cw. дорога домой

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » речное племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 141 страница 160 из 259

1

http://s9.uploads.ru/GWnsP.png


Главная поляна Речного племени – открытое светлое пространство, где всегда кипит жизнь. Сердце лагеря, которое воители будут защищать до последней капли крови, располагается на берегу небольшого пруда, куда впадает река, являющая главным источником пропитания. С самого рождения котята окружены стихией, благодаря которой их племя получило своё имя. Сам лагерь по периметру от пруда преграждён густыми зарослями камыша, что защищает от ветра и любопытных глаз. С другой стороны над лагерем возвышается огромная каменная скала, в основании которой располагаются палатки предводителя и целителя, а чуть поодаль, у подножия, и жилища всех остальных членов племени. Речные воители постарались, переплетая ветки камышовых зарослей с осокой и плетьми ежевики, бережно обрывая колючки, особенно в детской, дабы молодняк не поранился. Свои палатки коты украшают перьями водяных птиц, блестящими чешуйками, камушками и раковинами, что найдутся на берегу пруда. Одним словом, лагерь Речного племени – это прекрасно защищенное и уютное место, надёжно скрытое от глаз недоброжелателей.


+1

141

Бежевичка в судорожном возбуждении оглядывала соплеменников, ловя каждую их эмоцию, ловя каждое слово. Вот величественная Оцелотка. И не понять, чем она так будоражит кровь и чем пугает. Но в ней всегда было нечто такое, отчего кремовому котенку хотелось стать как она. И даже лучше. И дело было не во нраве, который у полосатой рыжей кошки был не совсем хороший, а в общей атмосфере, что приносила с собой эта кошка. Она была сестрой Серебряка, нового предводителя.
Молодец, — как невероятно величественно и кротко. Словно большего и не надо. Словно этим словом она высказала множество других слов. Невероятно. Бежевичка в немом возбуждении сглатывала слюну и смотрела на идеал кошки. А Серебряк! Мотнув головой в сторону серого полосатого кота вновь, котенок увидела, как он воинственно и великолепно в два грациозных прыжка оказался на скале собраний. Из нутра зеленоглазой послышался восторженный вздох. Сколько лун она мечта оказаться на месте предводителей несмотря ни на что. Каждую  ночь, казалось, кроха спала и видела, как управляет племенем и делит честно между непоседливыми соплеменниками рыбку.
Мои дорогие соплеменники, — спокойно, будто одаренный мудростью, начал Серебряк. Раньше Бежевичка не столь часто на него обращала внимания, потому что он ей казался некой тенью сестры. Вокруг него постоянно крутились старшие кошки, которые, малышка была уверена, обрывали с кончика хвоста его шерсть на память и спали с ней в обнимку. По крайней мере, кто-то так говорил. А Бежевичка наивно верила, не зная еще, что такое любовь. И может быть раньше кошка к новому предводителю была равнодушна, то сейчас, когда он занял новую должность... Она не могла закрыть рот от прилива восхищения. Теперь же каждый взгляд его был для нее чем-то великим. Каждый вздох - непостижимо важное мгновенье. Охх, Бежевичка решила, что когда она вырастет, то обязательно станет предводительницей. Тем временем Серебряк говорил. И будто бы голос его изменился, стал будто бы лучше прежнего. А все из-за нового статуса предводителя. Кремовая помнила, что со дня на день она должна постареть достаточно, чтобы стать старейшиной. Ну, так сказали старшие. Не верить кошка им не могла, хотя где-то в уголке мозга были мысли о том, что вряд ли ее будут прятать в палатку старейшин, если она вон какая, способная.
Пока эта скала пустовала, многие котята доросли до возраста посвящения. Бежевичка, Колючий, Пылинка, Крошка, выступите вперёд. Вы - будущее Речного племени. Та сила, что оживит и восстановит его. Учитесь упорно – ведь я буду следить за успехами каждого из вас.
Услышав первое предложение и первое имя, кошка не сдержала себя и взвизгнула от счастья. Это действительно с ней? Это действительно ее имя произнесли? Это правда ее сейчас посвятят? Великое Звездное Племя, да это же именно то, о чем мечтала Бежевичка все эти луны! Выскочив вперед, забыв прилизаться нормально, кошка задрожала всем телом от переполнивших ее эмоций.  Неужели этот день наконец настал...? Кремовая кошка встретила взгляд Серебро Звезд стойко, не отводя. Еще бы, кто она такая, чтобы воротить голову от предводителя. Казалось, что зеленоглазая не чувствовала ничего кроме себя, скалы и серого полосатого кота.
"Следи за мной, пожалуйста, всегда. Можно даже за кустами."
А Серебро Звезд, тем временем, начал посвящать котят. Отпустив лестный комментарий наставникам.Только вот про Бежевичку словно бы все забыли. Оставшись одна без наставника, кремовая недоуменно посмотрела на предводителя, не понимая, от радости она прослушала что ли все или просто... Не хватило?..
Бежевичка, твоим наставником буду я.
Если бы можно было выразить всю радость одним словом, то кошка всю оставшуюся жизнь повторяла это слово. Если бы радость можно было описать как количество звезд на небе, то небо превратилось бы в белое нечто. И не осталось бы ни одного темного пятнышка. Ахнув от восторга, словно во сне, полосатая тыкнулась носом в ответ, отошла назад будто на ватных ногах. Когда посвящали Лаванду, Бежевичка не могла отойти от шока. Ей. Дал. В. Наставники. Сам. Себя. Изнывая от чувств, кошка не могла сидеть и стоять нормально на месте. Ее хвост плясал из стороны в сторону, а шерсть стояла дыбом. Она еще ближе к предводительству чем все остальные здесь!
Серебро Звёзд такой красивый. Его словно и правда коснулась звезда, — послышалось где-то сзади. Бежевичка с шумом вобрала в себя воздух и в мыслях сказала, что он и есть звезда.
Однако радость от посвящения рассеялась, когда Лаванда выступила. Бежевая ученица прижала уши к голове, спасаясь от возмущений. Пусть это ее совершенно и не трогало, но чувство было такое, словно кричали на нее. Стало как-то жутко и не по себе. А потом это чувство сменилось интересом. Что же ответит предводитель? Как усмерит буйную кошку? Изгонит? Что обычно делают в таких случаях? Малышка прищурилась, провожая взглядом шумную воительницу. А, действительно, зачем? Зачем Серебро Звезд назначил ее наставницей своей дочери? Кольнула зависть, что у нее самой, у Бежевички-то, нет родителей. А у той есть,  сам предводитель. И тут же кремовая злорадно, хотя и с внутренним укором, подумала, что рада такому исходу событий.  Поляна, тем временем, все еще не могла отойти от шока, а тут еще и Оцелотка въелась на Неясыть за что-то. Бежевичка не понимала, но чувствовала, что пока это не ее ума дело. Она не стала принимать участие в этом шуме, смотря больше на главаря племени, ожидая его разумных решений. Каждую победу и каждый его провал она запомнит навсегда. На всю жизнь.
С другой стороны, она, как будущая предводительница... должна была показать с хорошей стороны перед всеми, но явно не сейчас.

+2

142

Серебро Звёзд, допустим, не отличался внушительными габаритами или навыками лучшего воина племени, не был он и особо остроумен, не светился слишком часто в центре внимания. Но также не был он глупцом, чтобы просто так, ни с того ни с сего, доверять Лаванде родную дочь. Лисья хитрость в характере пятнистого крепко переплеталась с живым умом и холодной расчётливостью. И сейчас, возглавив племя, кот, наконец, может полностью раскрыть свой потенциал. Ведь теперь он будет играть другими не просто для собственной выгоды, а во благо всего племени. Он-то знает, что лучше для других.
Племя - семья. Но последние события показали, что предателем может оказаться твой брат, твой друг, твой боевой товарищ. За многие луны беззаботной жизни Речные воины расслабились, не заметили исходящую изнутри угрозу, а всё от того, что вероломный Карпозуб надёжно скрывал свою сущность от соседей по палатке. Они-то, может, и знали, что характер у глашатая не сладок, но открытого неповиновения и предательства никак не могли ожидать. И Серебро Звёзд был в их числе, тогда, но больше он не допустит подобного - племя должно знать, кто есть кто. И истеричное поведение Лаванды, а также её ослушание приказам предводителя, показали не ему - он то её знал лучше других - а всему племени, кому не стоит доверять. Он не собирался сеять смуту, поднимать ворох прошлого, открыто запугивать соплеменников потенциальной угрозой. Намекнуть, смоделировать событие, наглядно показать, да так, будто бы и не планировал - лишь так можно донести до всех сразу свою мысль.
- Тишина - чуть повысив тон, подал голос серебристый. Реагировать на выпады в свою сторону он никак не мог - надо было держать планку, да и не особо хотел.
- Долг каждого воина Речного племени - подчиняться воле предводителя. И всё же, я слишком забочусь о наших оруженосцах, наших будущих молодых воинах, чтобы так рисковать - Серебро Звёзд затих, наблюдая, как его дочь, дрожа всем телом, покидает главную поляну.
- Серолапка - он взмахнул хвостом, призывая ученицу вернуться туда, где она стояла.
- Ты продолжишь своё обучение под руководством Ручей. Ручей, я надеюсь, что ты передашь все свои знания ученице, а также научишь её не опускать лапы в трудных ситуациях. - пятнистый смотрел прямо в глаза Серолапке, и хотя в глубине души ему было жаль расстроенную дочь, он надеялся, что всё произошедшее послужит той уроком.
Верность. Мне нужна верность и надёжность
- Перед лицом Звёзд я называю имя нового глашатая Речного племени, и пусть предки услышат и одобрят моё решение.
- Толстолобый, мой выбор пал на тебя, и я верю, что ты будешь верно и преданно служить племени.

