cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
КЛЕНОВЫЙ
тонкий расчет
СЕРЕБРО ЗВЁЗД
на вершине Олимпа
ОЦЕЛОТКА
запоминающийся дебют
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +24, пасмурно, душно
В игре
Кашель отступил, но в лес нагрянули новые напасти.

В Сумрачном племени котята становятся оруженосцами, а Ольхогрив берёт себе новую ученицу, Ивушку. Однако не всё так безоблачно - на территории племени Двуногие начали расставлять капканы, от которых уже пострадали несколько котов. Тем временем внутри племени далеко не все коты довольны правлением Когтезвёзда - не является ли это предвестием скорой бури? Просто ли жара донимает земли племени, или это знак Звёздных предков о том, что что-то неладно?

Речное племя, наконец, смогло вернуться в свой лагерь, для этого даже не пришлось сражаться, но всё ли так просто? Едва отбившись от двуногих, разогнавших банду, Серебро Звёзд должен решить множество проблем, и первая из них - как смогут ужиться речные коты с теми, кто против своей воли оказался в лапах изгнанников? Все речные котята выросли вдали от родного племени - смогут ли они стать достойными речными воителями? И теперь, когда Клоповник покинул племя, ситуация стала ещё тяжелее.

Племя Ветра решает исследовать найденные туннели, но это оборачивается гибелью нескольких воителей. Кто-то смог спастись, но ходы вывели уцелевших на земли соседей, чему вовсе не обрадовались Грозовые коты. Не станет ли это причиной нового конфликта? Тем временем Ветрогон посвящает в ученицы целителя бывшую одиночку, Мегеру, но что будет с племенем, где ни целитель, ни его ученица не разговаривают с предками?

Грозовое племя наслаждается тем, что в их лагере наконец-то стало просторно, но все ли проблемы решены? Что делают на их территории коты из племени Ветра? Не станут ли туннели слабым местом в обороне Грозовых котов? Наконец, и самое мирное время не обходится без смертей - и одна из королев умирает, дав жизнь долгожданным котятам, однако и это не единственная смерть в племени.

Небесное племя отныне не так уж дружелюбно к одиночкам и прогоняет тех, кто пришёл присоединиться к нему. Но у Звездошейки есть и другие заботы - множество посвящений, защита племенных границ и в особенности - тех, что появились недавно благодаря захвату нейтральных территорий. Племя растёт и крепнет, но долго ли продлится такая стабильность, надолго ли хватит сил у самого молодого племени леса - особенно с учётом новой пропажи воителя?

Банда распалась благодаря Двуногим, совершившим нападение на лагерь. Часть её членов была захвачена, кто-то погиб... Некоторые смогли освободиться из плена, но теперь их судьба - в лапах Серебра Звёзд и бывших соплеменников, которые отнюдь не намерены прощать.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » нейтральные леса » холмы


холмы

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

http://sa.uploads.ru/fp02z.png


Величественные и почти бескрайние. Удивительно, как эти земли еще не облюбовали воители племени Ветра – здесь живет большое множество степных птиц, полевок и кроликов, а изредка пасутся настоящие чудовища, с копытами, гривами и клочковатой шерстью. Словом, удивительное, бескрайнее место.


0

2

===>>> Холмистая долина, земли племени Ветра

  Нос кота уже устал принюхиваться к воздуху, да и давно ничего не чуял. Ветер переменился уже не меньше дюжины раз и унёс даже следы знакомого запаха, растревожившего душу одиночки.
  Она не могла здесь оказаться, это всё бред, - Пепел дёрнул головой, стряхивая с неё наваждение. Какова вероятность, что ещё раз встретятся двое, которые расстались давно и не здесь? И с чего вообще он взял, что Крапива вспомнит его имя?..

  Ему часто последнее время снился один и тот же сон. Он чует этот запах (что с лихвой объясняет его глюки), бежит навстречу со всех лап. И прибегает к совершенно незнакомой кошке. Подсознание играет с ним как с мышкой - эта кошка ещё и выглядит каждый раз иначе. Или не выглядит никак. Пепел кричит ей "Крапива!..", а она оборачивается, смотрит на него пустым взглядом и спрашивает: "Это не моё имя, мы не знакомы". Кот каждый раз ощущал эти ледяные слова как ушат холодной воды, проливающийся на холку. И чувствовал, что уже боится спрашивать, лишь бы вновь не было так противно осознавать, что ошибся.

  Пепел уже достаточно давно прошёл границу, чтобы остановиться, и оглядеться. Где-то далеко впереди паслась лошадь. Кот даже разглядел веревку, которая была натянута между её мордой и столбом. Она не опасна, - машинально отметил серый, напрягая слух. Собачий лай шумел где-то совсем далеко, гулко разносимый равниной. Но эта собака ни за что не догонит кота.

