РЕЗУЛЬТАТЫ ГОЛОСОВАНИЯ
Наконец, стали известны имена активистов апреля. Спасибо всем за активные отыгрыши, за ваши голоса и участие!

ПЯТЬ ВЕЧЕРОВ
А под прицелом большая мама Пантера. И пока ее не отвлекают дети, спешите задать вопросы!

cw. дорога домой

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » нейтральные леса » заброшенное гнездо двуногих


заброшенное гнездо двуногих

Сообщений 41 страница 60 из 106

1

http://s1.uploads.ru/TzBEs.png


В отдалении, за границами земель племен, стоит одинокое строение, созданное Двуногими. Немного обшарпанный и устаревший, этот Домик является очень полезным для каждого целителя племени, ведь именно около него растет достаточно лечебной кошачьей мяты, чтобы в сезон Голодных Деревьев каждый воитель получил свою порцию лекарства. А еще здесь можно поймать мышку-другую.


0

41

[NIC]Ноголом[/NIC]
[AVA]http://s4.uploads.ru/vgxs1.png[/AVA]
Неторопливость Ноголома была мнимой. Он делал, казалось бы, неспешные шаги, но неожиданно широкие и сильные, так что, Жертва еле поспевал за ним и периодически догонял бегом.
Могучий кот слушал зудение спутника и поводил ушами, словно стремясь смахнуть назойливую мошку. Тем не менее, Ноголом не огрызался и даже не скалился на Жертву, а снисходительно игнорировал его, как излишне разговорчивого ребёнка. Жертва и был таким. Когда Ноголом подобрал его, то сразу понял: под шкурой годовалого ублюдка прячется мелкий подросток, которому едва перевалило за шесть лун. Проходило время, а он не менялся, и, в конце концов, Ноголом понял, что в какой-то период времени Жертва просто отрезал далёкую, не проявившуюся часть себя, оставшись вечным подростком, тявкающим и вякающим без умолку, подпрыгивающим и скачущим, как болванчик.
Ноголом решил вытравить из него ребёнка, но не знал, как сделать это помягче. К счастью, благодаря широкому кругу знакомых, ему подвернулся неплохой шанс.
В глазах Ноголома на миг отражались огни большого города, где он вырос, и вновь угасали. Его режим заключался в том, что он занимался своими делами до самой поздней ночи, пока не начинало слегка светать, а потом засыпал и просыпался утром. Из-за этого белки его глаз были испещрены красными чёрточками, а сами глаза, тёмные драгоценные камни, казались извлеченными из старинной гробницы, потускневшими от времени, но всё такими же желанными.
Жертва, вероятно, был рад тому, что Ноголом куда-то ведёт его. Серогривый кот почувствовал, как его меха коснулась шерсть спутника. Прежде, чем Ноголом успел бросить на Жертву уничижительный взгляд, тот отошёл сам.
Мех Ноголома выглядел безупречно, за исключением пары шерстинок Жертвы, запутавшихся в нём. И сам Ноголом смотрелся уж точно не как безродный бродяга, а как чей-то господин, вышедший на прогулку.
Они с Жертвой зашли в покосившийся домишко, и Ноголом со скукой осмотрел окровавленный пол, по которому катались, рыча и плюясь незримым ядом, какие-то бродяжки. Часть из них он знал, поэтому его присутствие в этом месте не должно было вызвать их удивления.
Жертва настойчиво заглядывал в его глаза, и Ноголом чувствовал, как сердечко его маленького друга трепыхается под шкурой. Ноголома уже не удивляли чужие свары, но сердце Жертвы, должно быть, всё ещё наливалось кровью, жизнью, когда он видел красные брызги на стенах и стекающую по усам кровавую слюну.
- Ты думаешь, я буду марать лапы об этот сброд? - Ноголом брезгливо поморщился и отстранился, мышцы под его шкурой взбугрились на миг от этого движения. - Если бы я захотел власти над этой грязной шайкой, то дождался бы, пока они поколотят друг друга, а потом перегрыз глотку их главарю во время сна. Но мне это не нужно. Я не работаю по такой мелочи.
Ноголом повернулся к Жертве, отводя взгляд от кровавого месива из шкур и когтей.
- Послушай, пора бы прояснить, что к чему. Я не собираюсь оставаться здесь, Виктим, - он редко называл Жертву по полному имени, только иногда, когда обращался к нему предельно серьёзно. - Мне не нужна эта мелочёвка и, тем более, какой-то там лес. Для меня в этом нет выгоды. Но ты останешься здесь, потому что тебе пора кое-чему научиться, сынок. Пусть дорога этих бродяг станет для тебя школой жизни. Если ты пройдёшь все испытания, которые выпадут на твою долю я, так и быть, разрешу тебе быть ближе к моим делам.
Ноголом скрючился, нависая над Жертвой и пронзая его тяжелым, очень тяжелым взглядом. Он подцепил когтём подбородок своего воспитанника, будто рассматривал поближе породистого котёнка.
- Если даже это пламя тебе преодолеть не под силу, значит, и рядом со мной ты идти недостоин. Я скажу тебе, что мне нужно, - Ноголом вновь перевёл взгляд на общую драку, со скукой присматриваясь к искривлённым гримасами ярости рожам. К его ногам упал чей-то окровавленный зуб, вырванный с мясом, и Ноголом брезгливо поморщился.
- Ты должен одолеть племенного кота. Пока ты не знаешь, что это такое, Виктим и чем оно отличается от тебя. Но, встретившись с одним из них, ты поймёшь, насколько хороши могут быть его навыки. Если тебе не повезёт, тебя могут убить или вырвать глаза и бросить умирать одного. Но мне нужно, чтобы победил ты. И, чтобы я мог поверить тебе, сынок, принеси мне клок шерсти твоего противника, обязательно выдранный с куском мяса. Не смей мухлевать, я всегда вижу по твоим глазам, когда ты меня обманываешь, - голос стал жестче, а коготь Ноголома внезапно проткнул подбородок Виктима. Серый кот убрал лапу и стряхнул каплю крови с когтя. - Надеюсь, ты меня понял. Иначе, тебе будет очень больно, сынок.
Ноголом облизнул лапу и пригладил шерсть на загривке. Он не собирался надолго задерживаться здесь: более того, не чувствовал интереса к исходу битвы. Ноголом пришёл в эти места исключительно ради того, чтобы привести своего ненастоящего сына, оставить и уйти обратно. Большего он и не хотел.

+3

42

Всё смешалось в один миг: лапы, хвосты, оскаленные пасти и яростно сверкающие глаза, твёрдый дощатый пол и затхлый запах покинутого помещения. Опарыш бесновался, визжал и рычал, то наскакивая на Левиафана, то отступая под натиском последнего. Белоснежный кот был опасным противником, и несколько раз Опарыш всерьёз подумывал трусовато поджать хвост и забиться под полуразваленный топчан, но всякий раз одёргивал себя и, выгибая хилую спину в угрожающем горбу, вновь бросался на бывшего Речного кота. Повсюду кипела битва, кровь застилала глаза, а лапы путались в беспорядочной мешанине камней, досок и некстати подворачивающихся хвостов. Обиженно взвыв, когда мощный удар Левиафана опрокинул его навзничь, чёрно-серый заморыш трусливо закрыл глаза и унизительно поджал хвост, признавая господство за противником и готовясь к решающему удару, но секунды текли, а ничего так и не происходило. Приоткрыв один глаз, курчавый одиночка с удивлением обнаружил, что Левиафан уже скрылся, орудуя когтями в другом углу хижины, начисто потеряв интерес к своему бывшему врагу.
- Ну и катись колбаской, крыса помойная! -  мгновенно осмелев, сплюнул кровавую слюну Опарыш, поднимаясь на лапы и недовольно скалясь в спину Левиафану. Чьи-то когти задели его, и одиночка, визгливо вскрикнув от неожиданности, вновь окунулся в гущу битвы.
Всё закончилось так же быстро, как и началось. Коты отделялись друг от друга, рассаживались по разным углам и зло сверкали глазами, тая неприязнь. Их завистливые взгляды, в том числе и Опарыша, были прикованы к Левиафану, его немногословной спутнице и Лютоволку с сыном. Затаив дыхание, все ждали, когда грянет гром.
Шмыгнув носом и скосив слезящиеся глаза на филейную часть Обскуры, чёрно-серый котик приблизился к Дизелю и, влюблённо заглядывая в глаза трёхцветному коту, угодливо замурлыкал:
- Я видел, как ты их раскидывал, то-то потеха была! Я бы и сам был не прочь помочь тебе, но не смог прорваться. - Сыто поблёскивая глазами, Опарыш принялся делать то, что действительно умел превосходно – нагло льстить новоявленному победителю.