... и мне - ведь не было лучшей кандидатуры, чем его бывший ученик, которого Серебряк собственными лапами взрастил и воспитал. При этом бурый воин не был слишком строптив и упрям, не отличался агрессивностью или мстительностью - такой точно не предаст.
- Каждый из вас – добавил Серебро, прежде чем покинуть скалу и отправиться в свою новую палатку – может в любое время потревожить меня, если будет необходимость поговорить. Не обязательно лишь только по глобальным вопросам – промолвил кот. Теперь, получив столько власти, он хотел стать ближе к собственному племени, хотел лучше увидеть истинную сущность каждого воина. Ведь если раньше Серебряк анализировал одного за другим котов, подстраивая случаи, подбирая фразы и моменты, умело скрывая живой интерес психолога за маской участливости заботливого соплеменника, то сейчас он мог, наконец, увидеть подноготную всех членов племени, без исключения. Он должен быть в курсе всего, чтобы не допустить новой смуты.
- Собрание окончено – предводитель спрыгнул со скалы, и, не оборачиваясь, направился в палатку, где его ожидал приятный сюрприз в виде разостланной по всей земле свежей подстилки.

→ палатка предводителя

+6

143

Серолапка не успела отойти, к ней подбежал Шип. Он что-то говорил, но его подрагивающий бочок рядом стал лучшей поддержкой. Ученица благодарно потерлась подбородком о его макушку прежде, чем котик ускакал обратно к своему беспристрастному наставнику.
- Ты продолжишь своё обучение под руководством Ручей. Ручей, я надеюсь, что ты передашь все свои знания ученице, а также научишь её не опускать лапы в трудных ситуациях.
И вновь она стоит перед воительницей и преклоняет перед ней голову в приветственном жесте. Серебристая шерсть стоит дыбом на спине и топорщится по бокам, глаза неприятно жжет, а под нижними веками тонкая шерстка слиплась и стоит колом. Все, что ей сейчас хотелось, это забраться в свое гнездышко, скрывшись от чужих глаз и голосов, привести шкурку в порядок и заснуть. Сон обладает целительной силой. Он наверняка избавит от горького привкуса предательства во рту, освободит разум от недобрых тяжелых мыслей. Завтра, когда проснуться птицы, серая ученица вновь станет легкой и беззаботной.
Серолапка не имела ничего против Ручей, напротив, она бы даже хотела учиться под ее началом. Эта серая кошка своенравна и дерзка в силу молодости, но вряд ли жестока. Она поможет своей подопечной закончить обучение и стать полноценной воительницей Речного племени.
Все понятно. Серебро Звезд специально разыграл эту сцену, чтобы убедить котов в том, что Лаванде нельзя доверять. Но ведь это и так каждый котенок знал, она слишком честолюбива и эгоистична, чтобы на нее рассчитывать. Зачем было вмешивать в свои игры меня?
Эта мысль не давала Серолапке покоя. Она украдкой наблюдала за тем, как пятнистый предводитель спрыгнул со скалы и растворился во мраке своей пещеры, перед этим радушно пригласив к себе каждого, кто захочет что-то обсудить. Первым порывом было, конечно, кинуться к отцу и поплакаться, но кошечка быстро одернула себя. Умом ученица понимала, что это был лишь хитрый ход, чтобы заставить все племя увидеть истинное лицо красавицы, но в сердце уже вонзился острый шип обиды. Почему Серебро Звезд даже не подошел к ней после собрания и не извинился за свои фокусы? Почему не утешил, просто сбросив сейчас это на Ручей, сестру, котят и других неравнодушных соплеменников? Это выше его достоинства?
Немало усилий Серолапке стоило подавить вновь нарастающую бурю. Она судорожно сглотнула и подняла глаза на свою новую наставницу. Серебро Звезд, прежде всего, предводитель, а предводитель всегда знает, как лучше для его котов. Эта мысль помогла немного заглушить боль от осознания, что для белого кота его дочь стала всего лишь инструментом для демонстрации. Ну ничего, в следующий раз Серолапка будет умнее и сильнее, она не позволит собой воспользоваться. Никому.
- Ручей, - кошечка неловко переступила с лапы на лапу, - на сегодня будут какие-нибудь поручения или я могу идти?
Она прекрасно помнила, что поляна полна котов, которых нужно поздравить с почином. Начиная с котят, получившие сегодня имена оруженосцев, и заканчивая Толстоболым, что стал глашатаем нынешнего предводителя. Ученице было неловко, что она до сих пор никого не поздравила и очень надеялась на то, что они не обидятся, если она сделает это завтра.

+3

144

У Оцелотки нервно дёрнулись усы, когда братец перевернул её худшие опасения в реальность. Как же можно было так лопухнуться! Тяжёлый вздох вырвался из приоткрытой пасти молодой кошки, когда она поднялась на четыре лапы и бережно подтолкнула свою дочь вперёд, не желая больше сидеть на месте. Глядя на белоё пёрышко у неё в пасти, Оцелотка бросила ещё один гневный взгляд на Неясыть, но так ничего и не сказала, бережно лизнув дочь между ушей:
— Может быть, пойдёшь поздравишь Бежевичку и Серолапку с посвящением? — мурлыкнула пятнистая кошка, плавно качнув кончиком хвоста, — а мама пойдёт поздравит твоего дядю.

Действительно, Оцелотка намеревалась серьёзно поговорить со своим братом: тот обычно был непрошибаем, как омытая рекой скала, однако должная забота и любовь к сестре у него имелась, что не могло не радовать молодую особу. Кошка бегло подтолкнула родную дочь и наказала ей быть смелей, после чего была такова. Чёрная, густая шерсть на загривке Чертополоха моментально привлекла её внимание:
— Я смотрю, и ты сегодня богат на учеников, — грузное урчание исходит откуда-то прямо из горла статной кошки, когда та бегло лижет бывшему ученику ухо, — я надеюсь, ты не собираешься съесть своего оруженосца ещё до начала обучения? — хитро стрельнув глазами в сторону Колючего, кошка распрямила усы и выгнула спину, — горжусь тобой, мышеголовый, — фраза могла бы показаться оскорблением какому-нибудь зелёному оруженосцу, однако такой тон между бывшей парой из наставника и ученика был нормой. Они привыкли. А то, что других это может смущать, совершенно не их проблема.

Забавный факт в том, что огнеопасные коты обычно не переносят общества друг друга: нежелание чёрного кота подчиняться и огненный характер стали камнем преткновения во время его обучения, однако Оцелотка и не думала сдавать обороты. Желание выбить из кота всю ту дурь, которая присутствовала в его голове, никогда не покидало её мысли, но она держала себя в лапах. И именно из-за неё он остался на несколько лун оруженосцем, когда все его знакомые посвятились. Это было уроком, хорошим уроком, и Оцелотка и сейчас надеется, что Чертополох усвоил урок.

— И тебя с посвящением, Колючий, — облизнув высохшие губы, достаточно громко мяукнула кошка, — Чертополох прав, тебе невероятно повезло с наставником.
И Оцелотка так действительно считала. Она считала, что не кто иной, как Чертополох, не сможет вытренировать у оруженосца потрясающе-чистую дисциплину и силу. Он и сам горел, как свечка, его пламя порой приносило Оцелотке большие проблемы. Но сейчас не об этом. В очередной раз поздравив новоиспечённую пару, кошка повела лопаткой и плавно развернулась, дёрнув кончиком хвоста. В то же время пятнистый силуэт её брата скрылся в стороне палатки предводителя.

Оцелотка не могла сказать, что в последнее время ей хватало внимания брата: кот, завлечённый уходом за племенем, всё глубже уходил от неё в раздумья и тишину собственных мыслей, когда Оцелотка оставалась наедине со своим горем, со своей ревностью. Можно ли ревновать брата к племени? Вполне, Оцелотка явно показала, что на её брата никто не имеет прав больше, чем она.
— Пока был никем, не был нужен никому, — в очередной раз шикнула она себе под нос, подмечая то, что большая часть Речного племени, вполне могли носить маски предателей и до сих пор быть верными Карпозубу. Её не волновало то, что в её котятах течёт кровь предателя, — сын за отца не отвечает, — бегло и ровно произнесла она, прежде чем со всей важностью и статью сестры предводителя раздвинуть плечи и двинуться вслед за братом для важного разговора.

