cw. дорога домой

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » речное племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 161 страница 180 из 259

1

http://s9.uploads.ru/GWnsP.png


Главная поляна Речного племени – открытое светлое пространство, где всегда кипит жизнь. Сердце лагеря, которое воители будут защищать до последней капли крови, располагается на берегу небольшого пруда, куда впадает река, являющая главным источником пропитания. С самого рождения котята окружены стихией, благодаря которой их племя получило своё имя. Сам лагерь по периметру от пруда преграждён густыми зарослями камыша, что защищает от ветра и любопытных глаз. С другой стороны над лагерем возвышается огромная каменная скала, в основании которой располагаются палатки предводителя и целителя, а чуть поодаль, у подножия, и жилища всех остальных членов племени. Речные воители постарались, переплетая ветки камышовых зарослей с осокой и плетьми ежевики, бережно обрывая колючки, особенно в детской, дабы молодняк не поранился. Свои палатки коты украшают перьями водяных птиц, блестящими чешуйками, камушками и раковинами, что найдутся на берегу пруда. Одним словом, лагерь Речного племени – это прекрасно защищенное и уютное место, надёжно скрытое от глаз недоброжелателей.


+1

161

Видать, больная голова давала о себе знать, и Толстолобый даже не заметил, как бойкая троица улизнула мимо него за мхом за течением всех этих сложных событий и перипетий. Вернулся Серебряк - теперь, как все узнали, Серебро Звёзд.
Брякающее Созвездие было бы лучше, ну ладно, ещё не вечер.
Тем временем пришла пора посвящений для малышей, благо их накопилось столько, сколько, наверное, и рыбы в пруду не мелькает. Без предводителя им было всё же сложно, но теперь-то, когда наставничек взял всё в свои лапы, племя должно зажить нормально, а не как всегда. Так и казалось, что в последние лун сто их несчастное племя преследуют...эти, как их там, котосклизьмы, и оставалось надеяться, что Серебро Звёзд что-то там вправит в ихнем племенном скелете не хуже заправского целителя.
Наставничек-то хитрый лис, он котов почти насквозь видит. Хоть и сам Толстолобый не был так прост, как, должно быть, казалось, он был ничуть не уверен, что смог бы облапошить наставничка. Да и к чему? Он не малый котёнок, не ленивый оруженосец...то есть, конечно, ленивый, но не оруженосец, а вовсе даже....наставник?
Чтооооо?!
Как-то вот так вот вышло, что за умствованиями своими Толстолобый упустил некоторые, как бы это сказать, важные моменты своего жизненного пути. Ну. не то что бы важные...а очень важные - его тут немножко наставником Крошки сделали.
Дурак-Толстолобый, ты же этого хотел? Ну вот, нагнись, дубина корявая, ткнись носом, да не сшиби детёныша.
Крошка...Малютка выглядела и впрямь такой хрупкой, что, наверное, стоило бы отложить её посвящение, но тогда кошечке, должно быть, было бы грустно наблюдать за братьями, вовсю ломающими себе когти в процессе постижения воинского искусства.
Ну, наставничек, видать, доверяет мне. Нешто я буду Малютку...вот уж подходящее имечко...нешто я буду это чудо в хвост и гриву гонять по всем местным болотам? Нет, тут нужно аккуратнее. Походим для начала по границам, потом изучим виды дичи, постепенно охота. Бег наперегонки - пусть укрепляет лапки, хорошо кушает и не перенапрягается. А боевые приёмы...да, надо, но пока без этого...фантастизьму.
Колючий, то есть уже Шип, неугомонный братец его ученицы, достался Чертополоху. Его Толстолобый, признаться, не то что недолюбливал, но как-то сторонился всегда. Слишком он был мрачным.
Может, Колючему и на пользу пойдёт вся эта строгость, но посмотрел бы там наставничек, как бы чего дурного не вышло.
Каштанка получила первую ученицу, и Толстолобый послал ей радостную улыбку. Растёт, однако! Давно ли саму-то посвятила, а уже и такое доверие...
Наконец, Бежевичку Серебро Звёзд забрал себе в ученицы, и осталось только дать наставника злосчастной Серолапке...
Наставничек. как-то я чрезмерно спешно тут тебе похвалы расточать начал...твою ж мышиную голову, что ты этой самке бешеного глухаря родную дочь вручаешь? Она тебе что, мышка для откупа? Она, полусотня полутысяч муравьёв тебе в подстилку, живая кошка. Хорошая ученица. Так нет же, надо же интригствовать с порога!
Стоило ли говорить, что Лаванда устроила сцену?
Прежде Толстолобый никогда не испытывал такого сильного желания кого-то ударить. Вот просто взять - и ударить. В бою всё же дело другое, вот ты, а вот - твой враг, и как между вами всё сложится - одним звёздным предкам видно, но вот за такое-то гадство...
Так и хотелось наподдать этой заносчивой желчной дряни, по ошибке обозванной именем красивого, душистого цветка, а потом утешить опешившую, огорошенную ученицу. Толстолобый вообще почитал за худший кошачий порок жестокость к тем, кто слабее.
Но лапы, казалось, не слушались, поэтому он только беспомощно наблюдал, как к Серолапке бросился Шип, да и Малютка дёрнулась по направлению к новой товарке по палатке.
- Так же нельзя! - пропищала маленькая ученица, и Толстолобый смог только чуть заторможенно кивнуть побаливающей ещё головой.
- Нельзя. Но ты же помнишь, Малютка, что бывают плохие коты, и не все они обязательно становятся предателями. Бывают и просто...слабые и жестокие, потому что если бы Лаванда была достойной кошкой, то и виду бы не подала, а не отыгрывалась на Серолапке.
Наставничек, слава-те звёздные коты и все когти их, всё же озаботился перепоручить Серолапку Ручей. Умной, спокойной, уверенной. Она станет достойной наставницей для неприкаянной бедняги Серолапки, но...как говорится, осадочек-то остался. у всех.
За всем этим Толстолобый снова - да что ж такое! - едва не забыл, что племени нужен ещё и глашатай.
Десять рыбок из десяти, дурак-Толстолобый. О  чём позабудешь дальше? О воинском за...ой, не надо. Тогда что? Блох из хвоста вычесать?
Как назло, в хвосте как раз что-то подозрительно заскреблось, и он бы, невзирая на присутствие кучи соплеменников, быть может даже и почесался бы, если бы не...
- Толстолобый, мой выбор пал на тебя, и я верю, что ты будешь верно и преданно служить племени.
В голове зашумело пуще прежнего.
То есть я? Глашатай? Речного племени? У Звёздного племени сезон неслыханной щедрости? Ну там...это, только в эту луну: стань предводителем и получи мышиную голову на плечи в подарок! Или его стоило назвать Созвездие Дурацких Назначений?
Нет, ну подумать только. Это же теперь спокойно не полежишь, это же надо в патрули посылать всех, и не дай Звёздные предки спросонья поставить в рассветный патруль Лаванду с Ручей, а потом ещё и Оцелотка выйдет из де...
Стоп!
Это что? Каждый день вставать в лисий бабушку его за рыбью чешуйчатую ногу рассветный растреклятый патруль?!
А как же здоровый сон? Возможность поваляться на камешках? Поесть? Ещё раз поесть? У нас что, резко вымерли все нормальные коты в племени?

