РЕЗУЛЬТАТЫ ГОЛОСОВАНИЯ
Наконец, стали известны имена активистов апреля. Спасибо всем за активные отыгрыши, за ваши голоса и участие!

ПЯТЬ ВЕЧЕРОВ
А под прицелом большая мама Пантера. И пока ее не отвлекают дети, спешите задать вопросы!

cw. дорога домой

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » эпизоды » созданы друг для друга


созданы друг для друга

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://sd.uploads.ru/t/0TAaq.jpg

Лютоволк и Каштанказаросли камышей, середина осени


Альтернативная версия развития отношений Лютоволка и Каштанки. Переворота в Речном племени не произошло, а старший воитель и молодая кошка впервые понимают, что испытывают друг к другу смутную симпатию и интерес. Был ли возможен лучший исход для этих двоих?


0

2

Рыбалка выдалась славной. Под осень лини да карпы откармливались мама не горюй, и стоило светлому уму Лютоволка додуматься кинуть пару мух на поверхность - вуаля, даже самые старые умные караси подплывали и лакомились. Жаль только, сил не всегда доставало выловить здоровяка: даже Лютоволку, габаритному самцу, было сложно бороться с жирным толстым карасем, который в воде чувтвовал себя как... рыба.
В любом случае, оруженосцы, отбывавшие с ним рыбалку, были нагружены по самые уши, а сам серый шел, залихвацки поддерживая в зубах две симпатичные густерки. Однако стоило в лагерь зайди, кот тут же стрельнул ухом: буроватый хвост Каштанки мелькнул на выходе, и вояка, недолго думая, направился следом, по пути выравнивая гордую походку и распушая воротник, чтобы казаться крупнее.
Да, Лютоволк в племени был известным волокитой. Никогда не унижаясь и не пресмыкаясь, кот частенько баловался с прекрасными мира сего (за что очень уважал Лаванду). Более того - не раз ему случалось и с одиночками на стороне забавляться, однако совсем недавно косматый воитель осознал, что в племени уже подросло новое поколение, на которое не грех глаз бросить.
Например, Каштанка. Жадный блеск мелькнул в глазах серого: чуть нескладная в ученичестве, бурая выросла настоящей красавицей, и Лютоволк, пока питающий лишь чувства увлеченного по весне осени самца. Хотелось узнать эту кошечку поближе - максимально близко - и, желательно, без последствий?
Впрочем, почему бы и нет? Распушив усы, воитель подумал, что не прочь бы обзавестись котятами от такой хорошенькой молоденькой Каштанки. Подрастающий сын его радовал - так почему бы не продолжить свой род еще?
Тем более, что процесс так увлекателен.
- Ну куда же ты все время убегаешь? - отодвигая широким плечом камыши, проворковал Лютоволк, подбираясь к сидящей у глади озера Каштанки.
- Я за тобой и так, и так вьюсь - а ты все куда-то бегаешь, - чуть обойдя бурую по кругу, так, чтобы все её внимание было обращено только к нему, кот плюхнул рыбки ей под лапы.
- Добытчик, - довольно хмыкнул серый.

