cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
КЛЕНОВЫЙ
тонкий расчет
СЕРЕБРО ЗВЁЗД
на вершине Олимпа
ОЦЕЛОТКА
запоминающийся дебют
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +24, пасмурно, душно
В игре
Кашель отступил, но в лес нагрянули новые напасти.

В Сумрачном племени котята становятся оруженосцами, а Ольхогрив берёт себе новую ученицу, Ивушку. Однако не всё так безоблачно - на территории племени Двуногие начали расставлять капканы, от которых уже пострадали несколько котов. Тем временем внутри племени далеко не все коты довольны правлением Когтезвёзда - не является ли это предвестием скорой бури? Просто ли жара донимает земли племени, или это знак Звёздных предков о том, что что-то неладно?

Речное племя, наконец, смогло вернуться в свой лагерь, для этого даже не пришлось сражаться, но всё ли так просто? Едва отбившись от двуногих, разогнавших банду, Серебро Звёзд должен решить множество проблем, и первая из них - как смогут ужиться речные коты с теми, кто против своей воли оказался в лапах изгнанников? Все речные котята выросли вдали от родного племени - смогут ли они стать достойными речными воителями? И теперь, когда Клоповник покинул племя, ситуация стала ещё тяжелее.

Племя Ветра решает исследовать найденные туннели, но это оборачивается гибелью нескольких воителей. Кто-то смог спастись, но ходы вывели уцелевших на земли соседей, чему вовсе не обрадовались Грозовые коты. Не станет ли это причиной нового конфликта? Тем временем Ветрогон посвящает в ученицы целителя бывшую одиночку, Мегеру, но что будет с племенем, где ни целитель, ни его ученица не разговаривают с предками?

Грозовое племя наслаждается тем, что в их лагере наконец-то стало просторно, но все ли проблемы решены? Что делают на их территории коты из племени Ветра? Не станут ли туннели слабым местом в обороне Грозовых котов? Наконец, и самое мирное время не обходится без смертей - и одна из королев умирает, дав жизнь долгожданным котятам, однако и это не единственная смерть в племени.

Небесное племя отныне не так уж дружелюбно к одиночкам и прогоняет тех, кто пришёл присоединиться к нему. Но у Звездошейки есть и другие заботы - множество посвящений, защита племенных границ и в особенности - тех, что появились недавно благодаря захвату нейтральных территорий. Племя растёт и крепнет, но долго ли продлится такая стабильность, надолго ли хватит сил у самого молодого племени леса - особенно с учётом новой пропажи воителя?

Банда распалась благодаря Двуногим, совершившим нападение на лагерь. Часть её членов была захвачена, кто-то погиб... Некоторые смогли освободиться из плена, но теперь их судьба - в лапах Серебра Звёзд и бывших соплеменников, которые отнюдь не намерены прощать.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » нейтральные леса » заброшенное гнездо двуногих


заброшенное гнездо двуногих

Сообщений 61 страница 80 из 106

1

http://s9.uploads.ru/pArQI.jpg


В отдалении, за границами земель племен, стоит одинокое строение, созданное Двуногими. Немного обшарпанный и устаревший, этот Домик является очень полезным для каждого целителя племени, ведь именно около него растет достаточно лечебной кошачьей мяты, чтобы в сезон Голодных Деревьев каждый воитель получил свою порцию лекарства. А еще здесь можно поймать мышку-другую.


0

61

Скривив морду и исподлобья взглянув на Мявру, на которую отвлёкся Дизель, Опарыш зло оскалился и тихо затрясся от ярости: он уже нащупал достаточно почвы, чтобы понять, что из всей верхушки самым лучшим компаньоном станет Дизель, и не собирался так просто отдавать своего нового «друга» чёрно-белой кошке. С кошками у Опарыша в принципе всё складываясь далеко не так гладко, как хотелось: они бесили его. Отчасти это объяснялось его нахождением у Резчика когда-то давно, отчасти, что эти нахалки всегда воротили от него нос и жеманно поглядывали на одиночку сверху вниз, словно на какого-то отброса. Дизель поднялся на тяжёлые лапы, прерывая мысленную линию, полную презрения и незаслуженной обиды, Опарыша, и чёрно-серый кот, мгновенно оправившись, напялил на морду широкую улыбку и засеменил следом за своим другом, попутно тихо шикнув на Мявру.
Их ждало Небесное племя, о котором щуплый кот был весьма наслышан.
- Думаю, сейчас самое время для полуденной охоты. Мы должны выполнить все в лучшем виде, ясно? - Дизель был краток и полон решимости, на что Опарыш горячо закивал и довольно облизнулся, предвкушая славную вылазку.
- Почистим и пересчитаем их пёрышки, - ни к кому конкретно не обращаясь, довольно промурлыкал он себе под нос, когда высокое строение Двуногих скрылось за поворотом.

- Прудик

Отредактировано Опарыш (2017-12-23 12:18:50)

+3

62

Реакцию Опарыша на суровый взгляд от Мявры невозможно было не заметить. Кошечка сузила глаза ещё сильнее, превращая их в две крайне возмущённые щёлочки. Напряжение нарастало, и она была готова поклясться, что это была самая интенсивная перестрелка взглядами в её жизни. Ничего, ничего! Дизель по мне соскучится и устанет от тебя! И он будет моим братаном! А потом и ты моим! Мявра некоторое время смотрела в пустоту, пытаясь придумать следующие шаги своего коварного плана. И потом... потом я подойду к тебе близко-близко! О-о-о-очень близко! И укушу тебя! Прямо за ухо!.. Но не сильно, мы же будем братанами.
- Удачи. Встретимся через три дня, как условились,
Ась? Это он... Стойте! Дизелю!? Опарыш будет с Дизелем целых три дня!.. Дизеля не будет тут целых ТРИ ДНЯ! Кошечка со страхом посмотрела на Лютоволка. Дизель, твой папа меня же сожрёт, пока тебя нет! Он же жуткий, подозрительный, жутко-подозрительный! Что же делать, что же делать, может, мышек ему ловить?.. Все любят мышек, да-да! Я так в городе выживала, мышки все любят, а значит, и Мявру, что их приносит! Но...
- О великие духи простите этого невежду не видящего вашей воли... - Кошечка вздрогнула от неожиданности и обернулась на говорящую незнакомку. - Ибо он не в состоянии видеть вас, когда вы повсюду!..
О, может, меня съедят и не первой. Жалко, она такая миленькая. Мявра задумчиво посмотрела на Руж. А она на деток гадать умеет? А на любовь? А на еду? А петь?.. Ну, красиво говорить она точно умеет. Хорошо-о-о-о.
- ...Не волнуйся, - голос исполина был убийственно-сладкий. Чёрно-белая поёжилась. - Раны позалечиваешь. Но и когти в ход пустишь, иначе познакомишься с моими.
Кошечки милые, мне конец!
- Мы вернемся. Встречайте нас мышками.
Ага! Он любит мышек! У меня есть шансы! Широко улыбнувшись, Мявра решительно двинулась вслед за Лютоволком, крайне довольная фактом того, что возможно не умрёт в ближайшие три дня.