«Сын за отца не отвечает», — ещё раз прокрутила у себя в голове эту фразу молодая кошка, прежде чем перед входом в палатку предводителя замереть и очередной раз окинуть взглядом лагерь. Однако преданность, высеченная на черепе, со временем не девается никуда.
палатка предводителя

Отредактировано Оцелотка (2017-08-06 10:27:45)

+3

145

Серебро Звезд воззвал к тишине, да так... яро, что Ручей невольно приподняла брови.
Ого. Быстро втянулся.
Какое-то неприятное ощущение дернуло кошку изнутри, и она повела хвостом. Эта интонация, всего единожды прозвучавшая из уст пятнистого кота, как-то не была похожа на привычного Серебряка. Немного... жестче, что ли.
Может быть, так и надо?
Волнозвезд тоже был не паинькой, но, судя по словам соплеменников, он всегда был чуток жестче, и все привыкли к его характеру. А тут на глазах у воителей их старший товарищ превратился в лидера с девятью жизнями, и неизвестно, насколько сильно это его изменит.
- Долг каждого воина Речного племени - подчиняться воле предводителя. И всё же, я слишком забочусь о наших оруженосцах, наших будущих молодых воинах, чтобы так рисковать, - прогремел голос Серебра Звезд.
Наступила тишина.
- Серолапка, - зычно позвал кот, и серая взглянула на его дочь.
- Ты продолжишь своё обучение под руководством Ручей, - и она тут же подорвалась, как по готовности, направившись быстрой рысью к опечаленной, убитой ученице, которой и без того досталось в жизни.
- Ручей, я надеюсь, что ты передашь все свои знания ученице, а также научишь её не опускать лапы в трудных ситуациях, - добавил предводитель, пока синеглазка терлась носом о нос новой подопечной. Что ж, с уже подросшим оруженосцем будет не так просто, как с малышом сразу из детской, но Серолапка вроде как славная девочка, а потому...
- ... мы поладим, - тихо мяукнула кошка, услышав поздравления. Дернув ушком и краем глаза улыбнувшись, Ручей присела рядом с серой ученицей. Непонятно, к чему было это представление с Лавандой, но что-то у синеглазки неприятно кольнуло: все-таки, прежде всего Серебро Звезд доверил свою дочь Лаванде, а не ей, и это задело её не как слегка влюбленную кошку, а как молодую воительницу, чей опыт новый предводитель поставил под сомнение.
Более того - ниже опыта Лаванды, и это немного удручало.
- Перед лицом Звёзд я называю имя нового глашатая Речного племени, и пусть предки услышат и одобрят моё решение, - наконец объявил Серебро Звезд то, что так ждали всем племенем, а некоторые его члены - особенно.
- Толстолобый, мой выбор пал на тебя, и я верю, что ты будешь верно и преданно служить племени, - зычно провозгласил кот, и Ручей от души крикнула имя бывшего ученика Серебра Звезд. Да, все так, как она думала.
Но, все-таки, честолюбие чуток кольнуло, ведь Ручей была уверена, что... тоже бы справилась.
Что ж, все так, как и должно было быть.
- Каждый из вас, – добавил Серебро Звезд, прежде чем покинуть скалу и отправиться в свою новую палатку, – может в любое время потревожить меня, если будет необходимость поговорить. Не обязательно лишь только по глобальным вопросам, - добавил кот и был таков. И, провожая его взглядом, Ручей поняла, что вот именно сейчас ей говорить с ним не хотелось бы. Странное осознание, но факт.
И уж точно желание пообщаться отбивал пятнистый хвост Оцелотки, тут же скользнувшей за лидером в его палатку.
Ну какая же змея.
Слабо поморщившись, Ручей повернулась к Серолапке.
- Ручей, - кошечка неловко переступила с лапы на лапу, - на сегодня будут какие-нибудь поручения или я могу идти?
Да, настроения у серой ученицы не прибавилось, и синеглазка чуть поджала губы.
- Да. Поужинай. Завтра пойдем с тобой к реке и посмотрим, что ты уже умеешь. И, Серолапка, - остановив хвостом отходящую ученицу, Ручей заглянула ей в глаза.
- Я не Лаванда и не стану тебя позорить. Понимаю, что тебе неприятна эта ситуация, как и то, что в десять лун тебе приходится идти в обучение к другому наставнику, тем более к совсем непохожему на предыдущего. Не принимай во внимание мой возраст, я спуску тебе не дам, - уголки губ едва заметно приподнялись, - но ты можешь обратиться и ко мне по любому вопросу, - осознав, что невольно повторила слова её отца, Ручей выпрямилась и чуть расслабилась.
- Сегодня отдыхай, - отпустив ученицу, серая задумчиво проводила её взглядом и развернулась, случайно налетев на Черополоха.
- Извини, тут такая толпа, - беззаботно улыбнулась кошечка, обходя темного воителя по полукругу и рысцой, с высоко поднятым хвостом подбегая обратно к Сивой.
- Надо поздравить Толстолобого, идем, - пихнув кошку в бок, Ручей, не замедляясь, пошла вперед, к новому глашатаю.
- Вы посмотри-и-ите, - протянула кошечка, когда толпа вокруг Толстолобого чуть поредела. Между ними всегда были простые, легкие отношения.
- Какой важный теперь! На будущее, как будешь получать дар девяти жизней, проследи, чтобы тебя назвали Толстозвёздый, а не Толстозадый. Легко перепутать, - рассмеялась Ручей, от души пихнув лбом здоровяка.
- Как ощущения-то?

Отредактировано Ручей (2017-08-06 12:21:01)

+5

146

— Тишина, — голос предводителя громом прогремел над поляной, и все разговоры разом смолкли. Жемчужка опустила уши, моментально расхотев и дальше засыпать мать вопросами. Она во все глаза смотрела на дядю, ожидая, что же он скажет и как поступит с такой воительницей, как Лаванда. Ей было безумно жалко Серолапку: за что он так? Если бы Оцелотка была предводительницей, она бы никогда не отдала свою дочь таким злым воительницам! — Долг каждого воина Речного племени - подчиняться воле предводителя. И всё же, я слишком забочусь о наших оруженосцах, наших будущих молодых воинах, чтобы так рисковать. Серолапка! Ты продолжишь своё обучение под руководством Ручей. Ручей, я надеюсь, что ты передашь все свои знания ученице, а также научишь её не опускать лапы в трудных ситуациях, — Жемчужка невольно слегка наморщила нос: сегодня Ручей тоже показалась ей злой. А раз она не нравилась ещё и маме, значит, она могла быть ничем не лучше Лаванды?.. Перед лицом Звёзд я называю имя нового глашатая Речного племени, и пусть предки услышат и одобрят моё решение. Толстолобый, мой выбор пал на тебя, и я верю, что ты будешь верно и преданно служить племени, — глянув через материнскую лапу на названного воителя, кошечка улыбнулась: Толстолобый был хорошим. Крошке, - ой, то есть, Малышке! - повезло с наставником, ведь теперь она будет учиться у глашатая! — Собрание окончено, — подвёл итог пятнистый кот, после чего скрылся в палатке предводителя.
—  Может быть, пойдёшь поздравишь Бежевичку и Серолапку с посвящением? А мама пойдёт поздравит твоего дядю, — подняв голову, чтобы встретиться с Оцелоткой глазами, Жемчужка послушно кивнула.
— Да, мама, — отозвалась последняя, прихватив с собой своё перо. Получив, впрочем, для убедительности материнский толчок, малышка фыркнула, но не выпустила своё перо, пока не нашла глазами новых оруженосцев. Проковыляв к бывшим товарищам по детской, она положила свою ношу на землю и радостно оглядела Бежевичку, Шипа, Малышку и Пылинку. — Поздравляю! — искренне мяукнула Жемчужка, оглядывая своих знакомых. Они были много рослее её самой, но на их фоне воители и вовсе казались сущими гигантами. Затем её взгляд упал на Серолапку, и она невольно почувствовала на языке горечь, словно сама пережила всё сегодняшнее в роли участника, а не наблюдателя.
Подобравшись к хоть и двоюродной, но всё-таки сестре, Жемчужка осторожно коснулась тёмно-серым носом её плеча. Наставница Серолапки, Ручей, была неподалёку, но явно не собиралась более трогать свою ученицу до утра.
— Не расстраивайся, Серолапка, — постаралась утешить её белая кошка так, как только умела. Она задумалась на секунду, после чего осторожно пододвинула перо совы, с которым не расставалась с момента приобретения, к лапам старшей ученицы. — сова уносит тех, кто не спит ночью, но ты можешь украсить им своё место в палатке и тогда, возможно, она захочет унести Лаванду, потому что она злая, — на полном серьёзе поведала Жемчужка. Как ещё могла она постараться смягчить чужую боль, кроме как поделиться самой ценной своей вещью?