+6

3

День выдался прекрасным. Листопад радовал тёплыми деньками, и молодая кошка предпочитала не засиживаться в лагере - стольким ведь можно заняться! Каштанка целыми днями пропадала на рыбалке, прогулках с подругами по лесу, просто высиживала часами у реки в размышлениях. А подумать было о чем.
В последнее время воительницу преследовало чувство, которого она уже давно не ощущала. Однажды, как обычно отдыхая на поляне после очень уж удачной рыбалки, Каштанка невольно обратила внимание на возвратившийся в лагерь патруль. Был такой же погожий тёплый вечер, и настроение было под стать. И кошка решила скоротать время за беседой с пришедшими воителями. Нужно сказать, что время было потеряно не зря.
Лютоволк был тем ещё ухажером, ни для кого не секрет. И могла ли бурая кошечка подумать, что когда-то попадётся на эту удочку? Она всегда считала себя гордой и самодостаточной, чтобы вестись на стандартные комплименты и шутки. Но Лютоволк цеплял соплеменниц не этим.
Было в нём нечто... мужественное, был какой-то стержень, отчего хотелось рядом с этим котом быть хрупкой и нежной, что было вполне реальным. Возможно, поэтому Лютоволк имел такой успех у дам - возможно, он им это позволял. Но здравый смысл Каштанки после этого разговора не раз напоминал ей - "разве таких отношений ты хочешь? На один раз?" Старший воитель никогда не задерживался часто рядом с единственной самкой. И это гадкое чувство засело в сердце бурой кошки, не давая ей пойти на сближение, - нежелание быть очередной.
Это было настоящим испытанием. Каштанке приходилось сторониться Лютоволка, ибо весь его вид, запах, голос заставляли желудок воительницы сжиматься в тугой комок. Однако, находясь на безопасном расстоянии, как здесь, в камышовых зарослях, кошка расслаблялась и позволяла себе помечтать о невозможном. Все кошки так делают.
От приятных размышлений её отвлёк шорох камышей. Каштанка попыталась напустить на себя своё обычное выражение. Что подумают соплеменники, увидев меня с такой глупой улыбкой? Но, когда заросли раздвинулись, пропуская массивного серого кота,  ротик воительницы всё-таки глупо распахнулся в изумлении.
- Ну куда же ты все время убегаешь?
- Лютоволк, - словно не веря своим словам, чётко проговорила Каштанка. - Я вовсе не убегаю.
Она фыркнула, усмехнувшись. Но про себя решила, что будет впредь вести себя более естественно. Если уж он заметил...
- Я за тобой и так, и так вьюсь - а ты все куда-то бегаешь.
Воитель вкруг обходил бурую кошку, но она не шелохнулась с места, лишь неторопливо поворачивая за ним голову.
- За всеми вьёшься, - Каштанка лукаво сощурилась, глядя прямо коту в глаза. Красивые серые глаза. - Инстинкт заставляет следовать за убегающей жертвой?
Воительница медленно провела лапой по одной из рыбёшек, принесённых Лютоволком. Подарки? А как насчёт "пойманная дичь - племени"? Она улыбнулась.
- Спасибо, я не голодна. Может, в другой раз.

+3

4

Изумление на хорошенькой мордашке Каштанки ему льстило. Хвастливо распушившись, красуясь, Лютоволк с удовольствием обошел кошечку по кругу снова, бросая взгляд на аппетитные изгибы и симпатично сверкающую на солнце шерстку.
- Лютоволк, - пробормотала Каштанка его имя, и кот вскинул подбородок, ухмыляясь. - Я вовсе не убегаю.
Она фыркнула, усмехнувшись. Воитель фыркнул в ответ, останавливаясь неподалеку от неё.
- Убега-а-аешь, - протянул серый, прилизывая коротким движением шерсть на груди, но не сводя заинтересованного, а в последнее время даже слишком, взгляда с подтянутой воительницы.
- За всеми вьёшься, - Каштанка лукаво сощурилась, глядя прямо коту в глаза. - Инстинкт заставляет следовать за убегающей жертвой?
- Возможно, - шутливо оскалился кот, своеобразно улыбаясь и отвечая на две фразы одновременно.
- Однако если я сейчас здесь, и вьюсь, как оказывается, за тобой, - медленно проговаривал Лютоволк низким, грудным голосом, оказываясь сбоку от воительницы и чуть позади, - то тебе не кажется, - наклонившись чуть сзади, к самому её уху, серый тихонько рассмеялся, - что тебе это должно как минимум льстить? - делая шаг вперед и снова оказываясь в зоне видимости бурой, речной воитель многозначительно глянул на рыбу, которую Каштанка проигнорировала.
- Спасибо, я не голодна. Может, в другой раз.
- Ты сегодня не ела, - не сводя взгляда с соплеменницы, отчеканил кот, тем самым ясно давая понять, что она уже довольно давно находится в его поле зрения.
- Скажи мне, Каштанка, - смакуя на языке её имя, воитель уселся прямо перед ней, почти касаясь шерсть на груди её шелковистой грудки.
- Неужели есть кто-то, чье внимание тебе более... м-м-м... приятно? - чуть наклонившись к ней, будто гипнотизируя, поинтересовался Лютоволк о наличии соперников. Интересно, отстранится ли эта непростая кошечка от его почти нагловатой близости?