Как назло взгляд выхватил Оцелотку и хвостовую часть оскорблённой Лаванды.
Хорошо, Звёздное племя, если это был намёк, то я его понял.
Отовсюду раздавались поздравления, а Толстолобый только надеялся, что улыбается он в ответ не слишком по-дурацки.
Малютка потёрлась об него щекой и ускользнула - видно, утешать Серолапку.
Надо будет потом подойти тоже и сказать, чтобы не брала в голову. А потом...пусть даже завтра...потом я пойду к Серебру Звёзд и скажу ему, что он был неправ. И будет неправ всякий раз, когда не будет учитывать в своих умствованиях чувства живых котов. Глашатай должен быть предан своему племени и лоялен предводителю, но если наставничек ждал, что я буду его тенью - он не дождётся.
Страшно было вот так вот взять и раскритиковать самого избранника звёзд, но Толстолобый упрямо счёл это своим долгом. Любому, даже самому лучшему предводителю надо иногда напоминать, что он живой кот из плоти и крови, как и его соплеменники.
Но пока для этого было не время.
На будущее, как будешь получать дар девяти жизней, проследи, чтобы тебя назвали Толстозвёздый, а не Толстозадый.
Толстолобый только усмехнулся на слова Ручей. От неё редкое слово могло быть обидным.
- Зато я буду выгодно выделяться на фоне прочих своим необычным именем. И задом тоже.
Вслед за Ручей прохромала Сивая. Всякий раз при виде этой кошке Толстолобый получал словно бы какую-то странную траву от уныния - эта тихая, упорная кошка, кажется, и вовсе не умела сдаваться.
Ты, кажется, вовремя, Сивая. Мне не помешает немного вспомнить о том, что глашатайство - это не так уж и плохо.
- Как ощущения-то? - прибавила Ручей.
- Неоднозначные, - честно признался новоиспечённый глашатай Речного племени. К чему строить из себя героя, когда, попросту говоря, боишься запутаться в собственных лапах... - Надеюсь, разберусь во всём этом и не пошлю патруль куда-нибудь не туда.
- Важная ты теперь особа, Толстолобый, - тихо мяукнула Сивая, и Толстолобый немного смущённо пожал плечами.
Не говорить же, что как был дураком-Толстолобым - так им и остался? Да она, небось, и сама знает...
Подошла и Каштанка - на её слова Толстолобый ответил немного усталым спехом и лёгким похлопыванием хвоста по боку бывшей ученицы. Издали кивнула Ракушечница, и он склонил голову в ответном, чуть более глубоком поклоне. Перед теми, кто общался со Звёздными Предками, глашатай всегда испытывал некоторое благоговение, хотя сам оным предкам не столько молился, сколько ругался их именем.
- Думаю, всем хорошо бы лечь сейчас спать. Рассвет не так уж и далеко, а некоторым из нас вставать в патрули. Тех, кто в них пойдёт... - он помедлил, пытаясь собраться с мыслями, но голова трещала, как улей с осами, - я разбужу сам на рассвете.
Спите спокойно. Сам он, несмотря на головную боль и усталость, заснуть бы сейчас не смог - отошёл чуть в сторону, выудив из толпы оруженосцев собственную ученицу.
- И ты тоже иди спать, Малютка. Надеюсь, я смогу найти время, чтобы обойти с тобой наши границы. - он устало улыбнулся и провёл хвостом по редкой пёстрой шёрстке. Это почему-то успокоило, как и весь вид маленькой пёстрой кошечки, её присутствие, её запах.
Сегодня нас обоих постигли изменения, Малютка. Нас связали узами наставничества, а меня...меня закинуло в такие подзвёздные вершины, где и вдохнуть-то страшно...
Он вспомнил о маленьком камешке, что подарила ему Крошка, тогда ещё совсем детёныш, в первую встречу. Хотелось пойти в палатку, забраться на свою подстилку, откопать тайком этот дар и уткнуться в него носом, как он делал всякий раз, когда ему хотелось повыть на луну от того, что в жизни всё становилось уж слишком сложно.
Но он ещё заставил себя обойти поляну, безразлично скользнув взглядом по котятам Оцелотки - Звёздное Племя, ну пожалуйста, пусть о них позаботятся не я, а королевы, пожалуйста, пожалуйста - провести мимолетно хвостом по боку отправившейся в палатку оруженосцев Серолапки - всё будет хорошо...надеюсь - прежде чем, подволакивая все четыре лапы, добраться до палатки воителей и упасть на неё всем своим весом с одной мыслью:
проснуться бы до рассвета, мне же ещё патрулииии....
Последним судорожным, предсонным движением он зарылся носом в сухой мох, ощущая знакомую прохладу камня.
По крайней мере именно это, как казалось ему, избавило его от кошмаров.
----------- палатка воителей, рассвет

+12

162

Шип резво убежал, крикнув, что до палатки оруженосцев они бегут наперегонки. Малютка улыбнулась, но следом за ним даже не дернулась, ровно, как и Серолапка. Так они и остались втроем, два оруженосца и котенок. Жемчужка всегда казалась ученице очень милой кошечкой, но близко они никогда не общались, к сожалению. Малютка всегда немного побаивалась Оцелотку. И Щучку. К слову, он очень быстро подоспел к беседующим, вставив свои пять копеек и уведя сестренку в сторону. Малютка лишь дернула хвостом, отводя взгляд в сторону.
Серолапка, вроде, уже успокоилась, потеревшись щечкой, об маленькое ушко, от чего новоиспеченная ученица довольно мурлыкнула. После этого, старший оруженосец, распрощавшись со всеми, направилась отдыхать. Спать обладательнице медового цвета глаз, совершенно не хотелось. Она задумалась о ее сокровищах, что на данный момент лежат в детской в небольшой ямке под подстилкой. Надо бы их перенести в пещеру оруженосцев. Все потихоньку стали расползаться по своим делам. К ней подошел Толстолобый, и кошечка довольно кивнула, наблюдая, как удаляется массивная фигура к спальному месту воителей, оставляя ученицу в одиночестве. Ветер взъерошил мягкую шерсть, заставляя кошечку, съежится и едва заметно затрястись.
Сейчас ей нужно перенести сокровища и занять себя чем-нибудь полезным до того, как проснется ее наставник и начнет-таки обучение. Как же замечательно было бы, если б она уже знала границы и умела охотиться. Могла бы пойти и поймать чего-нибудь для глашатая на завтрак. А так, она совершенно бесполезная.
Кошечка поднялась со своего места и направилась к яслям, пока никто не видит. Зайдя в тесную палатку, из которой так привычно пахло теплом и молоком, она воровато огляделась, и направилась к подстилке. Быстро достав из-под нее скромные сокровища, малышка взяла в зубы пару перьев и камушек, а остальное пинала лапками, вытаскивая все это добро из пещеры. Желание унести все разом, не смотря на то, что это будет крайне неудобно, пересилило здравый смысл, твердивший, что за два захода опустошить хранилище было бы проще. Достаточно долго кошечка добиралась до пещерки оруженосцев и, аккуратно проскользнув между спящих соседей, выбрала небольшую, свежую подстилку с краю, ближе к выходу. На скоро запихнув под нее все, чем была богата и воткнув красивое перышко как знак того, что ложе занято, выбежала из пещерки.
Пестрая кошечка улеглась на холодные камни, что находились у воды, и подняла взгляд на небо. «Неужели там действительно кто-то есть? Кто-то гораздо мудрее нас, способный проникать во сны и указывать, как жить обитателям леса?»

+3

163

- Ты что-то хотел? — а вот и тот самый неизбежный вопрос, ответ на который Чёрт все это время пытался безуспешно найти.

