cw. дорога домой

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » речное племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 81 страница 100 из 259

1

http://s9.uploads.ru/GWnsP.png


Главная поляна Речного племени – открытое светлое пространство, где всегда кипит жизнь. Сердце лагеря, которое воители будут защищать до последней капли крови, располагается на берегу небольшого пруда, куда впадает река, являющая главным источником пропитания. С самого рождения котята окружены стихией, благодаря которой их племя получило своё имя. Сам лагерь по периметру от пруда преграждён густыми зарослями камыша, что защищает от ветра и любопытных глаз. С другой стороны над лагерем возвышается огромная каменная скала, в основании которой располагаются палатки предводителя и целителя, а чуть поодаль, у подножия, и жилища всех остальных членов племени. Речные воители постарались, переплетая ветки камышовых зарослей с осокой и плетьми ежевики, бережно обрывая колючки, особенно в детской, дабы молодняк не поранился. Свои палатки коты украшают перьями водяных птиц, блестящими чешуйками, камушками и раковинами, что найдутся на берегу пруда. Одним словом, лагерь Речного племени – это прекрасно защищенное и уютное место, надёжно скрытое от глаз недоброжелателей.


+1

81

Серебряк опешил, с лёгким удивлением взирая на подоспевшую Ручей. Кошка, не дав воину выполнить задуманный план, лишь ловко схватила лебедёнка за шею и потащила к отцу.
Женщины - усмехнулся про себя Серебряк, которому и в голову не пришло взять птенца в зубы, словно котёнка. Он и котят то в жизни так не таскал, собственно, ведь не смотря на наличие потомков, до статуса заботливого отца ему было далеко. Но вот вид Ручей, заботливо несущей в зубах крошечное серое тельце, оказался несколько... трогательным, и кот готов был наблюдать за этой сценой, если бы не напряжённая ситуация в лагере. Серебряк, наконец, пересёк поляну, и присоединился к группе соплеменников.
- Надо просто оставить их, дадим им уйти - рассудил воитель, делая несколько шагов назад. Птица, воссоединившись с отпрыском, заметно утихла, и теперь лишь негромко шипела.
Глупые, всё же, создания - в одиночку броситься на группу хищников - суицид же, чистой воды. И ради чего? - воин, покачав головой, наблюдал за неугомонным лебедёнком. Впрочем, он и сам слышал немало историй о том, как кошки рисковали своей жизнью ради сохранности чада, нередко погибая. Может, не такие уж они были и разные?
Его неторопливые размышления о семейных ценностях прервал голос целительницы
- Я... я получила знак... - Серебряк сперва удивлённо вскинул брови, но уже в следующий миг на лице отразилась радость и предвкушение, охватившее всё его естество. Это, наконец то, случилось! Предки услышали их молитвы. Они спасены.
- Это замечательно - улыбаясь, закивал Серебряк, подходя к белоснежной кошке.
- Ты готова сказать нам имя, или тебе нужно время? - старший воин ощутил, как учащённый стук сердца эхом зазвучал голове, а подушечки лап приятно закололо от предвкушения.
Теперь всё вновь будет по-старому.

+6

82

Согласно буркнув на первую фразу наставницы, Дымка чуть не выронила мед услышав вторую. Принимать, что? Кого простите? Котят? Постаравшись не поперхнутся ученица недоверчиво повела ушами. Не то чем она хотела бы заниматься. Что интересного? Обычное природное явление случающееся с каждой (целители правда исключение) самкой. Никакой интриги и никакого адреналина. Поиск новых трав, новых способов лечения, охота на мед на который они убили полдня, да это позволяло чувствовать себя живой. А роды?.. Пф, одна только загадка сколько этих маленьких, пищащих комков будет потом путаться под лапами. В свою очередь Дымка была рада что сейчас в племени нет малышей, она никогда не отличалась избытком терпения, и от верещащих без остановки приставучих котят голова начинала раскалываться. Неудивительно что ясельный период был омрачен постоянным раздражением и желанием забиться куда-то где хотя бы тихо. Да и у кого им скоро ожидать котят? Им сейчас нужно не это, а новый лидер! Невнятно пробурчав что-то в ответ наставнице, она продолжила шагать скосив взгляд вниз, дабы видеть что у нее под лапами и не споткнутся.
- Ну, давай-ка отнесем это... Смотри, Дымка, лебедь!
Тут младшая целительница чуть не выронила мед во второй раз. Лебедей Дымка никогда не видела, потому ошарашенно уставилась на птицу в пару-тройку котов размерами. Птица разъяренно шипела и норовила отвесить удар клювом или головой окружившим его котам. Причина этого гнева стала ясна через секунду когда толпа на мгновение разошлась словно волны, представив ее взору маленького уродливого птенца. По сравнению с родителем птенец выглядел просто подменышем. Воины явно не собирались вступать в схватку с птицей и теперь упорно пытались донести до маленькой головы той, что не собираются трогать ее драгоценного детеныша. Торопливо отскочив, чтобы махина не задела ее крылом и головой, одновременно с приказом Ракушечницы, ученица недовольно зашипела - несколько капель меда пролились ей на грудку. Красиво конечно и все дела, только вот нет ни малейшего желания созерцать тушку лебедя в родном лагере. "Да прогоните уже обоих! Будем церемонится, они разнесут наши палатки! Наши целебные травы развеет по ветру!" - мысленно негодовала кошка. Вслух проворчать это не давала привычка молчать, дабы не сболтнуть лишнего и занятый рот, возможно к лучшему.
А наставница тем временем замерла и резко зажмурилась. Каким-то внутренним чутьем Дымка догадывалась что не от страха. Хотя ей хотелось закричать, чтобы наставница отскочила подальше от птицы и кучи котов. Мед же! Он же редкий. Ученица бросила торопливый взгляд в кучу-малу противостоящую лебедю, пытаясь понять что именно увидела целительница. Кого она увидела.
- Я... я получила знак... - голос целительницы подтвердил ее догадки. Вот только, почему Звездное племя не могло выбрать момент поудачнее? Полдня их в палатке ждешь и тишина. А как драка и возможная потеря ценных для здоровья племени ресурсов, так пожалуйста, вот вам знак.
Впрочем на кого указал знак, Дымку ничуть не удивило. "Да тут и знака не надо!" - хмыкнула она, видя что взгляд Ракушечницы направлен только на Серебряка.

+3

83

Несмышленыш брыкался в зубах кошки, трепеща и вырываясь, но серая воительница упрямо тащила лебеденка к папаше, постаравшись не поранить детеныша. До сих пор в голове где-то звенела мысль: "Вы что, ополоумели? Мы охотимся на таких, как они, а тут с лебеденком церемонимся". Но... все-таки, что-то в этой ситуации было иначе.
- Ты бы...выпустила птенца, что ли... - ошалел Толстолобый, типично по-мужски оценивая ситуацию. Упрямо вздыбив загривок, Ручей подтащила птенца ближе и с силой подпихнула к огромному лебедю, зашипев на малыша, чтобы лишний раз припугнуть его и заставить бежать к взрослому.
- Давай уже, беги под крылышко, - выгибая спину, зашипела кошка, настороженно глядя на большого лебедя снизу вверх. Реакция птицы была непредсказуемой, а потому следовало быть начеку, но все-таки что-то подсказывало Ручей, что сейчас отец года будет рад пригреть птенца и смотаться.
И тут как гром среди ясного неба. То, что ждало всё Речное племя уже очень долго.
- Я... я получила знак...
Пригнувшись, воительница обернулась. Ракушечница выглядела потерянной, чуток взвинченной, а взгляд, мгновенно из опустевшего превратившийся в осмысленно-серьезный, остановился на...
- Это замечательно - улыбаясь, закивал Серебряк, подходя к белоснежной кошке.
- Ты готова сказать нам имя, или тебе нужно время?
- Серебряк, тут даже целителем быть не нужно, - медленно подняла голову синеглазка, чувствуя, что теперь к неясным чувствам к пятнистому воителю примешивается еще и благоговейное восхищение. Ракушечница совершенно ясно смотрела на Серебряка, да и судя по взгляду Дымки, она тоже догадалась.
И все теперь ждали слова целительницы, даже несмотря на то, что совсем догадались. Обо всём. Еще до знака.
Чувствуя, как в груди переполняется от уже забытого чувства чего-то правильного вкупе с душащей нежностью, Ручей глубоко вздохнула. Лапы подрагивали от серьезности момента, ведь теперь все видели будущего предводителя Речного племени, преемника её отца. Того самого, кто достоин этой чести - вести Речное племя.
- Поздравляю, Серебряк, - шепнула кошка, ведь отчего-то так хотелось сказать это первой.

