толкнул Крестовничка в бок своими костистыми лапками. Инстинктивно выпустив когти, он прочесал пушистую шерстку брата. Заприметив слабое место, грудь, Плавничок обиженно открыл пасть, чтобы укусить недовольного товарища, но тут же получил лапой по морде. На секунду даже в глазах потемнело. Плавничок искренне не понимал настроения Крестовничка и уж тем более удивлялся его нервозности и злости! "Но мы же братья! Мы должны друг другу помогать! Почему он меня не любит? Я же его уважаю, люблю. У-у-у-у," - взвыл от непонимания внутренний голос. Это казалось неким "огромным горем всей жизни" для Плавничка. Как же так! Почему?
Увесистая тушка навалилась на Плавничка  и котику только и оставалось, что парировать удары своими задними лапами. Со всей мочи лягнув брата в живот, у него-таки удалось скинуть злющего Крестовничка. Злость подступала к горлу, но тут же сменялась смятением и непониманием. А в какой-то момент захотелось заплакать. Ну как же так! "Но мы же бра-а-а-атья," - взвывал внутренний голосок.
- Хватит! Я же ничего не сделал! Мы же братья-я-я! - пытался вразумить агрессивного братца серый котенок. Последний раз он захотел привести того в чувства и с разбегу понесся лбом к морде Крестовничка. Может, если его хорошенько боднуть, то у него в голове все шестеренки на место встанут? Не встали.
Плавничок ощутил горячую боль на щеке и обиженно зашипел. Резко приложив лапу к обжигающей всю морду  щечке, он жалобно потер царапину и тут же посмотрел на подушечку лапы. Красные капельки.
- Кровь... - прошептал Плавничок и ошарашенно взглянул на Крестовничка. Глазами, полными непонимания, словно тысячи надежд и мечт в один миг свалились в огромную пропасть, - Кровь... - повторил Плавничок, уже более уверенно. Сделав пару шагов к Крестовничку, он распушился, словно огромный шарик и зло прошипел сквозь зубы, - Это кровь, Крестовничек! - Плавничок резко толкнул окровавленной лапкой брата в плечо и застыл, глядя на того исподлобья. Ранка была совершенно пустяковой, но настолько обидной, что хотелось волком выть от несправедливости этого мира. Голубые глазки даже на мгновение увлажнились. Но Плавничок стоически сдержал в себе порыв этой слабости.

+7

490

- Гриша... Пирс... эти придурки получили то, чего заслуживали. Значит, убила Пирса ты? Неожиданно.
- Ну, я принимала активное участие! А ещё несколько палок, лужа и мои прыжки. Хе-хе.
А ещё Двуногие боком. Это ведь они притащили туда эти палки, да? Да?.. Наверное... Мявра дёрнула ухом и направила взгляд в пустоту. Или они там всегда были? Как сильно Двуногие меняют мир? Что было раньше, Двуногие или город? Могут ли эти Прямоходы вообще что-то создавать? А вдруг они лес создали? И горы? И солнце? И котов? И...
- Че-его? Я совершенно не люблю этих... - Мы о чём? О любви? Ну конечно же! Чёрно-белая кошечка встрепенулась и откинула все мысли прочь. Настало время делиться мудростью Мявры!
- От ненависти до любви один мах! Так всё говорят! - Не, ну как иначе. Почти все парочки, что я знаю, махались друг с другом. И махаются до сих пор. Не, даже не почти. ВСЕ. Вряд ли в этом лесу по-другому... По крайней мере, у Каштанки и Лютобати всё так. Хех. Ах, любовь.
- ...ай... забудь.
- А? - Чего забыть? Мы говорили о чём-то важном?! Я что-то прослушала? У-у-у-у, она наверняка на меня обидится... - Что?
- Левиафан, - Ну да, а я как сказала? - Он не умрет. Этого не случится, пока я жива.
- Ты можешь лечить раны? Ты можешь спасти от яда? Ты можешь останавливать камни? - Мявра говорила это без сарказма, нет. Тон у неё был крайне серьёзный. Умей Обскура шутить и скажи она, что да, умеет всё это - Мявра бы поверила. - Ты можешь остановить время для того, кто старше тебя? Если так... То мне стоит многому научиться! Я о таком только в бреднях Флапджека слышала! Эх, хороший был старик, кст...
Мявра замолчала и обиженно надула щёки. Это грубо! Я тут с ней разговариваю, а она к Ливнефану пошла! Прямо посреди такой приятной беседы! А я уже хотела подарить ей ракушку! Мявра грузно уселась на  хвост, мрачная, как штормовая туча, грозная, как кролик. Или ту интересную кость. Теперь не получит! Ну и не над... О-о-о-о, махач? Мявра, не вставая с земли, вытянула шею, желая во всех подробностях рассмотреть причину криков и возни. Хе-е, малышня. Обожаю смотреть на эти разборки. Эти ещё и пузатые, пузатые дерутся веселее всего! Мявра хихикнула и перевела взгляд на Обскуру. Их глаза встретились. Искра. Буря.
ОНА ХОЧЕТ, ЧТОБЫ Я ПОШЛА С НЕЙ! Ха! Я получу лучшую тренировку, пусть это Железно-как-её-там поцелует меня в мой пушистый лохматый хвост! Мявра вскочила и вприпрыжку двинулась вслед за Обскурой. Это будет легендарно!