Сейчас бы огрызнуться привычно, как он это делал всегда и со всеми, да только пасть будто полна воды была.
Чертополоху были чужды правила воспитания, этика, эмпатия в конце концов. Со многими соплеменниками у него были не просто испорчены отношения, а в дребезки разбитые и расщепленные, казалось, на атомы. Он хамил, шутил едко, огрызался и, видит Звездное Племя, не чувствовал меры, той тонкой грани, когда следует остановиться и заткнуться. А, впрочем, даже если бы и знал границы — вряд ли бы затормозил. Заведенный Чертополох отступать не то, чтобы не любил, не умел. Но вот Неясыть, Неясыть он почему-то чувствовал, именно чувствовал: по-особенному, прерывисто и остро, в какой-то степени даже болезненно. Вот и сейчас состояние палевой кошки разрядами проникало чрез густую темную шкуру, куда-то под позвоночник, заставляя молчать.

А когда пауза затянулась, молодой воитель неохотно поднялся на лапы, все-таки покачав отрицательно головой.
- Ничего, — вздохнув, пророкотал Чертополох, отмахиваясь хвостом, а про себя возмутился, — Ну и дурак.
Царапнув когтистой лапой землю, он пропустил мимо себя Неясыть и развернулся в сторону выхода из лагеря.

- Мы-ше-го-ло-вый, — на манер старушки Оцелотки свирепо прошипел Черт, хвостом подметая за собой едва заметные следы.

Остановившись, воитель замычал недовольно, пригибаясь  вниз и лбом упираясь в землю. И когда он стал таким тряпкой? Глупые кошки во всем виноваты, сначала кричат по полдня друг на друга, чудят, окружающих деморализуют, а потом, наоравшись вдоволь, переключаются на тебя и на каком-то фантастическом ментальном уровне, возможно сами того не подозревая, пилят-пилят-пилят. И нет, он не винил палевую красавицу, хотя основания, как считало возмущенное и помятое за целый день эго, были.

Ну уж нет, не бывать этому. Пободав истоптанную поверхность поляны, Чертополох рыкнул угрожающе и резко развернулся корпусом. В несколько прыжков он обогнал Неясыть, на этот раз преграждая ей дорогу.

- Слушай, — рявкнул исполин, оглядываясь по сторонам и понижая голос, — на самом деле, я…нашел в нейтральных лесах одно место. Ты ведь любишь плавать, хм? Покажу тебе его.

И тот факт, что на небе мерцали звезды — нисколько не смущал беса. Ведь он то успел выспаться, да и все равно не смог бы заставить себя даже подремать сегодня, слишком много в голове было мыслей. Осознание того, что Неясыть, быть может, устала — пришла с опозданием. Меньше всего молодому воителю хотелось сейчас получить отказ на такое редкое - с его стороны - предложение, а потому он спешно добавил. - Или потом, когда будет время, — подняв косматую голову, хмыкнул в привычной надменной манере Чертополох.

Отступив на шаг, он хищно прищурился, чуть вздергивая подбородок и замирая на месте в ожидании ответа Неясыти.

0

164

Щучка украдкой обернулся, почувствовав неуверенность в голосе сестры. Впрочем, он этого ожидал. Жемчужка и Усатик частенько включали в себе дотошный взгляд со стороны. "А что они обо мне подумают?" "Ох и достанется же мне за это!" И всякое такое в том же духе. Щучка же, напротив, никогда не задумывался над такими мелочами. Он всё делает правильно. Всегда. Это заложено природой. Другой вопрос, готов ли он был нести ответственность за все свои поступки? Впрочем, Щучка всегда решал проблемы по мере их поступления. Пока к ответственности никто не призывал, а призовут - тут уж он не растеряется и точно придумает какой-нибудь "финт ушами", который позволит избежать наказания...
- Не смотри в их сторону, - одёрнул брат сестру, когда та внезапно начала беспокоится раньше положенного времени, - Когда ты на них не смотришь, они тебя и не заметят! Пойдём.
Щучка прошёл ещё пару шагов вперёд, но, почувствовав, что этого для сестрёнки недостаточно, замедлился. Он не умел приободрять физически, поэтому даже не попытался прижаться к её боку или успокаивающе погладить хвостом. Может, когда-нибудь он и такое освоит, но пока что единственным оружием были слова. Щучка приблизился к сестре и тихо зашептал.
- Даже если они и заметят нас, Жемчужка, ни ничего не смогут нам сделать. Мы ведь, просто следуем за матерью. Никто не запрещал нам этого. Даже мама. А это такой шанс увидеть дядино жильё! Представляешь, как все оруженосцы будут собираться вокруг тебя толпами, слушая твой рассказ о палатке предводителя? Кто знает, будет ли у нас ещё такой шанс... Давай, поторопимся, а то упустим его.
Щучка снова уверенно направился вперёд. В этот раз он уже меньше оглядывался на сестру и,кажется, даже прибавил скорости своему шагу. Он оказался у палатки первым, приостанавливаясь, и пригибаясь к земле. Неумело, но весьма старательно, котёнок принялся подкрадываться ближе к палатке. Он уже слышал голоса матери и дяди, которые, впрочем, никак не мог разобрать. Слишком далеко. Щучка подполз ближе. Он прижался к стенке возле выхода в палатку и заглянул внутрь. Глаза у его округлились от восхищения.
Такая огромная! И все его!
Щучка хотел также. Очень хотел.
Он снова спрятал мордочку, лишая себя лицезрения палатки. Щучка закрыл глаза и принялся прислушиваться к голосам своих родственников.
А вдруг они как раз обсуждают моё скорое посвящение в ученики?...

+4

165

— Не смотри в их сторону, — приказал брат, и Жемчужка резко отвернулась от старших, потупив взгляд. Она старательно рассматривала свои лапы, боясь глянуть на Щучку и получить ещё пару резких слов. — Когда ты на них не смотришь, они тебя и не заметят! Пойдём, — закивав в ответ, малышка последовала за своим товарищем, но страх, сковывающий её движения, словно начинал глодать её изнутри: она почувствовала на себе мимолётный взгляд новоиспеченного глашатая, но тот, к счастью, ничего не сказал юнцам и скрылся в палатке. Наверное, Щучка почувствовал сомнения сестры, потому что вскоре она услышала у себя над ухом его негромкий голос: — Даже если они и заметят нас, Жемчужка, ни ничего не смогут нам сделать. Мы ведь, просто следуем за матерью. Никто не запрещал нам этого. Даже мама. А это такой шанс увидеть дядино жильё! Представляешь, как все оруженосцы будут собираться вокруг тебя толпами, слушая твой рассказ о палатке предводителя? Кто знает, будет ли у нас ещё такой шанс... Давай, поторопимся, а то упустим его.
Кошечка подняла глаза на своего собеседника и слегка сощурила голубые глаза, более тёмные, чем его, словно тщательно обдумывая только что услышанное. Едва приобретённая недавно мораль боролась в ней с унаследованным тщеславием и вполне логичным желанием быть замеченной и принятой в компании сверстников. Усатик не так часто присоединялся к их проказам, и теперь Щучка стал её единственным ровесником, с которым можно было коротать время. Она не могла разочаровать любимого братика, и не могла упустить шанс увидеть что-то раньше новых оруженосцев.
— Да. Я поняла, — кивнула, наконец, Жемчужка, послушно поднимаясь с места и следуя за братом. Они были очень близки к палатке Серебра Звёзд, и кошечка посторонилась, настороженно оглядываясь из своего укрытия на соплеменников, не замечавших их, пока второй шпион оглядывал предводительскую палатку. Однако тот не собирался уступать место рядом с собой по доброй воле, и белая кошечка сама протиснулась рядом. из-за тебя ничего не видно, — отрезала она, понимая, что сейчас наткнётся на волну возмущения, и в голосе малышки внезапно пронеслась едва заметная сталь, не терпящая возражений, сразу давшая понять, кто приходится ей родной матерью и от кого она это унаследовала. Навострив уши, она почти до боли напряглась, стараясь разобрать среди приглушённых голосов хоть несколько внятных слов.
— ...и что, мне теперь... очень длинное, может... Серебряная задница... на свой хвост? — нахмурившись, Жемчужка обдумала услышанные от матери слова и повернула мордашку к Щучке. Он-то наверняка знал, где тут рыбка зарыта.
— Щучка, — очень-очень тихо и доверительно обратилась к нему сестра, — что такое задница?