+3

3

гнездо двуногих →

Он чувствовал на себе немигающий взгляд голубых глаз, но даже не обернулся. Знал, что кошка не оставит соплеменников в беде, а на ее мысли по поводу него самого Ибису было все равно. Он должен был сделать это и был готов, даже с наибольшими потерями, чем сейчас, когда все так удачно складывалось. Резкий подъем по склону заставил сконцентрироваться на дыхании и кот оставил все мысли, чувствуя как стучит в висках, а к лапам приливает кровь. Бой с собакой совсем не измотал его, лишь разогрел - воитель привык к куда более значительным нагрузкам. На боль в лапе он и вовсе не обращал внимания, нагружал по полной, не давая крови запечься.
После подъема обзор улучшился, Ибис видел происходящее на пастбище как на ладони: отряд был все еще там, беглого взгляда хватило, чтобы убедиться в их безопасности. В очередной раз слизнув кровь с раны, чтобы не крапить траву, он даже не подумал о том, что, в общем-то, мог бы ее и перевязать меньше десятка минут назад. Сейчас было не до этого, поступок наглого одиночки расценивался не иначе, чем как плевок в лицо; глаза презрительно сузились, когда он уловил чужой запах, ноздри сердито расширились. Ибис остановился, медленно втягивая воздух, успокаиваясь и отыскивая след одновременно. Судя по всему, бродяга целенаправленно двигался к границе; шерсть на спине Ибиса раздраженно зашевелилась при мысли о том, насколько хорошо блохастый успел изучить их территорию. Изредка сверяясь с запахом, воитель ускорился, взбираясь на очередной холм не напрямик, а огибая покатую вершину - не хотелось попасться одиночке на глаза раньше времени.
К несчастью последнего, то, что он успел убраться с территории, Ибиса не остановило. Дело чести всегда стояло для него на первом месте, он не мог подвести отца. Рывком преодолев границу, кот продолжил двигаться, то и дело наворачивая дуги, чтобы не раскрыть себя. Неумолимый, он приближался к своей цели, не отвлекаясь даже на назойливые укусы термитов. Каждое движение сейчас могло сыграть роковую роль, ветер приносил чужие запахи, бродяга находился неподалеку.
Не время для эмоций, Ибис бесшумно и глубоко вдохнул, медленно выдохнул, чувствуя, как ледяная выдержка заполняет все его существование и вынырнул из-за холма на открытую территорию. Хватило нескольких секунд на изучение окружения, казалось, что кот смотрит только на противника, но на деле он учел все, включая далеко пасущуюся лошадь.
Бросок и он позволил чувствам освободиться, не роняя ни звука, вкладывая в резкий удар накопившийся гнев.

'дайсы

Отредактировано Ибис (2017-07-10 00:55:40)

+4

4

Глубоко погруженный в себя, кот почти не видел ничего вокруг. Он медленно брел по жесткой земле, вспоминая до мелочей всех тех, кого встречал за свою жизнь. А ведь он встречал самых разных котов, вот, его коллекция пополнилась ещё одной племенной кошкой..

  Сильный неожиданный удар обрушился на кота всей своей мощью. Воздух со свистом вырвался из лёгких обескураженного одиночки. Он совершенно не мог предсказать такого развития событий. Собака? Лошадь?! Человек?, но через несколько ударов сердца Пепел понял - это кот. Он не стал сопротивляться, пытаться устоять на ногах. Серый лишь мягко покатился по земле по той же траектории, которую ему хотел придать его внезапно появившийся противник. Возможно, это собьет его с толку и позволит коту подняться на лапы, чтобы встретить следующий удар как подобает.
  Да это же тот самый кот из племени Ветра. Злой! , - в глазах одиночки было написано удивление, но он вовсе не собирался прощать такого с собой обращения. Да какого десятого ветра этот проходимец себе позволяет?! С какой стати он напал на меня сейчас,
я ведь ушёл с их земель! И вреда никому не причинил,
- Пепел зарычал, демонстрируя ровные, несколько сточенные временем зубы.
  Он привык говорить с друзьями. А тот, кто пришёл с тобой драться и напал со спины явно не друг тебе. Стало быть, и говорить с ним нельзя, чтобы не утратить благородного запала.
  Откатиться и вскочить с ног кот не смог. Их заволокло пылью, которая поднялась сразу после падения одиночки, и теперь мир вокруг совершенно исчез для Пепла, сузившись до одной узкой кошачьей морды, перекошенной злобой. Впрочем, вряд ли он сам сейчас выглядел симпатичнее.