+3

147

Чертополох с силой сжал челюсти, чуть вздергивая подбородок, когда Шип рванул с места к горе-ученице. Даже не так, он позволил юнцу это сделать, в ином другом бы случае преградив ему дорогу, придавив бы лапой, наступив бы на хвост, подставив бы подножку. Вариантов, как удержать возле себя маленькую тушку котенка у Чёрта было много.
Молодой воитель промолчал лишь потому, что мысленно в этот момент ставил галочку над пунктом наказания и, не без удовольствия, выбирая самое подходящее под этот случай. А сердце предательски ускорило свой ход, подогревая из без того бурлящую кровь. Только сейчас до исполина дошло осознание того, что ему придется волей неволей расширять свое «окружение». Чтобы исполнить данное Шипу обещание, нужно было хорошенько узнать юного оруженосца, залезть к нему в душу. Эго восприняло эту новость в штыки, крякнув недовольно, за что и было, впервые в жизни, припечатано ударом к стенке черепной коробки.
- Я попробую, — заверяет себя речной житель и сам не замечает, как кончик пушистого хвоста бьется в конвульсиях об землю, будто пытаясь вышибить себе импровизированные мозги.

Серолапка, тем временем, была отправлена на попечение Ручей, и ониксовый воитель лишь фыркнул на это с долей пренебрежения. Стоило ли разводить столько соплей, если все равно история закончилась для всех наилучшим образом? Стоило ли так переживать, а, Шип? Бросив острый взгляд на своего оруженосца, Чертополох качнул увесистой башкой.

- Толстолобый, мой выбор пал на тебя, и я верю, что ты будешь верно и преданно служить племени.
— решение предводителя был встречено одобрительным гомоном, к которому присоединился и бес.

Его чуть больше чем полностью устраивало все, что происходило на поляне: у племени появилась крепкая власть, а у него самого – ученик, первый ученик. Молодой воин не хотел признавать, но где-то в глубине души, до сегодняшнего дня, ворочалось беспокойство. Он поздно был посвящен в воители, прекрасно зная, за что, а потому не рассчитывал на скорейшее обретение подопечного.

— Я смотрю, и ты сегодня богат на учеников, — знакомый голос позади заставил Чертополоха отмахнуться от тревожных мыслей и тут же развернуться, всем корпусом поворачиваясь к подходящей ближе Оцелотке, — я надеюсь, ты не собираешься съесть своего оруженосца ещё до начала обучения?

А вот и ходячий инициатор, с чьей легкой пятнистой лапы Чертополох просидел в оруженосцах дольше положенного срока. И пускай он знал, что так надо, в те времена ему все равно хотелось припечатать собственную наставницу к земле, или утопить, он тогда так и не определился. Причем желание это – Чёрт уверен – было взаимное,  они скакали друг у друга на нервах с завидным садистским удовольствием. И удивительно то, как именно из таких отношений в глубине темной, как безлунная ночь, души воителя родилось глубокое уважение.

Исполин зубоскалится хищно, но довольно, наклоняясь чуть ниже, чтобы кошке не пришлось задирать голову. — Кто знает, детская кровь – самая вкусная кровь.
Он шутит, конечно же шутит, но все равно плотоядно облизывает губы и бросает короткий взгляд в сторону стоящих неподалеку оруженосцев.

- горжусь тобой, мышеголовый, — и оскал Чёрта становится только шире. Без зазрения совести, не боясь того, что его морду могут в любой момент попытаться исполосовать, воитель чуть грубовато, но так по-детски, боднул Оцелотку в бок. Это была и благодарность, и ответ за «мышеголового», к которому Чертополох привык, но не смирился. И тут же он выпрямился, заслышав следующее сказанное старшей воительницей, но уже адресованное Шипу. Бывшая наставница сегодня баловало его так, как не баловала за несколько лун обучения.

Но Чертополох промолчал, лишь проводив кошку многозначительным взглядом, а затем развернувшись к ученику. Поляна пришла в движение и зашумела, не удивительно, что два лисьих хвоста, что отделяли исполина от Шипа, превратились в одно большое испытание. Поэтому, быть может, молодой воин и ухом не повел, когда ему в грудину впечаталась Ручей. — Извини, тут такая толпа,

Чёрт цыкнул, переводя взгляд с миниатюрной кошки вверх, скользя взглядом по головам соплеменников, а затем все-таки бросая короткое, — Да.
И не понятно, «да» — прощаю, или «да» — тут толпа.

- Был тяжелый день, — пророкотал Чертополох, когда все-таки добрался до Шипа, не успевшего присоединиться к живому водовороту из котов, — ты устал, лягушонок, пережил много эмоций.

Воин чеканя констатировал факт, пристально вглядываясь в глаза юнца. Он говорил так и точно знал, что как только пульс Шипа успокоится, то новоиспеченный оруженосец тут же почувствует слабость, будет зевать, потеряет концентрацию. И какой же смысл тогда проводить тренировки? — Приведешь себя в порядок, выберешь место в палатке оруженосцев, пообщаешься со «своими», а после мы начнем обучение.

Дождавшись кивка со стороны Шипа, исполин шлепнул хвостом грубо, но одобрительно, того меж ушей. Оглянувшись и вновь отыскав взглядом палевый клочок шерсти, Чертополох чисто на автомате двинулся в нужную ему сторону, как будто лапы намагнитило. Тенью накрыв сидящую поодаль от снующих Неясыть, бес неодобрительно дернул ухом. Он честно не знал, что сказать кошке, весь лексикон, как назло, мигом выветрился из головы Чёрта, а потому он просто уселся рядом, взглядом буравя то возбужденно галдящих соплеменников, то молчаливую красавицу.

Отредактировано Чертополох (2017-08-06 15:33:12)

+4

148

"Вот и хорошо. Вот и порядок."
Я пытался привести свой разум в оптимальное положение, но нечто едкое, усталое и упрямое всё-равно билось внутри черепной коробки, мешая думать. И сейчас, под конец всего торжества, я вдруг понял, что устал. Не физически, а морально...
Эхом, пусть и разрозненным, с остальными соплеменниками я выкрикнул поздравление Тостолобому, осмотрев воителя и... не испытав особой радости или же напротив, горечи. Видимо, инцидент-предшественник выжег мои эмоции и я не мог восторженно поскакать вокруг нового глашатая, ненароком наступив ему на хвост.
"Хвост..." Я рассеянно моргнул. "А ведь неплохая иде..."
Новая волна поздравлений и восторга накинулась на меня, как на котёнка, что впервые нырнул в водные просторы. Но теперь я не был котенком, даже имя говорило об этом. Шип... О нём я попытался задуматься, но не успел. Только успевая оттеснять себя от пришедших в движение соплеменников и их лап, я отполз кое-как в сторону остальных оруженосцев, украдкой переведя дух.Надолго ли? Нет. Но я успел получить свою порцию поздравлений, растерянно кивая и не успевая кивать. Речное племя показалось вдруг необычно большим и непривычным.
— И тебя с посвящением, Колючий...
И непривычные до сего голоса в некотором роде. Серьезно, много ли Оцелотка обращалась ко мне до этого момента? Нет. Именно. И я, крутанув головой, кивнул, успел даже открыть пасть, чтобы ответить, но кошка уже скрылась среди остальных воителей и воительниц. Не, тут стоять - затопчут. После посвящения то сразу, ага, даже рыб развеселило бы. Не, те, кто делил Детскую долгие луны - были наиболее привычной компанией для меня сейчас и до них стоило добраться хотя бы на первый этап. Впрочем, я чуть-чуть не "дополз", едва не столкнувшись носом, или хвостом, с наставником. Его тень словно сама по себе была чернее прочих, накинулась на меня, прикрыв от этого вороха. Ночь, конечно, но ночь ясная. И подобное было как нельзя кстати, эдакая передышка во всем сумбуре.
"Да я тренироваться хоть сейчас!" Как знать, почему запальчивое высказывание и, вполне логичное для меня, осталось не озвученным. Наверное, я всё же успел оценить свои силы. Утомление. Довольно сильное. А может подсказал здравый смысл - нарываться на тренировку ночью - не очень умно. Не хватало еще выставить себя дурачком в глазах Чертополоха.
- Угу... - не особо восторженно, однако непоколебимо выдал я, соглашаясь то ли с собой, то ли с черны котом. Досадно, что я не мог тут же кинуться... ну, не знаю, к границам других племен? Хотя, меня больше интересовали тренировки, если честно, чем соседи, которых я как-то, невольно, не особо ставил вровень с родным племенем. Но Черт, стукнув меня по макушке, заставил немного встрепенуться и вновь глянуть на наставника, уже более уверено и упрямо. Не пойду тренироваться сразу. ХА! Да мы сегодня сделали уйму дел, а завтра я сделаю еще больше! Нет, наставник был прав. Отдых, для благого дела позже. И его ободряющий, чисто котовый жест (стукни он так кошку - шума бы было...) был как нельзя кстати.
- Так точно! - отчеканил я, мяукнув ему уже вслед и, шумно выдохнул, кинулся в сторону своих. Благо оставалось то пара шагов...
- ..возможно, она захочет унести Лаванду, потому что она злая...
- А если не захочет, мы всегда сами можем показать Лаванде, что такое настоящие соплеменники, - проворковал я, оказываясь рядом и выдавливая в речь мрачные, злобные нотки. Синий взор тоже горел пламенем, которые грозил спалить всё на своём пути, но уже в следующий миг весь антураж крадущегося в тени охотника, что настигнет жертву, пропал. Я довольно встрепенулся и усмехнулся. - Кто последний в палатку оруженосцев, тот первый ловит блох мышиной желчью!
О да, я был осведомлен об этой жуткой штуке! И был уверен, что отдых - вещь, необходимая всем. А значит я был обязан всех подтолкнуть к выбору подстилки и ночному сну. Ну, и просто так, захотелось...
- Заходи в гости! - улыбаясь, мяукнул я еще на ходу котёнку, которой посвящение еще предстояло. Но долго ли сидеть ей в Яслях. Ох сомневался я в этом.
>> выведен из игры