Отредактировано Опарыш (2017-12-12 17:28:27)

+4

43

Лютоволку показалось, что в миг его маленького триумфа над Призраком время замерло. Схватка, разразившаяся в амбаре быстро и беспощадно, словно чума, так же стремительно и завершилась, выявляя победителей, которые в мире котов - в особенности, когда часть из них была бродягами - имели свое влияние. Осознание и бытность лидера чувствовалась, расправляла плечи, влияла на остальных, и кот довольно оскалился прямо в морду Призраку. Если тот захочет когда-нибудь снова бросить вызов Лютоволку, теперь уже почти вожаку, ему придется точно так же оказаться на лопатках, испачкать свою прелестную белую шерстку. Пусть знает.
И пока Лютоволк нависал над бывшим соплеменником, вдавливая его тяжелой лапой в грудь, рядом вырос Левиафан, простигосподи, вот уж имечко. И Обскура, конечно же. Разные глаза светлошерстного изгнанника впились в Лютоволка с ненавистью, и он исподлобья улыбнулся, ощущая себя тигром над добычей.
- А ведь мы с тобой сможем сотрудничать... Левиафан, - с усилием не скривившись от нового имени некогда Стали, серый здоровяк медленно убрал лапу с Призрака. Он уже всё знал, остальные всё видели, излишние доказательства ни к чему. А сунется еще раз - бывший речной его попросту убьет.
Рядом вырос Дизель. По его отметинам и уверенному виду серый понял, что сын одержал и свою победу, и мрачно усмехнулся, снова уставившись на Левиафана.
- Брось, мы с тобой не враги. Это наш шанс вернуть свое, то, что мы потеряли из-за этого Карпозуба, - сплюнув на имени убитого революционера, Лютоволк подошел ближе к разноглазому, всем своим видом показывая, что драться не станет, но сдачи, если что, даст.
Вокруг собирались коты: и те, что дрались за главенство, и те, что просто наблюдали. Окинув их всех медленным взглядом, бывший воитель снова обернулся к Левиафану, обращаясь как бы к нему, но так, чтобы слышали все.
- Зачем нам с вами драться? - повел хвостом здоровяк, фыркнув, будто показывая, что все произошедшее было бессмысленно.
Ну, почти.
- Мы были изгнаны со своих земель, но мы сильнее, мы лучше, там наша река, - взывая к чувствам соплеменников, проникаясь своими (а Лютоволк скучал по родной земле), серый кот выступил на лапу вперед, к Левиафану.
- Давай вернем все, - вдруг тихо мяукнул изгнанник, впервые, пожалуй, искренне.
- Мы же... мы же можем стать такой силой! - уже обращаясь почти ко всем, кот говорил громче.
- Эти племена... они же не ждут удара! Они сыты на своей земле, в то время как вы... как мы вынуждены перебиваться на мусорках двуногих! Это несправедливо, - разошелся Лютоволк, едва удерживая себя от прыжка на возвышение: нет, нужно быть сейчас наравне с остальными.
- Племен пять. Небесное, совсем котята, будет легко выгнать с их плодородной и еще не обжитой земли, так давайте начнем с них! Кто-то из нас может к ним внедриться, они же так легко принимают одиночек. А потом, - мрачный огонек в светлых глазах, - мы зажмем их когтями изнутри. И так будет с каждым племенем, и мы будем жить с вами на лучших землях и по своим законам! - зычно закончил кот, призывая не только бывших соплеменников, но и одиночек идти с ними.

+4

44

— А ведь мы с тобой сможем сотрудничать... Левиафан, — разноглазый кот медленно склонил голову набок, не сводя внимательного и откровенно враждебного взгляда с бывшего соплеменника. Он стоял, осклабившись, пока Лютоволк не убрал лапу с Призрака: бросив на брата полный мрачного разочарования взгляд, изгнанник заметил, как Дизель вырос аккурат рядом с эпицентром событий, но не подумывал идти на мировую. Боль и унижение были хорошими стимуляторами. Если потребуется, Призрак убьёт лишний груз, пока он вместе с Обскурой будет проверять Лютоволка на прочность. Словно почувствовав его намерения, серый кот продолжил. — Брось, мы с тобой не враги. Это наш шанс вернуть свое, то, что мы потеряли из-за этого Карпозуба, — осклабившись, Левиафан внимательно следил за тем, как собеседник сокращает между ними дистанцию.
— Мои цели далеки от низменного желания подмять под себя всех, кто попадётся под лапу, — мрачно улыбнулся белый изгнанник, пока картинки его прошлого и будущего всплывали в памяти, словно мёртвая рыба в отравленном озере. Он пришёл сюда, движимый любопытством и эгоизмом: он должен был знать в лицо каждого, кто наделён таким честолюбием и может осмелиться бросить ему вызов. Но в его планы совершенно не входило вылизываться с тем, кто убьёт его, едва подвернётся удобный шанс. Это было бы как минимум неосмотрительно, да и, верный сынок его друга оказался далеко не беспомощным котёнком.
— Зачем нам с вами драться? Мы были изгнаны со своих земель, но мы сильнее, мы лучше, там наша река. Давай вернем все, — последние слова предназначались ему одному. Левиафана мало интересовала дальнейшая речь: ему было наплевать, в какой последовательности навещать своих племенных знакомых. Наплевать, в какой последовательности стискивать челюстями их глотки. Наплевать, кто из них первый умрёт с гримасой ужаса и бессильной злобы.
— Впрочем, такой ход событий устраивает меня, Лютоволк, —  наконец медленно проговорил белый изгнанник, кивая головой. Амбициозные и жестокие идеи серого кота не были близки к его идеалу, но они позволят ему достичь того, что нужно ему самому, а заодно хотя бы временно не опасаться за свою шкуру: пока что страх перед двумя бывшими Речными воителями будет двигать крошечными умами одиночек и изгнанников. — надеюсь, наш милый обычай убивать предателей и бросать их, как последнюю падаль, останется в силе, — улыбнулся Левиафан, обнажая множество зубов и поворачиваясь к тем, кто сгрудился вокруг них. Немигающий взгляд скользил с одной израненной морды на другую, пока он не остался достаточно доволен увиденным. — ведь давно пора вернуть то, что по праву наше! — зарождающийся в недрах его груди безумный хохот вырвался наружу. Его жизненный план претерпел достаточно изменений, но это мало заботило кота. Так или иначе, но он дойдёт до желаемого, — Кстати о нашем. Неплохо было бы навестить границы старых друзей, — уже куда более спокойным голосом протянул Левиафан, взмахом хвоста подзывая Обскуру ближе и удовлетворенно оглядывая её. Лучший его трофей и лучшее украшение, служащее достойнейшим оружием. — а ещё лучше - передать привет тем, кто когда-то нас изгнал.