+3

5

Противник был крупнее, но не оказал ожидаемого сопротивления. Будь то эффект неожиданности или миролюбивый нрав, Ибис не тратил времени на размышления. Напряг мышцы, выпрямляя лапы и поглощая волну от удара о землю, лишь крепче впился когтями в пыльную шерсть. Ярость клокотала в горле, вырываясь из разума и формируясь низкими звуками; казалось, одиночка не собирался отвечать на атаку вовсе, выходя на новый уровень оскорбления.
Их взгляды встретились, похоже, бродяга не помнил Ибиса, ровно как и его слов. Не моргая, воитель смотрел на рычавшего под его лапами врага, только брезгливо выпрямился, не желая находиться к его морде слишком близко.
- Ты ставишь под вопрос мою силу? - голос сквозил пренебрежением - Верность своим словам? - не разжимая когтей, кот резко тряхнул одиночку, углом сознания чувствуя, что если Пепел не окажет ему хоть какое-то сопротивление, он его убьет. Неясно, был ли так важен этот поступок вообще, как важен он был Ибису. Все, что происходило сейчас, казалось единственным верным путем, только так он чувствовал, что оправдывает имя своей семьи и исполняет надлежащий долг.
Ибис втянул когти, бесследно исчезая с тела одиночки. Один удар сердца и он уже с другой стороны, готов нанести новый удар, а затем еще и еще. Если бродяге недостаточно веса слов, он выгравирует их рубцами на его немощном теле.

Отредактировано Ибис (2017-07-10 21:09:41)

+2

6

Пепел поставил под удары неожиданного врага более крепкие плечо и бок. Кровь стучала в его ушах. Он не успел испугаться, но уже почти успел разозлиться. Из глубокой груди кота исторглось гневное рычание. Тренированный нападающий наносил удары ему с такой свирепостью, словно одиночка съел на завтрак его котят.
  Вопросы, которые рычал противник, Пепел совершенно не понимал. Слов, конечно же, он никаких не помнил (да и с чего бы, прошла уйма времени). Пустыми угрозами любили сыпать многие коты, и если запоминать каждое сказанное "ух, встреться ты мне ещё!", то можно с ума сойти.
  Получать взбучку, совершенно не понимая за что, серому по какой-то причине совершенно не нравилось. Он полулежал на земле, , шипя, и пытаясь не подставить под удар ни нежного живота, ни чувствительной морды. Наконец, выждав момент, Пепел рванулся на спину, чтобы задними ногами отпихнуть противника и наконец принять надлежащую боевую стойку. Он отчетливо ощущал, что проигрывает битву, так и не сумев ничего на память оставить врагу. Настоящее бешенство, взбурлившее в его спокойной крови колыхалось, навсегда запечатляя в сознании образ этого бурого неистового воителя. С которым он обязательно поквитается, может быть, даже сегодня.

+2

7

Ибис чувствовал охватывающее его неистовство, чувствовал и не сопротивлялся. Власть над противником распаляла, он ощущал, что превосходит его во всем.
Заметив, что нападающий исчез, Пепел попытался приготовиться к следующей атаке, но не успел. Ловко ускользнув от контрудара, Ибис выбросил вперед лапу, оставляя на пыльном боку багровые отметины; тут же отскочил, предугадывая очередной защитный прием и вновь атаковал, не давая бродяге продохнуть.
Одиночка закрывался, прятал жизненно важные органы так, будто был уверен, что, под прикрытием лап, Ибис не сможет до них добраться. Будто бы не из собственного желания воитель оставлял все эти раны на вражеском теле, а лишь довольствовался тем, что этот блохастый ему мог позволить. Вновь распалившись, он резко махнул поджарой лапой, по наитию целясь в наглую морду. Не зацепит лица, так заставит раскрыться, пойти на зрительный контакт. А затем еще раз снова, втянув когти, обрушил тяжелый удар сбоку, заставляя обратить на себя внимание.
Глаза, хоть и оставались непроницаемыми, сузились до узких щелок, Ибис процедил очередное проклятие, показывая клыки.
- Сколько? - уже более разборчиво, но не слишком громко, бросил прямо в морду. Стоял недвижимо, но был готов ко всему. И самым безболезненным для одиночки из всех предполагаемых событий было то, где Пепел начал отвечать.

Отредактировано Ибис (2017-07-11 15:53:48)

+3

8

Со вставшей дыбом шерстью высокий Пепел казался гораздо больше, хотя похоже ветряного кота это совершенно не смущало. Казалось, что он был всюду, нанося удары, горящие огнём. Боли одиночка не ощущал, лишь горящую внутри злобу. Его избивают натурально как домашнюю киску, и кто - этот долговязый ушастик, который и имени ему своего не сказал.
  Издавая низкое рычание, одиночка бросился на обидчика, выпуская когти. Маловероятно, что он, слишком разгоряченный сейчас, сможет задеть нахала хоть когтем. Но не ждать же смиренно, как дичи, пока эта хищная птица заклюёт его?
  Наконец кот сумел встать на ноги перед коричневым котом, и яростно покачивал хвостом из стороны в сторону, показывая, что теперь он готов к настоящему бою.
- Столько?! - пророкотал Пепел, и собственный голос показался ему чужим. Наверное никогда (по крайней мере, сам он такого припомнить не смог), он не испытывал такого всепоглощающего гнева ни к одному живому существу. Теперь единственной целью, в которую превратился весь серый кот было - достать этого племенного, разодрать ему в лапшу его выдающиеся уши, сцарапать глумливое выражение с его морды. Пепел прыгнул. Тяжело, низко - но всем своим весом целясь в грудь Ибису. Когти его были выпущены до боли в пальцах - так, чтобы точно достать.