+3

5

Лютоволк не сводил с неё взгляда. Каштанке было немного не по себе от этого. Кошка чувствовала, как сердце понемногу ускоряет ритм. Она улыбнулась, надеясь, что подобная ирония на её мордашке скроет мандраж.
Воитель был несомненно уверен в себе. Только вот Каштанка не была уверена в нём. Несмотря на всё то волнение, которое вызывала в ней близость этого кота, червячок сомнения грыз её разум. Было парадоксально, что в племени у Лютоволка была репутация того ещё волокиты, и всё же кошки запросто теряли голову, если уж он намеревался во что бы то ни стало добиться их расположения. Куда уж там молоденькой неопытной Каштанке сопротивляться обаянию и харизме? Этому никто не научил. Грудь бурой воительницы учащённо вздымалась, пока внутри неё царило противоречие. Каких трудов стоило держать себя в лапах!
- Однако если я сейчас здесь, и вьюсь, как оказывается, за тобой, - Лютоволк оказался сзади. Каштанка лишь приосанилась, не оборачиваясь и вслушиваясь в его голос. Дыхание кота обжигало нежное ушко. В животе образовался тугой комок.  - То тебе не кажется, что тебе это должно как минимум льстить?
Воительница выдохнула, не сумев скрыть волнения.
- Несомненно льстит, - она усмехнулась. - Но едва ли это заставит меня упасть к твоим лапам. Как многие.
Напряжение негативно сказывалось на способность Каштанки трезво мыслить. Её мысли, которые должны были остаться личными, самовольно обращались в слова. Воительница резко замолчала, вдруг подумав, что Лютоволк может уйти. Это было похоже на страх. Быть может, какие-то надежды по поводу этого вечера всё-таки образовывались в её голове, сколько бы усердно кошка ни пыталась их избежать.
- Ты сегодня не ела.
На мордашке Каштанки расплылась улыбка. Несколько мгновений она глядела на Лютоволка умилённым, даже отчасти восхищённым взглядом. Так обычно смотрят на кого-то, кто оправдал ожидания. Но, спохватившись, кошка тут же потупилась, однако так и не сумев стереть глупую улыбку с лица.
- Наверное, я...
Внезапно действия Лютоволка заставили воительницу запнуться, шумно выдохнув воздух и подняв изумлённый взгляд на кота, что оказался слишком близко.
- Скажи мне, Каштанка, - каждый раз, когда из его уст вылетало её имя, по спине кошки пробегали мурашки. - Неужели есть кто-то, чье внимание тебе более... м-м-м... приятно?
Если бы Каштанка могла о чём-то подумать в этот момент, она обязательно подумала бы и ответила соплеменнику. Но вместе с воздухом она выдохнула все свои мысли. Лютоволк был очень близко, она чувствовала его жар, шерсть их соприкасалась, а взгляд серых глаз буквально выводил её из строя. Просто. Не смотри. Держи себя в лапах.
- Лютоволк, - еле произнесла Каштанка, с трудом отводя взгляд, опуская голову вниз, но не сумев найти в себе сил отстраниться. Да и желания тоже. - Я не... не думаю.
Что же ты делаешь.
- Не думаю, что это тебя касается.
Каштанка прикрыла глаза, ожидая, что Лютоволк сейчас просто развернётся и уйдет. Ей стоило таких усилий сказать последнюю фразу, что она уже просто не могла бы продолжить эту борьбу. Борьбу с собой, в первую очередь. Если разум ещё был ей подчинён, то тело уже давно превратилось в неподконтрольный очаг.