+3

45

Убей любого, кто попадется тебе под лапу, моя хорошая: коты, кошки, вчерашние котята. Не позволяй им отрезать себя, - сладкие слова разлились по ушам Обскуры и она прикрыла глаза, скрывая удовлетворение. Сверкнув янтарными глазами в сторону своего лидера, кошка тут же заметила с какой ненавистью и легкостью Левиафан расправляется с облезлым Опарышем.
Резко выпустив когти в землю, Обскура напрягла все мышцы и напружинилась. Стремительно ища взглядом предполагаемого противника, она остановилась на некрупном, но жилистом одиночке лун двадцати с виду. Легко владея своим гибким телом, она быстро подпрыгнула вверх-вперед, уходя от дерущихся сбоку и плавно просочилась сквозь окровавленные шкуры бродяг к цели. Не спуская взгляда с абсолютно черного одиночку, она выбирала каким способом будет расправляться с ним. по сравнению с опытной Обскурой этот черняк выглядел совсем сырым в плане ведения боя. Растерянно разглядывая дерущихся, кот жался к хламу Двуногих. Сейчас коричнево-рыжая не чувствовала ничего кроме желания поскорее покончить с этим. Одним прыжком она настигла цели - спины незнакомца. Обскура была незнакома с боевыми приемами лесных котов, но жизнь научила ее расправляться с врагами любыми доступными способами. Поэтому в своих силах кошка была более чем уверена, даже если перед ней бывших племенной воин. Но, судя по возрасту, лесным котом тут и не пахло. Вцепившись в спину одиночки, Обскура по инерции влетела в кучу трухлявой мебели, прихватив с собой кота. Сбив с лап незнакомца, она тут же вскочила и,не выдавая ни одной эмоции на морде, коротко бросила:
- Не ждал? - в тонком голоске слышалась хрипотца от нахлынувшего азарта и адреналина. Черный бродяга не испугался вызова и, оскалившись, скинул со спины гнилую доску. Коричнево-рыжая одиночка приготовилась пустить кровь этому коту. Левиафан приказал убивать всех, кто попадется под лапы. "Кто ж виноват, что под мои лапы угодил именно ты?" - пропела про себя Обскура и сцепилась с вороненым  одиночкой. К счастью, у кота действительно было недостаточно опыта в бою, поэтому кошка с легкостью уворачивалась от его неловких ударов. Зайдя сбоку от врага, она сначала резко отпрыгнула, а затем, юрко вцепилась своими зубами в жилистую лопатку. Кот взвыл не то от боли, не то от недовольства, что с ним расправляется какая-то хрупкая особа. Но эта хрупкая особа хранила в себе куда больше тайн, чем предполагал незнакомец. Обскура не собиралась отпускать врага, все сильнее впиваясь в его плоть. Черный одиночка извивался как мог, но когти не могли настичь заветную цель. Однако морда смогла. Обскура не заметила, как вонючая пасть бродяги оказалась у ее головы. Клацнув пожелтевшими зубами, кот попал в щеку. Укусив кошку за тонкую кожу, он заставил Обскуру резко отпустить лопатку и отпрыгнуть.
По телу разлилась горячая волна адреналина и кошка почувствовала, как сквозь шерстку просочилась теплая кровь. Чуть дернув верхней губой, коричневая одиночка опустила голову вниз и припала к земле. Это всегда срабатывало. Незнакомец опешил и принял все на свой счет, считая, что кошка признала поражение. Эта пауза длилась всего пару секунд, но кошка, глянув исподлобья успела заметить как противник начал расслабляться. Азартно прищурив глаза, Обскура резко вскинула морду и посмотрела прямо в глаза черняку. Тело машинально подалось вперед и кошка кинулась прямо в грудь незнакомцу. Силы не хватило, чтобы сбить его с лап, но все-таки враг потерял координацию. Обскура расчетливо подсекла его передние лапы и повалила наземь. Одним хладнокровным движением она впилась клыками в шею врага резко дернула на себя. Во рту остался клок шерсти и металлический привкус крови. Не ее крови. Черный юнец пораженно завыл и Обскура не стала препятствовать его бегству. Доводить бедолагу до белой смерти она не собиралась, но показать всем, что она не какая-то там мелкая кошка, прячущаяся за спиной своего господина, было необходимо.
Кстати о Левиафане. Обскура озадаченно выискивала белоснежного изгнанника. К счастью в этой толпе темных бродяг, Левиафан был заметен издалека. Кошка обогнула "поле сражений" и настигла своего лидера.
- Если он попытается напасть вновь - вспори ему глотку, - Обскура тут же заметила кровь на морде своего лидера. Она нисколько не беспокоилась за его здоровье, потому что знала, что какие-то мелкие царапины не доставят неудобств - ни ему, ни ей. Сама же она стряхнула с себя скопившуюся на подбородке кровь с раны на щеке и смиренно кивнула Левиафану.
Заметив взгляд белоснежного, остановившийся на Лютоволке, Обскура безразлично глянула на Призрака. Бедолаге знатно досталось от матерого изгнанника. Но кошка была полностью уверена в том, что Левиафан не допустит смерти брата, поэтому ни один ее мускул не дрогнул в сторону Призрака. Если прикажет помочь, тогда можно потратить на это дело время.
Постепенно, потасовка превращалась в томные вздохи и негромкое рычание. Кажется, все тут определились с иерархией. Коричневая недоверчиво глянула на Лютоволка и Дизеля, грозно стоявшим за спиной своего отца. Поджарая одиночка пересеклась взглядом с трехцветным Дизелем и остановилась на нем. Не моргая, она смотрела на кота так, словно была готова прямо сейчас броситься на него, несмотря на внушительные различия в весе и размере. Если понадобится, она будет защищать своего лидера, пока его жизни ничего не будет угрожать. Даже если придется пожертвовать своей красивой шкурой. Ради бесконечных запасов еды, крыши над головой и защитой от недоумков можно и потерпеть.
Тем временем Левиафан с Лютоволком завели некий диалог. Обскуре не хотелось вникать в частности, поэтому она продолжила сверлить взглядом Дизеля, предполагая в какой момент этот здоровяк кинется на белоснежного бывшего воина. Но диалог двух изгнанников продолжался и, похоже, никто не собирался выпускать лишний раз когти. Обскура заметила, как товарищ подманил ее хвостом. Покорно приблизившись к разноглазому, Обскура села возле плеча Левиафана и хладнокровно осмотрела Лютоволка.
Достойный противник. Интересно, зачем им это все? Безграничная власть над всеми? Месть? Хм, - Обскура привыкла разговаривать сама с собой. Так было гораздо легче. Она - лучший собеседник самой себе.
- Я голодна, - совершенно не к слову вставила Обскура, глянув на Левиафана. Бестактность - ее друг. Коричневая никогда не понимала, зачем многие юлят, изворачиваются и ломают головы, если можно взять и просто сказать все, что ты думаешь. К счастью, лишь Левиафан мог принять в ней эту странную, глупую черту. А Обскуре она не казалась такой уж глупой. Хочешь - говори. Толк от того, что будешь молчать, набрав воды в рот? Молчанием сыт не будешь.

Отредактировано Обскура (2017-12-13 00:14:28)

+2

46

Собственно, тебя постигло легкое разочарование. Оно было мимолетным, но ты успел вдоволь им насладиться, пока приходил в себя после оглушения. Собственно, стоило бы тебе подтянуть боевые навыки, раз ты так легко уступил юнцу. Быстро, позорно и совсем не тому, кому бы хотел. Если б соперник превосходил тебя в хитрости, а не в силе. Возможно, так будет интереснее. Как никак ты все же хоть немного держался в этой битве.
Не очень
Ты оставил трехцветному в подарок разорванный живот, бабочку в глазах и сумел один раз увернуться. Достаточно не плохо для того, кто хочет стать вожаком. Тебя подрали и оглушили, бросив как падаль.
А возможно я она и есть?
В этой битве твоя удаче покинула тебя. В самый неподходящий момент. Лучше бы она так сбегала во время твоего очередного суицида. Кстати, а ведь давно их не было. Возможно стоит попробовать в лесу? Тут котов не так много, с двуногими, которые постоянно выхаживают. Справившись с оглушением и вдоволь насладившись разочарованием, ты принялся зализывать раны. Теперь уже лениво наблюдая за происходящим на поляне, без особого интереса. Главное было увидеть победителей по скольку тебя отнюдь не радовал Дизель.
Сила есть ума не надо
Очень было желательно, чтоб во главе встали коты, которые умеют слушать и думать, а не только махать лапами. Иначе, вся эта заварушка и дня не проживет. Племена разнесут банду, как муравейник под лапами, если все будут кидаться в драк без планов. Да и устраивать себе испытания в стиле заслужи доверие, заслужи право говорить ты не собирался. Либо тебя слушают, либо нет. Тебе то что напрягаться? Это они хотят отобрать у племенных что-то там и, кажется, отомстить. Набить свои желудки пищей посытнее. Гурманы чертовы, чем плохи помои у домов двуногих? Сытно и убегать от тебя не собираются. А что тебе нужно?
Смерти.
Ты сверкнул глазами, продолжая зализывать свои раны и очищать шерсть от крови. Боль разливалась по телу, а ты и не испытывал к ней ничего негативного. Больно? Да. Но это обычный аспект жизни, для кого-то неприятный для тебя же никакой. Можно пережить, и не в таком состоянии бывал, а намного хуже.
Получается я все же не мазохист. Разве что моральный.
Пока ты приводил себя в порядок, битва кончилась. В победителях оказались бывшие племенные коты, что о чем-то да и говорило. Конечно, это с какой стороны посмотреть. Тут большая часть людского дома кишела бывшеплеменными, по этому было вероятно, что верхушку займут только они. С другой, они явно сильны, весьма сильны. Что тебя смог в два счета уложить совсем еще юнец. Ты с безразличием слушал размашистые речи Лютоволка. Нет. И этот симпатии вообще никакой не вызывал, эмоциональный, голосистый. Слишком много в нем ненависти и желания лучшей жизни.
Правила, законы, еда они все одинаковые и хотят одного и того же, одинаковые и примитивные. И зачем им все это?
Полностью ушедшее ощущение битвы и адреналина опять погрузило происходящее в доме в серый цвет. Такой, что речь воспринимать и осознавать ты не мог. Да и что там осознавать? Корыстные желания драк и захвата территорий? Очень сомнительно, что за желанием набить желудок и места где это можно сделать крылось что-то другое. Эмоциональное, живое и хоть немного интересное. Ты улегся на стог сена, прикрыв глаза. Вот тебе полное неуважение к речам вожаков. Пока другие коты смотрели им в рот, ты пялился в стену дома, повернув одно ухо в сторону котов. Кто-то явно уже пытался подлизываться, юлить и искусственно улыбаться, только бы впечатлить новых вожаков.
Стена кстати, была разноцветной, в отличии от этих котов. Другого оттенка серого, хотя бы ребристой, а не пушистой. На ней уже давно поселилась жизнь в виде плесени и мха. Что тоже предавали свой, пусть и тусклый, цвет. А в верхнем углу сидело еще несколько бабочек, черных и спящих, манящих. На какой-то момент ты прибывал в прострации, просто разглядывая стену. Кто-то мог подумать, что ты все еще отходишь от драки, но как тебе до этого дело?
Когда слово взял последний вожак, ты соизволил наконец-то повернуть голову, чтоб внимательно его осмотреть. Вот это, пожалуй, единственный кот который пришелся тебе по нраву. Говорил он сухо, по делу и, казалось не с такой пылкостью. В отличии от всех остальных, он был ярким белым пятном, что как-то завораживало и потрясало. Вот его рыжая спутница была такой-же серой, слегка отталкивающей. Почему-то на миг, она тебе показалась не живой, совсем. Словно какая-то вещь и дополнение к белоснежному коту. Ты остановил на нем взор, рассматривая каждый изгиб тела. Он заинтересовал тебя так же, как стена.
Приятно смотреть, интересные черты.
Ты слез со стога сена, подойдя к трем голосящим предводителям. Ты зевнул и лениво потянул каждую лапу, слегка морщась от боли.
До конца и не понял, во что я ввязался.
- Чтож, господа, я в полном вашем распоряжении - мурлыкнул ты в усы - есть ли для меня задание?
Твое обращение таки, все же больше относилось к Левиафану. Имя настолько же сложное, как и твое, кстати. Ты продолжал беспардонно пялится на белого кота, как на какую-то красивую статуэтку. Разве что слюни не пускал.