+3

9

Низкое рычание угрожающе вскипало в груди, когда одиночка подал голос. Пытался запугать? Ибис вглядывался в морду противника, пытаясь понять настолько ли он самонадеян, насколько и глуп. Всем корпусом бродяга подался вперед, без стеснения раскрывая перед ветряным все карты, но Ибис лишь прижал уши, выжидая нужного момента до последнего. Поток горячего воздуха всколыхнулся и застывший воитель мгновенно пришел в движение, будто восстанавливая течение времени вокруг себя. Тяжелый удар просвистел совсем рядом с его плечом, но он даже не отшатнулся, дождался шумного приземления и мгновенно приблизился, вновь восстанавливая преимущество.
Мощный тычок в плечо, все еще без когтей; кот знал болевые точки наизусть, и с закрытыми глазами мог найти нужное переплетение. Внутри все дрожало от ярости, но внешне Ибис оставался холоден, лишь оттенки бури сверкающими молниями просачивались в привычно стальной взгляд. Он держал противника на вытянутых лапах; собственного веса для этого ему не хватало, а потому, оперевшись задними лапами, напрягал все мышцы до самой поясницы, не позволяя одиночке подняться.
- С такими скудными мозгами ты непозволительно много прожил, - без единого оттенка насмешки, с ледяным презрением в голосе, выплюнул прямо в ухо. Какое-то время все еще ждал реакции, будто давая себе время на выбор, который, на деле, был сделан совсем давно; несколько долгих секунд смотрел на свои напряженные лапы, но видел пустоту.
И просто отпустил серую шерсть, с явным намеком на брезгливость отдернулся, негромко, на выдохе, проклиная. Весь подобрался, прижимаясь к земле, словно змей. На мгновение исчезнув из поля зрения одиночки, Ибис набрал нужную для импульса скорость, ловко обходя его с предсказуемого направления для атаки и нанося размашистый удар с другой стороны, в уязвимое место на шее.

+2

10

Казалось, что Пепел сражается со скользкой мускулистой выдрой. Или крылатой змеёй о шести лапах.. Разумеется, его отчаянный прыжок остался почти что незамеченным. Он прожил слишком мирную жизнь, почти совсем не сражаясь с подобными противниками. Те, кто заступал ему дорогу обычно были такими же как он бродягами - или неуклюжими домашними. Этот же воин был достоин страшных городских сказок среди помойной братии.
  Невидимый глазу удар в плечо одиночки - и Пепел ощутил, как ледяной огонь охватил всю его лапу, заставляя её подломиться под ним. На несколько секунд его парализовал страх - неужели больше никогда он не сможет наступить на свою лапу (одну из четырёх самых любимых, между прочим)?Но затем лапа всё же вернула послушность, и одиночка принялся особо рьяно спихивать с себя наглого племенного, прижавшего его к земле. Злому явно не хватало веса, чтобы удержать более тяжелого противника, но старался он весьма убедительно. Наконец, Пепел ощутил, что его отпустили. Воин ветра приложил немало усилий, чтобы бродяга хорошо понял, что выбрался из объятий не сам. Его именно отпустили, словно поддаваясь.
  "Он играет со мной!" - яростно, но несколько напуган подумал серый, ища глазами стремительную шоколадную тень. А тень упала на него совсем с другой стороны, нанеся один длинный удар.
  Сначала Пеплу показалось, что его разрубило пополам. Ослепительная боль разогнала темно-красную пелену перед его глазами.
  "Какого черта я делаю здесь?.." - растерянно подумал Пепел, касаясь передней лапой раны на шее, переходящей на плечо. Когда кот взглянул на лапу, он увидел серую шерсть, обильно пропитанную горячей кровью. Он зарычал, низко припадая к земле, и стараясь не отрывать глаз от своего безжалостного противника. Пощады Пепел просить не станет,  и будет сражаться за свою жизнь до смерти. Но нападать первым он не станет.
  Страшная усталость навалилась на его плечи, как ещё один враг. Голова звенела, как растревоженный дикий улей. Пепел пытался согнуть голову в сторону раны, чтобы меньше чувствовать, как шерсть вокруг пропытывается отвратительно горячей влагой.

+2

11

>территория племени ветра: пастбище.