+2

84

События, надо сказать, развивались со стремительной быстротой, а проще говоря - свалились на головы речных котов, как сугроб с вершины дерева.
Во всяком случае Толстолобый ощущал вот это всё именно так и никак иначе. Быть может, виной тому была трещащая по швам голова или он просто был слегка...эээ, заторможенным, но сейчас ему казалось, что всё происходит как-то слишком быстро.
Лебедь, бабку его за ногу и в кучу с добычей, малость ошалел от действий Ручей, не хуже, чем окружавшие её коты и кошки. К счастью, всё обошлось вроде как благополучно, во всяком случае голова Ручей осталась при ней.
И тут же вернулись целительницы, а Звёздное племя, разумеется, не могло выбрать более удачного времени для того, чтобы осчастливить Речное Племя своим долгожданным знаком. Вот словно специально подгадывали, шутники!
Разумеется, и слепой бы понял по ошарашенному взгляду Ракушечницы, направленному на Серебряка, что именно бывший наставник Толстолобого должен стать новым главой племени.
Пожалуй, все согласятся со мной, что Звёздное племя выбрало плохой момент, но вот кандидата лучше выбрать не могло.
- Поздравляю, Серебряк, - донёсся до его изодранного лебедем уха тихий шепот Ручей. Воитель тоже хотел было поздравить, но в горле после драки пересохло, и он просто с улыбкой кивнул.
Голова кружилась - некстати в этот торжественный момент. Того и гляди, пойдёт поздравлять - и свалится прямиком на Серебряка, снова лишив племя предводителя.
Сиди уж, дурак-Толстолобый, и не рыпайся. Потом заглянешь к целителям...и Каштанку туда отгонишь, если сама забудет.

+5

85

Пожалуй, единственное, чего не доставало для того, чтобы навсегда запомнить этот день, - это знак Звездного племени. И он случился. Ракушечница, только что вернувшаяся в лагерь, замерла неподалеку и, часто моргая, будто приходя в себя, смотрела перед собой.
- Я... я получила знак...
Вот те слова, которые Речные коты так долго ждали. Наконец, племя обретет своего предводителя, вождя. Каштанка встрепенулась и вся обратилась во внимание, ожидая, что дальше скажет целительница. Лебедь резко отошёл на второй план - да он уже и не бушевал, воссоединившись с непослушным чадом.
Белая кошка в упор смотрела на Серебряка, отклоняя вопросы. Первой к старшему воителю подошла Ручей. Теперь ему нужно будет получить девять жизней у Лунного озера? И имя. Звездобряк? Хи. Каштанка осторожно поднялась на лапы, пригладив вздыбившуюся шерстку, но всё равно недоверчиво косясь на лебедя. Она хотела двинуться к будущему предводителю, чтобы поздравить, но остановилась возле Толстолобого. Ему тоже знатно досталось, учитывая, что он не бросился к Серебряку с поздравлениями, как многие. Воительница аккуратно коснулась хвостом бока бывшего наставника, участливо кивнув на Ракушечницу.
- Когда она освободится, загляни в целительскую.
Участливость возникла сама собой. Он отвечал за меня шесть лун, теперь можно воздать должное. Каштанка была привязана к своему учителю, как и многие воители. Всё-таки тот, кто научил тебя мастерству воина и охотника, сформировал твой характер, не может остаться просто соплеменником.
Кошка снова взглянула на Серебряка. Ну что ж. Достойный выбор, Звездное племя. В старшем воители присутствовали черты лидера, стержень силы и здравый ум. То, что требовалось сейчас Речным котам, чтобы привести дела в порядок. И обрести, наконец, покой.

+1

86

Ракушечница растерянно моргала, пока вокруг коты и кошки, шепотком или в голос передавая друг другу её слова, оборачивались, останавливались и замирали, во все глаза глядя на белоснежную целительницу. Но, постепенно приходя в себя, Ракушечница осознала, что не видит на лицах соплеменников изумления: её взгляд, направленный в упор на Серебряка, поняли все (даже фырчащая рядом Дымка), кроме одного кота.
- Это замечательно, - улыбаясь, закивал Серебряк, подходя к белоснежной кошке. Скептически дернув хвостом, она от волнения чуть улыбнулась.
- Ты не представляешь, насколько, - вполголоса пробормотала себе под нос целительница, переглянувшись с Дымкой.
- Ты готова сказать нам имя, или тебе нужно время? - спросил будущий предводитель. Взглянув на него, Ракушечница помедлила, оценивающе, чуть обеспокоенно осматривая Серебряка.
"А ты, Серебряк, готов?"
Буквально доли секунды, и вот уже возле кота возникла Ручей, проницательная, как и всегда. Тихое благоговейное поздравление было почти не слышно, и Ракушечница поняла, что медлить уже бесполезно.
- Да, Серебряк, - вздернув точеную головку, белая кошка подобралась, чтобы добавить моменту торжественности.
- Во время вашей потасовки с лебедем Звездное племя послали мне знак. Сегодня же я и Дымка будем сопровождать тебя, Серебряк, - с нажимом, громко и торжественно мяукнула молодая целительница, чувствуя всю правильность момента, - к Лунному Озеру. Я уверена, что именно ты достоин вести наше племя, а потому нельзя медлить. Нельзя, - чуть тише добавила целительница, слушая, как со всех сторон сыплются поздравления. Кошка отошла в сторонку, давая Серебряку несколько минут осознать, а после, когда чуть смолкли голоса, Ракушечница поманила хвостом ученицу.
- Ох наконец-то, - вздохнула белая, чувствуя, как от волнения шерсть на загривке шевелится. Взглянув на Серебряка, Ракушечница поднялась.
- Идем. Совсем скоро в племя придет предводитель, - бросив эту фразу куда-то в сторону соплеменников, целительница улыбнулась.
"Да, наконец-то."