Отредактировано Маршмеллоу (2017-12-13 01:30:18)

+1

47

начало игры

Мать моя кошечка, это в ихних этих "землях одиночек" всё совсем как в городе! Мявра прижалась к земле и напряглась. Она успела уже смекнуть, что тут было два больших кота с амбициями, а когда встречаются два больших кота с амбициями, то беды и битвы не миновать. Также о предстоящем конфликте кошке сообщал её верный бессмертный спутник: её собственный хвост, который нервно трясся. Сейчас начнётся, вот сейчас начнётся! У-у-у-у-у! Глупый Дизель оставил меня одну, пошёл ближе к бате! У-у-у-у-у! Плохой Дизе-е-е-ель!
Мявра осмотрелась и готова была выть уже вслух. Бойцом она была крайне, крайне посредственным, зато все одиночки тут были прямо как на подбор: огромные, хмурые и агрессивные, что крайне напрягало малышку. Ну, она неплохо умела пинать лежачих по причинным местам, но на этом её успехи кончались. Ух, Мявре тут не место, совсем не место!
"Пойдём, посмотрим на сбор", говорил он. "Будет весело", говорил он. Ну, может, он так и не говорил, но Мявра всё равно на всякий случай обиделась и очень, очень пожалела, что пришла сюда. Дизе-е-е-ель, ну и что мне теперь делать?! Почему мы не могли просто все вместе поесть и разойтись!?
Хвостик пятнистую не обманул. Началась жара, и Мявра сделала то, что делала лучше всего в таких ситуациях: спряталась. Ей повезло, что какого-то огромного пушистого котищу отключили первым, и она смогла спрятаться под его телом и мехом, и буквально из первых рядов следить за происходящим мордобоем. Который был жарким и кровавым. Эта коричнево-дикая жуткая! Надо будет сказать Дизелю, чтобы он с ней не дружил. Мявра зажмурилась и сжалась в маленький, незаметный комочек. Пусть всё закончится. Пусть всё закончится. Пусть всё... Мявра закрыла глаза передними лапами и старалась реже дышать, надеясь, что её гениальную маскировку никто не рассекретит.
...Подождите. Что-то они притихли. Они всё уже?.. О. Это было быстро! Кошка юрко выскочила из-под туши и бодро огляделась. Так это, кто победил?
- Зачем нам с вами драться?
Они что, перестали и говорят? А так можно было?..
- ...Впрочем, такой ход событий устраивает меня, Лютоволк.
Ничего себе! Это сработало! Какие дикие одиночки интересненькие!.. Мявра рассеянно моргнула. А тогда зачем мы вообще начали драться? Ну, не "мы, "они"? У-у-у-ух... Постойте! А Дизель в порядке?.. О, нет, он мё... А, вот он. Да. Хорошо. Так зачем они дрались?..
- ...И так будет с каждым племенем, и мы будем жить с вами на лучших землях и по своим законам!
- Аэээ, да! - неуверенно протянула Мявра, присоединяясь к одобрительным возгласам уцелевших одиночек вокруг. Идея про лучшие земли звучит действительно здорово, давайте голосовать за этого парня! Дикие одиночки вообще голосуют?.. Как там его звали?.. Вроде папа он Дизеля... или нет? Лютый Волк, значит. Надо его ещё послушать. Мявра устроилась поудобнее, крайне довольная сложившейся ситуацией. Что же, если ради хороших земель стоило погибнуть паре-тройке котов, то всё не так плохо! Интересно, на этих землях живут белки?..

Отредактировано Мявра (2017-12-13 01:47:53)

+4

48

Переговоры. Дизель никогда не понимал всех тонкостей этого дела, но был убежден в их необходимости не единожды лично. Отец, в очередной раз доказавший свое право на лидерство, лавировал в этой стезе как настоящий речной кот в воде, а трёхцветный делал свою, куда более простую работу - довершал психологическое давление своей массивной, перепачканной в крови фигурой.
Кажется сильнейшие договорились, Дизель несколько расслабился, позволив подробнее разглядеть остальных, в особенности тех, кто столпился ближе к происходящему в центре. Поддерживая общий восторг и поднимая боевой дух воинственным рычанием, он наткнулся взглядом на малышку-Мявру, сидящую чуть в стороне. Поманив черно-белую кошечку хвостом, исполин уже было совсем расслабился, когда перед его мордой возникла лысоватая физиономия Опарыша.

  - О.. ох, спасибо, - вернувшись из режима палача обратно в плюшевого мишку, Дизель окинул будущего соратника внимательным отеческим взглядом - тебя сильно потрепали.. - с неловкой заботой пробасил, дернув ухом и коснувшись хвостом крупного кровоподтека. Собственные раны его совершенно не беспокоили, он покосился на Лютоволка, ожидая следующих распоряжений. Помимо основной цели им нужно было раздобыть относительно укрытый и чистый кров, пищу, целебные травы.. Некоторые одиночки хвалились своими лекарскими умениями, но насколько полезными были их навыки на деле?