Он неспешно ступал по земле, ориентируясь и следуя по еще не остывшим следам; знакомый запах перемежался с чужим и с каждым шагом становился все ярче и заметнее, что означало, что он был уже близок. Сквозь шелест ветра и шорох травы были слышны нарастающие звуки чужой битвы и голоса. Плечо отдавало ноющей болью при резких движениях, а ржавая корка запекшейся крови сковывала их, но кот упрямо поднимался по холму ввысь, лишь изредка сверяясь с запахом. Обогнув можжевеловый куст, тот узрел их: неистово сражающихся котов, наносящих яростные удары и так же стремительно защищающихся друг против друга. Серая фигура превосходила его соплеменника в размерах, но тот окупал это мастерством; Койот не мог сказать, видел ли он когда-либо что-то столь смертоносное и непоколебимое как его движения и действия, направленные против бродяги. Увиденное заставляло его чувствовать себя в разы неуклюжее и несуразнее, хотя вполне вероятно, что так и было на деле. Кот неотрывно следил за происходящим, замерев на месте едва выйдя из-за куста, но, тем не менее, и не скрывая своего присутствия, даже несмотря на то, что в любом случае мгновенно обнаруженным тот вряд ли мог бы быть - битва требует к себе максимального сосредоточения; хотя зная хоть чуть-чуть Ибиса, он бы не удивился, если бы узнал, что тот заметил возможность его прихода, едва уловив ход его мыслей еще на пастбище. Кот шел за ним, ожидая худшего, но его предположения не оправдали себя, и теперь, видя, что все под контролем, кот ощущал себя немного по-идиотски.
Однако, вряд ли сражение двигалось так активно, что они как-то зашли далеко за границу, да и какой-нибудь ловушкой с последующим нападением со стороны незнакомого кота воитель тоже не мог это назвать. Койот просто не мог найти оправдания сложившимся обстоятельствам, ведь все вело к тому, что Ибис действовал просто из желания проучить одиночку. Кот не стремился осудить того, несмотря на то, что и одобрить тоже не мог. В чужую драку он лезть точно не станет - он в ней не участник, да и взгляды для того чтобы вступиться не разделял. И поэтому воитель замер, терпеливо ожидая то ли конца, то ли чего-то свыше. Но с каждый мгновением противостояние набирало обороты и разгоралось сильнее, что наводило на определенные мысли, которые кот тут же как-то пристыжено отметал - он должен был верить в чужое благоразумие. Но каждое дальнейшее мгновение говорило об обратном, и, переведя взгляд на незнакомого кота, он увидел не что иное, как откровенную борьбу за выживание, в то время как действия серого носили исключительно защитный характер. Ибис же стабильно придерживалась яростного наступления, искусно нанося серии ударов, и в один момент воитель позволил себе взглянуть правде в глаза, как-то ошеломленно признавая для себя, что он, возможно, и не собирается останавливаться. Не позволяя себе стушеваться на этот раз, Койот в несколько рывков преодолел все расстояние и приблизился к сражающимся, без особого труда проскальзывая и становясь между ними.
— Так, полегче-полегче, - обратился к ним тот примирительно поднимая лапы в воздух, но чувствуя себя при этом до жути взведенным. Воитель, обернувшись вполоборота, бросил тяжелый взгляд на незнакомого кота и кивнул ему в сторону так, чтобы заметил только он, мол, ему лучше убраться из виду пока это возможно. Убедившись в том, что намёк ясен и успешно выполнен, Койот скользнул от одних зеленых глаз к другим, разворачиваясь обратно. — О чем ты только думал? С таким успехом ты мог прикончить его, - сердито выплюнул тому воитель, нетерпеливо ожидая хоть какого-то объяснения собственных действий, — Дай угадаю: забыл, что необходимо только проводить его к границе без более тесного контакта? Чтож, паршиво, приятель.

Отредактировано Койот (2017-08-03 00:13:21)