+3

6

Лютоволк шаловливо ухмыльнулся, поблескивая сверкающими в холодных глазах бесенятами. Солнце медленно клонилось к закату, окрашивая роскошную шубку Каштанки в медно-золотые оттенки, и кот бесстыже любовался.
- Несомненно льстит, - она усмехнулась, будто копируя выражение морды воителя. - Но едва ли это заставит меня упасть к твоим лапам. Как многие.
- Как многие? - переспросил Лютоволк, коротко усмехнувшись и даже не думая увеличивать дистанцию между ними. Пробуя на вкус эту фразу, старший воитель, помотал головой, распушая роскошную гриву.
- Оно и к лучшему, - туманно ответил серый, лениво прилизывая шерсть на плече, будто расстояние в мышиный хвостик между ними никак не волновало его. А вот смущение и оторопелость кошки он приметил, и оттого почувствовал себя ожидаемо увереннее.
Его вопросы заставали Каштанку врасплох, и у кота было всего несколько минут, чтобы придумать, какой же все-таки тактики держаться, чтобы заполучить эту кошку.
На одну ночь - как минимум.
- Лютоволк, - произнесла она дрогнувшим голосом, и серый, игнорируя ёкнувшее внутри чутье, навострил уши на её сомнение и робость. Почти... почти попалась.
- Не думаю, что это тебя касается, - дерзковато, как могла, ответила Каштанка, и Лютоволк рассмеялся гортанным, басовитым смехом, одновременно с этим прижимаясь широкой грудью к груди хорошенькой соплеменницы.
- Ну и пусть, - залихвацки хмыкнул кот, выбрав наконец тактику: напролом.
- Пусть, - повторил он, наклоняясь чуть ниже и касаясь вибриссами бархатистой щеки птички, попавшей в его когти.
- Ты забудешь про каждого из них, если поддашься мне, - понимая, что предлагает ей действительно стоящее, где-то у щеки бурой кошечки прошептал Лютоволк, наслаждаясь моментом. И пока Каштанка замешкалась, он успел проявить нотку настойчивости и несвойственной ему (но все-таки необходимой в соблазнении кошечек) ласки: щекой Лютоволк сильно, почти грубовато прижался к её щеке и чуть отстранился, с любопытством наблюдая за реакцией.

+2

7

Каштанке так хотелось обуздать свои чувства и желания, суметь противостоять обаянию Лютоволка, выглядеть достойнее, чем некоторые её соплеменницы, таявшие после парочки комплиментов. Но сказывался недостаток опыта в амурных делах. Сердце кошки колотилось, обещая разнести грудную клетку в клочки, а дыхание заметно сбивалось то и дело, как только слова воителя долетали до ушей.
- Пусть.
Он был так близко. Каштанка чувствовала, как её бьёт мелкая, еле заметная дрожь от волнения. Лапы стали ватными, она не чувствовала в себе ни единой возможности к движению. Жаркое дыхание Лютоволка пленяло, заставляло мурашками покрываться спину золотистой от макушки до самого хвоста. Она еле слышно выдохнула приоткрытыми губами.
- Ты забудешь про каждого из них, если поддашься мне.
Поддаться ему. Каштанка не хотела поддаваться. Но она не смогла пересилить страсть, бушевавшую внутри, кошка едва заметно прильнула к щеке Лютоволка в ответ.
Она соврёт, если признается, что никогда не мечтала об этом и не представляла в своих самых сокровенных мыслях. Десятки раз. Наивные желания молоденькой кошечки сводились к тому, что Лютоволк вдруг влюбится в неё с первого взгляда, отринув прошлое и став примерным кавалером, а потом, как это часто бывает, примерным отцом. Снова. В подобных мечтаниях Каштанка даже смирялась с тем, что она ровесница старшему сыну воителя. Что с того? В итоге-то он её полюбил.
Только в её мечтах.
- А что насчёт тебя? - подобные мысли немного отрезвляли. Каштанка вдруг приосанилась, вопросительно глядя на Лютоволка. Она так просто не поддастся.
Не слишком ли многого кот требовал от неё? Забыть всех ради него. Едва ли он поступит так же. Здравый смысл, наконец, включился в борьбу. Каштанка знала себе цену. Она знала, чего боялась больше всего, - быть как другие, быть приравненной к остальным кошкам. Она не хотела быть одной из многих.
Но в то же время воительница знала, что если сейчас Лютоволк разочаруется в ней, проклянёт её упрямство и бросит всё это дело, она точно убедится, что оно того не стоило. Да, будет много бессонных ночей самобичевания, терзаний, но, в конце концов, Каштанка смирится с этим и будет собой гордиться.

+3

8

Легкое касание Каштанки в ответ, совсем мягкое прижатие пушистой, бархатной щечки - и серый кот не скрываясь заурчал, и было в этом что-то интимное. Он буквально чувствовал, каждой своей шерстинкой, как борется внутри бурой кошечки ее желание и ее гордость, и Лютоволк знал, что сумеет договориться со второй.
На какое-то мгновение соплеменница замерла, и воитель, упивающийся касаниями мягкой бархатной шерстки, недовольно оголил клыки, глянув на Каштанку требовательно и непонимающе: все же так замечательно, к чему включать голову и совершенно ненужные мысли?
- А что насчёт тебя? - хмыкнула молоденькая воительница, и Лютоволк едва не закатил глаза, но вовремя остановился: он все еще был на охоте, и жертва все еще сомневалась. Она была так близко, что серый кот мог грудью касаться ее шелковистого меха, делиться своим теплом и силой.
- А я очень хочу узнать, получится ли у тебя... у нас! - старший воитель выдохнул где-то рядом с ее щекой, нежно касаясь носом бурой шерстки, - забыть всех и вся, - бархатно урчал он, чувствуя знакомую нарастающую дрожь в лапах.
Нетерпение.
- Ну же, - настойчиво рыкнул ей в щеку воитель, смело касаясь языком.
- Ты же самая смелая кошка в этом мышином племени... Каштанка, - выделив дыханием ее имя, Лютоволк с интересом и плохо скрытым желанием заглянул ей в глаза.
Провоцировал. Желал.