+2

49

Левиафан бросил на него полного презрения взгляд. Призрак ничего не ответил, поглядывая на оскалившегося Лютоволка, который лапой пытался вдавить его в землю. Они здорово друг друга потрепали: кровь капала из их открытых ран, неприятно пощипывала. А целители здесь уже не помогут. Разве что не горе-знахарки, которые экспериментируют на себе и других одиночках свои недознания.
— Убери от меня лапу, бобёр толстозадый, — буркнул Призрак бывшему соплеменнику, а затем поднялся, отряхиваясь от грязи, пыли и крови, как своей так и чужой.
Изгнанник не был расстроен. На деле, ему было всё равно. Он прекрасно знал, что не даст себя в обиду. И если какая-нибудь зазнайка посмеет помыкать мной, то получит сполна. Белоснежный глянул на Дизеля. Бросить ему вызов и дело с концом. Но делать этого не стал. Власть была ему неинтересна. Им двигало любопытство.
Разумеется, Лютоволк разразился очередной речью и предложил начать с Небесного племени.
- Мы зажмем их когтями изнутри. И так будет с каждым племенем, и мы будем жить с вами на лучших землях и по своим законам!
Ты хотел сказать, по твоим законам. Призрак скептически усмехнулся, поглядывая на это сборище. Он тоже скучал по родным краям, но вряд ли так, как скучал по ним Лютоволк или его брат. Несмотря на то, что многое из Воинского Закона ему не приходилось по душе, он всё же хранил много тёплых воспоминаний о соплеменниках. Очерствевший к своим лунам, Призрак часто переносился в памяти свои юношеские годы: первый патруль, первая заноза в лапе, которую он со слезами пытался вырвать из подушечки, его громкий писк, когда на эту самую подушечку целительница капала свой раствор, такой горький, противный, от которого ужасно сводили зубы, когда он случайно проводил языком по ране, но... такой родной. Призрак словно сейчас слышал это воркование врачевателя, слышал мурлыканье соплеменников к концу дня, когда те, уставшие после патрулей, собирались в лагере и обменивались новостями за хорошим ужином. По этому скучал изгнанник. Но он предал, посчитав, что может всё изменить, на миг прельстился богатствами, которые им обещал Карпозуб — тёплое местечко в племени под бочком его, нового предводителя. Жалел ли он сейчас об этом? И с большим огорчением Призрак понял, что ничего не чувствует — ни к одиночкам, ни к соплеменникам. Его трогали лишь далёкие воспоминания, а сейчас он лишь полагался на интерес и привязанностью к брату. Призрак не оставит Левиафана. Отчасти его брат тоже был тем далёким воспоминанием, и изгнанник беспомощно ютился возле него, тыкался, словно слепой котёнок, в надежде отыскать тот островок памяти.
— Кстати о нашем. Неплохо было бы навестить границы старых друзей.
Призрак глянул на возвышающего брата, который подзывал к себе Обскуру. Она его семья. Значит, и моя.
Недавно в этом домике был слышен визг и боевые кличи, а сейчас все расползались, словно тараканы, обратно в свой уголок, а там шевелили усиками, да потирали лапками от нетерпения. Призрак почувствовал омерзение, а приступ тошноты подкатил к его глотке. Просто договоритесь уже о чём-нибудь и разойдемся. Душно. Он моргнул и качнул хвостом, а затем бережно стал проводить языком по ранам. Этот гул — какая похабщина. Готов ли изгнанник к тому, чтобы действовать с его новой "семьей" сообща, чтобы вернуть своё место? Хочу ли этого я сам? Смогу ли, вернувшись на свои владения, обрести тот самый островок воспоминаний, за который так упорно цепляюсь?

+4

50

Вожаки взяли слово, и громче всех был Лютоволк, своим раскатистым голосом сотрясая спёртый воздух, наполненный запахами крови, пота и пыли. Поджав хвост, Опарыш восторженно вскричал вместе со всеми, едва не обмочившись от переполняющего его экстаза – вот-вот богатые добычей земли племенных котов перекочуют им в лапы!
- О.. ох, спасибо, - подал голос Дизель, со странной заботой глядя на чёрно-серого котика, и Опарыш страдальчески закатил глаза и грустно понурил голову, стремясь вызвать жалость. - Тебя сильно потрепали.. – Кончик пушистого хвоста слегка взъерошил курчавую шерсть одиночки, и Опарыш, картинно всхлипнув, вновь заглянул большими, нарочно увлажнёнными глазами в морду трёхцветному коту.
- Их было слишком много, но я бился как лев! Конечно, мне никогда не достичь твоего уровня мастерства, - хитрые глаза плутовато блеснули, - но я старался, как только мог.
Шумно вздохнув, Опарыш с восхищением потрогал лапой крепко сбитое плечо Дизеля и горячо закивал головой, подтверждая свои сладкие речи. Главное – стать поближе к правящей верхушке, а там хоть трава не расти.

+4

51

Вид поверженного Призрака грел сердце воителя. Хмыкнув и осклабившись, кот легонько клацнул зубами на ворчание белого соплеменника, ощущая каждой шерстинкой, как вокруг них собираются коты, как нарастает напряжение и воодушевление всех посетителей гнезда.
Дизель, его гордость, его продолжение, стоял рядом, переговариваясь с каким-то мелким шкетом, на которого серый здоровяк толком и не обратил внимание. Сейчас важным моментом был разговор с Левиафаном, и Лютоволк держался спокойно и уверенно, как и полагается вожаку.
- Надеюсь, наш милый обычай убивать предателей и бросать их, как последнюю падаль, останется в силе, — жутковато улыбнулся белый изгнанник, и Лютоволк коротко хмыкнул ему в ответ, наблюдая, как и разноглазый заряжается энергией, царившей в гнезде, - ведь давно пора вернуть то, что по праву наше! — и он захохотал. Придержав скептически поднимающуюся бровь, серый кот выступил на лапу вперед, хвостом подманивая и Дизеля. Хорошо, что его сын отличился в бою.
- Я рад, что ты со мной согласен, - коротко качнул хвостом Лютоволк, сверкая блеклыми глазами. Украдкой он заметил, как к ним подбирались любопытные, изголодавшиеся, скучающие одиночки, и постепенно в голове назревал план.
— Кстати о нашем. Неплохо было бы навестить границы старых друзей, — уже куда более спокойным голосом протянул Левиафан, -а ещё лучше - передать привет тем, кто когда-то нас изгнал.
- Согласен, - коротко кивнул серый, посмотрев на Дизеля.
- Ты. И твой дружок, - кивком подозвав Опарыша, бывший речной чуть опустил голову и вперился взглядом в крапчатого кота.
- Берешь на себя Небесное племя. Вотритесь к ним в доверие, ты же знаешь племенные порядки. Заодно и этого мелкыша подучи, что как. Самый несчастный вид напустите, эта пустоголовая белка, которая зовется предводительницей Небесного племени, растает и примет вас. Через несколько дней встретимся на границе, а к этому времени узнайте все про них, вплоть до того, кто когда в отхожее место ходит, - клацнул зубами кот, поднимая роскошный воротник.
- А потом мы их оттуда клац - и выгоним. Тех, кто выживет, разумеется, - коротко кивнув сыну, Лютоволк чуть потерся плечом о его плечо, тем самым развернувшись обратно к Левиафану. Дизель свою задачу понял, Дизель её выполнит.
- Я пойду к племени Ветра. Это пустошь, а потому мы наведаемся к границам и посмотрим, чем поднасолить нашим тощим соседям, - холодные глаза осмотрели присутствующих, а после кот поднял подбородок.
- Ты и ты, - хвостом качнув на двух слегка оторопелых кошечек, Лютоволк вызвал Мявру и Руж.
- Пойдете со мной. Сделаем из вас бойцов, - и ни капли флирта. Кот сурово нахмурился, посмотрев на Левиафана.
- Что дальше? Реку возьмеш... те на себя? - поправился серый, бросив быстрый взгляд на Обскуру.

+2

52

Глазки собеседника заблестели от влаги. Насупившись, Дизель повел хвостом, не желая показывать как состояние Опарыша задевает тонкие струны его жалостливой души. Худенькая лапка коснулась его мышц, а сам изгнанник едва удержался, чтобы не вздрогнуть. С кудрявым малышом явно было что-то не так, он чувствовал нутром.

  - При достаточных стараниях результат может быть впечатляющим, - пробурчав, Дизель как мог скрыв смущение, исподлобья выглядывая, уткнувшись носом в свою пушистую грудь. Он часто слышал восхищенные отзывы о его способностях от одиночек, но, скорее в отрицательном ключе, и уж точно никто не преподносил их так.

Услышав голос отца, он с трудом оторвал подозрительный взгляд от Опарыша, а поняв, что проведет с последним еще немало времени, вновь смутился.
  - Будет сделано, отец, - бросив быстрый взгляд на черненького, Дизель сорвался с места, неуклюже тыкаясь носом в макушку Мявры и без слов исчезая в ближайшем лазе.

Оказавшись снаружи, трёхцветный какое-то время стоял молча, шумно вдыхая морозный воздух. Солнце поднялось, но стало лишь холоднее, а воздух трещал, предвещая скорый снег. Покосившись на стоящего рядом одиночку, Дизель заставил себя расслабиться, когда понял как явно напрягаются его плечи и шея. 
  - Думаю, сейчас самое время для полуденной охоты, - он поднял тяжелую морду к небу, разглядывая верхушки далеких сосен - мы должны выполнить все в лучшем виде, ясно? - Дизель не хотел давить на своего нового компаньона, но напряженный, перепачканный в крови облик делал свое дело - идем.