-------- предстепье

+4

63

Одарив этого... Левиафана, ну и имечко язык сломать можно, и Лютоволка соответствующим ситуации сочувствующим взглядом - как бы говорящим, а что спрашивать с котов переживших трудное рождение, что несомненно отразилось на их слабом маленьком мозге? Что и говорить умение играть на публику очень важно в ее деле. Эффектное появление - и полдела сделано. Можно подумать ее впервые встречают столь скептически-агрессивно настроенные коты. Немного таланта, немного хитрости, немного наблюдательности и чуть-чуть удачи, и совсем скоро она приберет этих одиночек к когтям. Огрызаться или спорить она не стала, лишь обаятельно улыбнулась Лютоволку, поднявшись со своего места. Дурой Руж в конце концов никогда не была, есть моменты когда можно вставать в позу и есть когда нет. Прогнутся под обстоятельства, чтобы оказаться над ними. А потом можно легко смотреть свысока на этих глупцов, у нее еще будут все шансы доказать свою исключительность. А если Лютоволку захочется выпустить когти (конечно с его уровнем развития едва ли этот кот способен на что-то большее), то она придумает ему достойную месть, например для пользы дела использует чутка сока щавеля на его раны - вреда никакого, но жжет что называется как огнем горит. Исключительно в целях исцеления бедолаги, конечно. Но говоря о целебных травах, Руж собиралась выяснить где их можно добыть. Посадки Двуногих в стеклянных гнездах, обычно были хороши подспорьем, но здесь она такого не видела. Придется пораскинуть мозгами. И не только над этим, нужно узнать больше об этих "племенах", диковинное название. Очевидно что местные знали очень много о местных группах котов, хоть и ненавидели их, а быть дезинформированной или еще хуже менее знающей чем это сборище было практически унизительно! Тем более они всерьез собирались захватить земли этих колоний себе. Еще одна сомнительная идея. Здраво оценивая их шансы Руж сказала бы что не так уж они велики, для захвата чужой земли требуется стратегия и тактика, а пока от этой банды ни пахло ни тем, ни другим. Драться-то могут, на на одном умении выпускать когти когда надо и не надо далеко не уедешь. Ну что же посмотрим, поглядим...
- Смотри как бы тебе не остудило пыл, - ласково усмехнувшись заявила Руж, обходя Лютоволка, давая ему пройти вперед, куда бы он собственно не отправлялся и оказалась в конце цепочки из трех котов, во главе с этим любителем, и "малышкой" посередине. Она к слову казалась куда более заинтересованной, чем этот кот. Уже результат. Начало весьма недурное и Руж была весьма довольна. Своего не упустит это уж точно.

предстепье

+1

64

Можно сказать, ему не надо было ждать своей очереди – лидеры восстания будто бы всё подготовили заранее. В голосе нет каких-либо размышлений или задумчивости – лишь холодное командование, от которого Жертва ещё больше улыбался и скалился, обнажая клыки. Идея была до такой степени глупа, что вполне могла блестяще сработать. Будь Жертва в городе, и поймай его другие коты рядом с собакой с перегрызенной глоткой, то тотчас накинулись на его бурую шкуру, втоптали бы в землю и многоголосно зашипели о том, какой же Жертва пустоголовый урод, что ввязал их в очередную битву с собаками. Они бы не испугались Жертву, они бы возненавидели его за глупое поведение. Но здесь – всё иначе.
«Я даже не знаю, кого мне считать глупцами: нынешнее сборище, или же то, что я оставил за спиной? Одни боялись того, кого могли победить, а другие боятся того, кто может спасти их. Будучи между двух огней, я рвусь на части, желая примкнуть к одним, но стать кошмаром для других. Чьим кошмаром я хочу быть?»
Его голова загудела, словно он не спал несколько суток. В последний раз Жертва испытывал подобные чувства после смерти своей тени, навечно запрятанной под колёсами рычалки. Да и, признаться честно, во снах голова обезумевшей тени до сих пор навещала своего убийцу, яркими огнями глаз светило на шею и что-то бормотало на непонятном для Жертвы языке. Возможно, протяжный звук, схожий с криком рычалки, лишь оповещал Жертву о том, что его вновь ждёт очередная бессонная ночь.
- Собака, значит. Чем больше, тем лучше, а? – и вздёрнул голову на последних словах. Лишь после резко вперился взглядом в своего напарника, чьё имя за столь долгое время он так и не узнал. А имели ли имена свою ценность? Каждого можно назвать за глаза как угодно, а при разговоре морда к морде даже не понадобится имя-другое, чтобы обозначить, к кому именно обращаешься.
Жертва подошел ближе к своему напарнику, молча пытливо заглянул в глаза, а затем резко прошелся взглядом по шерсти, сканируя и запоминая нового знакомого. Им предстоит довольно долгая дорога к территориям каких-то там Теней. Для Жертвы это название не говорило толком ничего. Он лишь помнил, что видел ранее дом двуногих созданий, от которого исходил собачий запах. Вероятней всего, тот белый разноглазый кот говорил именно о том месте. Жертва помнил, где находится это место, однако подвергался сомнениям. Он не знал лес настолько хорошо, чтобы ориентироваться, следуя словам. Но, быть может, его новый друг знал, куда им надо идти?
- Быть нам вместе Жертвами, - его глаза азартно сверкнули, будто бы в голове бурошкурого уже созрел какой-то план. Оставалось только найти разлагающуюся тушу псины и принести её на нужное место. Желательно, конечно, протащить вдоль границ, чтобы Теневые котики уж точно почуяли запах смерти и пошли за ним, словно загипнотизированные благоуханием гнили. А они ведь пойдут? Бродячие городские коты, давно сошедшие с ума, велись на этот трюк, так почему бы не попробовать тем же самым методом приманить кого-то из лесовиков?
- Помнишь, где находятся эти самые Теневые котики? Неважно, отыщем по запаху мертвой псины. Не каждый день встретишь в лесу издохшую тварь двуногих, а?
Вновь заглянув в глаза напарника, Жертва усмехнулся, а затем подскочил и шустро нырнул за пределы покореженного дома, в котором когда-то текла мирная жизнь. Едва его лапы встретились с промерзлой землей, Вик вскинул голову и вдохнул морозный воздух глубоко в лёгкие. Он, пёс задери, все еще жив, и будет жив, пока лёд непогоды разрывает изнутри лёгкие бурошкурого кота. Пока он семенит прочь от кладбища, построенного людскими лапами, прочь от домашней жизни. Его не сковывают цепи обязательств и ежедневных поглаживаний, и пусть так будет всегда.

территории племени теней >> жилое гнездо двуногих.

+1

65

Начало игры

Лютоволк, Левиафан и Дизель... Все они отправились по своим делам. А любимый старший братец доверил логово Кокосу - нелюбимому младшему братишке. Признаться, этому коту иногда было лень забираться в заброшенное гнездо, а потому он с большим удовольствием спал у входа. Но спать в подобной обстановке было невозможно: Во-первых, теперь у Кокоса есть обязанность, которую нужно выполнять, а, во-вторых, было уж слишком шумно. Стая одиночек становилась все больше похожа на племя. Только более грубое, чем те неженки. Такая обстановка нравилась и не нравилась одновременно, да и пес с ней.

Кокос потянулся и встряхнулся, заставляя пузо изогнуться волной и вернутся в прежнее положение. После кот осмотрелся.. Авторитет? Власть держится на страхе.. Но разве такой кот, как Кокос, сможет вызвать страх? Если только начнет действовать силой. Тем не менее, он слабее, чем Лютоволк. Ну, так получилось генетически."Может хватит себя жалеть? Кокс, ты не для того пошел за братом,
чтобы быть здесь рядовым воином. Да, лидером тебе не стать, но ты можешь быть хотя бы для Лютоволка кем-то. Тем, на кого он может положиться.."
- Кокос улыбнулся и вновь осмотрелся. Может, ему и далеко до брата.. Но он тот, кто он есть. И, каким бы пушистым он нек выглядел, он может быть собой. И тогда он будет уважаем, вполне.

- Пора наловить что-нибудь для одиночек.. Вскоре вернуться Лютоволк, Лефиафан и остальные. Им нужна будет еда, чтобы пополнить силы и, наконец, выполнить наш план.. - обратился кот к группе одиночек, что сидели неподалеку.- Так что.. отправляйтесь на охоту.. Сейчас - полноватый кот строго посмотрел на других одиночек.