+3

9

Лютоволк, кажется, был удивлён её действиями? Не больше Каштанки, это точно. Внезапное чувство гордости за саму себя укрепилось в воительнице, и она уже смелее смотрела в глаза кота. Это всё ещё давалось ей нелегко, но она смотрела. Надеялась найти там лукавство, насмешку, хитрость, что угодно, только не искренность. Мог ли Лютоволк говорить с ней искренне? Желал ли он её искренне?
Ей казалось, что да.
- А я очень хочу узнать, получится ли у тебя... у нас!
О, как он это сказал! Кот вновь оказался рядом, прерывая зрительный контакт. Отчего-то, когда она думала лишь головой, когда бушевавшие эмоции притуплялись, воительнице не становилось легче решить. Давно ли она пришла к тому, что должна решить? Я ведь хотела прекратить... Теперь никакой уверенности. Ни в чём.
- ...забыть всех и вся.
Вот, кто был уверен. И, если честно, у Каштанки лапы подкашивались от его голоса, тихого, но в то же время пробиравшего до глубины души, будто крик. Неужели Лютоволк искренен? Кошка хотела зацепиться за нотку фальши в его словах, чтобы потом не корить себя, не проклинать, если что-то пойдёт не так. Едва ли. Она не услышала.
- Ты же самая смелая кошка в этом мышином племени... Каштанка.
Когти самопроизвольно вонзились в песок, мелкие камушки больно впились в подушечки, но так было легче сохранять спокойствие. Какое, к Звездоцапу, спокойствие? Сердце колотилось так, что кошка боялась, как бы Лютоволк не услышал.
Взгляд кота прожигал её насквозь. Была бы Каштанка честна с самой собой, если бы утверждала, что не хочет ловить этот взгляд на себе всю жизнь? Конечно, нет. Она чувствовала, как загораются щёки, как хочется спрятать взгляд в невинном смущении, но упрямо смотрела, испытующе, не моргая. Пламя вновь разгоралось где-то внизу живота, заставляя кошку прилагать усилия, чтобы сохранить достойный вид.
След, оставленный Лютоволком на её щеке, всё ещё ощущался, склоняя воительницу.
- Я тоже хочу, - прошелестела Каштанка, - узнать.
Каждый имеет право на ошибку. Это была бы роковая. Но что-то в Лютоволке заставляло воительницу верить ему. Даже не так - заставляло доверять.
- Не обмани меня, Лютоволк, - её взгляд на мгновение потерял нотки обожания и уверенности. Она смотрела серьёзно, без вызова, будто обращалась с просьбой. С просьбой, которая была очень важна.
Бурые лапки подрагивали от волнения. Кошка, наконец, опустила глаза, не желая продолжать. Сдалась. Каштанка резко выдохнула, помедлив с новым вдохом, задерживая дыхание, будто ожидая чего-то. Какой-то незначительной мелочи, знаменующий собой окончание этой странной приятной пытки. Или начало?