+4

166

Чертополох был одним из тех, кто мог не просто удивлять одним лишь словом или движением, а буквально шокировать. Мало того, что снова там что-то бухтел себе под нос, так ещё и щедро одарил почву своим лбом пару раз. Поёжившись от напряжения, Неясыть было уже двинулась прочь, а почувствовала, что сердце снова уходит в пятки от неожиданности и испуга.
Чёрный воин резкими прыжками обогнал палевую, буквально зашипев в серый нос.
- Слушай
Первый рявк был настолько неожиданным, что Неясыть непроизвольно вздрогнула, но остановилась. Потеряв на мгновение ориентир, кошка быстро взяла себя в лапы и сверкнула глазами. С этим товарищем нужно было быть крайне осторожной, но при этом, ни в коем случае не показывать слабину или уязвимое место. Шипит, как раскалённый камень? Залить ко всем чертям водой, иначе сведёт с ума, как ночной кошмар.
Вздёрнув подбородок, Неясыть было уже приготовилась к очередной нападке, как внезапно, бегло оглядев стороны рядом с ними, Чертополох снизил голос.
-... на самом деле, я…нашел в нейтральных лесах одно место. Ты ведь любишь плавать, хм? Покажу тебе его.
Она могла бы накидать в уме приличное количество вариантов, с которыми мог бы подойти янтароглазый исполин, но подобное явно не предполагалось. Не меняясь в выражении мордашки, полосатая кошка замерла, осмысливая ситуацию.
Взрывоопасный парень, который вечно сыплет претензиями, нелюдимый задавака, сейчас, по завершению ночи, когда звёзды уже чуть подсвечивались рассветными красками, предлагал пойти не спать, да не поработать, а пойти... плавать?
Понимая, что у самца явно были проблемы с графиком, но не желая его рассердить, кошка старалась быстро сообразить, как бы отказаться, но последняя фраза быстро оборвала это желание...
Пожалуй, впервые в жизни, кот предложил что-то долгосрочное. Тем более, таким тоном. Это следовало бы увековечить в истории, но Неясыть не подала виду удивления, дабы не смутить великана.
- Или потом, когда будет время,
Приоткрыв рот, палевая, на манер Чёрта, так же хмыкнула и чуть запрокинула голову, оценивающе глянув на соплеменника. Да, у них были напряжённые взаимоотношения, она его чем-то всегда раздражала, а от него у Неясыти, периодически, мурашки бежали по спине от страха что ли... разность характеров мешала даже нормально поздороваться, но... это было что-то новое...
Даже беря во внимание дикую усталость, кошка всё-таки решила согласиться. Маловероятно, что он идёт её топить, всё-таки, в последнюю луну она ему на хвост не наступала, да и лягушек под подстилку не подсовывала... что уж там... даже не подметала в его присутствии... всё это смахивало всё же на вполне мирную вылазку.
Уняв в себе бьющееся где-то не там от неожиданности сердце, Неясыть благосклонно кивнула и скользнула более заинтересованным взглядом по чёрной шкуре. Ответ был короток и прост, ибо воин не принимал по жизни рассусоливания:
- Пойдём.
Стало безумно интересно, как вообще это может происходить всё? Подобная прогулка даже в голове-то не сразу вырисовывалась, но, безусловно, с каждым мгновением становилась все заманчивей и заманчивей. Решив держаться не впереди, а всё-таки рядом, чтобы следить за каждым движением чёрного, Неясыть пригласительно махнула хвостом в сторону выхода из лагеря.
- Веди меня, воин. А по дороге обратно поохотимся, заодно.
Сон? Сон для слабаков и нервозников. Отоспаться можно и в другой раз. Сейчас на горизонте возникло куда более интересное занятие.

+2

167

Щучка заинтересованно дёргая ушками, пытался разобрать слова матери и дяди. Впрочем, что-то лучше выходило у сестры, а что-то у него. Кошечка явно что-то услышала. Щучка буквально почувствовал её старания, а затем спавшее напряжение. Что же, за этим и нужны братья и сёстры. Наверное.
Сестрёнка обернулась к Щучке и он моментально поймал её взгляд.
Рассказывай. Ну же.
Щучка ожидал услышать как минимум имя своего будущего наставника, но вместо этого сестра огорошила его вопросом. Странным вопросом. Щучка даже начал сомневаться в способностях Жемчужки слышать. Может у неё помутнение разума? Коты тёмного леса в рассказах старейшин частенько туманили разум юных учеников, а потом даже проводили тренировки с ними в их снах. Так может Жемчужке только что под шумок прошептали пароль на вход в такой "обучающий сон"? 
- "Задницей" мама зовёт неловких котов. Не говори больше таких слов, никогда, никогда, - зашептал напоследок сестре Щучка, опасаясь, что Жемчужка заполучит урок от воинов тёмного леса быстрее него самого.
Укол зависти как всегда был метким и болезненным. Щучка ревностно относился к своему первенству среди детей. Это к нему должны являться видения и говорить о том, что он особенный. Это он должен познать все тайны мастерства и первым узнать имя своего наставника. Вытянув мордочку, котёнок осторожно заглянул в пещеру и к своему удивлению услышал своё имя. Мать рассказывала предводителю про них с Жемчужкой! Щучка чуть не подпрыгнул от радости, но вовремя взял себя в руки. Стараясь сосредоточиться он внимательно вслушивался в слова Оцелотки, которая судя по всему решила не брать их на совет! Как же так! Все лесные коты, какими бы они не были, должны увидеть своё великое будущее!
Щучка недовольно распушился, но, вспомнив про сестру, успокоился и прошептал ей:
- Завтра идём купаться.
И тут же вспомнил о том, что вовсе не дал заглянуть ей в злополучную пещеру. Глуп тот, кто считает, что старшим и лучшим быть просто. Столько приходиться учитывать, а уж сколько раз уступать... Щучка пропустил Жемчужку на своё место.
- Смотри скорее, как просторная у него пещера.
Когда-нибудь она будет моей...