+5

12

Противник продолжал молчать, будто запрещал себе проронить лишний звук. Позиция бродяги раздражала, выставляла нападающего совершенно не в том свете, заставляя чувствовать себя неловко; несмотря на то, что он полностью контролировал ситуацию, поступал как было нужно - на деле выходило совсем не так, как в потенциальных перспективах. Продуманному до мелочей коту это досаждало и, сам того не осознавая, он уже не контролировал кровожадные мысли по развязыванию языка одиночки.
Старательно сдерживая ворох вскипающих чувств, лавину, что из последних сил держалась за створками на хлипких петлях, Ибис сверлил врага непроницаемым эмоциями взглядом, в который раз ожидая хоть какой-то реакции. Рваные движения серого кота прочно врезались в сознание, казались какими-то вялыми, будто замедленными. Воитель напряг задние лапы, готовый, в случае чего, броситься за убегающим, но одиночка с неясным Ибису смирением лишь приготовился к следующему выпаду, продолжая молчать. Тщательно подавляя солидарность с его мужественностью, шоколадный концентрировался лишь на презрении, отгоняя мимолетные мысли о том, сколько этот кот мог повидать за всю свою бродяжную жизнь.
Ступая на кончиках пальцев, напряженный до предела, Ибис медленно обходил одиночку, моментально выискивая удобную позицию для новой атаки; выжидал, пока до отчаявшегося в борьбе за жизнь разума дойдет простая истина и пасть начнет содействовать, выдавая хоть что-то.
Сейчас являясь хозяином ситуации, Ибис бы никогда не подумал, что в этот самый момент что-то может пойти не так. Подобное развитие событий было таким же непредсказуемым, неподвластным каким-либо просчетам, как и сам их виновник. Редко воителю удавалось видеть Койота летящего куда-то с такой стремительностью, или же это он сам оцепенел от неожиданности увиденного? Хотя, если не кривить душой и не врать самому себе, Ибис, где-то на подкорке, совсем не удивился: ломать планы, игнорировать право на одиночество, появляться в ненужный момент - это все входило в прерогативу Койота.
На мгновения, потраченные в растерянности с явным привкусом вскипающего раздражения, невозмутимую морду озарил спектр чувств, в котором неуловимо угадывалась приязнь. Все же, появившийся из ниоткуда - не последний, кого бы Ибис хотел видеть здесь и сейчас, хоть вслух он этого никогда и не признает. Терпкий, горьковатый запах, отдающий кровью и прохладой пустошей, заставил мгновенно нахмуриться, отшатнувшись, сердито поднимая взгляд.
Шумный, Койот мгновенно разрядил натянутую обстановку, наверняка не осознавая насколько глупо выглядит этот его жест со стороны. Нельзя сказать иронизировал ли Ибис специально или делал это машинально, отталкивая от себя лишние чувства, прикрываясь язвительными мыслями.
По-свойски вклинившись, Койот обернулся на бродягу, позволяя разглядеть потрепанный быстрым бегом рубец, оставленный собакой. В немом бессилии Ибис впился когтями в мягкую землю, опустив взгляд и не поднимая глаз даже тогда, когда сердитый голос зазвучал громче. Он не собирался оправдываться, хоть и от сложившейся ситуации чувствовал себя дерьмово. А вершину всего этого гордо возглавляло то, что воитель не мог с уверенностью ответить: было бы оно лучше, не появись идиот здесь? В любом случае, смотреть снизу вверх на того, кто тебя отчитывает было неприемлимым, потому Ибис несколько раз провел языком по вновь разошедшейся ране; упрямо держа спину выпрямился, старательно игнорируя приблизившегося Койота и глядя вслед убирающемуся одиночке.
- Я его предупреждал, - он произнес негромко, ведь серошкурый стоял совсем рядом.
Хотел добавить, что это не его дело, хотел, в конце концов, прозвучать отрешеннее и убедительнее, но не сделал. Даже не приподнял подбородок.
Беспощадная свирепость отступила и былая тяжесть ощущалась в разы значительней. Ибис оставлял без внимания нарастающую пульсацию в лапе и мелких царапинах по телу, не расслаблял мышц в каждом плавном движении чувствуя, как местами шерсть слипается в чужой крови.
- Ты ранен, - ты не должен был здесь оказаться, но пришел.
Он услышал свой голос возмутимо усталым и собрался с силами. Небо багровело.

Отредактировано Ибис (2017-08-05 05:09:54)

+5

13

На плечи кота опустилось безразличие. Ему стало всё равно, что будет дальше с его дырявой шкурой. Что же, он прошёл долгий путь. Обидно конечно помирать тут, одному, от лап какого-то безумца. В равнодушии своём, он слышал, словно со стороны, как в голове борются два голоса. Один вопил от ужаса, призывая его немедленно бежать отсюда, спасаться. Второй же бубнил что-то про честь и достоинство. Про славную гибель в бою и прочую лабуду. Пепел не хотел слушать уже ни один из этих голосов. Ему было действительно всё равно, что будет дальше.
  На сцене, где драма явно собиралась плавненько перетечь в трагедию, появился ещё один актер. Пепел сперва услышал его, затем учуял запах, и лишь после этого наконец заметил кота, который появился между ним и его противником. Появился, словно из под земли (наверное у этих племенных принято так делать, - решил для себя одиночка).
- С таким успехом ты мог прикончить его, - очень недовольно сообщил новопришедший, так что даже Пепел понял, что Злой был изначально совсем неправ. Это было неплохо. То есть вести себя так, как вёл его недавний противник всё-таки тут не принято.
  Одиночка поднялся на непослушные ноги, и пока племенные беседовали, решил удалиться. Бегством это назвать не смог бы даже очень невоспитанный кот. Серый просто медленно уходил, волоча по земле хвост, не наступая на переднюю лапу, которая была сильно перепачкана кровью из раненого плеча. Бегство же предполагает хотя бы видимость спешки. Мыслей в голове одиночки не было почти совсем. Он очень, очень устал. И теперь хотел уйти и как следует выспаться.
- Надеюсь, Лоза сумеет выбраться и к этому мяснику в лапы не угодит, - мелькнула и погасла коротенькая мысль. Он шёл медленно, стараясь не растревожить многочисленные раны, и лишь иногда пораженно покачивал головой. Путь его лежал в направлении подальше от бурого кота, но сам Пепел не мог бы сказать, куда именно он идёт.