+3

10

Серый кот если не видел, то всем своим нутром, всем своим чутьем самца ощущал, как ломается непробиваемая броня юной, прелестной Каштанки. Сдерживая закипающее внутри торжество, приправленное предвкушением, Лютоволк намеренно оттягивал каждое прикосновение, оставаясь буквально в мышином усике от юного, поджарого тела соплеменницы.
Он выжидал, потому что хотел не столько заполучить, сколько потешить свое эго: Лютоволку нужно было, чтобы Каштанка сдалась сама, чтобы она захотела, после всех ухаживаний старшего кота, поддаться и подарить себя. Предки, какого кота это не опьянит?
Лютоволк прятал улыбку, торжествующую, в уголках губ и косматой шерсти: он возвышался над бурой соплеменницей, дразнил ее легким касанием шерсти к шерсти, и почувствовал, как ухнуло сердце, когда Каштанка обвмолвилась:
- Я тоже хочу, - прошелестела Каштанка, - узнать.
Ба-бам. Мощный удар сердца стукнул в ушах, заставляя кота уже не улыбаться, но жадно впиваться взглядом в мордашку. Лютоволк был сбоку от нее, где-то чуть позади, но не удержался - выставил несколько тяжелых шагов, заглянул в почти уверенную хорошенькую мордочку. Выдохнул, понимая, что он получит свой приз.
Мгновение звенящей тишины, полной предвкушения, прервал голос юной соплеменницы:
- Не обмани меня, Лютоволк, - чуть посерьезневший взгляд Каштанки на мгновение испугал серого: неужели она передумала? Но смысл сказанного дошел, и воитель встрепенулся, нарушил, наконец, их крохотную дистанцию и от души напористо прошелся щекой по щеке речной кошки. Продолжая щекой эту линию, он погладил ее шею, выступающую остренькую лопатку, и едва не поторопился сомкнуть зубы на загривке.
"Ты не пожалеешь", - говорило все в нем, и Лютоволк едва не обезумел от трясучки в лапах, ведь он так долго этого ждал, а потому было бы неплохо и ее впечатление скрасить, верно? Все-таки, обходиться с кошками он умел, в своей, пусть и грубоватой, манере.
Ласково лизнул шерстку на скуле, прикусил щеку, медленными, ласковыми укусами добираясь до загривка - уже исключительно инстинктивно.
В то мгновение, когда передняя лапа Лютоволка переступила через хрупкую фигурку Каштанки, серый судорожно выдохнул: наверное, это один из редких и чистых моментов, когда он оказался счастлив.

Отредактировано Лютоволк (2018-04-08 18:36:22)

+2

11

Прикосновения Лютоволка будоражили самые дальние уголки души. Каштанка чувствовала, как дрожь усиливается от каждого лёгкого укуса кота, когда приятная, до сих пор неизвестная нега разливается по её телу. Лютоволк жаждал покорить её, добраться до неприступной самочки, взять то, что ещё никто не смог. И она тоже этого хотела. Кошка подалась ему навстречу, бросаясь с головой в манящий омут.
Воитель оказался позади, и Каштанка почувствовала, как огонь почти сжирает её изнутри. Впервые она позволила кому-то предъявить на себя права. Наверное, она не смогла бы разрешить кому-то, кроме него. Один только Лютоволк всегда будет вправе склонить её, подчинить, сделать своей.
Кошка порыкивала, когда его движения отдавались приятной болью. Возбуждение разгоралось, заставляя её выгибаться навстречу и дрожать от наслаждения. Каштанка в упоении вдыхала окруживший её запах кота. Лапы покалывало, а голова отказывалась нормально работать. Мысли беспорядочно путались, и только лишь ощущения заполняли разум. Всё это приводило воительницу в невероятный экстаз.
Лютоволк был хорош до неприличия. Впрочем, наверняка эмоции бурой усиливали её чувства к этому коту. Как долго она об этом мечтала даже втайне от себя. Ведь ей хотелось, всегда хотелось. Хотелось почувствовать себя во власти этого исполина, ощутить его так близко, что дыхание перехватывало, оказаться зависимой от его ласк и слов. Она больше не сможет отказаться от него.
Каштанка тяжело дышала, постанывая от удовольствия. Огонь вожделения горел внутри, обещая превратить этот момент в самое яркое воспоминание.
Коготки кошки вонзились в землю, пока она пыталась устоять под напором Лютоволка и собственных эмоций. Удовлетворение волной прокатилось по телу, туша пожар и разом расслабляя всё тело Каштанки. Она часто дышала, пытаясь прийти в себя и снова собрать мысли. Когда Лютоволк отстранился, она не знала, сколько прошло времени. Будто бы один краткий миг. Каштанка медленно развернулась, но лапы задрожали, и она неловко уткнулась в широкую грудь. Она вдыхала его запах и понимала, что никогда ещё не испытывала столь сильного чувства.
- Я хочу быть твоей, - еле слышно прошелестела кошка, выражая единственную мысль, которая сейчас была различима в затуманенном разуме.

+1


Вы здесь » cw. дорога домой » эпизоды » созданы друг для друга