+3

168

Жемчужке показалось, что она заметила мелькнувшее в глазах своего брата недоумение, но сразу же моргнула и отогнала от себя эти мысли: быть такого не могло, чтобы Щучка чего-то не знал. Он всегда был в курсе всего гораздо раньше, чем они с Усатиком, и наверняка в будущем обещал стать самым-самым лучшим на свете воителем.
— "Задницей" мама зовёт неловких котов. Не говори больше таких слов, никогда, никогда, — поспешил объяснить ей ситуацию второй заговорщик, пока малышка замерла, вслушиваясь в его быстрое объяснение и стараясь запомнить полученный урок. «Щучка такой хороший», — подумала Жемчужка, сидя тихо, как мышка, в их импровизированном укрытии, — «мама была бы недовольна, если бы узнала, что я слышала такие слова.» — от дальнейших размышлений насчёт заботы брата её отвлек тот факт, что последний начал шевелиться и вытянул шею, заглядывая в палатку. У кошки всё сжалось от страха при мысли, что Серебро Звёзд или Оцелотка увидят такое возмутительнейшее нарушение всех правил приличия, кои им вбивали чуть ли не с рождения. Но, наверное, сама удача способствовала им сегодня в их шалостях, поскольку ни одна кошачья душа не заметила их и не устроила им знатной выволочки.
Завтра идём купаться,
— доложил ей Щучка, и она радостно подёрнула хвостом. Одному Звёздному племени известно, как давно она мечтала увидеть что-то крупнее маленькой лужицы в их лагере после дождя! Она ждала этого тысячу, нет, две тысячи лун, никак не иначе!
— Наконец-то, — распушила загривок от возбуждения Жемчужка, чувствуя, как у неё радостно покалывает лапки от мысли, что они станут полноправными Речными котами.
— Смотри скорее, как просторная у него пещера, — разрешил брат, пропуская её на свое место. Малышка, улыбнувшись, очень-очень осторожно заглянула вовнутрь и едва не вздрогнула от страха, увидев Оцелотку и Серебро Звёзд. К счастью для младшего поколения, мать и дядя не заметили юных шпионов. Впрочем, самообладания Жемчужки не хватило на долгое наблюдение, и она очень аккуратно отползла назад. Машинально глянув на Щучку, она заметила, что он не так уж и многим отличался от их нынешнего предводителя.
— А ты тоже будешь предводителем, когда вырастешь? — спросила сестра, озадаченно наклоняя голову. Наверное, раз их папа был предводителем, а теперь им стал их дядя, следующим должен быть кто-то из них? Но она будет плохим предводителем, потому что она не такая сильная, как мама, а Усатик всего боится и даже не хочет ходить с ними. Что же, претендентов оставалось не очень много.

+2

169

Ручей, добродушно прищурившись, наблюдала, как медленно, но верно Толстолобый осваивается в роли глашатая Речного племени. А что, выйдет недурно.
- Зато я буду выгодно выделяться на фоне прочих своим необычным именем. И задом тоже, - усмехнулся здоровяк, и серая, чуть запрокинув голову назад, коротко рассмеялась.
- С твоим задом только и выделяться. Прими как комплимент! - притворно округлила глаза Ручей, весело толкнув Сивую бочком, мол, поддержи, подруга!
- Неоднозначные, - честно признался новоиспечённый глашатай Речного племени о своих ощущениях, и серая, чуть успокоившись, с грустноватой улыбкой вздохнула. Жаль, она не может сказать, что понимает его чувства, но... могла представить, как тяжело, наверное, ощутить груз ответственности на плечах.
"Как и ему", - пронеслось в голове, когда Ручей обернулась на палатку Серебро Звезд. Впрочем... Оцелотка наверняка там уже оказывает ему достойную поддержку, и серая сжала зубы, осознав, что ревнует предводителя к его собственной сестре.
- Думаю, всем хорошо бы лечь сейчас спать, - словно читая её мысли, мяукнул Толстолобый, и дымчатая заставила себя отвернуться от палатки предводителя.
- Рассвет не так уж и далеко, а некоторым из нас вставать в патрули. Тех, кто в них пойдёт... - кот запнулся, и Ручей подняла на него глаза, - я разбужу сам на рассвете.
Шутливо фыркнув - уж теперь ему будет тяжело вставать раньше всех - Ручей поднялась, медленно протягивая лапы и прогибая спинку.
- Хорошая идея, глашатай, - зная, что будет называть его так ближайшие пару недель так точно, серая поднялась, потерлась бочком о бок Сивой, как всегда делала, прощаясь перед сном, и прошла в свою палатку одной из первых.

Утро


Да и проснулась, собственно, так же. Медленно отрывая голову от подстилки, Ручей сладко зевнула, а после приоткрыла один глаз, другой. И почти сразу наткнулась на здоровую и вышеупомянутую задницу Толстолобого.
- Хорош глашатай, - проворчала себе под нос молодая воительница, медленно и аккуратно, чтобы никого не разбудить, обогнула спящих соплеменников и наклонилась к самому уху Толстолобого, ощутимо куснув.
- Патрули, - прошипела она ему в самое ухо, для пущего эффекта еще и боднув лбом в щеку. Убедившись, что кот приоткрыл глаза, она ободряюще ему улыбнулась, шлепнула хвостом по уху и вышла на поляну.
Ох-х-х. Потягиваясь от души, Ручей чувствовала, что все идет как-то... правильно. У неё новый ученик, в племени теперь есть верхушка, жизнь идет своим чередом. Дожидаясь пробуждения Серолапки, воительница быстренько умывалась, по первым рассветным лучам понимая, что день будет жарким.

Отредактировано Ручей (2017-08-17 00:35:35)

+1

170

Серолапку разбудили косые лучи рассветного солнца, просачивающиеся в палатку через прорехи в стене камыша и лениво перебирающие ее серебристую шерсть. Она с трудом разодрала слипшиеся после вчерашнего выступления веки и проморгалась. Ученица вечером явно преувеличила свои силы, надеясь привести шерсть и мордочку в порядок после всех прелестей ночного посвящения. Как только ее тело коснулось мягкой моховой подстилки, ученица тут же отключилась, не успев и дважды провести языком по лапам. Судя по всему, солнце еще даже не успело высушить росу с травы, поэтому логично предположить, что проснулась молодая кошка вовремя. Не спеша, она приподнялась на еще слабые после сна лапы и хорошенько потянулась, после чего встряхнулась и принялась за утреннее умывание, немало уделив времени слипшейся под глазами шерсти. Вылизываясь, Серолапка украдкой то и дело бросала взгляд на вставленное в переплетение мха и камыша ее подстилки совиное перо, подаренное Жемчужкой на кануне.

Закончив все утренние процедуры, кошечка неторопливо выбралась из палатки, полной грудью вдыхая свежий утренний воздух. Трудяги пчелы уже жужжали над ароматными цветами, птицы надрывались в кронах, перекрикивая шум листвы. День обещал быть теплым.
Коты потихоньку просыпались, лагерь оживал. Серолапка отошла от палатки оруженосцев и осмотрелась, выискивая среди бодрствующих Ручей. До этого ученица сама решала, пойдет она сегодня в патруль, на охоту, или навяжется к кому-нибудь с просьбой о тренировке. Сейчас же для этого есть специально-обученная наставница, которая сама будет решать, куда же деть свою новую воспитанницу. Если честно, молодая кошка уже привыкла к некоторым вольностям, которые были доступны ей ранее, как лишенной учителя, поэтому ученице пришлось переступить через себя, чтобы первым дело отправиться искать Ручей, а не того, кто заведует патрулями.
Ручей нашлась быстро. Заметив наставницу, Серолапка бодрой рысцой направилась к ней, в голове прокручивая приветственную речь, которой ее учил Карпозуб. Как правило, ученица получала смачный подзатыльник, если хоть одно слово или интонация звучали не так. Придавшись не самым веселым воспоминаниям, кошечка даже не заметила, как приблизилась к наставнице и встала почти вплотную. Ошибка. Придя в себя, она нервно шарахнулась в сторону, отступив на шаг, и низко склонила перед Ручей голову.
- Приветствую, Ручей. Сегодня чудесный день для занятий, не так ли? С чего начнем? - звонко спросила ученица, чеканя каждое слово. Она так и осталась стоять с преклоненной головой, ожидая ответа наставницы.

Отредактировано Серолапка (2017-08-18 11:00:46)

+1

171

Черт напрягся под вызывающим взглядом палевой красавицы, подобрался весь и чуть ли когти в землю не выпускал. Он не любил играть в гляделки, это всегда выглядело как вызов, как красная тряпка, на которую Чертополох велся, как последний дурак. Его это раздражало, распаляло опасно, подогревало кровь. А устраивать перепалку с Неясытью — последнее, чего сейчас хотел угольный забияка. Он, все-таки, первый сделал шаг в сторону «мира» и разрушать его так просто, да еще и собственным лапами — ненужная жертва.