+2

149

Серолапку отдали Ручей, которая, к чести, не стала добивать лишним движениями и словами малышку, почти что молча согласившись, лишь что-то тихо и кротко мяукнув что-то под нос. Это не могло не радовать. Ученица, скитающаяся от одного наставника к другому, да ещё и с такими "яркими" церемониями была абсолютно безвинной в этой ситуации, чисто пострадавшей стороной. Другим делом было бы, допустим, неподобающее поведение, ну или же беспросветная глупость, мешающая обучаться, заставляющая наставников биться головой о скалы и сменять друг друга... Нет. Здесь было чисто невезение. Слава предкам, кажется, что для Серолапки оно пока что закончилось. Решив, что поздравит Ручей попозже, так как толпа сразу же окружила гвоздей программы, а лапы уже просто отказывались переться в водоворот тел, кошка расставила передние конечности, чуть сместив вес на плечи и расслабила спину. Как же хотелось лечь. Охота, игры на реке, поход за водой на нейтральные территории, а теперь ещё и грубость королевы уже просто доконали на сегодня окончательно. Дёрнув ухом, кошка повела плечами, чтобы хоть как-то размять затекающую шею, а потом призадумалась. Погода располагала к тому, чтобы устроится ночевать прямо на поляне, так как в пещере прошлой ночью было неимоверно душно. Скосив глаза в бок, воительница стала ненавязчиво шарить взглядом по стенам лагеря, примечая, где можно было бы устроится, как внезапно почувствовала на своей шкуре снова чей-то цепкий взгляд. Большая тень упала сбоку, чуть коснувшись  палевой шерсти, и, как бы невзначай повернув голову, Неясыть заметила Чертополоха. Странный и большой кот, от которого были ну очень смешанные чувства, сейчас явно бросал взгляды. Только сейчас было непонятно, впрочем, как и всегда, доволен он был или нет.  Общение с котом было тяжёлым, так как его характер был как бомба замедленного действия. Разговоры он всегда начинал сам,а на чьи-то реплики мог вообще не отвечать. А Неясыть, если доводилось всё-таки вести с ним диалоги, каждый раз напрягалась, словно сапёр на минном поле. Вдруг сейчас рванёт? О странном поведении было понятно уже давно. Она, конечно, не углублялась и знала гораздо меньше, чем, например, та же самая Каштанка. Но всё же... Интуитивно понимала, что он - не такой как все. Правда было неясно... Хорошо это или всё-таки плохо.
Нахмурившись, кошка вся подобралась, памятуя его наставницу. Вот сейчас для полного комплекта только его не хватало. Сдвинув брови, кошка молча перехватила его взгляд и без стеснения сама уставилась на чёрного. Устала она от гляделок. Либо у него что-то важное, либо она пошла отдыхать. Вдоволь насмотревшись, палевая сверкнула глазами.
- Ты что-то хотел?
Нет. Это не было вызовом или проявлением агрессии. Тем более, это не было защитой. Это было обыкновенной усталостью, даже больше не физической, а моральной от таких вечных барьеров между племенем и Чертополохом. Он очень трудно и неохотно приобщался к остальным. Было ли то упущение наставницы, родителей, а может всех одновременно? Не понятно. Но сейчас это переросло в лично его проблему, а так же проблему тех, с кем он когда-либо контачил.
Неясыть, периодически, посещали мысли, что это могло бы быть обычной маской. Тогда... Владелец был страсть, как искусен в её ношении. Правильно говорят... "Зло притягательно". Брутальный образ, безусловно, был препятствием, но притягательным. Если он молчал, был чем-то увлечённо занят, порой, даже возникало желание подойти и пообщаться. С чего вдруг? А ни с чего. Просто так. Но... Стоило ему поднять глаза, упомянуть о детском мясце, ну или привычно клацнуть зубами в воздухе, лапы сразу же несли мимо.
Так или иначе, сейчас это чёрное притягательно-отталкивающее облако снова было рядом и явно что-то хотело. Простой заинтересованный взгляд, направленный прямо на янтарные глаза, был открыт, вопрошающ и абсолютно незлобен. Чуть дёрнув ухом, кошка едва заметно приподняла бровь.

+3

150

--> река
Крошка со всех лап неслась в сторону лагеря, тяжело дыша из-за мха, что мешал нормальному попаданию воздуха в организм котенка. Они, никого не боясь, вошли на поляну через главный вход. Оно, наверное, и правильно, ведь сейчас все были сильно увлечены новым вожаком, что юные беглецы остались незамеченными и безнаказанными. Кошечка вбежала в предводительскую палатку. Подстилка там уже лежала и к ней во всю начали прилеплять дополнительные куски мха Серолапка и Колючий. Крошка, недолго думая, присоединилась к ним. Работа шла очень быстро и через какой-то, не слишком длинный промежуток времени, мох устилал почти весь пол пещеры. Крохотной кошечке казалось, что тут все племя поместиться. И это действительно предводительская подстилка. Достойная Серебряка. Улыбнувшись, довольная их командной работой, Крошка мурлыкнула:
- Успели.
С главной поляны донесся голос. Начало собрания. И веселая троица весело выкатилась из пещерки. Выбравшись из пещеры, Крошка стремительно спустилась к остальным котам, затерявшись в толпе. Она остановилась около соплеменников, и усердно начала вычищать мох со своей пестрой шерстки, приводя себя в божеский вид. Ее отвлекло имя. Серебро Звезд назвал ее по имени, приглашая подойти ближе. Разумеется, не только ее, но еще брата и других котят. Медовые глаза округлились, восхищенно глядя на вожака. Маленькое тельце слегка тряслось от напряжения. «Посвящение, а ты в таком виде», она поднимается со своего места и вприпрыжку бежит к остальным, занимая место рядом с Колючим. Они сидят в ряд, счастливые котята, покинувшие детскую, уже готовые начинать жить во благо племени. Готовые начинать свой воинский путь.
На крохотной мордочке рисуется очаровательная улыбка, когда она слышит свое новое имя и имя своего нового наставника. С Толстолобым они всегда ладили, и Малютка была более чем уверенна, что обучение с ним будет интересным и увлекательным. Каждый котенок мечтал о наставнике-друге. О старшем товарище, к которому всегда можно прийти за советом. И ей повезло, несказанно повезло. Она быстро отыскала в толпе крупную кошачью фигуру и побежала к нему, чтобы выполнить ритуал.
Маленький розовый носик касается его носа и Малютка смущенно отходит в сторону, пряча, полный восхищения и энтузиазма взгляд. Вдруг, над поляной разнесся недовольный кошачий голос. Лаванда, недовольная тем, что ей дали в ученицы Серолапку, публично отказалась от нее. Желтовато-коричневые глаза расширились.
- Так же нельзя! - пропищала она Толстолобому.
Она уже было дернулась, чтобы побежать к ученице, но мимо нее промчался Шип, а голос вожака заставил ее так и остаться на своем месте. То и дело она оглядывалась на серую ученицу все дальнейшее собрание. Только новость о новом глашатае отвлекла ее. Им стал Толстолобый. Малютка одна из первых поздравила наставника с новой должностью, невольно возгордившись тем, что ее теперь будет обучать сам глашатай племени. Не многим такая честь выпадает. Только вот беда в том, что у глашатаев вряд ли бывает много свободного времени, однако вида пестрая не показала, лишь потерлась щекой о пушистый мех кота. Собрание было закончено и Толстолобого стали облеплять соплеменники, с целью поздравить.
Легко лавируя между кошачьих лап, ученица подбежала к Серолапке, которой все-таки дали Ручей. Около нее уже были котята и ученики. Подбежав к кошечке, Малютка осторожно дотронулась хвостом ее плеча.
- Не бери ее слова в голову, - мурлыкнула она, - Так только невоспитанные коты поступают, которые никого не любят и которых тоже никто не любит. Вот она от этого и злиться, и спускает свою злость на всех. Мама говорит, что злых котов каждую ночь кусают ежи и подбрасывают в подстилку свои иголки. Так что не обижайся на нее, - Малютка тепло улыбается, - Представляешь,
как неудобно ей спать?