+2

66

С Вафлей до гнезда двуногих, которое давно было уже заброшенным и где сейчас расположилась стая бродяг, как пояснил кот, добрались они сравнительно быстро, не прошло и полдня. Вот, это место предстало глазам Ассоль. Одиночка была в замешательстве. Ведь именно здесь пару лун назад их высадила машина двуногих и укатила в закат. Именно здесь они прожили с Сиэлем свои первые пару дней в лесу. И эта злая шутка судьбы шоковой волной пронеслась в сознании.
- Это здесь, Вафля?
Кот кивнул. Подойдя чуть ближе, они заметили несколько дежурных котов, охранявших лагерь вне его стен, их было трое. Неожиданный страх смещался с некоторой неопределенностью. Один из подошедших грозно рявкнул в их сторону. Конечно, ведь по сути они были нарушителями их покоя и земли. Вафля предпринял попытку обьясниться, но кошка так и видела в их глазах недобрые, игривые огоньки. Только же после упоминания имени Лютоволка они как-то подуспокоились, а один из них и вовсе удалился в гнездо, вероятно, чтобы сообщить о пришедших.
Между тем старый друг решил по-быстрому ретироваться. "Точно, Вафля же шёл в город". Сославшись на решение немного поохотиться, он удалился ещё до того, как из здания вышли другие одиночки. На деле, его даже не особо задерживали. От чего-то более заинтересованные взгляды продолжали задерживаться на ней. И, о боги, как же от этого становилось не по себе.

p.s.

Я честно не знаю, когда объявится Вафля, связи с ним нет... Это я к тому, чтобы зря не ждали его ответа.

Отредактировано Ассоль (2018-01-14 12:01:51)

+1

67

Дизель шел впереди. Он был уверен в собственных силах, в отличии от Глушины. Кошка вновь стала бояться, а ее уверенность улетучивалась с каждым шагом. Вскоре она перешла в обычное состояние: уши прижаты к голове, походка медленная и крадущаяся. Глушина оглядывалась вокруг, частенько останавливалась, а после быстренько нагоняла Дизеля. Не хотелось отстать и потеряться.
Вскоре, кот и кошечка дошли до места назначения. Впереди был еще один дом Двуногих, но он был несколько меньше гнезда на дереве. В нос ударил запах других котов, да и перед домом их было достаточно.
Дизель оставил Глушину рядом с двумя котами и спешно удалился. Рядом была еще пара, кажется, они тоже были растеряны. Они держались в стороне и ждали чего-то. Малышка осторожно подошла к ним и обратилась к белой кошечке.
- И-извините... - тихо пропищала вислоухая.- А.. кто здесь.. главный? - Глушина поджала хвост. Ей было страшно, особенно сейчас. Единственная защита ушла в неизвестном направлении, оставив беззащитную ученицу среди прочих одиночек. Глушина слышала, что большинство из них жестоки и безжалостны.. и это пугало еще больше.

+3

68

предстепье ---->

Лютоволк чувствовал, как его распирает от довольства и осознания собственного успеха, будто именно он был тем, кто подстрелил жалкого предводителя тощебоких. Едва он со своими спутницами отбежал на приличное расстояние от охотников, чувство страха сменилось полнейшим триумфом, и невольно кот ускорял шаг, бодрой уверенной рысью направляясь к заброшенному гнезду двуногих и сомневаясь, что кто-нибудь принесет такие хорошие новости.
Даже не изволив пропустить дам вперед через узкий лаз, массивный изгнанник, коротко обернувшись (ну а вдруг двуногие надумают придти в свое старое гнездо?), Лютоволк протиснулся внутрь и расправил широкие плечи. Взгляд зацепился за белую шкурку его новой знакомой, и кот одобрительно кивнул ей, дернув ухом и повернувшись на другой голос. И запах.
Маленькая чернявая кошечка сидела около Ассоль, и, потянув носом воздух, Лютоволк непонимающе нахмурился: племя Ветра?
- А.. кто здесь.. главный?
- Я, - коротко отрезал серый, взмахивая хвостом.
- А также Дизель. И Левиаф... ан, - скривился Лютоволк, которому никогда не нравились новые прозвища соплеменников. Кот тяжело дышал, но не от бега, а от распирающего его триумфа, и он коротко зыркнул на Мявру и Руж: эту новость он должен сообщить сам.
- Смотрю, там пару мышек подловили, - мяукнул им Лютоволк, качнув подбородком в сторону импровизированной общей кучи, из которой каждый так и норовил что-то цапнуть.
- Возьмите по мышке и готовьтесь к усиленным тренировкам. Негоже, что вас котята уделали, - тише добавил бывший речной, будто неудача его спутниц как-то замарает его собственное имя. Отпустив их взмахом хвоста, серый подошел к Ассоль.
- Ну что ты? Устроилась хорошо? Кокос, все тут у вас в порядке? - переглянув через голову белой кошечки, Лютоволк встретился взглядом с братом. Кокос. Зачем он выбрал себе другое имя?
- Ну а ты? Как тут оказалась? - строго мявкнул серый, обращаясь к Глушине, но сидя рядом с Ассоль, будто бы показывая остальным котам, чтобы шагу к ней не ступали.

+4

69

- Родник

Возвращался обратно в заброшенный дом Призрак нехотя. Ему претило, что они выбрали себе лагерь в таком противном месте. Мы живём в коробке Двуногих. Кот тяжело перебирал лапами, разгребая сугробы и протаривая себе дорожку. Он устал и был раздражен. Скоро ещё и дрозд переварится, и Призрак вновь вспомнит о голоде, который делал его злее.
Изгнанник запрыгнул в отверстие и оказался внутри дома. Он отряхнулся, обдав каждого сидящего холодом и снегом. Здесь было уже не так много народу. Видать половина из бродяг направилось делать всякие пакости.
— Мы встретили Речной отряд, состоящий из глашатая, воителя и двух оруженосцев, — лениво обратился Призрак к Лютоволку. — Они проиграли и потащили свои покусанные хвосты обратно в лагерь.
Кот сделал шаг вперёд и увидел двух новеньких. Если беленькая кошечка с золотистыми глазами явно принадлежала к одиночкам, то маленькая чернёнькая, судя по запаху, племенным. Призрак подошёл ближе и глубоко втянул в ноздри воздух. Племя Ветра.
— Зачем она нам здесь? — недовольно процедил он. Неужели у нас ещё и пленные будут?

+2

70

Одиночки послушно пошли на охоту. Оно и к лучшему, меньше проблем получат в итоге. Не то, чтобы Кокос прям не любил распускать когти, но не хотелось этого делать сейчас, в такие важные моменты. Месть племенам, их захват... Не самое лучшее время для драк среди банды. Вскоре, кот узнал, что в банду пришли новенькие, а потому толстяк сразу же направился к ним. В то же время подошел брат и Призрак. Было приятно их видеть в здравии.
Пухлый кот подошел к Лютоволку и кивнул ему в знак приветствия. Кокос, все тут у вас в порядке?
- Да, все более чем хорошо. Пара одиночек отправились на охоту, происшествий не было. Мне только что сообщили о новеньких... Я полагаю, это они? - кот посмотрел сначала на белую кошечку, а после на черную рядом с ней. Черная выглядела странно, да и, к тому же.. пахла племенем Ветра! Какого Звездоцапа она делает здесь? Эта малышка не была похожа на воина, ученица, возможно.. Что она забыла здесь? Лютоволк и Призрак тоже не ожидали подобного поворота, а потому поспешили засыпать вопросами черную кошечку. Кокос же предпочел просто сесть рядом с братом и оценить юную... ученицу? Если честно, она и близко не походила даже на оруженосца: худая, явно трусливая.. и что с ее ушами?