------> Лунное Озеро

+1

87

<начало>
Лебедь. Лебедь в центре лагеря. Большая, сильная птица шипела и плевалась, а соплеменники носились вокруг да около. Все.
Кроме нас.
Заперли. Конечно, а что котятам делать в разборках взрослых? И всё же меня брала жгучая обида, особенно от понимания - они правы. Лебедь отшвыривал воинов, словно они то и являлись жителями детской! И внутри кипела злоба. Какой пиявки забыл тут этот шипун, в центре законного дома родного мне племени?! Лебеденок не казался мне таким уж оправданием - почему-то нас взрослые не подпускали и близко к такому роду приключений, а обнаглевший птиц мало того, что просохатил чадо, так еще и устраивал бепредел без права и совести!
Понятное дело, что я забился в угол, когда моё настырное вмешательство прервали грубым толчком и не менее грубым "цыц". Понятно, что долго высидеть так я не смог и вскоре уже мрачно наблюдал за тем, как продолжался неравный бой, почему-то оказавшимся неравным именно для нас. Казалось невообразимым, что Речные коты и не могли положить обезумевшего лебедя, словно нарочно играя не в полную силу. Того сожаления, что зрело в головах старших, еще было слишком чуждо молодому разуму не было, и не приживалась в голове мысль - убивать родителя на глазах ребенка, или ребенка на глазах родителя, нельзя. Она просто напросто даже не посетила мою голову за всё время просмотра.
Высунуть нос ни брату, ни сестре я бы и не позволил, но меня, как самого старшего, упрямо не выпускали наружу. Я ершился и кидал угрюмые, но вместе с тем и восхищенные, жадные взоры на процесс, стараясь подцепить еще и еще приемы, хитрости, уловки котов и кошек. И немного неясное действие Ручей, когда та схватила лебеденка (о котором я и забыть забыл) и потащила к родителю. Где-то в этот момент внимание "сторожа" Яслей достигло нулевой отметки и я припомнил всё, что знал о скрытности и "охоте". Прижавшись к земле и стрельнув в сторону охранника колким взором, я на полусогнутых "быстро уполз" из-под сводов Детской.
"Лебедь, лебедь..." Я повторял слово, коим назвали взрослые неугомонную, психованную птицу, не сводя пристального взора с белоснежного крыла, которое было окрашено в алый. Старания Тостолобого. Вот уж кто постарался на славу, поставив птицу на место. Правда, выходило небольшое "но". И я, ныкаясь в своём укрытии из камыша, пытался с серьезным выражением на морде и злобой в глазах проанализировать то, что имел на лапах.
"Он не улетит. Он не сможет, вон как его потрепали. Лебедь... Такой большой, а ума как у синицы или воробья!"
Я бы ринулся вперед. Звездное племя, я бы непременно ринулся вперед, с целью вцепиться этой пакости в ногу и прогнать его, застывшего среди поляны, прочь раз и навсегда, но краем глаза я успел заметить странное поведение взрослых и шепотки. Они то и оттянули и моё внимание на себя. Как-то странно вели себя, эти взрослые, и лучились, будто бы сейчас у нас был не нарушитель в лагере, а, а...
- Рмяв! - сорвался я, кинувшись из своего нехитрого убежища, которое едва ли привлекало внимание во время всей потасовки и странных новостей. Но пронесясь мимо лебедя и лебеденка (лишь приблизившись достаточно я вдруг понял, что внизу живота предательски ноет - птица была нереально огромная и определенно глупая!) и шикнув на них на ходу, демонстративно вздернув нос (при этом не сбавляя темпа), я упрямо добрался до соплеменников. "Охранник" Яслей вдруг обнаружил пропажу, лицезрев мою тушку не внутри положенной палатки, а снаружи, но поздно было открывать и закрывать рот.
Да я и не видел.
- Тостолобый, ты так яростно дрался! - не в силах пригладить растопыренную во все стороны шерстку то ли от волнения, то ли от бега, заявил я, оказываясь рядом и глядя на "раненного воина" с непередаваемой гордость в глазах. Впрочем, оной "чести" удостоился не только он. Каштанка и Ручей также были наделены упрямым, но благоговейным синим взором. Где определенно не плясало хоть малейшее раскаяние.. нет, даже мысль о том, что я должен был находиться в безопасной Детской, а не рядом с соплеменниками. Правда, нечто настороженное там всё же мелькнуло прежде, чем кто-то успел бы отреагировать.
Глухим я не был, слепым тоже, а потому странные взоры в стороны Серебряка и странные слова я очень и очень разобрал. Особенно последние реплики целительницы. И после что мне оставалось? Перевести удивленный взор на пятнисто-полосатого воина. Не каждый же день становишься свидетелем того, как в племени появляется новый предводитель. И восторг с изумлением были столь высоки и широки, что я даже забыл прохрипеть (пропищать, на деле то) нелепое "поздравляю" или нечто более пафосное и широкое на слово. Нет, я, малёк мальком просто стоял и смотрел на старшего воителя, пытаясь прокрутить полученную в бешеном количестве информацию внутри головы, отредактировав заклинившие шестеренки.

Отредактировано Колючий (2017-07-20 21:33:53)

+5

88

Ракушечница в упор смотрела на Серебряка, словно видя соплеменника впервые, и кот в удивлённом жесте приподнял бровь, не слишком быстро смекая, к чему все эти знаки. Затем он, наконец, осознал значение этого внимательного взгляда, и недолговечное облегчение сменилось неприятным чувством растерянности. Кот вмиг ссутулился, будто бы на его лопатки вдруг надавила появившаяся ниоткуда каменная глыба ответственности.
Соплеменники, не дожидаясь ответа целительницы, принялись поздравлять его - сперва робко, затем, понимая, что Ракушечница лишь согласно кивает - громче и уверенней. Кот очутился в самом эпицентре внимания, и оттого лишь застыл, не зная, как реагировать - ему хотелось сделать несколько шагов назад, отойти в сторону, прочь от этих пристальных и ожидающих чего-то взоров. Но Серебряк не мог позволить себе такую слабость. Больше не мог. Ему понадобилось лишь несколько минут, чтобы откинуть сомнения прочь, и уверенно взять себя в лапы.
Он едва заметно дёрнул ухом, услышав мягкий голосок Ручей - голос воительницы доносился откуда-то издалека, смутным тихим эхом отдаваясь в его затуманенном сознании. Сейчас он не мог реагировать ни на что иное, терпеливо ожидая ответа Ракушечницы. Он перевёл выжидающий взгляд обратно на белоснежную целительницу, надеясь, что её слова отрезвят его рассудок. Спокойный голос целительницы и впрямь вернул ощущение твёрдой земли под лапами.
Сегодня же я и Дымка будем сопровождать тебя, Серебряк - воитель коротко кивнул. Серебряк оглядел поляну, ловя на себе бесчисленное количество взглядов, и с легкой гордостью отмечая отсутствие недовольных морд и возмущённых возгласов. Ощущение нереальности происходившего упорно не покидало его.
Звёздное племя дало знак. Я- предводитель. Я. Предки избрали меня. - после этого своеобразного самовнушения тело Серебряка будто вновь налилось силой, а мысли, как прежде, приобрели ясные очертания. Вот лишь вновь обретённое ощущение тяжести никак не исчезало, и, вероятно, уже не исчезнет никогда.
- Ручей, до моего возвращения ты - главная в лагере - расправляя плечи, спокойно распорядился будущий предводитель, будто бы занимал эту должность уже много лун.
Взмахом полосатого хвоста он попрощался с соплеменниками, и затем направился за целительницами, уверенно оставляя старую жизнь позади.

→ Лунное озеро

+3

89

Начало игры.

Лаванда ничего не предпринимала. Она холодно и безучастно наблюдала за суетой соплеменников и незваных гостей - лебедя и его птенца. Кошка не горела желанием попасть под разгневанного чем-то огромного лебедя, поэтому просто отсиживалась в сторонке, из укромного местечка близ палатки смотря за происходящим.
С каждой минутой становилось все забавнее и забавнее. Котята рвались из яслей посмотреть на чудо-птицу, соплеменники носились как ужаленные, а молоденькая кошечка Ручей и вовсе взяла птенца в пасть и понесла к лебедю. Лаванда тихонечко захохотала над нелепостью, но через какое-то время ее остановили слова целительницы.
- Я... я получила знак... - воительница навострила ушки и привстала. Так-так-так. Интересно, кто же этот счастливчик? Лаванда замурлыкала, наивно представляя себя в будущем супругой предводителя и уважаемой всеми соплеменниками. Вот кошки обзавидуются!
Лаванда расплылась в улыбке, от удовольствия закрывая глаза. Она встала и, важно покачивая бедрами, направилась в сторону соплеменников, забыв про лебедя. Лаванда уже была готова поздравлять избранника Звезд, но ее триумф закончился после того, как стало понятно, что новым предводителем станет ее заклятый враг и, по совместительству, тот, кто разбил ей сердце. Шерсть на загривке встала дыбом, зрачки превратились в две узкие щелки. В горле заклокотало.
Он до сих пор продолжает травить Лаванде всю жизнь! Благо, кошка смогла взять себя в лапы, навести на себя невозмутимый вид. Воительница из последних сил сдерживала себя, чтобы не наброситься на Серебряка.
Но то, что произошло дальше... ни в какие рамки.
Ручей. Она так и крутилась вокруг Серебряка. Лаванда, наблюдая за ними, ощутила неизвестное ей ранее чувство, оно обжигало изнутри, терзало ее сердце, к горлу подступал ком. Ручей что-то шепчет ему! Да как она смеет прикасаться к этому... Он мо-ой!
Лаванда металась то к любви, то к ненависти. В ней либо начиналась буря, либо царствовал штиль.
Лапы задрожали, а из горла вырвалось недовольное рычание. Лаванда присела, словно готовясь прыгнуть прямиком на Ручей, но вновь овладела собой и обвила хвостом лапы. При этом кошка нехотя выкрикнула имя Серебряка, все-таки в душе теплилась надежда, что все возможно вернуть. Все искренне поздравляли нового вожака, радовались за то, что в племени теперь есть лидер. Но Лаванда не разделяла всеобщего ликования. Серебряк был для нее всем, она полюбила его по-настоящему! Ах, какая же она несчастная. И нет никого близкого, кому можно было бы поплакаться в плечо или с кем можно было бы забыться хоть на мгновение...
Будущий предводитель отправился за даром девяти жизней, и он оставил за главную Ручей! Да она молодая и глупая, как она может быть главной! Главнее Лаванды?! Ну уж нет.
Дождавшись, когда отряд Серебряка скроется за пределами лагеря, Лаванда с бешенством подбежала к Ручей и вплотную ей прошипела:
- Вот так вот значит, да? Снюхались значит?? Он не принадлежит тебе, дорогая. Серебряк кинет тебя, когда ты ему надоешь! Ему плевать на чужие чувства, ему важно лишь только его благополучие! Держись от него подальше, - Лаванда хотела вцепиться в милую мордочку Ручей, но сдерживалась из последних сил. Ей хотелось запугать соплеменницу, оттолкнуть соплеменницу от Серебряка, а еще сильнее хотелось заставить серого воителя страдать также, как страдала она, Лаванда, - Он только использует тебя, поверь мне. Как кошка кошке говорю, уноси от него лапы поскорее! Сама потом будешь жалеть, что не послушалась,  - воительница не знала в какой они стадии отношений, но она подумала, что между ними все серьезно, раз он открыто оставляет Ручей за главную. Как она могла пропустить их сближение? Быстро же он себе новую подстилку нашел, только-только две луны прошло после расставания.