-----> Нагретые камни

Отредактировано Мявра (2018-07-08 23:26:48)

+7

491

Клокочущая ревность сдавила горло Крестовничка, мешая ему по-настоящему, по-взрослому рыкнуть на приставучего Плавничка. Дурацкий глупый братец! И зачем маме вообще понадобились другие котята, когда у неё всегда - все-егда-а! - был он!
Упрямым толстолобым бараном бросился сравнявшийся с братом в ширине плеч, росте и весе Крестовничек, но мокрый серошкурый выскользнул из-под его атаки, как плещущаяся в реке рыбка. Но затем р-раз - и зубы трёхцветного сомкнулись прямо на лапе брата, которую он непредусмотрительно буквально впихнул Крестовничку в пасть. Ну сам виноват, что уж тут поделать.
«За всё,» - бурей ворчал кот, рокоча и шипя, пережёвывая чужую шерсть и плоть, не желая даже на секундочку выпускать его, давая преимущество. Пусть прочувствует, что значит настоящее соперничество. Пусть поймёт, что ему стоит искать ласки только у своего Ледоглаза или кто там его отец.
Крестовничек снова бросился в атаку, желая завалить и забодать брата, но тут умудрился отпихнуть его от себя лапами, больно двинув в челюсть. Ощутимо, но терпимо. Трехцветный начинал понимать, что легко одолеет тщедушного - по духу - Плавничка, постоянно витающего в своих розовых мечтах, и когда тот попытался отомстить, потянувшись куда-то к шее, Крестовничек со всей силы влепил тяжёлой лапой ответ тому по голове, вытряхивая из неё все радостные и невероятные мысли о Каштанке и совместных походах к озеру.
«Это мои походы, мои и мамины!»
Плавничок жалобно стонал, выпрашивая помилование после каждого удара, но это только больше злило Крестовничка. Удушающие, закрывающие взор порывы ревностной души сменились долго прячущимися потоками необъяснимой и неодолимой злости к родственникам, посмевшим занять тёплое местечко рядом с единственной прекрасной мамой на свете. Трёхцветный не понимал и не желал понимать, что этим котятам когда-то некуда было деваться, их некому было выходить, а Каштанка была, как говорится, в нужном месте в нужное время. Зато Крестовничек очень тонко и точно чувствовал, как только умеют дети, грани отношений, скользящие в тоне, во взгляде Каштанки, когда она обращалась к нему и к Плавничку с Галчонком.
Серый снова пихнул его лапами в живот, сбрасывая с себя, и бросился на Крестовничка, зеркаля его первый приём. Войдя в раж, трёхцветный прекрасно отразил атаку Плавничка, исчеркав его когтями, и продолжил было наседать, пока голубые глаза вновь не взвизгнули жалобно, подставляя на свет солнечный лапку с мелкими каплями крови.
- Ну и что? - Крестовничек раздулся, самовлюблённо разглядывая дело лап своих. Побитый, пристыженный Плавничок, готовый разреветься. Вот таким и должен быть этот приёмыш. Он вдруг мимоходом вспомнил, что мама просила не ранить брата, но Плавничок-то ему не брат, верно?
Выпустивший пар и довольный видом удручённого и окровавленного, пострадавшего явно больше него, котёнка, Крестовничек метнул гордый взгляд Лютоволку, имевшему смелость обозвать его глупым и трусливым. Ну и что он теперь скажет-то, а?
Но тут Плавничок вернулся доигрывать свою часть спектакля. Он распушился, требовательно толкнул лапой, тыкая её в нос трёхцветному.
- Ну и что, что кровь? - Воинский Закон за последние луны стал сказкой, не принуждающей жить по свои жёстким правилам. - Беги и жалуйся своему Эбону, если тебе так страшно при виде крови, - насмешливо промяукал, приближая морду вплотную к плавничковой и тоже снова раздуваясь в размерах, - но к маме подходить больше не смей, понял? Она - моя. А у вас есть Ледоглаз, который даже не захотел с вами оставаться, так вы ему не нужны.