+1

71

Её проводили внутрь. Признаться, теперь заброшенный дом двуногих заиграл совершенно другими красками. Да, стая хорошенько обжила его с тех пор, когда Ассоль с Сиэлем впервые оказались здесь. И все таки неведомо откуда холод пробирался под кожу, обжигал щёки и даже в какой-то степени придавал бодрости духу. Место, где она смиренно ждала ответственного на данный момент за всю стаю в доме кота, было очень холодным. "Давай же, Ассоль, соберись. Тебе некуда больше идти".
Вблизи скрипнули пословицы. С улицы завели ... котёнка? Маленькая чёрная кошечка едва ли сдерживала дрожь в присутствии старших. Если задуматься, даже несмотря на молодость Ассоль, никого моложе этой чернушки она здесь ещё не видела. Тут же захотелось её обнять, лизнуть меж ушек, успокоить юное создание в такой непростой ситуации, но разве она могла? Одиночка совершенно ничего не представляла о том, как ей следует вести себя в этом кругу. Но когда малышка все таки подошла к ней, Ассоль так и залучилась внутренним светом добра и умиротворения. Ей сейчас слишком сильно не хватало такого же маленького комочка под боком... Её комочка, оставленного лисе на растерзание.
- И-извините... А... Кто здесь... Главный?
- Кто бы ни был, уверена, он совсем скоро появится. - Мягко мурлыкнула кошка, уже боле не обращая внимание ни на что вокруг, стремясь только хотя бы чуть-чуть ослабить напряжение черненькой. - И он также, разумеется, выслушает все, что ты ему скажешь, ведь ты такая храбрая, раз пришла сюда.
Поспешила заверить кроху белошерстная, когда вдруг взгляд её столкнулся с ледяными глазами надвигающегося бело-бурого кота. "Ох, держись, малышка, может быть, он выслушает и не всё ".
Весь внешний вид одиночки внушал какую-то странную опаску. То ли он действительно был таким по жизни, то ли притворялся, чтобы потрепать нервишки новеньким, в любом случае такая мина совсем не воодушевлял Ассоль на разговор, чего уж говорить о котёнке... Или же она...?
Ход мыслей прервался, в дверном проеме показалась знакомая шерсть и кошка медленно выдохнула.
- Я. А также Дизель. И Левиаф...ан.
Чуть запоздало ответил он на ранее прозвучавший вопрос, после чего раздал приказы двум сопровождавшим его до сих пор одиночка и сел рядом с самой Ассоль. Она невинно с небольшой толикой волнения во взгляде, посмотрела ему в глаза. В конце концов, это место, эти коты - все говорило о том, что они другие. Одиночки здесь более сильные, опытные, властные, а что Ассоль? А Ассоль пообещала и себе, и Лютоволку, стараться изо всех сил. Значит, так и будет.
- Ну что ты? Устроилась хорошо?
Она кивнула ему. Не могла не кивнуть.
- Ну а ты? Как ты тут оказалась?
Обратился он к черненькой, явно ожидая от неё полного и развернутого ответа, что смог бы его удовлетворить. Между тем кошечка не успела и рискнуть, как какой-то белый кот решил изъявить своё недовольство на всеобщее обозрение. Ассоль невольно придала уши.
- Зачем она нам здесь?
Кошка повернула голову к младшей и аккуратно, едва заметно коснулась хвостом её хвоста в знак поддержки. Действительно, в стае одиночек котёнку будет выжить совсем непросто, но желтоглазая старалась верить, что все оно к лучшему, и раз судьба что-то отняла у тебя, важно не пропустить того, что она в будущем может дать.

глуш

Не обижайся, что Ассоль называет тебя котенком, ей просто неведомы такие племенные понятия как ученик или оруженосец ❤

Отредактировано Ассоль (2018-02-06 01:02:02)

+2

72

С земель своего племени. Разрыв
Кошка шла неописуемо долго, но те странные следы, взбудоражившие её заскучавшее и немного геройское, по-детски неразумное сознание всё не кончались. Шумиха, которая доносилась из бывшего домика двуногих, не могла не настораживать, да даже не пугать не могла. Полосатая уже как-то бывала тут, но в лучшую погоду и в лучшие времена. Это не входило в список её любимых мест, но наставник показывал ей его. Говорил, верно, что не совсем безопасное оно... Не дал толком и изучить, только наказав не соваться сюда по молодости. И вот, в стужу, спустя всего две луны и в совершенном одиночестве, немного перемешанного с отчаянием и испугом, Вишнёвка снова была здесь. Она чётко слышала взрослые голоса чужих котов из домика, а всюду пахло одиночками... Почти всюду. Небольшой запах был и от её племени, словно какой-то ветреный кот прошёл здесь совсем недавно. Вишнёвка не была уверена ни в этом, ни в чём-либо другом. Её хвост был так плотно поджат к пузу, что ворсинки едва снега на земле касались, но морду Вишнёвка контролировала: не приведи какой ужас её увидят, сочтут слабачкой и съедят, даже не дав шанса защититься.
Заходить внутрь старой постройки кошечка даже не думала, если бы не услышала голос Глушины. Слабенький, тихий... Или тут просто было плохо слышно. С ней разговаривала какая-то кошка, но рядом явно был кто-то ещё. Вишнёвка разобрала половину или немного меньше. Зная, что в домике находится Глушина, её нос не мог не сунуться проверить. Вишнёвка не собиралась шуметь, желая только посмотреть, что, само собой, не особо получилось. Пронзительный треск досок раздался под небольшими рыжими лапками сразу же, как наша героиня и в самом деле увидела Глушину.
- Глушина!? - подала голос кошечка, чуть ли не моментально забывая о том, что тут же привлечёт внимание всей этой своры на себя. Вишнёвка совершенно была не готова увидеть здесь Глушину, маленькую соплеменницу с маленькими ушками. Эта кошечка казалась ей всегда довольно милой... Вишнёвка сщурилась, хоть и видела всё достаточно чётко. Глушина вводила всех в заблуждение своей невинной вислоухой мордочкой? Или... Они удерживают её тут насильно!? Могло быть и то, и то, ведь наша полосатая героиня толком не слышала ничего, кроме как вопроса одного из котов: белого, потрёпанного, не понятно как ещё не дырявого (может, дырки шерстью закрыло), но с пронзительно яркими, примечательными глазами медового цвета. Кот задался вопросом, вероятнее всего, о Глушине. Вишнёвка знать не знала, кто тут был кем, и смогла понять это только потому, что разглядела, насколько нервно и некомфортно выглядела её соплеменница тут, да и белый желтоглазый кот явно глядел на неё.
- И кто вы такие?, - продолжила рыжая кошка так быстро, что ком в горле со страха просто появиться не успел. Не приведи что Мраколапу бы взбрело в голову тоже пойти за ней... Вероятно, глаза её были сильно выпучены, просто до крайней одури. Вишнёвка бы едва ли затряслась, если бы попала одна в лагерь чужого племени: она ведь знает, что такое племя есть, вероятнее всего уже слышала об их предводителе, что-то знает о них ещё... А тут... Ну, они пахли одиночками, это понятно. И выглядели как одиночки: грязные и драные, многие из них пахли довольно скверно, но было боязно морщить нос, потому что и морды у них были такие, от которых бы менее храбрая кошечка, чем Вишнёвка, уже пустила лужицу под себя. Но вот, к чему шла мысль нашей маленькой героини... Одиночки на то ведь и одиночки, что в племя не сбиваются. И действуют они по-одному, и живут, а здесь... Получается, в лесу появилось ещё одно племя... Племя одиночек - свора?
И глаза нашей кошечки расширились ещё больше, чем до этого. Взгляд быстро забегал не по головам незнакомцев, а на уровне их грудей, выискивая кого-то примерно своего роста... Лапки Вишнёвки теперь уже тоже тряслись, но только совершенно не от страха, а от лютого волнения, какого она не испытывала уже давно. И лужица от такого переживания сама чуть не пустилась. Но персиковой шубки Колючки и тут нигде не было. А сами одиночки могли ведь что-то знать! Глядя на Глушину уже спокойнее, смелее, Вишнёвка сделала несколько шагов вперёд.
- Можно мне тоже главного? Наша героиня постаралась сделать морду такую серьёзную, какую только могла. Она была совсем немного старше Глушины и всё ещё не могла сойти за взрослую воительницу, хотя... Будет надо, скажет, что просто ростом не вышла. Лишь бы они не назвали её котёнком и не закусили просто так. У неё было много вопросов к этим мордам... Даже если в племени ей оторвут хвост за это или выгонят вовсе, она хотела знать, не видели ли тут её брата.