Отредактировано Лаванда (2017-07-24 21:46:38)

+5

90

Да, Ручей видела, как приветствуют Серебряка соплеменники и насколько каждый рад выбору предков. Невольно расчувствовавшись такому сплочению племени - как прежде! - воительница отвела уши назад и улыбнулась, чувствуя, как от волнения подрагивает кончик хвоста. Серая не сомневалась, что именно отец, их прошлый предводитель, приложил свою лапу к такому выбору, и лишний раз мысленно поблагодарила его.
- Сегодня же я и Дымка будем сопровождать тебя, Серебряк, - торжественно мяукнула Ракушечница, которой, похоже, не терпелось поскорее отвести почти предводителя к Лунному Озеру, дабы предки наградили его девятью жизнями. Взглянув на целительницу и её ученицу, которые топтались у выхода, кошка снова покосилась на Серебряка. Ну, где же реакция? Что еще есть за этой спокойной, умудренной маской?
И ведь есть. Пятнистый кот был, конечно, удивлен, и, как казалось Ручей, наверняка польщен выбором. Очень жаль, что прошлый предводитель не выбрал Серебряка сразу: он был бы еще жив, а в племени царил бы мир и порядок.
Чувствуя непонятную гордость, синеглазка отошла на пару шагов назад, со стороны глядя на будущего лидера, на то, как он спокойно расправил плечи и вскинул голову.
- Ручей, - позвал он её, и кошка спокойно выступила на лапу вперед (спокойно, разумеется, внешне - торжественность момента до сих пор пробирала до мурашек), - до моего возвращения ты - главная в лагере.
Вот так вот. Удержав падающую вниз челюсть, дымчатая воительница только кивнула.
- Да, Серебряк, - коротко мяукнула Ручей, переглянувшись с Толстолобым. Было как-то... неловко перед ним. Все же он - старший, уважаемый кот, и тут на тебе.
"Да я просто под лапу подвернулась", - подумалось кошке, и она чуть успокоилась. Конечно, синеглазка знала о своих качествах и о том, что спокойно сможет побыть главной, не скромничая, но все же считала, что возраст и мудрость решают. А тут уж однозначно был выбор в пользу Серебряка... по крайней мере, если судить по возрасту.
И процессия ушла, оставив Ручей в легкой растерянности.
- Ледолом взял котят на прогулку, но наверняка вернется с добычей. В куче есть рыба, но если кто-то не хочет просиживать хвост, можем и порыбачить, - с улыбкой мяукнула воительница. Она знала, что основные обязанности на сегодня племя выполнило, да и командовать слишком уж рьяно не хотелось.
По крайней мере, ей.
- Вот так вот значит, да? Снюхались значит? - подавив желание вздыбить шерсть от такого резкого тона, Ручей едва не дернулась: Лаванда явно застала её врасплох. Не сразу дойдя до смысла её слов, она медленно округлила глаза, чувствуя, как внутри зарождается удивление... и неприязнь.
Хотя, что значит "зарождается"?
О Лаванде наслышаны не то что в Речном - и в других племенах. Безумно красивая и чертовски неприятная особа. Будучи очень примечательной и внешне роскошной, она разбила не одно кошачье сердце, отчего соседки по палатке не любили её. Да и характер, нрав и зашкаливающий эгоизм этой особы не располагал к ней.
Все уже попривыкли, но их недавнее расставание с Серебряком всколыхнуло привычный уклад племени: так вышло, что бросил кошку именно он.
Холодно отведя уши назад, воительница не успела ответить, попал под очередной "обстрел".
- Он не принадлежит тебе, дорогая. Серебряк кинет тебя, когда ты ему надоешь! Ему плевать на чужие чувства, ему важно лишь только его благополучие! Держись от него подальше, - прорвало Лаванду, да с такой злостью, что она едва ли не брызгала слюной в мордашку Ручей.
Поражало, насколько две кошки разные. Лаванда, чья красота была незыблема и всеми признана, и Ручей, чья красота была простой и самобытной. Дымчатая кошка была хороша, если к ней присмотреться, но в толпе все внимание падет именно на светлошерстную речную воительницу. А если не падет, она все сделает для того, чтобы привлечь его.
- Да, все племя было свидетелем вашей драмы, - сухо мяукнула Ручей, выпрямив спину. С какой стати эта особа диктует ей, как поступать?
- Он только использует тебя, поверь мне. Как кошка кошке говорю, уноси от него лапы поскорее! Сама потом будешь жалеть, что не послушалась, - продолжала рвать и метать Лаванда, которой явно эта ситуация не приносила удовольствия.
- Я разберусь. Видимо, неприятно, когда используют тебя, а не ты. И непривычно. Да, Лаванда? - уже почти обернувшись, в полупрофиль мяукнула синеглазка ровным тоном. Решив, что лучше занять себя чем-то более полезным, она развернулась.
- Нужно сделать Серебряку подстилку в палатке предводителей, - взглянув на оруженосцев, коротко мяукнула Ручей, отходя к общей куче и надеясь, что Лаванда призаткнется.

+4

91

Начало игры

Элегантно переступая с лапы на лапу, неторопливым шагом, кошка шествовала по поляне от входа в лагерь. День выдался весьма плодотворным. Для начала кошка сходила в утренний патруль, потом задержалась в лесу, немного поохотившись, а забросив дичь в общаг и отобедав в лагере, вновь ушла на вольные хлеба, дабы предаться вечернему заплыву на реке. Наигравшись вдоволь с лилиями, а так же изнежив своё тело в прохладной воде, кошка вернулась с вдохновлённым и прекрасным настроением, чувствуя, как свежо и хорошо мышцам... От ужина она добровольно отказалась, дабы не портить блаженные ощущения тяжестью желудка, и теперь, чувствуя, как шерсть уже почти высохла окончательно, двигалась по лёгкому ветру, ловя на себе дополнительные порции прохлады...
На поляне всё было как всегда. Кто-то куда-то деловито бежал, кто-то что-то раскапывал или закапывал, кто-то шептался и сплетничал, играл, дремал, медитировал, молчал, гонялся за хвостом и так далее...
В принципе... Сегодня было на что посмотреть... Взять бы хотя бы даже этих двух прекрасных птиц, невесть как материализовавшихся на поляне... Красивые существа были восхитительны даже в собственном испуге и попытке атаковать. Скользнув к сидящей неподалёку Ручей, Неясыть заинтересованно продолжала разглядывать белоснежных гостей. К слову... Ручей была не одна. Рядом находилась Лаванда, от которой исходили поистине не женские волны злости и напряжения. Решив, что не женское это дело, цапаться на глазах у мужчин, да ещё и двум таким красоткам, Неясыть томно протянула:
- Добрый вечер, милые дамы...
Нет. Не было в том издёвки или какой-то подоплёки. Неясыть искренне считала, что любое существо женского пола, следящее за собой и хоть капельку уважающее свои чувства, было милым. Суть их размолвки была не интересна, куда более интересовали лебеди. Аккуратно обойдя Ручей, кошка бесшумно опустилась на землю, изящно подобрав хвост. Светская должная полуулыбка коснулась губ, наделяя лицо какой-то эмоцией, больше похожей на вежливую маску, за которой скрывалось что-то малопонятное.
Спать абсолютно не хотелось. Такие тёплые деньки давно уже не выпадали на кошачий недолгий век, поэтому, такую погоду и настроение надо было использовать по максимуму. Кто знает, может ей удастся вытащить этих кумушек, ну или одну из них на ночное приключение. Возможно, сходят посмотреть светлячков, ну или полюбуются на закат. Возможно, вообще потащатся посмотреть на то, как завершают свой день Двуногие. Всё, что угодно, лишь бы не тухнуть в душном лагере.