+4

492

Благоухающий аки зачумлённый вестник Апокалипсиса, продирался через заросли (понасадили тут) кустарников мужчина средне-старых лет (хотя, с нынешними новостями уже можно сказать «далеко не старый, совсем далеко не пенсионер и вообще вечно молодой»). Продирался с переменным успехом, орудуя аки заправской мушкетёр ш… Нет, не шпагой. Шляпой. Большой такой, явно родом из сэконхэнда за углом с тривиальным названием «Техас-сити». О том, что Техас никакой не сити хозяева забегаловки в своё время побеспокоиться забыли.  Не беспокоился, впрочем, о том и обладатель головного убора — вопросы забугорской географии его сейчас волновали менее всего. В своей бы, родименькой, разобраться. А то эти три куста почему-то выглядят как шесть…десят. Или вообще как целые непролазные джунгли из старых учебников ботаники.

— Шлюп мне в глотку, какой хурмы, — раздаётся недовольный разнообразием этой самой ботаники охриплый голос. Голос прожжённого алкоголика из пятой палатки у реки, ага. Видимо, намедни чудным летним вечером пятая бутылка контрабанды против здорового образа жизни а-ля вискаря была всё-таки лишней.

— Инопланетяне, три тысячи чертей вас подери. Вы где шароёбитесь, ну. Эй, братка, ты хоть одного видишь? — обращение сие предназначалось ближайшему дереву или же несколько менее бодро шагающему позади товарищу, коего Миша (в данный момент это слово можно писать даже с маленькой буквы — настолько невероятные чудеса акробатики в кустах показывал (не)молодой охотник за НЛО) разбудил в рань несусветную (четыре часа дня) и выпер в лес, неизвестно. И вряд ли кто-нибудь когда-нибудь доподлинно данный факт уточнит. Тем более, сам Миша. Или его бро на все случаи жизни, придумывающий очередной трёхтомник матных синонимов к слову «дружаня».

— Бля, — многозначительно выдаёт мужчина, вдруг обнаруживая перед собой странный пустырь. Там у зелёных лесных духов-зайцев всё в порядке, интересно? Им, может, помочь ещё сто-пятьсот фотосинтезирующих насаждений организовать?

— Опа! — внезапно Миша Бояр, вестимо, приобрёл словарный запас табуретки. И узрел огромную туеву хучу расплывающихся-двоящихся в глазах шерстистых чудищ. На проверку последние, конечно, оказались котами, но что же докажешь рьяному зрителю ТВ-3 и последователю абсолютно всего мистического, бредового и мистически бредового.

— ЛЁНЯ, Я НАШЁЛ, — смысл жизни, ага. А теперь ещё помогите Мише-путешественнику найти адекватность. Впрочем, кому она нужна, — ИНОПЛАНЕТЯН НАШЁЛ. Они под прикрытием, зашифровались под котов, чтоб девки наши умилялись и еду им выдавали. А они нашу еду анализируют, чтоб создать мега-оружие, которое уничтожит всю выпивку и бутерброды, вообще весь хавчик на планете. ЛЁНЯ, ЛОВИ ИХ. МЫ ДОЛЖНЫ СПАСТИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО. ТАТАКАЭ! — потом ведь убеждать всех будет, что это дочка у него странными японско-большеглазыми (компенсируют они свои щёлки на лице, наверное) мультиками увлеклась. Воинственно размахивая шляпой, Миша с грацией разъярённого носорога и бульканьем бегемота-астматика ринулся на враз начавших спешное отступление «инопланетян».

— Такбля. НЕ УБЕГАЕМ, ПИДОРЫ, ПОДХОДИМ ПО ОДНОМУ. БОЖЕНЬКА ВАС ВСЕХ ПОТОМ ПОКАРАЕТ, ЗАХВАТЧИКИ, ЧУЖИЕ. А Я СРАЗУ ЛЮЛЕЙ НАВАЛЮ, — чёрный клинок правосудия, шляпа справедливости таки настигла одно из несчастных созданий — бурую кошку с едва ли не половиной морды, состоящей из испуганных голубых глаз. Бояр, конечно, поскользнулся, изгваздал белые ковбойские штаны-клёш в траве, но схватил эту чертовку весьма крепко. Попутно едва не раздавив.

Интересно, найдётся ли хоть в одном языке слово для описания начавшейся на теперь ещё больше протоптанной поляне вакханалии.
Хм-м, быть может, русский?
Например, «пиздец»?