ps

у Крошки ученическое имя Малютка, а не Малышка :з

+4

151

Сивая умела наблюдать, а луны, проведённые ей в палатке старейшин или в пределах лагеря, полные скуки, только способствовали развитию сего навыка. Молча подмечать необходимые детали, чувствовать настроение окружающих, понимать, как стоит отреагировать и чего от тебя ждут - для неё это не было проблемой. И именно поэтому серая поняла, что дело, в общем-то, дрянь, когда их новый предводитель, которому было дано столь прекрасное имя, начал говорить. На главной поляне чувствовалось напряжение, искрами летающее от одной к другой, а потом и к третьей кошке. Ручей, Лаванда, Оцелотка - именно в таком порядке. Больше всего внимания серая уделяла дымчатой подруге, похоже, искренне радующейся за Серебро Звёзд. Ее взгляды совершенно не устраивали Лаванду, а уж сестру предводителя и подавно. Впрочем, Оцелотка вообще не переносила какого-либо внимания от кого угодно к ее брату. Это было заметно с ранних лун, как говаривали старейшины. Слишком, мол, горяча и ревнива, словно и не сестра, а мать. Злые языки порой говорили, что если бы золото-пятнистая могла, то она бы за любой жест в сторону ее степенного и мирного брата глотки рвала. Сивая, если честно говорить, слабо понимала подобное отношение. Такие горячие, острые, рваные чувства - зачем так сильно разменивать себя?
Если бы не величие момента, кошки бы передрались. Посвящение оруженосцев превратилось в нелепый фарс: да, Шип и Бежевичка, Малышка - они получили прекрасных наставников, а вот Серолапке пришлось пострадать и от стыда за ту, кого сначала назвали ее наставницей, и за поведение всех вокруг, кто посмел лишний раз разинуть пасть и высказать своё совершенно нелепое недовольство, когда стоило молчать и дать предводителю окончить собрание. Старейшина топнула хромой лапой, как бы бессловесно пизывая к тишине, и в очередной раз переглянулась с Ручей. Ее подруга была возмущена, и неудивительно. Серая чувствовала, как вдоль позвоночника дыбом встаёт шерсть от негодования. Развопились, как глупые барсучихи, не воительницы, а собрание мышеголовых истеричек. И это - достойнейшее племя?
Когда было названо имя глашатая, старейшина одобрительно кивнула, посылая полный уважения взгляд предводителю. Достойный выбор, более чем. Толстолобый поможет новоиспеченному главе племени привести Речных котов к славе и процветанию, да и наставником для Малышки будет отличным. Он бравый воин. А Серолапка досталась Ручей, и Сивая тут же постаралась пробиться поближе к дымчатой, дабы первой поздравить подругу и ее ученицу. Так будет намного лучше - чему эта неадекватная Лаванда могла научить, вернее, доучить кошечку? Той бы пришлось несладко - и по ее измученному виду было ясно, что малышка еле пришла в себя после всего происходящего. Потрясений для этого дня было слишком много.
Ручей подошла, предложив поздравить новоиспеченного глашатая, и серая согласно закивала, ковыляя с подругой в сторону Толстолобого. Раздражение старейшины было видно невооруженным взглядом, она с трудом держала все едкие комментарии касательно происходящего в себе. Высказаться прилюдно очень хотелось, но Сивая понимала: включить своё мяуканье в этот возмущённый друг другом вой соплеменников - стать такой же бестолочью. Она пыталась держать себя выше склок.
- Оцелотка - будто пчела, сладкий мёд льёт, а у самой жало наготове, - тихонько фыркнула она, наклоняясь к уху подруги. - Я знаю, что тебе река по колено, но лучше просто игнорируй ее. Мне кажется, такие "отношения" будут наименее травмоопасными.
Обеспокоенным взглядом она окинула грациозную фигурку дымчатой, боясь, как бы не натворила та сгоряча дел. На разумность подруги оставалось лишь надеяться, а если той не хватит - так серая подсобит, чем сможет.
- Важная ты теперь особа, Толстолобый, - довольно улыбаясь, проурчала она, легко касаясь хвостом плеча глашатая. Она была рада за него, пусть и отношения между этими двумя сложно было назвать близкими. Так, приятное соплеменничество.
- Ручей, все эти склоки, воздух аж дрожит вокруг. Мне это не нравится. Я не участвую в жизни племени так активно, как все остальные, - когда никто не мог услышать, напряжённо мяукнула Сивая, прижимая уши к голове. -Я не успеваю подметить все, но... как бы не было беды.
Она неловко переступила с больной лапы на здоровую, ощущая неприятное покалывание где-то внутри. Перетрудила, завтра будет опять словно деревянная, твёрдая и не сгибающаяся. Ну, что поделать. Уже было поздно, и кошка была готова отправляться спать, однако прежде стоило успокоить душу и завершить разговор.

+4

152

Серебро Звезд не сплоховал. Он быстро уладил ситуацию, не став уделять много внимания капризам Лаванды. Каштанка мысленно похвалила его действия и теперь уже полностью уверилась в том, что это кот приведёт Речное племя к процветанию. У него большое будущее. И какая разница, с какой кошкой он его проведет? Предводитель продолжил собрание самым главным вопросом, который мучил всех Речных котов, тем самым отвлекая соплеменников от неприятной ситуации.
- Толстолобый, мой выбор пал на тебя, и я верю, что ты будешь верно и преданно служить племени.
Поляну огласили одобрительные возгласы. Каштанка с искренней радостью выкрикивала имя нового глашатая вместе с другими воителями. Всё-таки Толстолобый. Уж кто-кто, а он станет достойным глашатаем. Воительница даже почувствовала мимолетное облегчение, что Серебро Звезд не пошёл на поводу у каких бы то ни было чувств и не назначил на эту важную должность кого-то из кошек. Кто уж там был ему симпатичен, Каштанке было, собственно, до ежа. Но власть в племени после всего, что свалилось на головы Речных котов, должна была оставаться в крепких и заинтересованных в процветании племени лапах. А Серебро Звезд и Толстолобый были теми самыми подходящими котами.
Собрание было окончено. Предводитель удалился в свою палатку. А Речные коты принялись поздравлять тех, кого ещё не успели. Каштанка скромно дождалась, пока Толстолобый освободится от большей части толпы и подошла к бывшему наставнику.
- Поздравляю. Теперь ты на правах глашатая можешь вести нас в бой против лебедей, - промурлыкала воительница и, даже как-то официально поклонившись, отошла в сторону. Она решила не занимать много времени у глашатая, принимавшего и так поздравления со всех сторон. Да и спать ей хотелось, если уж говорить начистоту.
Каштанка мельком поискала на поляне свою новую ученицу и, не найдя оной, решила, что Пылинка уже нырнула в палатку оруженосцев. Завтра познакомимся поближе. Каштанка последний раз окинула взором поляну и скрылась в палатке воителей, надеясь поспать подольше и что Толстолобый по старой дружбе не отправит её в рассветный патруль.

>>>в палатку воителей спать

+2

153

→ Лунное Озеро

Ракушечница виновато прижала уши к голове, наблюдая за тем, как её соплеменники обмениваются "любезностями". Состояние у молодой целительницы было такое, как если бы она сама была виновата во всех тех невзгодах, что сейчас происходят, и если бы от её слов зависел исход этой перепалки. Поведение Лаванды поразило Ракушечницу, хоть последняя и знала о суровом нраве этой воительницы.

Серебро Звёзд, тем не менее, не растерялся, и белоснежная кошка тихо, облегчённо выдохнула, когда новоиспечённый предводитель взял ситуацию в свои лапы. Кошка вместе со всеми была рада назначению нового глашатая — Толстолобый, безусловно, был достоин этой должности. Взгляд Ракушечницы ненароком упал на Ручей, которая достойно ответила Оцелотке на вызов, и всё-таки не заслуживала этих слов.

Для таких случаев существуем мы, целители, — тихо мурлыкнула белоснежная на ухо своей ученице, которая, явно вымотанная и сонная, проследовала в палатку целителя.
Ракушечница слегка прищурилась, внимательно проводив Дымку взглядом серо-голубых глаз. Возможно, она ошибается — Дымка всегда была тихой кошечкой, вряд ли что-то действительно произошло.

Пройдя через поляну, предварительно кивнув Толстолобому в знак поздравления, Ракушечница присела рядом с двумя серыми кошками. Обрывки фраз долетели до её маленьких белых ушей, и, позволив себе присесть рядом с соплеменницами, кошка немного обеспокоенно улыбнулась.
Мы все устали, — склонив голову на бок, мурлыкнула она Сивой, — И то, что произошло сейчас, тому доказательство.

Взгляд упал на крапчатую фигуру Оцелотки, что скрылась за пологом палатки предводителя.
Правда, теперь, когда её брат стал предводителем, всему племени скучать не придётся, — в добродушной форме выразилась Ракушечница, тихо засмеявшись в усы, — Не обращай внимания, Ручей, Сивая права. Все знаю, как Оцелотка любит Серебро Звёзд. Не ты первая, и не ты последняя, кому Оцелотка решит об этом напомнить, пускай и в таком тоне.