Отредактировано Неясыть (2017-07-25 17:19:12)

+3

92

Лаванда была очень гордой. Еще с детства ей все потакали, восхищались красотой малышки и никогда не ругали, - поэтому из капризной Лавандушки выросла стервозная и эгоистичная кошка. Она никого не уважала, на первом и единственном месте находилась она и более никто. Единственным, с которым Лаванда была готова разделить жизнь, стал Серебряк, но вскоре после воссоединения пришлось разойтись. Это заставило кошку долго страдать, но даже после всей боли, что любимый ей причинил, Лаванда вернулась бы к коту при любых обстоятельствах, при первом его зове. Любовь зла. Лаванда тоже. Она знала, что Серебряк никогда не попросит ее вернуться к нему, поэтому решила мстить. Лучше отомстить, чем страдать.
Сейчас у Лаванды в душе сверкали молнии и гремел гром, когда молодая Ручей поимела наглость вспомнить про разрыв отношений! Кошка выпустила когти, но вцепилась ими в влажную почву; ни в коем случае нельзя прогибаться под соплеменницей и показывать, что это больная тема.
- Ах да, точно. Совсем забыла. Сплетни же у нас быстро разлетаются, - кошка закатила глаза и ухмыльнулась. Конечно же, со стороны Серебряка отношения уже давным давно закончились, но вот со стороны Лаванды - они еще только начинались. Предводитель будет вопить от ужаса, когда она, Лаванда, отнимет у него все самое дорогое и еще втопчет в грязь. А сейчас лучшим вариантом было показать, что "влюбленные" всего лишь взяли перерыв в отношениях. Так куда лучше звучит, чем расставание.
- Ой-ой-ой, Ручей, дорогая, ты совсем ничего не знаешь! Слушай больше остальных, они тебе много чего нового и интересного расскажут! Прям целую биографию составить можно будет, - Лаванда говорила медленно и слишком пафосно, особенно выделив "ой-ой-ой", словно полностью отвергая сказанные серой соплеменницей слова, - Иди лучше сказки котятам рассказывай, - а если она ждет малышей от Серебряка?! Тогда это будет огромная трагедия! Надо срочно что-то предпринимать.
Пока Лаванда думала над будущим потомством Ручей и Серебряка, соплеменница уже успела отвернуться и взять власть в свои лапы. Это раззадорило воительницу. Лаванда сделала рывок и толкнула отходящую Ручей плечом, отвлекая внимание оруженосцев.
- Нет! Она ваша наставница? Нет. Она глашатая? Опять нет. Пусть она сама сделает подстилку! Две. Для вас с Серебряком. Да, Ручей? Ведь любящая кошка сделает подстилку куда мягче и уютнее, уж мне ли не знать, - кошка хмыкнула, довольная собой.
Со стороны поздоровалась какая-то кошечка, и Лаванда резко повернулась в ее сторону, прижимая уши. Не ее кошачье дело, пусть не лезет! Тут серьезное обсуждение, что она тут унюхала?
Только сейчас Лаванда поняла, что неприятный разговор происходит прямо у всех на виду. Надо будет немного снизить обороты.

Отредактировано Лаванда (2017-07-25 19:38:26)

+4

93

- Ах да, точно. Совсем забыла. Сплетни же у нас быстро разлетаются, - привычным сладким голоском мяукнула Лаванда. Эту интонацию обожали коты и терпеть не могли кошки: приторно-слащавая, эгоистичная. Одним словом, мерзость, но что было на это ответить? Ручей лишь ухом повела, решим, что сплетни племени - дело племени, а не её личное, а потому пропустила слова соплеменницы мимо ушей.
Но разве она угомонится?
- Ой-ой-ой, Ручей, дорогая, ты совсем ничего не знаешь! Слушай больше остальных, они тебе много чего нового и интересного расскажут! Прям целую биографию составить можно будет, - все больше пустословила красавица-кошка, отравляя всякое желание с ней общаться.
- И после этого она удивляется, что у неё нет подруг, - присматриваясь к куче добычи, пробормотала себе под нос воительница.
- Иди лучше сказки котятам рассказывай, - фырчала Лаванда, и весь её облик наводил на смутное сомнение, которое Ручей категорически не показывала: а вдруг... вдруг они снова сошлись с Серебряком, просто скрывают это? Пожалев, что рядом нет подружки-Сивой, дымчатая красавица вздохнула и поприветствовала кивком Неясыть. Вот вам, пожалуйста: пример красивой и адекватной кошки.
- Как денёк, Неясыть? - дружелюбно мурлыкнула Ручей, проходя мимо соседки по палатке.
Цепляя из кучи с добычей небольшого линя (не хотелось возиться с чешуей), обратила внимание, что парочка оруженосцев резво направилась к палатке будущего предводителя, выносить оттуда старую подстилку. Привычная горечь кольнула сердце речной кошки, когда она заметила, как ученики вытаскивали подстилку её отца, где наверняка сохранился его запах, означающий стабильность, спокойствие и родство.
Но вынести подстилку оруженосцы не успели, а так и застыли с грязным, свалявшимся мхом у палатки лидера, когда Лаванда возопила на всю поляну:
- Нет! Она ваша наставница?
Этот голос откровенно надоедал, и Ручей почувствовала, как внутри закипает гнев. Подавив клокотание в горле, кошка выпрямилась и предупреждающе дернула хвостом: когтями её природа, благо, наградила.
- Нет. Она глашатая? Опять нет. Пусть она сама сделает подстилку! - распалялась Лаванда.
- Попридержи язык, трещотка, - предупреждающе фыркнула Ручей, разворачиваясь и передними лапами упираясь в землю. Стойка не самая дружелюбная.
- Две. Для вас с Серебряком. Да, Ручей? Ведь любящая кошка сделает подстилку куда мягче и уютнее, уж мне ли не знать, - перешла на запрещенные темы Лаванда, и синеглазке очень, очень хотелось съязвить, но она не первый день знала свою соперницу, а потому с огромным усилием выпрямила изогнутую в гневе спину и пригладила шерсть.
- Ну же, мальки. Будете исполнять прихоти мартовской кошки или воительницы, которую ваш будущий предводитель оставил за главную? - спокойный тон и предупреждающе сверкнувшие глаза сделали свое дело: ученики спешно подобрали подстилку и только хвосты мелькнули за камышом, ограждающий лагерь.
Проводив их взглядом, Ручей удовлетворительно фыркнула и развернулась к Лаванде, нос к носу.
- Что касается тебя, - выделив последнее слово, низко мяукнула дымчатая, - то мне совершенно плевать, какие подстилки, кому и в каком количестве ты делала. Засунь своё эго подальше и оставь меня в покое, как Серебряк оставил тебя. А уж с кем делать парную подстилку... - не удержавшись от легкой улыбки, Ручей мягко вздохнула, - ... разберемся, - поведя плечиком, Ручей победно подняла хвост, подобрала своего линя и уселась возле Неясыти, предлагая той разделить добычу.
Сплетничать очень не хотелось, но эмоции распирали, а потому серенькая принялась рьяно умываться, вылизывая лапу и проводя ей за ухом.
- Я сегодня присмотрела неплохую заводь, там столько плотвичек развелось... - делилась будничными новостями Ручей, обращаясь к Неясыть.