[NIC]Миша Бояр[/NIC]
[STA]тв-3: настоящий, мистический[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/Kp5Uv.jpg[/AVA]

Отредактировано Мастер Игры (2018-07-08 23:50:52)

+9

493

[NIC]Антонина[/NIC]
[STA]мама дарагая[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2JjpF.jpg[/AVA]

Блядская шляпка авантюриста-путешественника постоянно спадала.
Округлая голова женщины в самом расцвете сил, служившая украшением простецкому головному убору, являла собой зрелище миловидно-отталкивающе в самом смысле этого слова. Вдохновившись сильной духом женщиной из небезызвестной саги о Гарри Поттере, Антонина походила на своего кумира как любовью к розовому цвету и кошечкам, так и непонятной тягой к усатым мужчинам.
- Майкл, Майкл Сергеевич, - пытаясь поспеть за обладателем подносного украшения, пышечка-Антонина виляла приметными бедрами, нещадно раздвигая камыш всей красотой своего пышного тела. Каверкая имя Михаила на помпезный манер, уроженка славной Украины поправила совершенно неуместный шейный платочек, дуя губки а-ля Бриджит Бордо.
- Вы-таки гарны рыцарь, я вам скажу. У нас в Одессе за вами бы бегали шо мама не горюй, - заливаясь громким, неуместно громким хохотом, женщина обернулась к кустам.
- Душечка моя, Майкл Сергеевич не будет ждать, пока ты высунешь оттуда свои каблуки. Да, кабанье. Да мне не интересно, шо-таки оно теплое - зато к деньгам! - всколыхнув неестественно-рыжий кудри, мадама отвернулась от поспевающей дочери, коей обязательно нужен был отец. Таки-пример для подражания, а ну уж еще и со вкусом на шляпки!
Однако увенчаный шляпой мужчина ушел далеко вперед, и дама впопыхах переставляла аппетитные лодыжки, вспоминая, что деда Сема с бабой Сарой-таки говорили: никогда и ни за что с галошами резиновыми не прогадаешь, и ноженьки в тепле, и соседи не украдут.
- Инопланетяне, три тысячи чертей вас подери. Вы где шароёбитесь, ну.
- Майкл Сергеевич! - подорвалась Антонина, с удивительной скоростью продираясь сквозь камыши и поправляя на бегу шейный платочек. - Я здеся!
- Дущечка моя, тебе пятнадцать, помни, тебе пятнадцать всего, а мамка твоя родила в неприличном возрасте! - набегу инструктируя дочь, суетилась Антонина, которая готова быть дивой с далеких планет - абы мужчина звал ее, а не Леонида.
- ЛЁНЯ, Я НАШЁЛ.
- ТА ЗДЕСЯ Я!
Вылетая к обожаемому с распростертыми объятиями и намереваясь прижать тщедушненького, недолюбленного мужину к широкой женской груди, Антонина вылетела на поляну и, как приличная дама, завопила.
- Ой СКОЛЬКО КОТИЧЕК! - единственное, что спасало Михаила, так это вид пушистых созданий, любить которых велел бог и канон.
- Их надо срочно всех наспасать! - распорядилась мамзель, протягивая увешанные перстнями пухленькие пальцы к симпатичным котятам.
- Майкл Сергеевич, вы такой заботливый! - не смогла не прокомментировать Антонина, с любовью взирая, как шляпоносец заботливо придушивает бурую кошечку.

+7

494

Черничинка проснулась от голоса своего брата. Не удивительно, она всегда чувствовала, когда с ни что-то происходило. Чёрная кошечка быстро подскочила и направилась к месту конфликта.
Погодите ка.
Что?
Этот. Гадёныш. Ударил. Её. Брата?
- Только попробуй тронуть его ещё раз, я тебе эту лапу откушу, ТЫ, ошибка собственной матери, - зло прошипела Черничинка, когда сын Лютоволка ткнул лапой в нос Плавничка. У кошечки уже давно поменялось отношение к Каштанке, и данная ситуация ещё больше всё это усугубила. Надо же. Сидит, ничего не предпринимает. Чёрная уже давно осознала, что королева любит только собственного сына, и то, что тот был от воина-предателя делало всю эту ситуацию ещё более отвратительной.
- Брось, Плавничок. Пусть этот выродок довольствуется тем, что у него есть. У него же кроме мамочки никого, бедная детина, - специально громко высказалась Черничинка, с насмешкой глядя на сводного брата. У неё то были Галчонок и Плавничок, а у сына Каштанки больше никого, кроме матери, - Он же у нас маленький котёночек. Ему мама нужнее, раз молоко на губах не обсохло, - Черничинка могла бы продолжать это бесконечно, но её прервало появление двух Двуногих. Очень вовремя...
Кошка моментально встала на защиту своего брата, распушившись, и злобно зашипев на не званных гостей.