Отредактировано Вишнёвка (2018-01-24 12:54:30)

+3

73

Белая кошка, к которой Глушина осмелилась приблизиться, оказалась довольно нежной и добродушной. Что было несколько странно. После всего, что произошло с малышкой, она никак не ожидала к себе хорошего отношения. А теперь, после встречи с Дизелем и этой белой кошкой, Глушина начала думать, что одиночки намного лучше племенных. Но вот к компании двух кошечек приблизились три кота. Первый был огромным, пушистым и серым. Он казался черной кошечке грозным и жестоким. По какой-то причине, он напоминал ей племенных котов. Второй был не менее страшным белым котом. Когда оба подали голос, малышка поняла, что серый не так уж страшен. А вот белый явно негативно отнесся к появлению вислоухой в лагере. Не удержавшись, Глушина прижалась к Ассоль и затряслась от страха. - Да, все более чем хорошо, - прозвучал голос не слишком далеко. Подумать только, этого здоровяка кошка заметила только сейчас. Признаться, внешне он не был похож на воина. Но, кажется, здесь он был одним из главных.
Тем временем белая кошка, кажется, была не против того, что Глушина так повела себя. Более того, малышка почувствовала мягкое прикосновение к своему хвосту и немного расслабилась.
- Я..я.. - пыталась выдавить из себя слова малышка, но выходил лишь писк. Взгляды, прикованные к ее персоне, буквально давили, зарывали в землю. - Глушина!? - знакомый голос. Малышка подняла ушки и повернулась в сторону звука. Эта рыжая кошка казалась знакомой. Нет, Глушина точно знала ее. Но не могла и имени вспомнить. Рыжая старалась казаться смелой. Хотя, возможно, она и была таковой. Уж явно смелее, чем вислоухая. Глушина тяжело выдохнула, а после поднялась на дрожащие лапы.
- М=меня привел сюда Дизель. Он сказал, что я.. - кошечка виновато глянула на соплеменницу. В золотистых глазах черной кошечки можно было прочитать явное "прости меня".  После, она посмотрела на одиночек уже более уверенно, попыталась выпрямиться и вдохнула в грудь побольше воздуха.- Я хочу стать одной из вас. Мое имя Глушина. Дизель привел меня сюда, сказав, что я могу вступить в ваши ряды, - уверенно произнесла вислоухая.

+3

74

Лютоволк настороженно пошевелил ушами и заметил, как вошел Призрак.
Один.
- Почему ты один? - требовательно мяукнул кот, скрывая беспокойство. Неужели речные сумели так жестко отразить нападки изгнанников, что белый здоровяк один сумел выбраться?
- Мы встретили Речной отряд, состоящий из глашатая, воителя и двух оруженосцев, - лениво обратился Призрак к Лютоволку, на что серый довольно вздернул подбородок. Тон Призрака оставлял желать лучшего, и здоровяк недовольно поджал уши назад, всем своим видом показывая, что Призрак чуть забывается. — Они проиграли и потащили свои покусанные хвосты обратно в лагерь.
А эта новость уже сглаживала углы.
- Не сомневался, - с ноткой веселья хмыкнул кот. Кто там остался-то, в Речном? Недорослики и остолопы, которые пытаются править некогда великим племенем.
- А где Левиафан с Обскурой? Празднуют... победу? - похабно ухмыльнулся серый, заглядывая за спину Призрака, но белого кота и его подруги видно не было. Ну и леший с ними, главное живы и припугнули бывших соплеменничков.
Брат Лютоволка все это время был рядом.
- Пара одиночек отправились на охоту, происшествий не было. Мне только что сообщили о новеньких... Я полагаю, это они? - качок в сторону Глушины и Ассоль. Задержав взгляд на белой кошечке, кот задумчиво пошевелил усами и коротко кивнул.
- Где мыши? - голодный кот по запаху определил, где пойманная дичь, и бесцеремонно прошел туда.
- Мявра, Руж, - окликнул спутниц серый, подхватывая две мыши. Кивая тем на кучу, мол, подкрепитесь, задохлики, Лютоволк вернулся и бросил одну перед Ассоль, тем самым заявляя, что её место здесь дозволено, кот уставился на Глушину, требовательно, но чутка лениво: к шкурке черной кошечки прицепился запах его сына, а значит можно было чуть смягчиться.
Вот что странно: малышка еще не начала говорить, а в гнезде еще больше запахло ветряками. Насторожившись, дернувшись на шум, Лютоволк почти подавился мышью: ну надо же, еще одна ветряная кошечка - и прямо к ним в лапы.
- Можно мне тоже главного? - потребовала юная особа, совсем еще ученица. Сорвавшись с места, кот в один прыжок перепрыгнул и преградил ей путь, настойчиво вздыбив загривок.
- Можно, лапочка, - приторно-сладко протянул Лютоволк, сурово наступая на Вишневку.
- Кажется, вашему племени было мало одного урока. Или таким симпатягам, как вы, надоело торчать среди тощих крольчатников? - ухмыльнулся кот, переглянувшись с Призраком.
- Их предводитель мертв. Я забыл упомянуть? - дернув ухом на слова Глушины о том, что она хочет примкнуть к одиночкам, Лютоволк заинтересованно ухмыльнулся и переглянулся с Призраком.
- Дизель привел меня сюда, сказав, что я могу вступить в ваши ряды, - проблеяла черненькая. Дернув ухом, мол, с тобой все ясно, серый лишь коротко кивнул и наступил на хвост Вишневки.
- Ну а ты, прелесть? Тоже к нам на постоянку? - фыркнул кот, взглянув на Ассоль. Не испугается ли жестких нравов одиночек?

+3

75

лесная поляна

London Grammar - Strong


   Миндаль входит в своё временное пристанище, покашливая и едва-едва ковыляя, она находит чистый, опрятный угол, обложенный старыми картонными обрывками и неким тряпьем, куда мгновенно укладывается. Облегчённый выдох облетает всех присутствующих в гнезде, мягкий хлопок неприкрытой двери служит ему аккомпанементом - подобное привлечение внимания к своему изодранному естеству тяжело легло на и без того ободранные плечи и спину кошки. Она чувствовала себя униженной. Факт того, что битва была проиграна как-то особенно явственно выступал наружу - в её взгляде копились целые облака задумчивого тумана, тёмный лик упрямо уткнулся взглядом в пол, а кончик хвоста хлопал по картонке, точно заведённый. Её вид говорит сам за себя настолько чётко, что бывшая воительница даже не видела какой-то прок в раскрывании своего рта.

   Разлаженный механизм сгорбился, точно ненужная груда металлолома, и была бы её воля - изгнанница с остервенением впилась в складки шкуры на загривке, а затем швырнула себя с порога домика в отрезвляюще-холодный сугроб. Её голос подался из тени, поддёрнутый усталостью и особой, совершенно непоколебимой прохладой - её гортань заросла ледяными кольями.