+3

94

Происходило нечто невероятное, и на чьих глазах! Каждый ли день становишься свидетелем становления - или назначения? - предводителем? Хотя, разум ребенка еще очень слабо воспринимал информацию касательно "знаки", "звездное племя" и прочее. Ведь ничего чудесного и эдакого не произошло. Никто не сошел с неба, никто не воспылал в свете звезд. Разве что лебеди всё еще гарцевали по поляне, но они успели наскучить настолько, что даже я не обращал на них внимание.
Нагло пользуясь тем, что взрослые "слишком заняты" восхищением по поводу слов целительницы, я находился в эпицентре событий. Что связанных с уходом Серебряка и Ракушецницы, что... с тем, что было позже.
А позже было нечто.
Будучи котёнком, с кошками я как-то мало контактировал, до сего дня точно. Даже сестру мы с братом как-то оттесняли от наших игр, справедливо полагая, что она девочка и куда ей в наши "суровые, жестокие тренировки". Всё верно, кошки - не такие, как мы, коты, и сейчас... Звездное племя, откуда берет начало сексизм? Не с таких ли картин детства? Уж запомниться было чему.
Уже забыв об ушедшем Серебряке, я растерянно переводил взгляд то на Лаванду, которая непонятно с чего подняла шум, то на Ручей, которую оставили за главную. Касательно последнего я испытывал даже легкую зависть, но явно не негативного плана. С чего бы быть месту для такого?
"Вырасту - тоже буду оставаться за главного... И не раз."
От такой мысли даже шерстка едва-едва распушилась, а глаза заискрились. Но окунуться в мечты, которые, того гляди станут целью, если очень постараться, я толком не смог. Кошки. Опять. И синий взор вновь забегал по двум воительницам с немым вопросом "что происходит".
- Нужно сделать Серебряку подстилку...
- Нет! Она ваша наставница? ...любящая кошка сделает подстилку куда мягче и уютнее, уж мне ли не знать...
- Так и шла бы делать сама, - вдруг раздалось над притихшей поляной. Я даже не подумал снизить голос, да и во фразе было столько непонимания, что о какой-либо дерзости и речи не шло. Ляпнул, что думал, как говорится, выстроив логическую цепочку из того, что имел. А притихшей в самом деле, вряд ли не было соплеменника, кто не смотрел и не слушал бы разразившейся балаган. Просто потому, что кошки устроили выяснение отношений посреди поляны на виду у всех. Я же так ничего и не понимал, в упор. Кроме одного - воительницы развязали сору на пустом месте.
"Лаванде же никто не мешает пойти самой всё сделать... Чего тогда... Кошки..."
Про историю с отношениями я не знал. Да и откуда бы? Пятилунному комку шерсти интересоваться такими вещами, ну-ну. А потому в моих глазах действие имело еще меньше смысла, чем в глазах остальных, кто был постарше и кто хоть отчасти знал, что и почему. А мне оставалось сидеть (за время всего разговора я успел придать пятую точку) и недовольно пушиться, напоминая колючий комок шерсти.
Впрочем... не долго.
- Я сам всё сделаю! - еще более неожиданно, а может и нет, раздалось да почти следом за предыдущей фразой и я опрометью ринулся к выходу из лагеря. Оруженосцы подозрительно быстро пытались вымести прошлую подстилку и я догадывался, почему. Кто захочет слушать женские разборки?
Я пронесся в аккурат под лапами Лаванды и мимо отошедшей Ручей. Впрочем, пока это было всё, что я успел сделать, странно сверкая глазами.

Отредактировано Колючий (2017-07-26 07:00:35)

+3

95

И всё же... Кошки упорно старались куснуть друг друга. А всё из-за кого? Из-за мужчины, которого тут и в помине не было... который даже не увидит и не оценит их стараний, а ещё, который и так давно уже и без них для себя всё решил. Неясыть вальяжно кивнула Лаванде, мол привет, можете продолжать - я не влезаю, а потом мягко провела языком по пушистому меху на груди.
Последняя выходка Лаванды обескуражила учеников, и Неясыть заинтересованно стала шарить глазами по соплеменнице, внимательно изучая, стараясь найти именно то место, откуда бил этот женский фонтан ненависти. Поймав на мгновение взгляд бушующей красавицы, палевая мягко улыбнулась, а затем снова потеря интерес к происходящему между двумя дамами.
- Так и шла бы делать сама
Юный и наглый голосок прорезал воздух с определённой заявкой на победу. Это удивило и умилило одновременно, переместив внимательный испытывающий взгляд на Колючего, палевая красотка чуть приподняла бровь, сохранив всё же лёгкую полуулыбку.
Паренёк был горяч, даже слишком, раз позволял себе такие вещи, но... тем не менее, в нём, пусть даже таким путём, уже чувствовался характер, а это не могло не радовать.
- Я сам всё сделаю!
Храбрый малыш промчался мимо двух разъярённых соперниц и сидящей рядом палевой, обдав лёгким ветерком от беготни. Растянув губы в чуть зубастой улыбке, полосатка вынуждена была признать:
- Такой душка, не правда ли?
Благо, Ручей дипломатично отошла от спора, заведя непринуждённую беседу с Неясытью. Пододвинувшись чуть ближе, золотистая медленно кивнула.
- Я сегодня присмотрела неплохую заводь, там столько плотвичек развелось...
- Я тоже была сегодня у заводи. К вечеру там распустились чудные ночные кувшинки... Надо будет сходить собрать немного, украсим детскую, ну и палатку предводителя заодно, в честь праздника.

Отредактировано Неясыть (2017-07-26 11:05:08)

+4

96

Дымка удовлетворенно кивнула когда на голову Серебряка посыпались поздравления, и стоило заметить никаких недовольных возгласов, хотя конечно и мог быть кое-кто кто попробовал бы оспорить волю Звездного племени, но благо этот кое-кто сейчас отсутствовал на поляне. "Мы отправляемся!" - блаженство теплой волной прошло по ее полосатой шубке. Наконец-то, все будет по старому, ну хорошо, не совсем по старому, но воины перестанут толпится у порога их палатки время от времени суя любопытные носы внутрь и задавая глупые вопросы. Наконец-то можно будет спокойно выйти из лагеря и не оказаться окруженным толпой соплеменников. Воистину Звездное племя это лучшее что ты делало за последнее время. Неплохо было бы и пораньше. Дымка довольно взмахнула хвостом, отправляемся сейчас, ведь медлить нельзя. Правда в этот момент она вспомнила что зубы ее заняты медом. Еще один жест - "Подождите всего секунду!" Тем более новоявленный предводитель пока что принимал поздравления от всех присутствующих. Юркнув в палатку целителей ученика бережно сунула мед в щель, подальше от любопытных лап и глаз, еще бы знак какой "Не трогать!", но на это времени не было. Ценное лекарство было страшно доверить неуклюжим воителям. Лизнув себя пару раз в грудку, где шерсть слиплась от густых золотистых капель, Дымка зажмурилась. "Ммм... Сладко! Правда пить теперь охота" - она облизнулась, сделав пару глотков из небольшого стока что вел в их пещеру. Еще бы перекусить, так как утренняя рыба это все что она ела, потом настало время охоты за медом, а теперь вместо ужина поход к предкам. Времени на еду уже не было. Стряхнув с себя усталость будто бы прилипший к шерсти мох, Дымка бегом бросилась на главную поляну. Может они даже пересекут озеро вплавь, чтобы добраться до Лунного озера побыстрее. "Кому понравится ходить по земле, если можно плыть? Разве что котам племени Ветра!" - хмыкнула ученица, в несколько прыжков добираясь к выходу где уже находились Ракушечница и Серебряк. Тот отдавал последние указания, оставив за главную Ручей. Любопытный факт, если он оставил ее за главную, то возможно... В принципе дочь предыдущего лидера выглядела вполне себе уместно в роли глашатаи. Конечно она еще молода, но спокойна, уверена в себе и очень ответственна. Хороший выбор. Но если на выбор предводителя сейчас влияла воля предков, то выбор глашатая полностью зависел лишь от того, что у Серебряка будет в голове. Пристроившись в хвосте их маленькой процессии, ученица покинула лагерь.