+4

154

Внимательно выслушав Ручей, ученица серьезно кивнула.
- Я не подведу тебя, - просто сказала кошечка, глядя отбегающей наставнице в спину. Серолапке все еще хотелось уединиться, побыть в тишине и подумать. Она не сколько устала, сколько была расстроена и сбита с толку. Слишком много потрясений за один вечер.
Кошечка и моргнуть не успела, как ее обступили котята. Малютка, Шип... даже двоюродная сестренка, Жемчужка, подбежала. "Как же ее Оцелотка в такую давку-то отпустила?.." - подумала ученица, мельком оглядывая поляну в поисках своей суровой тетей. Пятнистая кошка, точнее, ее хвост, тем временем уже растаял в темноте палатки предводителя, следом за Серебром Звезд. Ничего удивительного, вполне себе предсказуемо то, что властная королева первая же пошла поздравлять своего горячо обожаемого брата с новым статусом наедине. Во всяком случае, Серолапку никаким боком не касались отношения отца с его сестрой. Серой ученице было достаточно, что Оцелотка приняла ее в свою семью, и, не смотря на сложный стервозный характер, относилась к племяннице с большим темпом, чем ее собственная мать. 
- ...сова уносит тех, кто не спит ночью, но ты можешь украсить им своё место в палатке и тогда, возможно, она захочет унести Лаванду, потому что она злая, - доверительно прошептала Жемчужка. Серолапка вздрогнула и обернулась к кошечке. Чистенькая белоснежная малышка стояла прямо перед ней, протягивая что-то в лапках. Приглядевшись, ученица узнала в таинственном предмете совиное перо.
- Спасибо, малыш, - растроганно прошептала кошечка, проводя лапкой по гладкой поверхности пера. Мягкое, как шерстка котенка! А какое красивое... - где ты его взяла? Надеюсь, не убегала охотиться за совами? - мягко улыбнувшись, подмигнула Серолапка. - Лаванда не злая, на самом деле, - при упоминании  имени красавицы, кошечка встрепенулась изнутри. Да уж, эта воительница смогла оттолкнуть от себя даже ее. Хоть серебристая и понимала, в чем кроется причина столь вызывающего поведения, она все равно не могла оправдать такого позора и истерики, - просто считает, что всё в этой жизни крутиться вокруг нее. Отсюда такие вольности.
- А если не захочет, мы всегда сами можем показать Лаванде, что такое настоящие соплеменники, - тут же затараторил побежавший Шип, возбужденно приплясывая рядышком. Да уж, энергии в этом котенке хватило бы на целую вечность! Казалось, что ему не нужны ни сон, ни отдых.
- Так только невоспитанные коты поступают, которые никого не любят и которых тоже никто не любит. Вот она от этого и злиться, и спускает свою злость на всех. Мама говорит, что злых котов каждую ночь кусают ежи и подбрасывают в подстилку свои иголки. Так что не обижайся на нее. Представляешь, как неудобно ей спать? - промурлыкала Малютка, вторя брату. Серолапка тихо хихикнула. Да уж, с такой армией поддержки ей и подавно нечего расстраиваться и обижаться.
- Да, так оно, наверное, и есть, - ученица ласково потерлась носом о ушко новой соседки по палатке. - Ну что ж, не будем о плохом! - она выпрямилась во весь рост и расправила плечи, - поздравляю вас, ребята, вы теперь ученики...
- Кто последний в палатку оруженосцев, тот первый ловит блох мышиной желчью! - провизжал Шип и кинулся в палатку оруженосцев, сверкая пятками. Вот неугомонный комок шерсти! Но он прав, пора было ложиться спать. А ведь еще нужно будет помочь расположиться новеньким...
Кошечка вновь устремила взор голубых глаз на двоюродную сестренку. Жемчужка казалась слишком хрупкой и беззащитной, чтобы оставаться на поляне в одиночестве.
- Тебе тоже пора ложиться, - ласково проворковала Серолапка. - Тебя проводить в детскую или будешь ждать маму?

+4

155

Щучка казалось выглядел спокойным возле матери. Он знал, что Оцелотка всегда сможет отпарировать любой удар, а в ответ ещё и неожиданно всадить кинжал под рёбра. Ведь мама самая остроумная и мудрая кошка во всём племени. Щучка, словно маленькая губка, без остатка пытается впитать в себя её слова и манеру держаться. Ведь выглядит она потрясающе. Просто хищная гадюка в стаде милых крольчих.
Во время женской склоки, Щучка даже облизнулся от волнения. Как она была хороша! Котёнок самодовольно выпрямил спинку, с презрением смотря на Лаванду и остальных. Они, все они, просто завидуют их неоспоримым достоинствам и родству с предводителем. Что касается его самого... не за горами тот день, когда он вырастет и начнёт активно демонстрировать все лучшие качества своих предков. Щучка предвкушал, как все вокруг будут лопаться от зависти. Ведь именно он, а не Усатик и Жемчужка, явно наследуют гены великих лидеров. Порой, Щучка даже задумывался над тем, а родственники ли эти двое ему? Тихие, кроткие и милые. Овечки. Откуда они этого только понабрались?... Впрочем, Щучка быстро научился видеть в этом светлую сторону. Этими кроткими существами было просто управлять. Они никогда не лезли вперёд Щучки и не хапали себе самые лакомые куски. Всё самое лучшее - доставалось только ему, если, конечно, в их отношения не вмешивалась мать...
Когда Оцелотка направилась в сторону дядиной пещеры, первым желанием было увязаться следом, но на пол пути, Щучка притормозил и вернул своё внимание к сестре. А она тут чем займётся? Будет праздно трепать языком со всем этим посвящённым отребьем?
Впрочем, это было интересно. Щучка краем уха услышал разговор про сову и усмехнулся про себя. Хоть он и не знал эту жизнь, но поведение матери всегда показывало ему лишь одно - "всё тут не так просто, не развешивай уши, не будь наивным дурачком". Вот он и не был.
Скептическим взглядом посмотрев на перо, Щучка не менее скептично посмотрел на Серолапку. На предложение проводить сестру в детскую, он внезапно вклинился в их разговор, с типичной для него бесцеремонностью.
- Мы и сами доберёмся до детской, спасибо.
И пусть по смыслу это было вежливо, но по тону всё вышло на гране хамства. В лучших традициях Щучки. Его возмущало, что кто-то может предлагать его сестре выбор. Он всё решил, уже давно, и они вместе дождутся маму, а лучше даже погреют свои уши у пещеры дяди... Присутствие Жем в данной авантюре - неплохая страховка от гнева матери. Всё же к ней грозная кошка относиться заметно мягче, чем к сыновьям....

+4

156

— Спасибо, малыш, — Жемчужка радостно улыбнулась, видя, что её подарок пришёлся по душе родственнице. А потом Серолапку начали наперебой поздравлять и утешать новоявленные оруженосцы, так что кошечка слегка успокоилась относительно её дальнейшей судьбы. Пусть эта Лаванда сидит себе в палатке и дуется на весь белый свет, она сама упустила отличный шанс! — где ты его взяла? Надеюсь, не убегала охотиться за совами?
— Нет, — на полном серьёзе восприняла её слова белая малышка, замотав головой из стороны в сторону, — мне его Неясыть принесла. Наверное, она была где-то очень-очень далеко, раз там были совы.
— Лаванда не злая, на самом деле, — продолжила между тем Серолапка, и Жемчужка нахмурилась. Разве не Лаванда не так давно обидела серую ученицу? А она словно бы и не зла на неё... — просто считает, что всё в этой жизни крутится вокруг нее. Отсюда такие вольности, — слушательница кивнула с самым умным видом, который только смогла напустить на себя, а в голове сделала пометку, что обязательно спросит у Оцелотки, почему вокруг Лаванды что-то всё время крутится и почему этого не видит никто, кроме Серолапки. Она тоже хочет, чтобы вокруг неё что-то крутилось, причём желательно, чтобы это было что-то очень красивое и блестящее. Например, те красивые ракушки или блестяшки, которые она видела у старших оруженосцев. Да, вполне подойдёт. — Тебе тоже пора ложиться. Тебя проводить в детскую или будешь ждать маму? — поинтересовалась между тем ученица, и малышка уже открыла рот, чтобы объяснить всю сложившуюся ситуацию, когда услышала сзади чьи-то шаги.
— Нет, мне...
— Мы и сами доберёмся до детской, спасибо, — Жемчужка обернулась на звук голоса, и почти столкнулась носом со своим братом, чьи холодные голубые глаза провожали уходящих оруженосцев.
— Заходи в гости! — обратился к ней напоследок Шип, и белоснежная кошечка закивала, с нетерпением представляя, как посмотрит изнутри палатку, в которую ей нужно будет переселиться через каких-то три луны. Проводив взглядом удаляющиеся спины учеников, Жемчужка посмотрела на Щучку, обиженно надувшись.
— А что если ты их разозлил, и они не покажут нам свою палатку? — с нескрываемым разочарованием протянула дочь Оцелотки, кинув тоскливый взгляд на упомянутое место.