- Пойдём. — заслышав ответ, исполин навострил уши и кивнул в ответ.

Тут же расслабилась спина, опустились плечи и исчезло напряжение в шее. Прикрыв глаза, воин двинулся в сторону выхода, краем глаза следя за передвижением Неясыти и по-прежнему храня молчание об озере, на которое он наткнулся. Наткнулся и «потонул», настолько красиво было это место. К чему слова, если совсем скоро спутница сама все увидит? Не сказал Чертополох и о том, что цвет глаз палевой соплеменницы сразу пришелся на ум, в качестве ассоциативного ряда, когда он взглянул на водную гладь.

Внутри вспыхнула искоркой радость, но воитель не подал виду, по обычаю отворачиваясь чуть и пряча секундную слабость, промелькнувшую на морде, от посторонних глаз, в том числе и от Неясыти.

- Веди меня, воин. А по дороге обратно поохотимся, заодно.

- Только на рыбу, — рыкнул одобрительно Чертоплох, переходя на рысцу.

День обещал быть насыщенным, предстояло много чего еще успеть, но пока... Пока что все раннее утро было в их распоряжении.
- Ты же не против размять лапы? — оскалился хищно и озартно Черт, с долей едва заметного лукавства осведомившись. Ему, правда, не нужен был ответ, он сам выбирал темп передвижения, а потому они буквально сорвались, ветром пересекая родные земли.

[ -->  Нейтральные территории]

+1

172

Сон был глубоким, наверное, как сама смерть. Впрочем, самому Толстолобому этих поэтических выражений не приходило - он никогда не мог толком соображать с утра, и ему ещё предстояло пожалеть о том, что он малодушно отложил на завтра назначение рассветного патруля.
- Патрули. - Шёпот Ручей казался громом небесным, и новоиспечённый глашатай страдальчески поморщился. Хотелось снова закрыть глаза и заснуть, спать до полудня, а потом продрать глаза и вдоволь наесться, но сейчас времен не было.
Лапы, как водится, затекли со сна, и первые несколько шагов он спотыкался, как старейшина.
Палатка была полна сонными соплеменниками. Их тёплое сопение убаюкивало, как ничто другое, и ему пришлось приложить усилие, чтобы собраться с мыслями.
Да хвосты великих Звёздных Предков, изжёванные ими в котячестве! - Поутру Толстолобый мог связно разве что ругаться - зато как! - Кого же я так ненавижу, что готов сейчас разбудить?
Ручей уже поднялась сама, но он не хотел сейчас отвлекать её от наставничества Серолапки. Будет лучше, если они останутся вдвоём, чтобы лучше друг к другу притереться. Краем глаза глашатай видел, как Серолапка вздрогнула, слишком близко подойдя к наставнице, и ему немедленно стало жалко, что ей бывшему "наставнику" не оторвали хвост под корень.
Никакое учение не пойдёт на пользу, если запугивать вчерашнего котёнка. Никто не заслуживает жестокости, и уж тем более -младшие члены племени, доверенные тебе в лапы предводителем и Звёздным племенем.
Сам он никогда всерьёз даже не повышал голоса на оруженосцев, стараясь относиться к их проделкам с юмором, а если они творили что-то опасное для себя или других, или если их поведение становилось агрессивным - всегда лучше поговорить, а не сыпать с места в карьер воплями и карами.
Толстолобый свято был уверен - таков единственный путь воспитания достойного воина Речного племени, но больше того - счастливого, спокойного и довольного жизнью кота. Предводитель был с ним, должно быть, согласен - Толстолобый в бытность учеником ни разу не столкнулся с тем. что наставник был жесток к нему.
Наверное, только такому коту можно доверить племя.
Появившиеся разумные - ну, или казавшиеся такими - и связные мысли говорили о том, что он слишком медлит и успел проснуться. Мысль об учениках навела его на следующую - он тихо подошёл к Каштанке и легонько ткнул её лапой в бок:
- С недобрым утром. Нам в патруль надо, - мурлыкнул он её прямо в ухо, чтобы не будить остальных.
Убедившись, что кошка проснулась, он вышел на поляну и огляделся.
Малютка так и задремала, кажется, у прудика, понадеявшись, что дневного сна ей хватит, чтобы чувствовать себя бодрой. Толстолобый подошёл к ней, но в первое мгновение побоялся разбудить - до того она казалась маленькой, хрупкой и беззащитной, что не хотелось её тревожить.
Почему-то хотелось лечь рядом и прижаться - крепко-крепко.
Лоб твой толстый, Толстолобушка. да что ж это ты себе думаешь? тебе так-то оруженосца доверили, воспитывать, вот это всё, а не вздыхать, как на Лаванду какую-то! Нешто она для тебя кошка? Она ж маленькая совсем, да и вообще - ты за неё в ответе. Что ж ты тогда стоишь и пялишься, как на красотку какую на Совете?
Завязывай с этим, братец, а то не так понять могут.

Всё же он не отважился тронуть свою ученицу даже лапой - только ткнуть носом и тихо шепнуть на ухо:
- Просыпайся, нам пора на границу...
Подняв взгляд, он обыскал глазами поляну. Должно быть, Каштанка возьмёт свою ученицу...конечно, лучше бы ещё одного воина, но раз так...

+6

173

Казалось бы, Каштанка только сомкнула глаза. Она совсем не планировала идти в рассветный патруль - да и вообще, хоть кто-то планировал? Если большинство Речных котов уснули только под утро, всю ночь преданно дожидаясь, пока Серебро Звёзд вернётся в лагерь и назначит глашатая. А ещё распихает всех котят по наставникам. Ну почти всех. И даже Каштанке доверили ученицу. Это льстило её самолюбию, всё-таки она достаточно молода. Ничего, я им всем ещё покажу, как нужно оруженосцев воспитывать, - думала она вчера. А сегодня думать было сложно.
- С недобрым утром. Нам в патруль надо, - слова, произнесённые прямо в ухо, сразу вынули молодую воительницу из цепких лап сна.
Каштанка подняла голову и сонно глянула в лицо бывшему наставнику, который, видимо, не нашёл лучшей жертвы.
- Я думала, ты перестанешь меня будить с первыми лучами, когда я стану воительницей, - Каштанка широко зевнула и села на своей подстилке.
Она с завистью окинула взглядом мирно сопящих соплеменников и принялась умываться. Зато я первая схожу в патруль с новоиспеченным глашатаем. Может, что-нибудь интересное найдём. Воительница, осторожно переступая через разношёрстные хвосты и лапы Речных котов, выбралась из палатки следом за Толстолобым.
Глашатай первым делом двинулся к своей новой ученице. Она задремала на краю поляны и так крепко свернулась в клубок, что Каштанка поначалу её даже не заметила за широкими плечами Толстолобого. Имя ей под стать. Как бы Толстолобый её не пришиб ненароком на тренировке, - кошка усмехалась про себя, наблюдая, как глашатай сам неловко чувствует себя рядом с крошечной ученицей. Зато поучится деликатности.
Весело пошевелив усами, воительница двинулась палатке оруженосцев. Она сунула внутрь мордочку. Там царил тот же покой, что и в воинской обители. Все устали и спали крепким сном. Каштанка хмыкнула и вернулась к глашатаю в одиночестве.
- Не буду будить Пылинку, пусть отсыпается, все поздно легли, - золотистая кошка решила начать первый день своего наставничества с милосердия. - А как вернёмся, выгоню её в лес и буду гонять до сумерек.
Каштанка усмехнулась и присела рядом с Толстолобым, вопрошающе глянув на него, мол, кого-то ещё ждём?