▼ прудик 

Отредактировано Дизель (2017-12-18 00:20:55)

+1

53

Взгляд Мявры прыгал туда-сюда, выискивая и выжидая чего-то. Вся буря была позади, хвостик уже не дёргался, но остатки адреналина бежали по венам, разогревая и без того разогретую кровь. Ух, вот это было приключение! Ух, ловко я отсиделась! Кошка посмотрела на раненого Дизеля. Но, наверное, на сегодня приключений хватит. От них боль... О, он меня зовёт. Топ-топ-топ! Пружинистым шагом кошечка подбежала/подскакала/подтанцевала к Дизелю.
- Хэй. Хэ-э-э-э-эй, Дизель! Ты... Так себе выглядишь, - кошка смущённо хихикнула. - Ваще не идёт тебе быть раненым. Не делай так больше, лады?..
Мявра с осторожностью посмотрела на Лютоволка. Она старалась вести себя как можно тише, ибо уже имела некий... опыт общения на посторонние темы неподалёку от занятых лидеров. Это обычно кончается болью.
- Конечно, мне никогда не достичь твоего уровня мастерства, но я старался, как только мог.
Та-а-а-а-а-ак, эт ещё что такое?! Я только-только отвернулась! Мявра выглянула из-за плеча Дизеля, сузив глаза, делая свой взгляд самым подозрительным взглядом в истории подозрительных взглядов. Это мой большой друг! Я вижу, что ты тут делаешь, ты... ты... Опарыш! Мявра сконфуженно встрепенулась. Тебя даже обозвать по-нормальному нельзя, ты уже обзывательство. Это... Ох. Это так грустно.
- Ты и ты, - краем глаза Мявра заметила, как хвост Лютоволка указывал на неё. - Пойдете со мной. Сделаем из вас бойцов.
- Кто? Я? Да! - кошечка встрепенулась, натягивая широкую неловкую улыбку. Как принято называть важных в этих землях?.. В это время Дизель тоже куда-то сорвался, перед этим наградив её, Мявру чем-то похожим на поцелуй. Выкуси падали, Опарыш! - О, птичек удачи тебе, Дизель!
Мявра махнула хвостом и замурчала. Она прослушала остальную часть плана и не знала, что следующая встреча с её большим другом произойдёт не скоро. Надо будет добыть для здоровяка подарочек. Я всё равно всё время теряю их... Кошка проводила кота взглядом и обернулась к его отцу. Так, стойте, этот жуткий что-то там про битвы говорил? Ой-ей... Почему все красивые коты так или иначе связаны с мордобоем? Эх-ма... Кошка выжидающе осмотрела Лютоволка. Как в этих землях называют главных? "Вожак"? "Мой свет"?.. "Главный"?
- Что прикажете, эм... Главный?

+2

54

начало игры


А у кое-кого тем времени были собственные планы на грядущее сборище...
Руж можно сказать "сорока на хвосте" принесла новость о том что местные одиночки решили организовать собрание. Жизнь у местных была нелегкой - местные колонии котов, более известные как племена, относились к ним без особой теплоты, да и границы свои оберегали очень ревностно. К тому же у здешних одиночек мозгов было совсем мало - бродяга имела удовольствие услышать, как последние мозги они относительно успешно вышибали друг другу. В общем-то лезть в тупоголовую драку к этим вонючкам и этом отвратительном месте где разве что крысы стаями не бегают, она не испытывала для себя ни малейшего желания поэтому комфортно пристроившись снаружи с удовольствием подслушивала, благо ее коричневый мех замечательно сливался к этой развалюхой Двуногих. И почерпнула для себя массу новых сведений, во-первых, многие здесь были из города, что объясняло отсутствие ума - город вообще не место для уважающего себя кота, во-вторых, больше половины присутствующих были самцами (конечно еще один аргумент в отсутствии ума), что объясняет драку - этим дай только повод, и вот уже какую-то кошку не поделили, в-третьих, к племенам они определенно не питали любви, это стало ясно еще в начале когда один из котов начал разглагольствовать о их слабости - ясно дело готовят нападение. Руж закатила глаза, про себя усмехнувшись, эти коты просты как палка и тупы как камень, можно ли с них что-то взять и урвать? Ценят только когти, конечно ее интеллект позволит позволит ей запросто провести этих глупцов, но что она получит взамен, вряд ли они способны оценить ее по достоинству.
Впрочем Руж ничем и не рисковала, если дело запахнет дурно (хотя признаться честно оно уже так пахло из-за городских отбросов), то она уйдет, подыщет себе тепленькое местечко как и планировала, Двуногих здесь тоже хватит. А потому узнав все полезные сведения, которые было полезно использовать в будущем, эта хитрая лиса кошачьего рода уверенно вошла внутрь... предварительно дождавшись разумеется пока эти идиоты закончат мутузить друг друга. С одухотворенным выражением на мордочке и взглядом устремленным вдаль, словно бы там что-то было, но не промолвив ни слова - нужно соответствовать ситуации, кошка пристроилась на относительно чистом пятачке пространства. И внутренне скривилась оглядев раны местного колорита, и вот не жалко было силы впустую тратить позвольте спросить? Правым ухом она быстро подчерпнула нужные сведения - белого кота зовут Левиафан, опасный с виду тип, второй - Лютоволк, был куда крупнее его, ну Руж могла поклясться что видит в его глазах как в черепушке перекатываются мозги размером с горошину. К слову последний прямиком направился к ней.
- Ты и ты. Пойдете со мной. Сделаем из вас бойцов, - кот качнул хвостом показав на нее саму и на вторую кошечку значительно младше, любезно окрещенной Руж про себя "малявкой". "Малявка" не видя подвоха тут же направилась к нему, а вот Руж не спешила, чем этот кот собирался тут с ними заниматься, и почему выбрал двух самок для этого? Не особенно Руж поверила в байку о "бойцах", некоторые коты просто убеждены, что кошки просто приятная собственность для получения удовольствия. А по крошечным мозгам можно было определить отсутствие у Лютоволка вообще чего-либо кроме инстинктов. Что за омерзительное общество! Тем более она в любом случаи не планировала мараться и влезть в драку. Взглянув на Лютоволка взглядом полным снисхождения, граничащего с сочувствием так чтобы тот это тоже все-таки заметил, она возвела глаза к небу, то есть к потолку развалюхи Двуногих.
- О великие духи простите этого невежду не видящего вашей воли, - нараспев произнесла она, вежливо поклонившись, чему-то находящемуся изрядно в стороне от вожака, который вряд ли ожидал подобного в любом случаи. Правда многие предпочитали не связываться с "психом" в начале не веря в ее спектр способностей: врачевания и исцеления, предвидения и предсказания. - Ибо он не в состоянии видеть вас, когда вы повсюду!.. - второй вежливый поклон не относящийся к Лютоволку. - Я не боец, - невозмутимо сообщила она, теперь уже обращаясь к этому вожаку, которого "малявка" назвала главный позабавив старшую кошку более чем изрядно, но лишь про себя. - Я знахарка, - "И заруби себе это на носу, несчастный!" - Духи оказали мне великую честь, избрав меня своим голосом. Я не веду войны ибо знаю что грядет, - высокопарно объявила она. - Духам ведомо все! В том числе как исцелять раны и забирать хвори, они поделились со мной этим великим знанием, - вообще-то это были одиночки всяких мастей, но правда не так впечатляюще звучит не так ли?

+1

55

начало игры.


   «Некого рода собрание», - Миндаль бы усмехнулась, пренебрежительно цокнула языком, если бы, конечно, умела. Какая-то раздражённость закралась в её душу, напряжённая и усталая от вечных движений, от беготни и новых каверзных идей да планов, кошка слегка поморщилась и дёрнула плечом - у этого сборища лишайных бродяг предлогов заняться чем-то несусветно «обязательным» было больше, чем шишек в сосновом бору. Тихая Миндаль неосознанно задумчиво склонила голову набок, которая, если бы не была привязана к её телу прочными ниточками, свободно скатилась вниз по плавному скату спины и провалилась бы сквозь щель в твёрдых половицах маленьким резиновым попрыгунчиком.

   Какая-то размеренная грусть тронула её сердце - она соскучилась по ночным Советам малой частью своей души, но стоило ей только отвлечься на какой-то другой объект, как Миндаль уже забыла о своём кратковременном переживании и тоске по родному дому и его обычаям. В прошлом речная, кошка провожала своих смутных соплеменников с какой-то острожной вкрадчивой внимательностью, сродной по своему составу смеси уважения и почтения. В знак приветствия Миндаль механически склоняла голову, точно заведённая крохотным резным ключиком механическая пташка. В её памяти вырисовывалось множество имён, которые в одно мгновение связывали себя со снующими вокруг щуплыми кошачьими телами.

   Неторопливая чёрно-белая фигура приближается к той небольшой «кучке», которая служила отделом законодательной и исполнительной власти одновременно – её местоположение определялось странницей почти безошибочно, поскольку члены этой «могучей кучки» говорили больше и громче всех, сбивая подчинённых в стайку шумных вороватых воробьев у своих лап. Плавная, текучая, когда-то речная кошка прокладывает путь ближе к центру событий. Слегка покачивающийся кончик хвоста говорит о её многозначительной заинтересованности. Возможно, она устала от посиделок наедине с собой или связала событие с чувством долга, речью об всеобщей обязанности.