===>> Куда-то в нейтральных землях (вероятно, Домик на дереве)

+2

14

Он слышал удаляющуюся поступь бродяги позади себя, в то время как сам пристально смотрел на Ибиса, который же наоборот старательно избегал зрительного контакта, что не укрылось от его внимания. Но ответа удостоил: короткого, негромкого, абсолютно бесцветного и сухого.
— Предупреждал о чем? Что познакомишь его с праотцами как-нибудь?, - сердито прошипел кот на его слова, все также безуспешно пытаясь словить чужой взор, да указывая серой лапой себе за спину, ссылаясь одиночку так, будто тот все еще был там, а не исчез за горизонтом ранее. Ибис ни внешне, ни словесно не поддержал его вспыленного настроя, не подпитал рокочущую в груди сердитость; Койот подумал, что было бы проще, если бы они взъелись друг на друга, как это уже не раз бывало однажды. Что его слова будут встречены язвительно и остро, а упрятанные ныне глаза будут метать молнии и будоражить шторма, разводя в нем при этом гнев характера совершенно другой стихии. По-крайней мере ощущал он бы себя при этом не так паршиво, гнув свою линию и повстречав бы какой-то отклик той же окраски. Но тот того не делает, будто знает, что именно так кот не сможет продолжить свою распыленную тираду по поводу увиденного, как и сердито отчитывать. Шумно вздохнув, воитель чуть развернулся в сторону, устало потирая лапой переносицу и негласно давая понять, что на свои слова не ждет ответа. Пока негодование внутри стихало и медленно сходило на нет, а Койот окончательно возвращал себе былое самообладание, он осознал, что впервые не находит слов, чтобы скрасить неловкое молчание - неприятную и неуютную тишину, которая кажется обычно только Ибису и бывает по нраву.
— Ты ранен, - нарушает безмолвие тот прежде него самого, руша привычные шаблоны и делая за Койота его обычную работу, пусть и не так развернуто и качественно - слова, в конце концов, навсегда останутся его полем.
— Что? А. Нет, просто мне всегда говорили, что красный мне к лицу, дорогуш, - кот пожал плечами, бросая взгляд на багровеющее в боковой стороне от них небо и солнце, медленно закатывающееся за горизонт. Он умолчал очевидный ответ на этот вопрос - вряд ли кто-то выбрался из передряги абсолютно целым, Ибис и сам это должен был понимать. Собственная же рана не приносила особенно беспокойств пока кот не стремился поменять положение или двинуться куда-то; да и настолько серьезной не была, чтобы жаловаться - он мог назвать моменты, когда ему было в сотни раз паршивее. Койот бегло оглядел напарника и убедился в том, что ему также ничего не грозит; даже Ветрогону приложить какой-нибудь травы по собственному возвращению наверняка не даст, как это было с укусами термитов, что не укрылось от глаз, а точнее обоняния воителя: тот не благоухал одуванчиками в отличии от других, хотя что-то приятное от него все же исходило. Все эти мысли о ранениях поневоле устремились назад, на пастбище, к раненому Штормолапу - за малого уж точно был смысл беспокоиться, в отличии от него, видя как того нехило потрепало. Но в отличие от Ибиса Койот знал, что рыжему была предоставлена помощь, оттого кот почему-то был уверен, что все обойдётся.
— Летящий наверняка забыл треклятые одуванчики, - ляпнул вслух подстать своим размышлениям серый, оборачиваясь на соплеменника вновь. Мысли постепенно перетекали к возвращению домой с упомянутыми растениями; кажется, в начале дня ему думалось, что ночь он проведет вдали от лагеря, учитывая нынешнее нашествие насекомых? Теперь, когда солнце стремительно исчезало вдали, уступая место тьме, видно его планам не суждено сбыться. — Идем?, - негромко спросил он, оглядываясь на воителя через плечо прежде чем развернуться обратно и неспешно пойти в сторону пастбища.

>территория племени ветра: одинокое дерево.