+5

495

Этот поход в откровенную клоаку мира сего уже сидел в печёнках. Мало того, что все волосы, одежда, обувь были в вездесущем чертополохе, от укусов комаров чесалось везде - буквально везде! - и маникюр выглядел теперь похлеще пейзажей апокалипсиса, так в этом грёбаном лесу повсюду было дерьмо. Буквально повсюду - разве что посредством левитации чудом можно было не угодить в экскременты разнообразной живности. Разъярённое лицо Эльвиры, перекошенное то ли от гнева, то ли от несимметрично потёкшего макияжа, выражало крайнее негодование. Она готова была вонзить эти самые каблуки, застрявшие в геометрически правильном помёте, в кабана, который даже не удосужился добраться до ближайших кустов.
- Мама, оно меня затягивает! - взвизгнула девушка и покачнулась, постаравшись ухватиться за надёжное материнское тело, по которому сложно было промахнуться, но отчего-то сегодня женщина развивала небывалую скорость, так что дочери её пришлось упасть в склизкие объятия земли.
Грязь распределилась по лицу, декольте и рукам, покрытыми здоровенными волдырями от укусов каких-то неведомых кровососов, удивительно равномерно, и это можно было даже принять за грязевую очищающую маску, если бы масса так не воняла. Пятнадцать лет я буду отмываться от этого навоза, который тут повсюду. Французские духи выветрились уже через час после начала похода, не выдержав подобной конкуренции в виде ароматов леса, а потому Эльвира чувствовала себя вонючим разъярённым йети, пока пробиралась через заросли, уже абсолютно забив на колючки, паутину и что-то липкое и яростными движениями наманикюренных когтистых рук пытаясь оттереть верхний слой земли, накрывший тональник.
- ОЙ СКОЛЬКО КОТИЧЕК!
Эльвира вывалилась из зарослей под такой восхищённый возглас матери, как будто она нашла спа-центр в этой глухомани. Но нет, смысл сказанного дошёл до недалёкого ума (что парадоксально) уже после того, как в глазах зарябило от внезапно зашевелившейся земли. Куча котов прямо посреди леса. Они не были такими красивыми, как на тематических вечеринках, куда и Эльвира, признаться, не ленилась приволочь своего жирдяя, если, конечно, удавалось вытащить его зад из кошачьего домика, но их было много и все они мяукали (шипели, на самом деле, но в уши, кажется, гумус тоже затесался), а потому данное зрелище тут же вызвало умилительную улыбочку на пострашневшем личике девицы.
- Лё-ё-ёнь, хочу котика!
Она непонятно дёргано двигала рукой, пытаясь указать на более-менее красивого кота, но все при ближайшем рассмотрении оказывались либо уродцами, либо плешивыми доходягами. Ну, ничего, даже мужика можно откормить, что уж тут говорить о котеечках.
[NIC]Эльвира[/NIC]
[STA]за инсту и шеллак[/STA]
[AVA]http://s5.uploads.ru/3HmOb.jpg[/AVA]

Отредактировано Мастер Игры (2018-07-09 02:11:56)

+5

496

Кустистые заросли приобретали вид однотонной размазни, мужчина успел побывать в них и сидя и лёжа, особо сложные препятствия преодолевая ползком, накрывая лысину лопухом и отстреливаясь типичными фразами бывалого армейского деда. При слишком залихватских пируэтах к глотке подкатывало спиртное и Леонид останавливался, обнимая лечебные, по словам друга, берёзы.

   — КАКОГО ХЕРА, МИХА? - раздосадованный рёв был прерван громкой отрыжкой - У НАС СВОИХ НЕ БРОСАЮТ.

Должно быть он переборщил с утренней дозой живительного, даже тёща скрылась впереди, косолапо сверкая пятками. Приложив многострадальный лопух к лицу, Лёня несколько раз глубоко вдохнул, чувствуя, как трещит по швам раскаленная солнцем кожанка.

   — КАКОГО ХЕРА, МИХА? - мозг поплыл ирреальным де-жавю - как ты из матери такой вылез, сучка долговязая..

Вялое тело неумолимо сокращало безопасное для товарища расстояние, раздумывая над способами запихать именитую шляпу в не менее именитую жопу. В потоке гневных мыслей он не заметил очередную корягу, с нескончаемым полчищем матов принимая грудью раскидистый кустарник.

Вопль Бояра пестрил восторгом, он лениво перекатился пытаясь нащупать равновесие в разбегающихся под взглядом пейзажах. Звучало совсем рядом и мужчина приободрился, вываливаясь из растительности лысиной вперед.