+1

174

Малютка сама не заметила, как уснула, распластавшись на холодном камне мордочкой в небо. Мысли о звездах, о предках и прочей неведомой силе, что была ей неподвластна, кружились в голове, заставив и в сновидениях лицезреть, как звезды приближаются, превращаясь в котов, бегая по ночному небу. Сильной верой кошечка не отличалась, живя по принципу: верю в то, что вижу. И почему только целителям и предводителям дозволено общаться с предками? Вот, кто-то увидел знак, что нельзя охотиться по утрам и отправлять патрули. А это просто листочек с дерева упал. И что же? Всему верить?
До пестрой шерстки что-то дотронулось, заставив ученицу махнуть лапкой, будто отгоняя назойливую муху, и сильнее зажмуриться, прикрыв мордочку лапками. Но услышав слово «граница», желтовато-коричневые глаза моментально распахнулись.
- Патруль? - переспросила Малютка, пытаясь грациозно перевернуться на живот и спрыгнуть с камня.
Однако, получилось все до смеха неуклюже: кошечка напросто свалилась со своего спального места, перекувырнувшись через голову. Моментально поднявшись на лапки, оруженосец смущенно потупила взгляд, несколько раз лизнув грудку. Ночью только посвятили, а на рассвете она уже в патруль идет! Прям как настоящая взрослая лесная кошка! «Кол... Шип обзавидуется!» От этих мыслей малышка улыбнулась шире, все еще смущенно пряча взгляд. Маленький хвостик слегка дернулся, призывая его обладательницу вести себя сдержаннее и взрослее. А то мало ли что о ней подумает наставник и глашатай! Не каждому в племени выпадает честь обучаться у кого-то из верхушки. Конечно, предел мечтаний быть учеником предводителя. Но практически равносильно этому быть учеником глашатая. Тем более, когда этот самый глашатай - твой не плохой друг и общаться с ним тебе легко и приятно. Кто знает, какой этот Серебро Звезд? Малютка с ним никогда по душам не болтала и сокровища свои не дарила.
Несколько раз, проведя языком по шерстки, кошечка привела себя в порядок и огляделась. Лагерь потихоньку просыпался.
- А мы... мы сегодня еще пойдем заниматься? - нерешительно мяукнула пестрая, заглядывая в глаза Толстолобому.

Отредактировано Малютка (2017-08-18 13:10:58)

+1

175

Облегчение овило грудь, когда Чертополох расслабил спину и даже стал издавать довольные нотки в голосе. Вот так было гораздо лучше.
- Только на рыбу
Утро было идеальным временем для рыбалки, так как солнце ещё не успевало нагреть воду и заставить уйти рыбу глубже, на дно. Сон? Да какой сон? Его моментально, как лапой смело. Прогулка с таким котом, как Чертополох, просто не могла быть скучной.
Деловито приосанившись, Неясыть оглянулась, видя, как потихоньку разбредаются по своим утренним ранним делам коты, а затем тоже перешла сразу же на быстрый шаг. Они не были похожи на двух старейшин, чтобы медленно прогуливаться рядом. Молодая голова и горячая кровь заставляла всегда перемещаться в быстром темпе, тем самым более нагружая мышцы, которые готовы были бесконечно сокращаться, нагружая себя физической силой, пока позволял возраст. Неясыть любила бегать, правда, на сыпучих поверхностях вроде песка или гальки это было делать не так приятно, как на обычной земле. Чёрный кинулся к выходу из лагеря, Неясыть последовала за ним. По дороге кошка старалась бежать, прибегая к периодическим длинным прыжкам, чтобы показаться, что она тоже не лыком шыта и может его обогнать, если только захочет. Ей казалось, что с таким характером, как у соплеменника, давать возможность сравнивать друг друга и выделать кого-то, кто сильнее, быстрее, умнее, выше - было бы фатальной ошибкой. Он был из тех, кому постоянно надо составлять конкуренцию, тогда общение принимало бы совсем другие, более яркие, краски.
- Интересно, каким должно быть то место, чтобы ему оно так понравилось?
Кошачий интерес слегка подстёгивал пятки и заставлял бежать быстрее. Пару раз кошка даже подсекла его на бегу, несясь из стороны в сторону.
>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>> Нейтральные территории

+2

176

утро, начало игры
Веролом медленно выбрался из палатки воителей, не распрямляя лап оглядываясь, нет ли кого рядом. Эту ночь, как и прочие, котик спал прямо у входа в палатку – нос его чуть высовывался наружу, и заходившие на ночлег воители то и дело задевали нос кота, или даже наступали ему на лапы. Воитель желал быть незаметным, прозрачным: да только он сделал уже свой выбор, и деваться было некуда. Веролом был вынужден налаживать отношения в племени, однако даже в палатке воителей никто не хотел делить вместе с котиком подстилку. Удручающе вздохнув, серый сделал пару шагов вперёд, показавшись на главной поляне, и быстро потянулся, беспокоясь о том, как бы не потерять бдительности. К счастью, никто не обратил внимания на проснувшегося сына узурпатора, а потому Веролом отошёл от палатки воителей, и заняв место на поляне, принялся вылизываться.

Прохладный утренний ветерок ласково трепал шерстку, гладил кожу и бодрил. В процессе своего утреннего ритуала, Веролом краем глаза оглядывал главную поляну, подумывая о том, чем он мог бы заняться сегодня. Вероятнее всего, самым мудрым решением было выдвинуться на охоту. Молодой кот практически никогда не брал еды из общей кучи, боясь объесть кого-то из соплеменников, и вызвать гнев в свою сторону. Потому речной охотился в одиночку, уходя с самого утра и до полудня блуждая на территории племени. Там кот завтраком встречал новый день, а затем продолжал охоту, дабы вернуться в лагерь не с пустой пастью.

Закончу умываться и пойду утоплюсь в заводи.

Отредактировано Веролом (2017-08-18 16:23:55)

0

177

<< в игру (пещера оруженосцев)
Не думал, что уснуть на новом месте так быстро действительно получится. Но, стоило лапам коснуться подстилки, а голове опуститься на передние конечности, как сон сморил мгновенно. Я даже едва успел ощутить гудение в лапах, чтобы осознать, как вымотаться. Едва, но таки не успел. Темные глубины утащив свои владения. Без снов, без волнений. Слишком перенасыщенный событиями день забрал все эмоции, чтобы появилось что-то еще. Впрочем, я и не подумал бы жаловаться, ведь я спал.
С разгорающимся рассветом открылись и глаза, а я выдал долгий зевок, рассеянно моргая. Сел. Покрутил головой, на секунду нахмурившись, а потом сообразил.
"Посвящение! Я же теперь... Шип."
Тряхнув головой и вытягиваясь, выгнув спинку, я попытался привести сумбурный поток мыслей в порядок. Не очень получалось, да и подстилка манила рухнуть обратно... Лучшим решением оказалось выйти наружу, где уже кипела жизнь, так или иначе.
Наскоро протерев мордочку, я распушился и выглянул наружу, обводя поляну синим взором. Первое, что я попытался найти - Чертополоха. Но темной фигуры воина не приметилось.
"Спит еще что ли?"
Вроде бы было не особо рано, но и не поздно. То есть, воин бы уже должен был подняться и разбудить меня, а в итоге... странно это всё казалось. Я дернул ухом, но сделал еще пару шагов, выходя дальше. Разберусь позже.
"В конце концов, спрошу у соплеменников, не увидел ли кто..."
В какой-то момент все спокойное и сонное исчезло. Я сгруппировался в прыжке и резко прыгнул на хвост сидящего спиной ко мне воина. Веролома. То, что кот спокойно сидел и никому не мешал, приводя шерсть в порядок, меня не заинтересовало. Как и то, кем он там был и кому кем приходился. На тот момент был слишком мал, чтобы запомнить столь душераздирающие подробности. Да и в яслях как-то никто не говорил о том, какой серый воитель плохой и растакой.
- Утра! - звонко сообщил я, хватая лапами (без когтей) абсолютно не подвижную и не интересную с точки зрения тренировок "добычу". Зачем я так сделал - а Звездные Предки знают... Но заговорил я почти тут же, не давая воителю шанса послать меня в Темный Лес за такие выходки. - Веролом, ты не видел Чертополоха? Я думал, меня начнут гонять еще в состоянии сна, а его...
"...не видать."
Я смотрел на старшего совершенно серьезно и несколько обеспокоенно. Скрывая, насколько на самом деле встревожен. Очень не хотелось пропустить первый день. И мысль, что Чертополох решил начать тренировку вечером... не казалась бы стоящим оправданием, даже если бы пришла в голову.
"Почти все уже с наставниками и готовятся выходить... Пойду сам тренироваться, если не придет!"