+3

97

Как же... так? Почему именно сегодня к Лаванде такое скверное отношение? Чего она такого плохого сделала, что на нее смотрят как на тухлую рыбешку? Ну ладно кошки от нее нос воротят, а что плохого в Лаванде увидел маленький котенок? Воительница гневно сверкнула глазами по маленькому комку шерсти, а после возмущенно фыркнула, решая оставить слова малька без ответа. Лаванда запомнила Колючего - когда-нибудь кошка преподаст ему урок, навсегда запомнит. Сейчас нет смысла поучать его, пока что это прямая обязанность его матери - видимо, она не справляется. Кошка еще раз фыркнула.
Одно радовало - слова зацепили-таки Ручей, соплеменница сдерживалась. Впрочем, так же сдерживала свой гнев и Лаванда. Ей было противно смотреть, как эта мерзкая серая и вообще невзрачная кошка трется около Серебряка! И что он в ней увидел? Красоту? Ха, да Лаванда намного прекраснее, все взгляды всегда устремлены в ее сторону. Ум? Ну да, чтобы охотиться, сражаться и выполнять долг перед племенем много ума не надо. Силу? За силу не любят. Юмор? Что-то не очень было заметно, как они смеются вместе. Наверное, просто Серебряк хочет заставить Лаванду ревновать. Да, точно! А может... они переспали, и теперь Ручей ждет котят, а Серебряк просто исполняет свой долг отца??? Кошмар, надо скорее разузнать, вдруг это правда?
- Ладно, я просто пошутила на счет подстилки. Не принимай близко к сердцу, Ручей. Я просто сегодня не выспалась. Я тебе просто пытаюсь донести, что у котов лишь одно на уме, послушай меня, мартовскую кошку, хах, - Лаванда в наглую подошла к Неясыти и Ручей, а говоря это, кошка сделала виноватое выражение мордашки, прерывая житейскую кошачью болтовню, - Ты не подумай, я не такая, какой вы меня все считаете. Давайте, я вам помогу собрать кувшинки... - киса обидчиво лизнула лапку, и прикрыла глазки. Фу, вот еще, лапы марать в грязи. Эти цветы всегда растут в такой жиже... я потом луну не отмоюсь. Но чтобы не показать себя с плохой стороны (хотя все наверняка уже считают кошку стервой), Лаванда продолжила предлагать какие-нибудь идеи для праздника...
- Можно вообще пир устроить. Я готова поохотиться. Наконец-то Звездные предки смилостивились и подали нам долгожданный знак! - на самом деле Лаванде было до жути противно разговаривать про... дела племенные. Куда больше кошку забавляли разговоры про котов. Каждый из них был по своему красив, с каждым бы Лаванде хотелось поиграть в отношения. Кроме Серебряка. К нему бы Лаванда вернулась, если бы он ее попросил вернуться (и то, если бы умолял!), но... пока этого не произошло, против серебристого кота будут строиться коварные планы. А начинать надо издалека.
- Ручей, а ты бы хотела стать глашатаей? М? Вы же хорошо общаетесь с Серебряком, он мог бы выбрать тебя. Вон, кого-нибудь из котяток дал бы тебе в ученики, - может быть ответ на интересующий вопрос сейчас раскроется? - Ты очень ловко управляешься с племенем. Будешь самой молодой в истории племен глашатаей. Хорошо держишься, - и Лаванда хорошо держится, чтобы не выцарапать глаза этой кошке! Воительница обвила хвост вокруг лапок, как бы невзначай интересуясь подобным.

Отредактировано Лаванда (2017-07-28 23:31:21)

+5

98

Линь был скользким и тяжело поддавался минимальной чистке, но отсутствие чешуи все равно оставалось его преимуществом. Зажав рыбку под передней лапой, Ручей вопросительно изогнула хвост, глядя на Неясыть, мол, будешь кусочек?
- Такой душка, не правда ли? - в привычно мягкой манере пропела палевая кошка, и Ручей переглянула через её плечо. Наверняка она говорила о Колючем, который с удивительным для его возраста усердием подобрался к уже подсохшему (заранее) мху.
- Точно, - согласилась кошка, кивая и надкусывая рыбий хвост. В мыслях промелькнуло проснувшееся желание получить такого котенка в оруженосцы. К счастью, синеглазке уже довелось в юном возрасте (лун так пятнадцать) получить первого подопечного, а потому взрослая не по лунам кошка чувствовала, что готова взять на попечение еще одного будущего воителя Речного племени.
- Я тоже была сегодня у заводи. К вечеру там распустились чудные ночные кувшинки... - нараспев протянула Неясыть, и синеглазка не сдержала добрую улыбку. Ручей думала прагматично: о еде, о добыче, о пропитании. Неясыть же, в силу своей тонкой натуры, видела кувшинки. Славно, что она настолько утонченна и женственна. Да и охотница, впрочем, неплохая.
- Надо будет сходить собрать немного, украсим детскую, ну и палатку предводителя заодно, в честь праздника.
И тут серая подавилась хвостом линя.
- Нарвать помогу, если что, но украшайте лучше без мен... - и она замолкла, скосив глаза на подходящую к ним Лаванду. Внаглую так подходящую. Судя по многозначительному взгляду дымчатой, Лаванде вряд ли были рады все в этой компании, но когда это останавливало главную строптивицу и эгоистку всея леса?
- Ладно, я просто пошутила на счет подстилки. Не принимай близко к сердцу, Ручей. Я просто сегодня не выспалась. Я тебе просто пытаюсь донести, что у котов лишь одно на уме, послушай меня, мартовскую кошку, хах, - снова поток почти бессвязной речи, от которой хотелось отвести уши назад. Серая молчала, еще раз прокручивая в голове сравнение с подстилкой, и сжала зубы, плотнее перекусывая рыбий хребет.
- Если не возражаешь, - проглотив кусок, Ручей старательно держала ровный тон, - мы тут обеда...
- Ты не подумай, я не такая, какой вы меня все считаете, - продолжала Лаванда как ни в чем не бывало, и серая уже не смогла сдержать нервно подергивающийся кончик хвоста. Какого водяного она творит?
- Давайте, я вам помогу собрать кувшинки... - представив Неясыть и Лаванду в паре за таким женственным занятием, Ручей почти обрадовалась: можно спокойно отказаться украшать палатку Серебряка. Впрочем... допустить к этому Лаванду (с её навязчивой идеей о подстилках) хотелось еще меньше.
- Можно вообще пир устроить. Я готова поохотиться. Наконец-то Звездные предки смилостивились и подали нам долгожданный знак! - поддерживала светскую беседу красавица, старательно и неправдоподобно. Речные коты знали Лаванду не одну луну, а потому такой вот напускной интерес житейскими делами племени выглядел очень фальшиво.
- Смилостивились не то слово, - бурчала себе под нос Ручей, кисло жуя линя. Так испортить аппетит, а!
- Ручей, а ты бы хотела стать глашатаей? М? - и снова разговор вернулся к дымчатой кошке. Нехотя и нарочито медленно проглотив кусок рыбы и носом подпихнув часть к Неясыти, Ручей, медленно облизнувшись и еще более медленно умывшись разок лапой, наконец ответила.
- Да. А что? - спокойно приподняв брови, синеглазка повернула мордашку к сопернице.
- Вы же хорошо общаетесь с Серебряком, он мог бы выбрать тебя. Вон, кого-нибудь из котяток дал бы тебе в ученики, - столько лести от Лаванды слышат только тогда, когда самой Лаванде что-то нужно. "Хорошее общение" с Серебряком из уст соплеменницы уже откровенно раздражало, но Ручей держалась.
- Это так. Удачно, что у меня уже был ученик, верно? - будто бы наивно полагая, что Лаванда искренне за неё болеет, Ручей сладко улыбнулась.
- Ты очень ловко управляешься с племенем. Будешь самой молодой в истории племен глашатаей. Хорошо держишься, - комплимент на комплименте.
- Спасибо, мне тоже так кажется, - не в правилах Ручей было так льстить самой себе, но уже пора было бы заткнуть эту профурсетку.
- Вообще, я за опыт. И знаю, что тот же Толстолобый, - прервавшись от умывания, кошка посмотрела на большого воителя, - занял бы эту должность с еще большим успехом, чем я. А ты, Неясыть, - целенаправленно уводя разговор от Лаванды, спросила Ручей, - хотела бы стать глашатаей?