   - Здесь есть целитель? - привычное слово «целитель» глубоко резануло по её сердцу, лишённому какой-либо ментальной защиты в данный момент. Миндаль скинула с себя стальные латы, чтобы очистить раны, всполохами тёмно-вишнёвой крови, застывшими на кошачьей шкурке. Точно розовые бутоны, увечья распустили свои бархатные лепестки.

   Миндаль стирает кровоподтёки своим шершавым языком, с целью очистить тело от липкой жидкости, которая сковывает движения - у самих ран шерсть слиплась в тёмно-бардовые иглы. Этот металлический привкус крепко въедается в разум, вызывает какие-то необъяснимые рвотные позывы. Одно дело, когда это кровь врага, другое - твоя собственная. Тем не менее, остановить сочащуюся живительную жидкость нужно было первостепенным образом. В туманном разуме, она перебирала все названия растений, которые знала, с которыми встречалась, ища необходимый компонент для остановки кровотечения. Но, к сожалению, воительница мало что знала о растениях, да и вряд ли необходимая травка найдётся в этом затхлом помещении. Кошка нуждалась в чьей-нибудь помощи… Даже какое-то мысленное «помогите» вобрало в себя что-то чувствительное и ещё пока живое в её душе.

Отредактировано Миндаль (2018-01-30 19:31:54)

+3

76

Предстепье ---------->

Теперь он выглядит довольным. Вроде как. Более-менее. Очень важно знать, какое настроение у твоего Главного. Игривый, весёлый, грустный, голодный, каждое состояние надо уметь рассчитывать и улавливать, если хочешь прожить долго и более-менее счастливо. Может, он из тех, кому просто чужая смерть в радость? Или этот кот ему таки чем-то давным-давно насолил? Ух, кто знает, кто знает... В животе заурчало, что значило одно: мыслить ближайшие полчаса Мявра была не способна. Пое-е-е-есть бы...
Мявра протиснулась в лаз вслед за Лютоволком и оглянулась. Внутри пахло как-то... странно. Это не запах еды. Поэтому чёрно-белая сразу же потеряла интерес к непонятному запаху, продолжая осматривать территорию. Есть, есть, есть!..
- Возьмите по мышке и готовьтесь к усиленным тренировкам. Негоже, что вас котята уделали.
Именно этого я и ждала! Искренне обрадовалась кошечка. Разрешение! Теперь я могу есть! И мне можно! Никто ничего не скажет! Бодрым шагом малышка направилась к своей цели. И сразу же остановилась - у кучи было столько морд, столько злобных морд!.. Мявра и так пыталась протиснуться, и этак, но не получалось ей подобраться к заветной пище. У-у-у-у...
- Мявра, Руж, - ну вот, я не успела, не поем... Кошка обернулась к Лютоволку.
И случилось то, что она ожидала меньше всего. Ей в морду прилетела мышка. Кошка встрепенулась, отступила на шаг назад и со смесью восхищения и боготворения посмотрела на огромного злобного Лютоволка, что только что для неё добыл еды. Такого от Главных она не получала. Обычно ей они кидали кости.
Чёрно-белая набросилась на мышку, и быстро ринулась к стене, поближе к выходу, и подальше от остальных. Это моя мышка! Моя! Её взгляд был дикий, а слюна, казалось, готова была капать на землю. Еда! Наконец-то!
Убедившись, что никого рядом нет и никто не будет лишать её честно заслуженного угощения, Мявра вцепилась в мышку так, будто от этого зависела её жизнь. Ну, технически, так оно и было. Быстро расправившись с добычей, черно-белая быстро провела лапой по морде, размазывая кровь и огляделась. Новые морды, новые... запахи? Подождите! А что эти маленькие с Вихря тут творят? Они что, потерялись?
- Можно мне тоже главного?
Они что, глупые?

+6

77

предстепье


Руж была более чем довольна собой, все прошло как нельзя удачнее, несмотря на появление прямохода с огне-палкой, но она от этого лишь выиграла. Теперь она надеялась, что весть о ее "особом даре" распространится среди местного населения. К слову в этой ужасной дыре, которая стала прибежищем одиночек, самих одиночек стало гораздо больше, чем когда они уходили. Даже притом что некоторые уже знакомые личности пропали - такие как этот Леви (как там его полное имя?) и его подружка со взглядами как холодильный шкаф прямоходов. Совсем неплохо - она не собиралась быть на побегушках у такого типа как Лютоволк, так что не в противоречие интересам этих так называемых лидеров. Руж собиралась завоевать определенный авторитет и начало было положено - не всякий предскажет смерть от огне-палки, другого кота. О погибшем Руж разумеется не переживала, по большей части потому что не знала его.
- Я в любом случаи этак знала что это случится, - негромко хмыкнула она, встретив взгляд Лютоволка, достаточно негромко, чтобы лидер более увлеченный притоком новичков и вовсе ее не услышал.
Но ей досталась добрая мышка. Кошка лениво зевнула, неторопливо приводя свою красивую шубу в порядок, мышка еда конечно не то чтобы очень, но Руж все равно собиралась проверить близлежащие дома прямоходов, наверняка здесь найдутся добрые души, изъявившие желание покормить "бедную потеряшку", а ежели и нет, то кошачьи дверцы верный путь не только из дома, но и в дом, к чужой миске. В отличии от тех же племен лже-знахарка (хотя она сама этого не знала) не имела ни малейших предубеждений о пище, еда есть еда в конце концов. Подобные идеи показались бы редкой дуростью помноженной на еще большую долю тупой гордыни. Что теперь с голоду помирать? Нет уж. Так бы она сказала любому кто осудил бы ее привычки. Но пока что она вполне довольно, не спеша проглатывала свежее мясо пойманной дичи. "Эх котята, знаете ли вы во что ввязались?" - лениво подумала кошка, бросая редкий взгляды на молодых кошечек беседующих с бессменным Лютоволком. "Дурной народ - коты" Лично она не собиралась больше лезть в бестолковую драку - хватило одного раза, пусть лучше ее иные умения наконец заметят и втянут когти.
С целебными травами здесь конечно дело было плохо, уж едва ли они знали о такой вещи вообще. Пф, можно подумать одна воля духов их вылечит! Ну при условии если бы Руж и правда верила в духов, которых сама и придумала. проглотив остатки мышатины, она выбралась из постройки прямоходов - эти лидеры еще будут благодарны когда придет час залечивать их царапины, один уже отличился, другие едва ли лучше. Но пока никто не перебегал друг другу дорогу, сотрудничество можно было считать выгодным и главное перспективным. И хотя снег покрыл землю, многие растения вполне могли жить и под ним, тем более если морозы не сильны, как и сейчас. Она приблизилась к покосившимся деревянным перилам, вдоль ушедших в землю ступеней, подорожник трава не привередливая, растет где придется. Руж принялась копать, а затем выдергивать из-под снега осунувшиеся, но еще не засохшие листья. А уж паутины в этом сарае было хоть отбавляй. Бережно устроив свои запасы на чердаке, в крупной щели у слухового окна, чтобы до них никто не добрался. Она всегда была предусмотрительна. Этот угол она решила избрать своим, немного времени, терпения, птичьих перьев, черепов и прочих атрибутов истиной знахарки и дело сделано. Сейчас она пожалела что они не поймали кролика - его шкура была бы кстати.
Спустившись вниз на поиски чего-то полезного для обустройства своего гнезда, Руж первым делом наткнулась на пошатывающуюся одиночку, чья шерсть слиплась от крови.
- Здесь есть целитель? - хрипло промолвила она.
"Целитель, кто такой целитель?" - слово было ей незнакомо, но судя по виду этой кошке требовался травник. Ну что же, прекрасно.
- Я знала что ты придешь, - невозмутимо, в своей обычной манере заявила Руж. - Я как раз закончила собирать травы к твоему прибытию, - по сути это была наполовину даже правда. что редкость. Кошка правда была так изранена, что Руж слегка оставила свое обычное представление в сокращенной его версии - мертвые пациенты вред репутации. Поэтому менее чем через пару секунд она вернулась уже с листьями подорожника и охапкой паутины. Кошка благо не глупая вылизалась и позволила ей точно определить раны, да еще одна сцепившаяся с кем-то. - И да изгонят духи хворь, да благословят мой труд, - нараспев произнесла она, аккуратно разжевывая листья. - Жечь станут, изгонят заразу, - предупредила она, начав накладывать ужасную на вкус кашицу, на места глубоких ран, затем накладывая сверху паутину, останавливая кровотечение. Заткнув большую часть самых глубоких ран, она описала еще два круга вокруг одиночки, нараспев бормоча старый заговор на исцеление больного, изгнание хвори, дурных духов болот несущих болезнь и лихорадку, закатывая глаза так что были видны лишь белки, представление было не столько для одиночки, сколько для случайных зрителей да впечатлительной молодежи. - Готово, тебе нужен покой и лежать смирно, или снова кровить начнут, - объяснила она, остановившись прямо перед одиночкой.