   — Блядь, чо? - пытаясь проследить за перемещениями усатого шляпника, Нага закатился злорадным смехом - КОТОРЫЙ ИЗ НИХ «ТАТАКЭ», МИХА, ЧЕ ЗА ХУЙНЯ??

Маленькая и толстая, серо-белая хуёвинка, напомнившая Лёне рыбу-каплю из океанариума, больше всего походила на заморское слово. Ведомый сим ассоциативным рядом, он, с мастерством опытного тыкальщика в ссаки, ухватил мини-жирдяя за шкирку демонстрируя другу.

   — Слыш, оно? - пришелец барахтался в татуированных ручищах, Нага приблизил лицо, пытаясь сфокусироваться на голубых глазищах - Эля, бля, ты сракой слушаешь? Это иноплатенянтин. С какой стороны нужно нажимать? Ёбтвоюмать.. - сдавленный шепот грянул сиплыми смешками - смотри суда, у него даже яйца есть. Едва сдерживая гогот, Лёня намеревался помочь жене рассмотреть, тыкая кошачьей задницей в лицо.

[NIC]лёня нага[/NIC]
[STA]КАКОГО ХЕРА, МИХА??[/STA]
[AVA]http://s7.uploads.ru/9PKzd.jpg[/AVA]

+6

497

Лютоволк подобрал под себя переднюю лапу, вкрадчивым, внимательным взглядом наблюдая то за спесивой Каштанкой, то за её несносным сыном, поведение которого заставляло одновременно улыбаться в усы и перечить желанию надавать мелкому по подхвостию за слишком уж дерзкий нрав.
С укором взглянув на бурую кошку, Лютоволк почти серьезно хмыкнул:
- Воспитание.
И снова покосился на Крестовничка. К нему - а ведь было заметно - тянулся серо-белый брат. Едва узнав правду, первенец Каштанки явно возгордился если не происхождением, то собственной уникальностью, а потому не преминул возможностью показать Плавничку, кто здесь альфа.
Холодные глаза наблюдали за потасовкой котят, за Черничинкой, которая смело вступилась за брата, и пока малышня бесновалась, Каштанка надулась на него как баран на новые ворота.
- Пойду и растрясу.
- Вот и пойди, - хмыкнул Лютоволк, щуря глаза в легкой, заинтересованной улыбке. Плавное, гибкое тело в напряженных позах, хищный оскал...
Представляя Каштанку в охоте, серый совершенно случайно ушел в другое русло.
- Крестовничек, - решительно мявкнул здоровяк, поднимаясь на усталые лапы.
- Мутузить братьев сами предки велели, но не забывай, что вы - одной речной крови. Речной, малец, ясно тебе? И ты, и он, - коротко отчеканил длинношерстный самец, дернув ухом. Резко кот вскинул голову и едва не обомлел, почувствовав, как пульс застучал в ушах.
Он никогда прежде не видел Двуногих так близко.
Огромный кожаный... человек кричал нечленораздельно, мяукал что-то гортанным хриплым голосом и неужели даже пытался петь? Лютоволк чувствовал, как трясутся поджилки, и остекленелым взглядом наблюдал, как за этим чудищем с пучком черной шерсти под носом вылетает нечто еще большее, предки, куда уж больше-то?
И потом оно ка-а-а-ак завизжит.
А после хаос.
- Каштанка! - ахнул Лютоволк, когда нечто кожаное схватило королеву. И котят. Ну уж нет, бурая та еще стерва, точно сможет за себя постоять. А потому, не веря собственной глупости, Лютоволк бежал с трясущимися зубами, чтобы впиться в кожаную ногу кожаного человека с кожаной головой.
Выпустив кривые когти, серый повис на ноге Леонида, чувствуя, как бешено трясущийся хвост выдает его дикий ужас.