+4

99

начало игры попытка вторая
Вот те на! Серолапка, бывшая ученица жестокого, честолюбивого кота, что предал племя и убил предводителя, который оставил неизгладимый отпечаток в душе своей воспитанницы, теперь сидела ошарашенная неожиданной новостью. Ее отец стал предводителем! Она, конечно, предполагала такой исход, но... даже не не могла предположить, что новое амплуа дочери вожака Речного племени так выбьет из колеи. В конце концов, сейчас от нее явно будут ожидать большего, чем от других учеников. "Но ведь мне даже не дали другого наставника! Как я могу соответствовать новому статусу?" Мысли путались, к горлу подступил ком, а в душе начала зарождаться паника. Ученица невнятно проблеяла поздравления вместе со всеми и с тоской смотрела вслед удаляющемуся Серебряку, идущему на встречу своей судьбе. "Эх, мне бы хоть немного его спокойствия и уверенности в своих силах..." Кошечка твердо про себя решила, что когда страсти улягутся, она подойдет к своему новому предводителю и поделится переживаниями. Быть может, он сможет ей как-то помочь или дать дельный совет. Серолапка в который раз с тоской подумала о том, насколько жить столо бы проще, будь у нее наставник, взрослый умный кот, которому можно открыться и попросить помощь. А так приходится донимать и без того занятого отца всякими мелочами.
Ученица настолько глубоко ушла в свои мысли, что приказ Ручей, оставленной за главную, проплыл мимо нее, растаяв в воздухе. Серолапка тупо посмотрела на серую воительницу, не понимая, чего от нее хотят: слишком много умственных ресурсов было затрачено на борьбу с паникой. Однако, Ручей быстро отвлеклась на пререкание с кем-то, а один из котят, дерзко выкрикнув что-то о подстилках, лихо пронесся по поляне в сторону выхода. Ученица усилием воли заставила себя сбросить оцепенение и, наконец-то, принять активное участие в движении на главной поляне. В конце концов, сейчас племя нуждается в ней!
Серолапка посмешила к воительницам, нервно помахивая хвостом и неуклюже перебирая длинными лапами. Кажется, Ручей повздорила с Лавандой. Что ж, это неудивительно. С прекрасной, но резкой в изречениях, кошкой Речного племени вообще трудно разговаривать спокойно. Как минимум потому, что она сама этого, похоже, не умеет. Тем более, когда речь касается кота.
- Что случилось? - невинно хлопая глазками, поинтересовалась серая ученица. - Извините, что вмешиваюсь, но мне показалось, что вы поссорились.
Выразительно посмотрев сначала на Лаванду, Серолапка медленно перевела взгляд на Ручей. Неужели они не поделили Серебряка? Всем было известно о романе новоиспеченного предводителя, тогда еще бывшего обычным старшим воином, и Лаванды. Но кошечка думала, что они расстались несколько лун тому назад. Так какие причины могут быть для скандала? Или, вечно надменная Лаванда так и не смогла отпустить своего бывшего возлюбленного? Так или иначе, гадать смысла нет.
Серолапка приветливо кивнула стоящей рядом Неясыти и, виновато поведя усами, вновь обратилась к Ручей:
- Извини, я не услышала твой приказ. Что нужно сделать?

+3

100

Рыба, которую так аккуратно и настойчиво разделывала Ручей, потихоньку уменьшалась. Малышня разбрелась по своим делам. Угомонилась ли Лаванда? Нет. Всё было на своих местах.
- Ладно, я просто пошутила на счет подстилки. Не принимай близко к сердцу, Ручей. Я просто сегодня не выспалась. Я тебе просто пытаюсь донести, что у котов лишь одно на уме, послушай меня, мартовскую кошку, хах
Очень хотелось закатить глаза, но правила приличия запрещали это делать. Напустив на себя одухотворённый вид, Неясыть повела плечиками и снова заинтересованно взглянула на Лаванду.
- Ты не подумай, я не такая, какой вы меня все считаете. Давайте, я вам помогу собрать кувшинки...
Красотка сейчас своими же лапами безбожно топила себя целиком и полностью, но в принципе... даже за худыми актёрскими талантами, в ней можно было разглядеть простую хрупкую женщину, которая обижена, да и понять. Чисто по-женски. Ещё бы... она сама себя понимать начинала...
Сомкнув губы, Неясыть неопределённо улыбнулась, чуть сдвинув брови. Ещё не известно, как они бы с Ручей себя чувствовали и на что бы были способны, окажись в подобной ситуации. Душа прелестного пола слишком хрупка, чтобы долго носить на себе каменные маски и железные прутья нервов.
- Можно вообще пир устроить. Я готова поохотиться. Наконец-то Звездные предки смилостивились и подали нам долгожданный знак!
Мимолётном взглянув на Ручей, Неясыть пододвинулась ближе к Лаванде. Тонкий запах шерсти, нагретой на дневном солнце, коснулся чувствительных желез на нёбе. Не мигая, кошка спокойно мурлыкнула, надеясь, что ни спесь, ни своенравие собеседницы не помешают понять её как-то превратно.
- Дорогая, ты действительно хочешь пойти?
По поведению было понятно, что строптивая красотка ведёт себя нетипично, выдавая половину своих обид, только... Вот сейчас с ней никто не собирался ни конфликтовать, ни ругаться. Стоило ли портить друг другу такой прекрасный вечер?
Окончательно всё стало на свои места, когда речь зашла о глашатайстве. Грустно улыбнувшись, Неясыть еле заметно покачала головой, бросив последний заботливый вгляд на Лаванду. Она не понимает и вряд ли поймёт, пока не сделает так, как считает нужным. Её нужно было отдохнуть... И физически, и морально. Неясыть и Ручей были не самой подходящей компанией, но, всё-таки... попытаться разрядить обстановку стоило.
А ты, Неясыть, хотела бы стать глашатаей?
Лёгкий томный смешок прокатился по полуоткрытому рту и вырвался на свободу.
- Ты же знаешь, Ручей, я не очень люблю все эти скучные собрания и составления патрулей.
Искренне улыбнувшись, палевая поправила лапкой мех на грудке.
- Я считаю, что править должны мужчины. Если женщина стоит у руля, значит дела совсем плохи, ибо сильному полу попалась неразрешимая задачка. Нарушен баланс. Женщины правят незримо.
Становиться глашатой? Значит отказываться от половины привычных женских дел и пристрастий... Приносить себя в жертву ради идей племени. Убивать в себе красоту, молодость, свежесть... А в итоге... оставаться одной, без семьи и детей, взяв на себя бразды правления... Это было бы слишком сейчас. Возможно когда-нибудь, в голове и могли бы появиться подобные желания и темы к размышлению, но это явно было событие не на ближайшие луны.
Выразительно взглянув на Лаванду, Неясыть снова искренне улыбнулась, только теперь уже не так широко.
- Лаванда, а хотелось бы тебе быть поближе к власти?
Ответ был очевиден, но всё же... в душе теплилась надежда, что у красотки всё-таки есть чувство достоинства к самой себе и такта. Нет. Она просто ослеплена собственной любовью, вот и говорит глупости.
Ручей почти заканчивала с рыбой. Мотнув головой, Неясыть вежливо отказалась от предложенной трапезы и распушилась. Мех почти до конца уже высох, оставив на себе лишь тонкий аромат водяных трав и цветов, даже от лёгкого ветерка, который внезапно окутывал девушек, уже не было столь зябко.
Деловито лизнув переднюю лапку, палевая полосатка аккуратно провела ею за ухом, приглаживая пушащийся загривок. Действительно, можно было бы и выдвигаться в путь. Пусть даже если они пойдут втроём, Лаванде нужна встряска. Начнут склочить на реке, так Неясыть быстренько охладит обеих водными процедурами. А пройдёт всё гладко - тогда разборки между девушками либо отодвинуться на потом, либо вовсе растаят в вечернем воздухе.

+5


Вы здесь » cw. дорога домой » речное племя » главная поляна