+5

78

предгорье → заброшенное гнездо двуногих

Снег хрустел под лапами, разрывая тишину ночи. Многочисленные облака закрывали свет луны и звёзд, окуная землю в мрачную темень. Одинокая светлая фигурка упрямо шагала по направлению к заброшенному гнезду, где, если верить некоторым источникам, нашли временный дом её "друзья". Хотелось надеяться, что слухи были правдивы, и что её длинное путешествие не будет бессмысленным. Находиться рядом с племенными территориями было не столько тревожно, сколько опасно, поэтому Разрушение старалась обходить границы на большом расстоянии, избегая каких-либо контактов с местными жителями. Им не стоит знать, что она вернулась. Пусть лучше её знакомые остаются в безмятежном неведение.

Кошка лежала под заснеженным кустом ежевики на небольшой насыпи, не спуская своих серых глаз с маячившего в низине построения. Покинутое своими настоящими хозяевами, гнездо Двуногих, хоть и было покрыто сверху шапкой снега, выделялось на фоне остальной белизны темным, грязным пятном. К пристанищу с разных сторон вели несколько цепочек следов, по которым можно было обнаружить местоположение входа. Светлошкурая повела усами. Судя по всему, дела у напарников-изгнанников шли лучше некуда, раз столько народу добросовестно бежит в их загребущие лапы.
Разрушение зевнула во всю пасть. Встав, начала поочередно разминать затекшие конечности. Путь сюда был долог — несколько дней ушло на крюк от города к предгорью, потом ещё бессонная ночь, за которую странница успела преодолеть расстояние до нейтральных лесов за территорией Теней, и вот сегодня утром, после короткого отдыха, дошла до своей цели. Наконец-то появиться хоть какая-то причина жить дальше, хоть и ради этого придется коснуться своего болезненного прошлого. Однако лучше уж помереть, сражаясь за какое-нибудь — пусть и гнусное — дело, нежели бесславно подохнуть в сточной канаве у Гремящей Тропы, не так ли? В любом случае, Разрушение знала, что лучшую жизнь ждать не стоит. Конец её истории близок. Она понимала это. Поэтому особо не беспокоилась о своем будущем — да и зачем? Нормальная жизнь рассыпалась в прах ещё тогда, когда бывшие соплеменники вышвырнули её с остальными вон, словно грязных вредителей, оставляя им на всю оставшееся существование клеймо предателя. После этого она твердо дала понять, что не желает больше иметь дело с Карпозубом и его компашкой. Тогда она считала, что сможет начать новую, лучшую жизнь в городе, без всяких племен с их междоусобицами. Но теперь всё изменилось. Проживание в городе оставило на её шкуре множество шрамов, превратившись в ещё одно плохое воспоминание, и не дало спокойного дома. Теперь сероглазая считала, что единственных выход из положения — вернуться к изгнанникам. Лишь бы они приняли...
Спустившись с насыпи, палевая осторожными шагами начала приближаться ко входу. Слышались тихие голоса. В нос ударило самыми различными запахами — такими резкими, странными... И что-то напоминающими. Присутствовал металлический аромат крови, ведущий в зияющий проход, совсем свежий; кто бы то ни был, проходил раненый недавно. Около одной из цепочек следов виднелись характерные алые пятна. Продолжая без спешки приближаться к гнезду, светлошкурая бросила на них мимолетный взгляд. Запах обладателя этих следов был ей знаком.
Разрушение тихо вошла в помещение,  закрывая своим телом лившийся снаружи свет. Молчаливо окинула холодными глазами кошачьи морды, с каждым разом обнаруживая всё больше и больше знакомых. Тут был и Лютоволк, и Призрак с Грязномордым, где-то в углу виднелась черно-белая шерсть Миндаль. Были так же и какие-то неизвестные Разрушению коты, но они были ей не интересны.
Остановив свой взгляд на первом, кошка сделала несколько осторожных шажков вперед, чувствуя, как растаявший снег начал стекать с лап, шлепаясь на деревянный пол.
Возможно, некоторые из вас помнят меня. Я — бывшая Лунь, изгнанница, теперь ношу имя Разрушение, — палевая сделала паузу, заглядывая в глаза бывшего глашатая. Именно от его решения зависит её дальнейшее будущее, —  И я хотела бы вернуться к вам.

Отредактировано Разрушение (2018-01-31 19:30:10)

+4

79

Когда кот, который, по всей очевидной видимости являлся главным среди этого сборища, дал знать о себе, Вишнёвка только удивилась, как же она его раньше не заметила. Это был, стоит признать, относительно (одиночек) величественный кот, крупный, с выразительным взглядом и необычно пышной шерстью. На фоне его пепельно-серой шерсти очень красиво и в то же время пугающе смотрелись глаза цвета чистого льда, холодные, как самая лютая ночь Голых Деревьев. Этот кот будто был родом оттуда, где других сезонов не бывает, и впитал в себя весь холод тех краёв. А теперь принёс сюда, меж племён. И вот наша героиня, стоя перед ним, только и могла сглотнуть, да так больно, как раньше не приходилось.
На какое-то время, кроме этого серого кота Вишнёвка никого особо не замечала, но всё-таки отметила, как часто он оглядывался на миловидную беленькую кошечку. В гнезде двуногих появлялись ещё коты, но серый уже заговорил с Глушиной и нашей полосатой.
«Вот же мышь драная!..» - подумала кошка, дослушав слова Глушины. «Крыса, а с виду милая...» То, что собиралась сделать сейчас полосатая, ей казалось довольно благородным, в отличие от поведения Глушины. Думается, Вишнёвке в детстве плохо объяснили, где хорошо, а где - плохо. Но на Глушине маленькая полосатая уже поставила клеймо предательницы, а сама же, надувшись от большого вдоха и подпоясовшись всей шестилунной храбростью, решилась ответить большому серому так, чтобы и выжить, и никогда не дать ему забыть знакомства с маленькой, полосатой кошечкой из племени Ветра.
- У меня к вам дело.., - робко, но старательно начала рыжая, потихоньку обретая уверенность в дальнейших словах, - Если вы мне поможете, я буду помогать вам.
Рыжешкурая, будь потрусливее, непременно бы уже вжалась в пол, когда серый подошёл ещё ближе. По-видимому, желание Глушины он принял как должное - видать, сильно самонадеянный, раз считает, что в его полуразваленное убежище с горсткой блохастых захочет прийти нормальный кот просто так. С Глушиной-то рыжей уже всё понятно было. Однако рыжая, начавшая уже сомневаться в том, что выживет, ощутила на своём хвостике тяжёлую лапу главаря блохастых. Лапа надавила больно, и кошечка еле слышно пискнула, но изо всех сил старалась не меняться в морде.
- Я ищу одного котика. Он похож на меня... Немного выше, и шерсть не такая, а как молодой персик. И его точно нет ни в одном из племён, - изложила Вишнёвка то, что подтолкнуло её на такое странное и не до конца обдуманное решение. Во взгляде, который спускался с высоты морды серого одиночки она не видела ничего порядочного или того, что видела бы в ком-то из воителей - это было совсем другое, что-то, не понятно, что. И это брало нашу кошечку на какой-то интерес, который понемногу перекрывал страх - так, видимо, и погибают храбрые от глупых обстоятельств. Но, смотря на льдинки на морде серого, рыжешкурая начинала не просто засматриваться в них, а и думать, что же за ними сидит... Казалось, что-то, совсем не постижимое для племенной ученицы.
- Я могу быть вам полезна, - заключила рыжая, но тут же, сдерживая писк от ещё одного давления на свой хвостик, чуть ли не шыкнула, в край потеряв инстинкт самосохранения, - Но я тебе не лапочка!
Только вышикнув последние свои слова, полосатая чуть завела ушки назад: кажется, она сделала что-то лишнее. Шикни она так на кого-то в своём племени, была бы ссора, было бы наказание, потом - обида, но после и примирение, и обычная жизнь. А тут? ольшой, серый и, как принято считать, априори злой одиночка поставит её в угол? Скорее уж сразу съест... Но сказанного уже никак не вернуть назад, а пускать под себя лужицу - это  как минимум не красиво для маленькой кошечки. Оставалось только не спускать взгляда с морды серошкурого и думать, уважают ли тут маленьких смелых девочек или съедают живьём у входа.