+5

498

- Это кровь, Крестовничек!
Каштанку как будто ударили. Она в шоке оглядывала Плавничка, с ужасом замечая едва видные алые отметины, нанесённые тоненькими котячьими коготками, но оттого не становившимися более безобидными.
- Крестовничек, что ты себе позволяешь?! - она смотрела на сына и не узнавала его. Он ведь не был таким... кровожадным, злобным. Или гены отца всё-таки дали о себе знать? Каштанка потемневшим от негодования взором покосилась на Лютоволка, который, похоже, даже находил потасовку котят увлекательной.
- Черничинка, - кошка окликнула дочь, которая тут же встала на защиту брата, но так и не нашлась, что той сказать. Семья трещала по швам, да и... не было никакой семьи. Каштанка чувствовала, как тяжело ей даётся каждое слово котёнка, которого она сама выкормила. Слово, обвиняющее либо её саму, либо другого такого же малыша. Королева обессиленно смотрела на свару, понимая, что от её вмешательства всё станет только хуже.
Ей бы хотелось, чтобы кто-то разрядил обстановку, но чтобы это были Двуногие... Каштанка видела-то их в жизни всего несколько раз, да и то издали, так что когда куча орущих монстров ворвалась на поляну, кошка готова была поклясться, что половина шерсти с неё в раз обсыпалась. Один за другим кожаные создания высыпались из кустов, и сердцебиение Каштанки всё учащалось, заглушая даже визни и крики. Кошка распушилась, от этого, правда, не особенно став больше, прыгнув вперёд, навстречу самому первому Двуногому с очень странной формой головы.
- Бегите! Бегите в лес! - она обернулась к котятам, чтобы только прокричать это, как вдруг вонючие огромные лапищи Двуногого схватили её.
Нет, это были не лапищи. Он снял с себя... голову? Каштанка, чувствуя, как от всего этого уже поплыли мозги, со всей остервенелостью принялась наносить удары когтистыми лапами по лапам чудища. Оно поднимало кошку в воздух, сотрясая и оглушая то ли своим громогласным рёвом, то ли удушливым смрадом, доносившимся из глотки, и бурой от этого поплохело. Она шипела и рычала, извиваясь в странной штуковине, которую Двуногий снял с головы.

+2

499

… и ведь стоило только задеть этого пушистого неуклюжего недобрата, как весь мир тотчас обратил внимание на Крестовничка. Голос мамы, голос отца, голос появившейся из ниоткуда Черничинки. В этом букетно-голосом соцветии не хватало разве что Галчонка и Ассоль.
Упрямо выпятив тяжёлый и крупный подбородок, Крестовничек первым делом обернулся к матери, со стыдом, испугом, затаённой обидой и внезапно вспыхнувшей волной гнева впитывая, считывая её эмоции. Ну вот почему она опять переживает из-за Плавничка, а не из-за своего родного сына?
- Извини, мам, - он очень старался не цедить слова, переступая высочайшие пороги самомнения и гордости от испытанной державной победы. Вслух Крестовничек ещё готов был сказать, что не хотел – правда не хотел, - но раз уж так вышло, чего шум-то поднимать на пустом месте? Плавничок может пережить немножко крови, тем более теперь все его жалеют, ах бедненький, ах несчастненький, обиженный-разобиженный Плавничок!
Трёхцветный громко, нарочито фыркнул и скрыл рвущиеся покаянные слова. Нет, не при приёмных братьях с сестрой. Потом, позже, он объяснит маме, что это вышло случайно и вообще всё ради неё. Почему же Каштанка не принимает во внимание этот факт?
Резкий мяв Лютоволка сам по себе заставлял обратить на себя внимание. Вот уж от кого поддержки он не ожидал, так это от отца. Тот всё ещё оставался для Крестовничка элементом неизвестности, и басистый рык, так ловко расставляющий все точки над «и», показался вдруг не таким уж и плохим. Не насколько, конечно, хорошим, чтобы разрешать ему делить с Крестовничком Каштанку, но неплохим, да.
Широкоплечий котёнок согласно повёл хвостом, мол, Речная кровь, принято к сведению, и развернулся к Черничинке, направляя на выскочившую как из Сумрачного Леса сестру своё внимание.
- Поаккуратней, сестричка, - янтарные глаза потемнели, - я же тебя одно…-ооой! – инстинкт среагировал за Крестовничка, превратив его слова в возмущённый вопль растревоженного кота. Заплясав по земле буквально кончиками подушечек, трёхцветный распушился, превращаясь в мохнатое чудо-юдо, что стратегически бочком пятилось подальше от нашествия неизвестных высокоходящих существ.
Очень загребущих существ.
- Мама! – Крестовничек взвизгнул, перебарывая звоном ужаса в голосе инстинкты самосохранения, требующие последовать приказу Каштанки и умчаться от странных существ куда подальше.
И это… это же просто космически-вселенно нечестно. Каждому в этом лагере, каждому знакомому коту, даже Ассоль, и теперь ещё даже этим дурацким «непонятно кому» нужна исключительно его мама!
Да пусть все – идут – лесом!
Если кто-то сегодня намеревался вытащить все плохие стороны ревнующего Крестовничка, - о, что ж, сейчас он их получит, ох как получит.
С воем, рвущимся из глубины его нутра, Крестовничек дрожащими когтями впился в другую прямостоящую шкуру, присоседиваясь к отцу.