0

178

Офф: ШИП И МАЛЮТКА, заполните, пожалуйста, боевую характеристику в теме "заполнение профиля". Вам скоро тренироваться на дайсах.

Сзади слышались шаги Каштанки - жалко было будить её, но он никак не мог сообразить, кого бы ещё разбудить - всё же голова после драки с лебедем и почти бессонной ночи была тяжёлая, как после макового семени, которое иной раз дают целители, чтобы заглушить боль.
Что дороже - ясная голова или бодрость?
Хотя, право слово, мне не светит ни того, ни другого.

Будить ученицу Каштанка не стала, давая вчерашнему ещё котёнку отдохнуть, и глашатаю стало снова стыдно, что потревожил Малютку, однако почему-то ему хотелось провести её по ещё сонному лесу под восходящим солнцем, показать всю красоту предрассветных, тихих ещё территорий родного племени, потому что как бы не были хороши другие племена - сердце Толстолобого навеки принадлежало Речному племени и его землям, краше которых, по его мнению, не нашлось бы в целом свете.
Малютка неудачно поднялась на лапы и упала с камня. Сердце у Толстолобого захолонуло и подступило куда-то к горлу, словно вовсе перестав биться.
- Т-ты в порядке? - от беспокойства он начал заикаться.
Дурак-Толстолобый, как ты учить-то её собрался? На тренировках, дело ясное, все летят кувырком и ранятся порой, да как же ты сможешь её чему-то научить?
Научу. Не научу я - так её какой-нибудь блохастый бродяга или чужак разорвёт в клочья. А кто её защитить сможет в таком случае, как ни она сама? Я...то есть, конечно, соплеменники - не всегда буду..т рядом...

- А мы... мы сегодня еще пойдем заниматься? - пропищала кошечка, и Толстолобый, очнувшись от своих сумбурных мыслей, вскинул голову.
- Я хочу для начала показать тебе наши границы. Вернёмся в лагерь, пообедаем, а потом...подумаю ещё, взять ли тебя на тренировку или на охоту.
Чего тебе самой хочется больше? - хотелось спросить ему, но Толстолобый прикусил себе язык - до боли. Не хватало ещё перед всем племенем давать командовать собой ученице. Это он должен решать, как её учить.
Увы, легче от этой мысли не стало.
- Выходим, - тихо сказал он Каштанке и Малютке, и первым направился к выходу из лагеря.

------границы

0

179

Пропустив сестру вперёд, Щучка цепким взглядом оглядел поляну. Коты потихоньку начинали расходиться, да и в лагере становилось темно. Их с Жемчужкой белые шкурки с заходом солнца станут очень хороши видны в окружающей темноте... Пора было закругляться.
Под впечатлением от дяди, что впрочем было характерно для всех кошек этого племени, воодушевлённая Жемчужка повернулась к брату и как следует насытила его самолюбие.
Наконец то! Они заметили!
Щучка от гордости выпятил грудку и постарался распушить свой хвост... но к сожалению, до дядиного великолепия тут было ещё расти и расти. В тайне от всех котёнок старался пушить его лапками в уголке детской, но пока заметных результатов данное действие не давало. Впрочем, кто сказал, что Щучка не может стать предводителем с облезлым хвостом? Они и так весьма симпатичен! Крайне симпатичен.
- Конечно стану! Кто же, если не я? - довольно задрав мордочку, ответил сестре Щучка. Он снова оглянулся на поляну и, убедившись, что они всё ещё не рассекречены, шепотом скомандовал:
- Пойдём, Жемчужка. Будем паиньками и вернёмся в детскую до того, как нас сцапает за холку мама.
Зная, как Оцелотка любит находиться в компании дядя, Щучка предполагал, что та вернёться не скоро. Если вообще вернётся. А вот другие кошки из детской могут их двоих даже хватиться, особенно с учётом того, что Усатик сидит и дрожит там живым напоминанием.. Неторопливо следуя в сторону своей палатки, Щучка с негодованием вспоминал о братце. И как только можно быть таким трусливым? Если сам про себя Щучка был уверен, что он станет воином, очень-очень скоро, то Усатика, как казалось котёнку, так и оставят просиживать в детской. Сделают его мягкой и растущей подушечкой для котят. Сложно было представить, что это за наставник такой, который сможет сделать из такой рохли полноценного кота-воителя. Впрочем, Щучка бы на это посмотрел. Да и в глубине души, он очень хотел бы, чтобы Усатик был им с Жемчужкой ровней. Всё таки, они одна семья и единая кровь.
Выберут ли меня в предводители, если мой брат - трусишка?
Щучка уже почти добрёл до палатки, когда эта мысль огорошила его маленькую, но уже весьма смышлёную головку.
Выберут. Если я найду способ сделать его храбрецом!
Поставив себе такую мини-цель, котёнок юркнул в детскую. Он не оглядывался, зная, что Жемчужка не откажет себе в здравомыслии и последует его примеру.

---> Детская

0

180

Каштанка искоса поглядывала на Толстолобого, удивляясь, что чем чаще тот становится наставником, тем внимательнее был по отношению в оруженосцам. Кошка не подавала виду, но в ней его осторожность и неловкость вызывала умиление. Отчасти она понимала, что глашатай, являющийся не самым худым и ловким котом племени, боится навредить маленькой ученице. Она действительно была маленького роста, вся такая худенькая и хрупкая, что порой напоминала котёнка, которому стоило ещё потерпеть с посвящением. Но было бы неправильно посвящать братьев Малютки, а её саму оставить в детской, потому что "не доросла". Думаю, ей просто нужны тренировки.
- Выходим, - скомандовал Толстолобый, но так, будто старался не потревожить спавший лагерь, - тихо, коротко, будто это не приказ, а приглашение на прогулку до границ.
Что ж, может, деликатность сейчас и нужна в обращении с соплеменниками. Нужно привести племя в порядок. Каштанка трусцой двинулась следом за бывшим наставником, по пути ободрительно подмигнув Малютке. Ничего, они ещё познакомятся поближе, попробуют взаимодействие на тренировках и наверняка найдут общий язык. Вряд ли Малютке мог бы достаться наставник лучше, чем Толстолобый.
Каштанка глубоко вдохнула запахи родного леса, вдаваясь в воспоминания об ученических буднях, тренировках с наставником и изучении этих территорий, в которые она теперь углублялась, убегая всё дальше от просыпавшегося от лагеря.

>>>границы

+1


Вы здесь » cw. дорога домой » речное племя » главная поляна