Отредактировано Жемчужка (2017-08-08 11:12:26)

+3

157

Задрав нос повыше, Щучка провожал взглядом новоиспечённых учеников. Всему своё время. Скоро, очень скоро, он всем им покажет кто тут лучший ученик в племени. Да и его посвящение запомнится всем, мама и дядя обязательно дадут им самых лучших наставников, а потом они гордо съедят свою первую дичь в качестве учеников и проследуют на свои собственные отельные подстилки в палатке оруженосцев.
На свою сестру, Щучка посмотрел с лёгким оттенком неестественной жалости и сочувствия. Бедная, наивная и глупенькая Жечужка, которая так отчаянно боится чужого мнения. Ишь, даже губы дует на любимого брата. И не стыдно ведь.
- Мы вскоре и сами там окажемся, глупенькая. Нас посветят очень скоро. Может даже раньше, чем положено.
По крайней мере, меня то точно должны.
- Мы будем первыми показывать им палатку воителей, вот увидишь.
Котёнок гордо прошёлся перед сестрой, стараясь обрисовывать ей сказочные перспективы не только словами, но и визуально. Он прекрасно знал где, что и как устроено в лагере, поэтому махнул в сторону палатки воинов, а затем выпятил грудку и изобразил изящную стойку, словно он уже первый из первых в числе воинов речного племени. К слову, в своих движениях Щучка отчаянно подражал дяде. В его стати все признавали истинного предводителя, глупо было бы не пытаться научиться производить похожее впечатление.
- Но ладно, помечтали и хватит. Пойдём Жемчужка, нужно проверить как там мама и дядя. Ты ведь наверняка ни разу не видела дядину палатку? - Щучка допустил лишь крошечную паузу после риторического вопроса, - Вот это действительно стоящее зрелище! Пошли. Скорее.
Развернувшись, котик направился в ту сторону, где несколько минут назад в последний раз видели кончик золотистого хвоста Оцелотки.

Отредактировано Щучка (2017-08-08 14:53:42)

+3

158

Новоиспеченный глашатай, кажется, еще отходил, поэтому Ручей с доброй улыбкой еще раз боднула его и присела поближе к Сивой.
- Оцелотка - будто пчела, сладкий мёд льёт, а у самой жало наготове, - тихонько фыркнула она, наклоняясь к уху подруги. От шепота защекотало, и Ручей дернула ушком.
- Я знаю, что тебе река по колено, но лучше просто игнорируй ее. Мне кажется, такие "отношения" будут наименее травмоопасными, - Ручей поймала обеспокоенный взгляд старейшины.
- Я не боюсь её, - помотала головой кошка, спокойно пожав плечами.
- Хотя, конечно, она будет отравлять мне жизнь. И Лаванде. И Лаванда мне. Веселенькое дело, а? - подмигнув Сивой, Ручей тихо заурчала от смеха, хотя внутри чуть скребли кошки: что она такого успела сделать, чтобы за один день нарваться на двух самых ядовитых змей Речного племени?
- Хорошо, что Соболь у тебя спокойный и никем не занятый. Хотя-я-я... Лаванда еще не добралась до него. Береги-и-ись, - шутливо фыркнула кошка, весело куснув Сивую за щеку.
- Ручей, все эти склоки, воздух аж дрожит вокруг. Мне это не нравится. Я не участвую в жизни племени так активно, как все остальные, - когда никто не мог услышать, напряжённо мяукнула Сивая, прижимая уши к голове. -Я не успеваю подметить все, но... как бы не было беды.
Сивая волновалась, и это удивляло. Беспокойство подружки немного передалось ей, и Ручей задумчиво отвела уши.
- Не должно, - поджав губы, пробормотала серая, дернув кончиком хвоста. Да, с Оцелоткой тягаться себе дороже. Да и Лаванда настроения не прибавляет, а Серебо Звезд...
- Еще неизвестно, понравлюсь ли я ему, - слабо улыбнулась Ручей, шепнув эти слова только Сивой. - Может... тут и переживать нечего? - нарочито безразлично пожав плечами, серая принялась вылизывать грудку.
Рядышком оказались целительницы, и Ручей любопытными синими глазами посмотрела на Ракушечницу. Всего час-два назад она видела, как Серебро Звезд получал жизни, а это ведь что-то... немыслимое!
- Не обращай внимания, Ручей, Сивая права. Все знаю, как Оцелотка любит Серебро Звёзд. Не ты первая, и не ты последняя, кому Оцелотка решит об этом напомнить, пускай и в таком тоне, - неожиданно поддержала её белая целительница, и Ручей признательно улыбнулась, скромно отведя уши назад.
- Спасибо, девочки, - весело прыснула кошка, чувствуя, как на душе становится легче.
- Кажется, оруженосцы не зря делали подстилку на двоих, - как бы ни противно было признавать, но Ручей понимала, что Оцелотка теперь плотно обоснуется в палатке предводителя.

+3

159

Серолапка чувствовала себя уставшей. Ей хотелось быстрее очутиться в палатке оруженосцев, поучаствовать в веселой неуклюжей возне новичков, украсить шикарным странным периодами свое гнездышко и наконец-то уснуть. Поэтому ученица искренне надеялась, что Жемчужка просто отпустит ее с миром. Но, судя по всему, парад выскочек на сегодня еще не закончился и на сцену вышло новое, подрастающее поколение.
Раньше серебристая думала, что все котята чисты и невинны, что они еще не испорчены пороками вражды, голода и страха. Но Щучка, второй сынок Оцелотки, умудрился доказать обратное. Избалованный матерью донельзя, он впитал все худшие черты своих непростых родителей. Серолапке казалось, что судьба неправильно распределила качества между детьми пятнистой королевы, отдав все самое светлое Жумчужке и Усику, а Щучку наградив лишь заносчивостью да лисьем сердцем.
- Мы и сами доберёмся до детской, спасибо. - Кошечка резко отвернулась. Ей очень хотелось одернуть котенка за чрезмерно нахальный тон, но ссору с Оцелоткой, которая явно кинется на защиту деточки по первому же зову, она точно не переживет. По крайней мере, сейчас.
- Спокойный ночи, - глядя только на Жемчужку мягко улыбнулась Серолапка и, хлестнув хвостом, направилась в палатку оруженосцев. День был долгим, пора бы ему уже подойти к концу.

В палатку оруженосцев, спать.

Отредактировано Серолапка (2017-08-09 16:04:48)

+3

160

— Мы вскоре и сами там окажемся, глупенькая. Нас посветят очень скоро. Может даже раньше, чем положено, — пояснил ей брат, и Жемчужка удивлённо моргнула, во все глаза глядя на него. Посвятят раньше срока? Но им ещё целых три луны предстояло находиться в детской подле Оцелотки! — Мы будем первыми показывать им палатку воителей, вот увидишь, — Щучка уже успел разобраться, на какие слабые места сестры надо оказать давление, чтобы та уступила, и на этот раз он не прогадал: мордашку белой кошки озарила радостное выражение, и она довольно кивнула. Брат любит её, он бы ни за что не соврал ей.
Бросив на котёнка взгляд исподлобья, Жемчужка вздохнула и с улетучивающейся неохотой отошла от примыкающей к палатке оруженосцев территории.
—  Но ладно, помечтали и хватит. Пойдём Жемчужка, нужно проверить как там мама и дядя. Ты ведь наверняка ни разу не видела дядину палатку? —  и снова удар попал в цель, малышка взволнованно дёрнула ухом.
— Не видела... —  признала его правоту сестра, с деланным равнодушием пожав плечами. Подумаешь, самая важная и таинственная палатка в лагере. Ну и что, что она её не видела. Но ведь и остальные не видели... Зарождающаяся мысль внутри её головы начала потихоньку расправлять крылья.
— Вот это действительно стоящее зрелище! Пошли. Скорее, — перебил её Щучка, и Жемчужка, вскочив с места, засеменила за светлым хвостом к месту, где в последний раз видела свою маму и предводителя.
— Шип и Малютка точно не видели палатку Серебра Звёзд изнутри, — взволнованно зашептала белая кошечка, сравниваясь по темпу со своим братом — И Бежевичка тоже. А может быть, ещё и Серолапка. Мы уже сегодня будем знать больше, чем они! — обрадовалась Жемчужка, с некоторой одержимостью поглядывая на второго авантюриста. Но по мере того, как они приближались к предводительской палатке, малышка в нерешительности оглядывалась на поляну, где ещё оставались соплеменники. Остановившись, она переступила с лапки на лапку. — А если Ручей, Сивая и Ракушечница нас увидят? — с сомнением протянула Жемчужка, кивая в сторону разговаривающих соплеменников. Она не сомневалась, что Оцелотка вытряхнет из шкуры всех и каждого, кто скажет против них хоть единое слово, но получать слабую, но всё же выволочку, не было решительно никакого желания. Но Щучка же умный, он наверняка что-то придумает!

+2


Вы здесь » cw. дорога домой » речное племя » главная поляна