   Миндаль опускается на распухшее, трескучее дерево. Лизнув переднюю лапку, она проводит ею между гладких ушей, готовых внимать голосу руководящему. Её говор, как и всегда отстранённый и холодный, пробивается сквозь общий гул ровной и строгой натянутой тетивой кленового лука. Всё что остаётся - вложить оперённую стрелу и направить силу на благое дело.

   - Есть ли указания для меня? - она подчёркивает свой вопрос едва заметно полуулыбкой, мгновенно тонущей в хладном изваянии её точёной мордочки.

Отредактировано Миндаль (2017-12-18 19:42:32)

+3

56

То и дело отвлекаясь на всеобщий гул и парящие в воздухе клочки шерсти, Вик скалился, усмехался и кидал какие-то обрывочные фразочки, «подбадривающие» дерущихся. Он, казалось, готов был, точно пёс на цепи, скакать и безудержно лаять, весело встречая кровавые поединки. Но сам не лез – себе дороже. Его удерживал мнимый поводок, ведущий от шеи бурого кота к лапам стоящего рядом здоровяка. К лапам Ноголома. То, что Вик добровольно позволил Ноголому держать себя на привязи, кот не скрывал. Напротив, даже с удовольствием это показывал всем своим видом. Если ему комфортно в компании пушистого исполина, так почему бы не пользоваться этим? К тому же, он находится под защитой мощных лап желтоглазого одиночки, что, опять же, шло только на пользу. Сам себя защитить разноглазый ряд ли бы смог, а вот вдвоём с Ноголомом...
Впрочем, он услышал, как поводок начал трещать. Этот звук оглушил Жертву, заставил отпрянуть от своего соратника как от огня, загнанно посмотреть в глаза и ощериться.
- Что ты сказал? – неясно, что больше всего возмутило Жертву – названное настоящее имя или желание Ноголома бросить его, но было очевидно одно: мириться со сказанным кот не был готов. Возможно, скинув с себя поводок чуть раньше, еще в городе, он тотчас бы накинулся на Ноголома, вгрызаясь зубами в шею, не боясь смерти от удара сильной лапы. Но Жертва – это всего лишь Жертва. Поэтому, он только и мог, что забиваться в угол и смотреть непонимающе на названного отца, друга и своё собственное «племя», до которого ни один лесной кот не смог добраться.
- Ты меня бросаешь? – полушепотом спросил Вик. Он пытался держать себя в лапах, но нарастающая волна одиночества резким зарядом электричества проникла под кости Жертвы, выворачивая истинную сущность наизнанку. Внезапно, заломило тело.
Жертва прекрасно понимал, что если сейчас из заброшенного гнезда исчезнут все обитатели, то он свалится в судорогах под лапы Ноголома и будет слёзно умолять того, чтобы кот одумался, не оставлял своего верного спутника в одиночестве. Затем, возможно, получил бы парочку оплеух, расслабился и смирился со своей судьбой. Но они здесь не одни, поэтому чересчур близкую связь с «отцом» Жертва продолжал скрывать. Это только его связь, никто не должен был знать о ней.
- Ты вывел меня из пыльного города, чтобы оставить гнить здесь?! – Жертва не желал слушать, что говорил ему Ноголом, всячески вертя головой. И даже когда коготь массивного кота проткнул его подбородок, одиночка лишь зажмурился да зашипел. Совсем скоро он останется совсем один.
Ему показалось, что прямо сейчас они находятся в городе. До ушей даже донесся шум рычалки двуногих, огромной и гудящей, движущейся прямиком на них. Затем, картинка сменилась, и перед глазами предстал он сам, в одиночестве, лежащий на вымощенной плиткой дороге, сжавшийся в комок и рыдающий, пока большая нога двуногого нещадно бьёт его под ребра. Слова Ноголома отдавали городской суетой, приторными ароматами и зловонным дымом. Слова отдавали Родиной. И теперь Жертва должен отказаться от всего этого только для того, чтобы победить племенного выродка, который всю свою сознательную жизнь видел только кусты и землю? Чёрт бы побрал этого Ноголома.
- Х-рошо, - практически проглотил слово Жертва, недовольно поморщился, все еще ощущая, как кровь стекает с подбородка прямиком на лапу своего отца. Клятва, закреплённая кровью. Пусть она и не выглядела таковой, но ради своего отца Жертва пойдёт на любой шаг.
Коготь Ноголома ловко покинул подбородок Жертвы, и кот выдохнул, но вперился взглядом в лапы спутника, будто бы хотел повторить случившееся минутами ранее. Боль начала отступать, и на секунду Жертва даже подумал, что он умер. Поэтому, обернулся в надежде увидеть свой труп. Нет. Живой. Просто, всё закончилось.
- Значит, как только я принесу тебе клок шерсти этих, как их там, племенных, - с издевкой выделил слово, относящееся к лесным котам, - Ты примешь меня обратно?
Глаза вмиг засияли счастливым светом. Уже представляя, как разбирается с дурнопахнущим лесным котом, Жертва облизнулся и хихикнул, совершенно не контролируя свои эмоции. А затем с широкой улыбкой повернулся на Ноголома.
- Я согласен на твой... Приказ? Не важно. Я согласен, и я добуду этот клок лесного кота, принесу его к твоим лапам. А затем мы снова отправимся в необъятные дали, да? Ты не обманешь меня, я знаю. Я верю тебе, Ноголом, - и заглянул разными глазами в глаза Ноголома, пытаясь прочитать мысли здоровяка. Впрочем, это довольно быстро наскучило Жертве. Резко отстранившись, он поднялся и оглядел Ноголома.
- Не прощаемся. Я принесу тебе клок – или голову, все зависит от обстоятельств – не успеешь ты назвать меня по имени. Снова, - глаза потемнели, и было неясно, какие мрачные думы на этот раз одолели Жертву. Кот лишь важно поднял голову и направился к шайке одиночек, оставшихся в живых. На Ноголома он не обернулся.
«Если обернусь – считай, всё пропало. Всё моё спокойствие и мои попытки показать, что его подобранный маленький Вик уже вырос, превратился в того, на кого Ноголом может рассчитывать в любой момент, рухнут в одночасье»
Он блефовал, но какая разница, если это не было произнесено?
Подойдя ближе, он не проронил ни слова, лишь наклонил голову с лживым уважением и прислушался к приказам – авось, и ему найдётся местечко среди тех, кто собирается посягнуть на территории котов-лесовиков. Самый лучший способ подобраться и нанести смертельный удар диким котам – это вклиниться в общие планы банды бродяг. Кажется, они обсуждали месть? Вик готов пойти на такой отчаянный шаг.
Прянув ухом, он все же обернулся назад, в тайне надеясь увидеть Ноголома, но названного отца уже не было. Цыкнув с ехидной усмешкой, Жертва вновь вернулся к делам группировки. Время начинать.