+2

80

жилое гнездо двуногих.

Он вёл по тем дорожкам, где еще не ступала кошачья лапа после недавнего выпадения снега. Будучи ниже Маршмеллоу, Жертва, тем не менее, стремился идти первым, воображая себя лидером их небольшой процессии. На морде кота искрилась самодовольная усмешка, будто бы не он вышел проигравшим из недавней битвы. Все же, Судьба даёт возможность почувствовать себя разносторонним. Здесь проиграл, а там, быть может, выиграл. Не давали покоя Жертве разве что его ранения, расположившиеся по всей коже. Конечно, особо сильных шрамов не останется, но еще долго они будут жечь, как будет жечь запал внутри сердца Жертвы. До встречи с лесовиками он был будто бы разбит, но сейчас соединился по кусочкам, стал целостным, и об этом говорила каждая рана на его теле.
«Интересно, а чем говорят ранения Маршмеллоу?»
Он обернулся назад, пытаясь встретиться взглядом со своим спутником. Расспрашивать, конечно, Вик не стал, да и зачем, когда разноглазый может сам себе надумать историю шрамов спутника, а потом составить по ним цепочку событий. Учитывая, что битвы, как таковой, Жертва не увидел, находясь в своем личном кошмаре. Вспомнив бой с пушистой кошкой, Вик вновь почувствовал прилив сил, повёл плечами и облизнулся. Ему хотелось еще, больше.
«Не время, Жертвенник. У нас цель. План. Задание. Кто все эти лидеры, скрывающиеся под сенью заброшенного здания? Ты им неподвластен. Твоё задание – задание свыше. Задание Ноголома»
Лапы задрожали, а в горле стало так тесно, будто бы шею бурого кота сжала чья-то цепкая лапа, чтобы потом, минутой позже, вцепиться клыками и распороть живот, а затем оставить умирать здесь, на белоснежном покрывале. В ту же минуту пришло нетерпение, сильной лапой ударив Жертву под дых, да так, что он аж вздрогнул, пошатнулся, но не упал. Выстоял.
И снова развернулся вперед, на дорогу. Ему оставалось совсем немного.
Гнездо двуногих совсем не изменилось с момента последнего посещения. Все такое же старое и обветшалое, оно продолжало угрожать, будто бы вот-вот развалится, высвободив всех своих внутренних демонов наружу, каждого невидимого жителя, что при жизни был доведён до измора. Виктим мнил себя точно таким же призраком, просто внезапно восставшим из мёртвых.
Остановившись подле крыльца-входа в обитель, он загадочно посмотрел на Маршмеллоу. Губы разноглазого тронула едва заметная усмешка, которую тот тут же спрятал и мотнул головой, мол, пора. Пора нести скверные новости для их личного «племени», мысленно называть придуманный план с собакой отвратительным и цепляться когтями в половые доски, вкушать еще оставшийся запах Ноголома. И помнить, зачем он, собственно, здесь.
Виктим зашел внутрь как раз в тот момент, когда маленькая рыжая кошка предлагала услуги взамен на услуги. Не сдержавшись, Жертва гоготнул и сделал пару шагов к Лютоволку, чьё имя он уже слышал ранее. Задание давал, конечно, не этот голубоглазый исполин, но отчитаться, как считал Жертва, можно и ему. Он взглянул в глаза лидера, будто бы пытался этим действием привлечь внимание к себе, позволил себе взять пару секунд молчания, и только потом начал:
- Собаку привели, племя постарались напугать. Нарвались на патруль из четверых, два самца и две самки. Последние две показались довольно активными, оттеснив своих спутников на задний план. Не знаю, поверили ли они в правдоподобность того, откуда взялась убитая собака, но – уверен точно, они поверили в то, что мы довольно, ну, того. Отбитые. Вероятней всего, мы задели их гордость умерщвлением псины на их территориях.
А затем снова посмотрел на рыжую, стоящую буквально в нескольких шагах от него. Зрачки Жертвы тотчас сузились, и кот уже было представил, как преодолевает то небольшое расстояние между ним и лесной кошкой, цепляется в ее тонкую шею зубами и на радость себе хрустит ей, отделяет голову от тела.
«Не сегодня, Жертва»
С трудом отведя взгляд, он с толикой вины посмотрел на Лютоволка, будто бы переживал о невыполненном плане, а потом отвернулся и...
Тотчас наткнулся на другую кошку, которую он не видел прежде в гнезде. Черная, вислоухая, она давала о себе знать только светящимися, словно очи рычалок, глазами. И тот же дьявольский запах, от которого голова шла кругом. Тоже лесная.
«Надеюсь, меня не приставят заниматься воспитанием, если Лютоволк все же решит взять этих двух под своё крыло. Мои лапы не созданы для этого»
С другой стороны, чем не возможность сбежать как можно скорей из леса с головой в зубах, вернуться в город и преподнести чужую голову на огромном листе своему отцу?
«Слишком легко»
Он отвел глаза и от той, вперившись взглядом уже в странную одиночку, которая что-то шептала над черно-белой кошкой. Кивнув сам себе, Жертва подошел к темномордой и кашлянул, привлекая внимание иначе, чем при встрече с Лютоволком.
- Мне бы тоже совсем немного твоих волшебных трав.

Он пробыл здесь всего ничего, но уже успел соскучиться. Обилие разношерстных котов и разномастных запахов, все еще исходящих от шерсти прибывших с заданий, туманили рассудок. Голова плыла, и ужасно хотелось пить. Вытянув лапы, Жертвенник коснулся одной из ран языком, а затем удивленно вскинул голову и внезапно что-то понял. Осторожно поднимаясь с пола, кот отряхнулся, вновь посмотрел на рваные раны от когтей лесной кошки, а после стремглав бросился прочь из дома. Почему он отдыхает здесь, среди раненных и побитых, празднует мнимую победу, когда его миссия еще не подошла к логическому завершению? На его лапах была кровь, но не голова, даже не кусок шкуры кота-лесовика. Он должен был исправить всё.

обратно окольными путями => берег озера.

Отредактировано Жертва (2018-02-08 01:34:44)

+3


Вы здесь » cw. дорога домой » нейтральные леса » заброшенное гнездо двуногих