+1

500

С глазами, полными счастья, он горячо закивал на реплику брата, ловя каждое его слово. Котенок испытывал такое волнение, будто тренировка начнется здесь и сейчас. Эмоции бурлили в нем, да так, что лапки покалывало. Сгорая от нетерпения, он носился рядом с сереньким котиком, спотыкаясь, прыгая, и снова спотыкаясь. Плавничок такой крутой!Великие предки, спасибо за такого чудного брата!

Может, взрослые просто не хотят делиться своими друзьями? Мы же Речные коты, река - наш друг, а взрослые все про волны-убийцы, да про чудища... — молвил голубоглазый. Галчонок резко остановился и так посмотрел на брата, будто тот только что раскрыл величайшую тайну всех времен и народов. Как эти коты могли скрывать такое?

— Неужели взрослые опять нам наврали? Вечно они врут! — обиженно надул щеки смолистый котик, исподлобья переводя взгляд на старших, — Теперь мы знаем их секрет, — переходя на шепот, он с хитрой улыбкой наклонился к брату. Глупые взрослые! Теперь никто не остановит Галчонка и его семью! Они устроят такое приключение, такой подвиг, что все племена обзавидуются!

— Мы обязательно туда сходим, втроем - ты, я и Черничинка! И вместе сразим это Чудище. Без вас мне не справиться! — заверил черномазого братец, на что юнец взвизгнул в порыве счастья. Он возьмет их с собой! Он возьмет! Их! С собой! Почти вешаясь Плавничку на шею и кружа вокруг него, котенок не знал как справиться с такой радостью, — А Крестовничек… — резко переменился серый, — пусть он тут сам развлекается. Вечно он нас не берет в свои игры и приключения.

Мы и без него отлично справимся. Больно надо, — фыркая отвечал котенок. Крестовничок будто вообще не являлся частью их семьи, постоянно огрызаясь и прячась под мамочкин хвост. Скучный каприза, с которым даже не поиграешь нормально — только и слышно, что мама да мама. Галчонку это не нравилось.

Маленькими шажками засеменив за Плавничком, черный уже продумывал план дальнейших действий. Как они отпросятся у мамы, как пойдут втроем в лес, как нападут на чудище, сразят его, вернутся героями. Путь их будет сложен, полон опасностей и ловушек: соколы-котоеды, злобные кроты с их противными глазками-бусинками (Галчонок ненавидел кротов, хоть никогда их и не встречал; возможно, ему просто не нравилось это слово), змеи, монстры, призраки! И все это будет происходить в лабиринте! А потом — друг-вода, схватка с чудищем и победа! Ох, как ими будут гордиться! Смолистый довольно замурлыкал, предавшись собственным фантазиям. Это будет грандиозно.

— М-а-а-м, а я был на самой настоящей тренировке! Я тут Галчонку рассказал о своих приключениях. А можно мы сходим опять к озеру, ну пожа-а-алуйста? — вывел его из сладостной думы не менее сладостный голосок брата. Лишь бы отпустила!

— Порошу-у-у-у, — улыбаясь во все свои зубки, зеленоглазый сделал самую милую мордочку на свете, — Мы правда будем очень осторожн...

Бум.

Впервые котенок прочувствовал на себе, что такое замедленное движение и как его порой не хватает. Всё произошло слишком быстро. Кубарем его братья покатились куда-то в сторону, выкрикивая что-то неразборчивое и затеяв самую настоящую драку. Поднимая пыль, оные бились не на жизнь (так, по крайней мере, казалось Галчонку), кусаясь и царапаясь.

— Это кровь, Крестовничек!

Сердце ушло в пятки. Кровь. Этот нюня поцарапал его брата до крови? Нарастающая ярость перемешалась с обидой за Плавничка. Смолистый очень злился. Как же надоел этот Крестовничек! Нарочно задев трёхцветного плечом, он развернулся к тому мордой. Подхватывая настроение Черничинки, Галчонок раздраженно зашипел и угрожающе распушился.

— Еще одно слово в их сторону и ты костей не соберешь, — грубо прочеканил он, поражаясь собственной агрессии. И откуда в нем это взялось? Даже присутствие матери и громогласная речь Лютоволка не смогли вывести его из этого состояния. Он был готов оторвать подлецу уши.

Впрочем, ссориться долго не пришлось. Ворвавшиеся на поляну кожанные создания грубо прервали юнца, вопя и безчинствуя. Слава предкм, что людская речь была для котов не более, чем набором странных звуков и смысла в себе не несла — иначе ушки у котенка начали бы вять. Прижавшись посильнее к родным, Галчонок зашипел.

Отредактировано Галчонок (2018-07-19 20:17:54)

+4


Вы здесь » cw. дорога домой » речное племя » главная поляна