+3

57

— Что дальше? Реку возьмеш... те на себя? — поинтересовался Лютоволк, раздавший часть указаний. Разноглазый кот утвердительно кивнул, улыбаясь благодушной и безмятежной улыбкой. Он не первую ночь вспоминал о своих старых товарищах и о том, чего они заслуживали по праву. Не первый час планировал, что сделает с ними и насколько тёплый приём окажет. Окажет каждому из них.
— О великие духи простите этого невежду не видящего вашей воли, — Левиафан мгновенно осклабился и перевёл взгляд на странного вида кошку.  — Я знахарка. Духи оказали мне великую честь, избрав меня своим голосом. Я не веду войны ибо знаю что грядет... Духам ведомо все! В том числе как исцелять раны и забирать хвори, они поделились со мной этим великим знанием, — завершила свой монолог полоумная. Изгнанник смотрел на неё так, как обычно смотрят на нечто неприятное, во что им не посчастливилось наступить. Он недолюбливал кошек, одарённых умом в гораздо меньшей степени, нежели коты, но открывающих свой рот без дела и вовсе терпеть не мог.
— Контролируй голоса в своей голове и в своей глотке, милая, пока не выцарапали ни то, ни другое, — вздохнул белый кот, отводя взгляд. Он уже достаточно выпустил своё раздражение, и очередная вспышка ярости залегла на дно, не успев толком подняться.
— Есть ли указания для меня? — разноцветные глаза остановились на очередной кошке. Черты отчего-то показались ему смутно знакомыми, и, по прошествии пары мгновений, он таки признал ту, кто вопрошала двух наиболее матёрых и сильных котов в этой провонявшей кровью и смертью дыре.
Надо же, сестрица нашего друга, — тихо усмехнулся Левиафан, кинув взгляд на Лютоволка. — Грозовое племя, — бросил уже куда громче белый кот, глядя прямо в глаза бывшей соплеменницы. — на практике разузнаешь, сколько у них дичи и насколько хорошо они патрулируют свои границы. Пойдёшь одна, чтобы не переполошить весь лес, так что береги шкуру, — разумеется, его нисколько не заботило здравие Миндаль. Но хоронить ещё одно тело и нагружать себя лишними заботами было бы нерационально. — Что до тебя, — внимание изгнанника привлёк молодой кот, как и он, разноглазый, но куда более тёмный. — недалеко от территорий племени Теней издохла собака, и ещё не успела превратиться в падаль, — вкрадчиво улыбнулся Левиафан — заберёшь своего соседа с собой, притащите её прямо к границам, — он махнул хвостом в сторону Маршмеллоу, который казался явно сильнее, нежели первый им выбранный, — и используете её так, чтобы оборванцы племени Теней провели пару бессонных ночей, дрожа осиновыми листами. Можете обустроить всё так, словно это вы её убили, пустить ей кровь, что угодно, — дёрнул плечом говорящий, передавая заботу об этом на плечи двух котов. Удовлетворённый своей частью работы, он сошёл вниз.
— Я голодна, — подала вдруг голос Обскура, глядя ему в глаза. Левиафан вздрогнул, словно выведенный из транса. Приблизившись к своей спутнице, он придирчиво оглядел её на предмет серьёзных ран и кровоподтёков - обошлось.
— Конечно, моя хорошая, — мурлыкнул белый кот, направляясь к выходу из их убежища. — пойдём, — и, оставив за спиной десятки кошачьих глаз, первым покинул бойню, всецело переключившись на рассуждения о том маленьком грязном деле, что им предстояло сделать на территориях Речного племени.

»родник

+5

58

Миндаль улавливает шумные вибрации голоса Левиафана, известного ей под именем Сталь, неотвратимого морального урода, не имеющего понятия о милосердии как таковом. Этот закон, которым он имел свойство руководствоваться, легко и звучно складывался в её рассудке: «Слаб и немощен - ступай прочь и умри так, как ты этого заслуживаешь». К подобным радикальным методам власти особа относилась равнодушно, но большая часть её заледенелого сердца подсказывала, что путь, по которому она идёт в данный этап своей жизни, правильный, а по этому закону существуют и взаимодействуют все твари земные.

   «Не влияние ли Карпозуба наталкивает меня на такие мысли?» - процедила она это имя про себя с какой-то чувственной тяжестью, раздражённо хлопнув кончиком хвоста по отживающим своё половицам. Болезненно и настороженно защипал рубец на правом плече – последнее и самое свежее напоминание о старшем брате. У этого безумца, несомненно, когти были острее мысли.

   - Надо же, сестрица нашего друга, - Миндаль немного насторожила эта тихая насмешливость в голосе Левифана, будившая давно забытые моменты, от которых шерсть на загривке так и норовила распушиться воинственными «ежовыми колючками».

   Вы видите это? Небольшое, намертво приставшее к её личности положение, маленький ярлык, приколотый к уху жёлтой карточкой - «сестра Карпозуба» - нацарапано корявым когтем на пластике.

   Глаза белого чёрта разили холодом, и Миндаль нравилось ощущение воображаемой вьюги, скользнувшей мимо юркой змейкой. «Гроза», - задумчиво смаковала чёрно-белая кошка это слово и была решением своего «командира» абсолютно довольна - поохотиться? Плёвое дело! А вот безопасно внедриться в стан чужеземцев - вот это интересное испытание. В грозовых землях она, к тому же, неплохо ориентировалась. Не то что бы она была частой гостьей племенных владений, но наведывалась туда время от времени по указке «кучки».

   - Принято, - здесь бы отлично вписалось «начинаю выполнение», так как её механический голос отскочил сталью от гортани, точно она была выкована из металла. Сколько раз она говорила это «принято» в ответ на бесконечные поручения «верхушки»? Боюсь, можно сбиться со счёта. Это был голос программы - точный и безошибочно направляющий силы в общее дело ради собственного благополучия. Миндаль думала о себе, её мало волновало окружение, в котором она имела честь находиться. Есть крыша под головой - значит всё в порядке, осталось только сохранить её при себе.

   Скользкая тень бредёт прочь от домика и скрывается в кустах. Она не чувствует холода, она находится в боевой готовности. Знатное веселье ждёт странницу.


лесная поляна

Отредактировано Миндаль (2017-12-20 20:26:38)

+3

59

Обе кошки, которых Лютоволк решил взять "под крыло", среагировали почти мгновенно. Одна из них, что вечно трется около Дизеля - Мявра, кажется - среагировала быстрее, отчего кот, сурово насупившись, благосклонно кивнул.
- Что прикажете, эм... Главный? - было заметно, как непривычно маленькой одиночке ощущать себя частью группировки со своей иерархией. Сурово взглянув на сына, который принял команду и уже собирался с Опарышем на выход, Лютоволк басовито мяукнул:
- Удачи. Встретимся через три дня, как условились, - кивнув тому на прощание, серый изгнанник снова обернулся к разноглазому Левиафану. Тот уже скомандовал двум одиночкам чесать на земли племени Теней и преподнести им дурно пахнущий сюрприз.
А после отправил Миндаль к Грозовым. Почти синхронно с Левиафаном бывший речной взглянул на сестру убитого ими Карпозуба. Кошечка она была не глупенькая, хоть и со своими тараканами, а потому здоровяк не сомневался, что смерть её брата повлияла на неё в нужном русле, и лишний раз высовываться без причины по примеру родственничка не станет.
- Удачи и тебе, Миндаль, - коротко кивнув кошке, бывший воитель на мгновение задержался на ней не столько подозрительным, сколько изучающим взглядом.
Прояви себя хорошо.
- Его, полагаю, с собой возьмете? - качнув хвостом на поверженного им Призрака, чуть ухмыльнулся кот, даже не дожидаясь ответа Левиафана и Обскуры.
Осталась Руж. Эта странная одиночка уже раздражала Левиафана, и серому, признаться, тоже не пришлась по душе своими заумными речами, но она может быть полезна.
- Духи оказали мне великую честь, избрав меня своим голосом. Я не веду войны ибо знаю что грядет, - высокопарно объявила она, на что Лютоволк предупреждающе оскалился. - Духам ведомо все! В том числе как исцелять раны и забирать хвори, они поделились со мной этим великим знанием.
- Не волнуйся, - сладко пророкотал Лютоволк, хотя загривок его враждебно стоял дыбом, - раны позалечиваешь. Но и когти в ход пустишь, иначе познакомишься с моими, - коротко клацнул зубами изгнанник. Еще раз осмотрев властным взглядом рассасывающихся одиночек и бывших соплеменников, Лютоволк обратился к оставшимся:
- Мы вернемся. Встречайте нас мышками, - дав распоряжение и тем, кто остался не у дел, Лютоволк обернулся к своим спутницам, качнул им хвостом и широким шагом направился прочь из гнезда в заснеженные степи.

----> предстепье

+1

60

Лютоволк начал раздавать всем приказы. Дизелю и Опарышу было поручено проникнуть в ряды Небесного племени. Да, племя Звездошейки почти полностью из одиночек и домашних кисок, которых она с радостью пригревает на собственной груди. Опарыш явно выглядит как обычный бродяга, а вот Дизель может выдать себя. Сам изгнаник решил взять на себя племя Ветра, а Левиафану предложил Речное племя. К счастью, у Лютоволка хватило ума не давать приказания ему, а вот большинство одиночек стали подползать всё ближе, выискивая для себя задания. Кот поморщился. Отчего-то эти одиночки стали напоминать ему скольких гадов. Что движет вами? Вы готовы перерезать незнакомым котам глотки?
В домике вновь всё пришло в движение: все стали расползаться — кто по углам, кто уходил отсюда, чтобы выполнять порученные миссии. Призрак поднялся, когда увидел, как его братец, поманив Обскуру, вышел из домика. На него он даже не посмотрел. Не сказать, чтобы изгнаннику было обидно, так как он в любом случае последует за Левиафаном и его подружкой, хочет брат того или нет.
- Его, полагаю, с собой возьмете? — послышался голос Лютоволка. Он имел в виду его.
— Разберусь и без тебя, — хмыкнул Призрак и выскользнул из дома.

- Родник

+2


Вы здесь » cw. дорога домой » нейтральные леса » заброшенное гнездо двуногих