Отредактировано Койот (2017-08-11 22:03:47)

+2

15

Он чувствовал себя опустошенно, говорить не хотелось. Отголоски эмоций пытались достучаться до перегруженного, враз опущенного в вакуум, разума, но упирались в холодную стену напускного безразличия. Понимал, что Койот ожидал и продолжал ждать другого, упрямо вызывая на диалог. Стоило, наверное, рассказать; раз не сделал раньше, хоть сейчас, каким бы глупым оправданием это не выглядело. Но не мог позволить себе открыть рот, чувство вины за то, каким напарнику пришлось его увидеть и во что вмешаться, намертво сцепило челюсти, запрещая любое проявление эмоций - Ибис никогда не показывал терзающих его тревог. Да и все равно был уверен, что соплеменник ждет другого объяснения, логичного и последовательного.
А он вновь глумился над смертью.
Ибис в последний момент подавил желание взглянуть в янтарные глаза, убеждая себя в несерьезности его слов. Всколыхнувшееся раздражение подтвердил короткий взмах хвоста, что тут же спокойно лег обратно, да сжавшиеся, под стать стиснутым челюстям, губы. Край сознания продолжал уверять, что он справился бы и без применения чрезмерного насилия, в конце концов, требовалась одна лишь уверенность в том, что одиночка внял серьезности его слов; Ибис же с беззвучным стоном усталости отметал эти мысли, не позволяя находить себе оправдания - в чем смысл самокопания, когда нельзя прийти к однозначному ответу? Ситуация требовала ее отпустить, но он был уверен, что вернется к этим мыслям еще ни раз в одиночестве.
Негромкий, но в нависшей тишине хорошо различимый, выдох свидетельствовал о попытке расслабиться. Ибис аккуратно повел плечом, сделал круговое движение головой, разминая уставшую от напряжения шею. Хотелось привести в порядок шерсть и перевязать лапу, но нужно было выдвигаться. Кота не пугала перспектива встретить ночь за границами знакомых территорий, а вот оставаться на злополучном месте желания не было.
Койот таки добился своего. Очередная глупая фраза заставила глаза недоуменно расшириться, а взгляд подняться. Как он мог шутить, побывав свидетелем всего происходящего здесь, как мог и дальше вести себя с ним настолько непринужденно? Несколько долгих мгновений Ибис выдержал зрительный контакт, пытаясь понять, что это вообще должно означать, кто такое говорил и нужно ли здесь искать смысл. Ничего не заподозрив, мысленно стушевался, но лишь привычно сощурил глаза срывая взгляд и какое-то время растерянно блуждая по мохнатой морде. Койот созерцал в ответ и воитель непринужденно прикрыл рану на внутренней стороне лапы от его взора.
- Летящий наверняка забыл треклятые одуванчики, - он небрежно намекал на то, что пора было выдвигаться.
Ибис тут же поднялся, безмолвно соглашаясь и подошел еще ближе, готовый выступать сразу следом за ним.
- Только сначала нужно перевязать твою рану, - безапелляционно заявил, поворачивая голову в сторону серого плеча и чуть ли не утыкаясь в него носом.
- Цесарка принесла паутину? - внезапно вспомнив, будто это происходило несколько дней назад, Ибис тут же перескочил на другую тему, все же, предусмотрительно, отодвинувшись.

→ одинокое дерево

Отредактировано Ибис (2017-08-11 16:36:50)

+1

16

<<<<------------------- мшистый пригорок

Сначала Подлёдная шла осторожно, замирая и озираясь с каждым шагом. Она ждала окрика Когтезвёзда, ждала нападения рыси, ждала любого подвоха со стороны Леса. Но потом вдруг кстати - или некстати? - всплыли в памяти слова Шрамовника. Его совет, данный в тёмной страшной ночи, посвящённой поиску близкого ей кота.
Не бойся.
И она перестала. Помог то ли туман, полностью перекрывший трезвую часть сознания, то ли произошедшее за сегодня с ней.
Не теряй себя.
Второй голос, опаляющий ей ухо. Рыжий красавец с тёплыми янтарными глазами. Совсем не такими, как у Когтезвёзда. Те - таинственные, манящие, всегда ловящие тебя в свой гипнотический круг. А эти - добрые, мягкие, родные.
В памяти ещё есть другие глаза. Холодно-тёплые голубые - материнские. Зелёные с искринкой - Позёмки. Зелёные со скрытым штормом - отцовские.
Подлёдная остановилась, учуяв запах Перечницы и её патруля. Не совсем отображая, что и зачем она делает, моментально свернула в сторону, уходя от запаха соплеменников. Лишь бы оказаться подальше от них. Лишь бы не встретиться, пока она вся в крови. Пока будет смывать с себя следы усталости и неудачи.
Будь она ближе, внимательнее, напряжённее - она бы услышала разъярённые крики своих соплеменников, умирающих в лапах коварной рыси, подкараулившей их у границ. Но Подлёдная не слышит ничего, кроме шума от накатывающей усталости. Или это просто всё прихоти ветра, что она не слышит и не чует ничего.
Вдруг лес заканчивается. Светлая моргает, оказавшись на относительно светлом участке земли, и смотрит на серый тяжёлый горизонт вдалеке. Запахи племени Теней здесь слабые, но, может, это прихоть крови, забившей ей нос? Пожав плечами, Подлёдная выходит в поле и идёт вперёд, считая его частью территории племени Теней. Её дальней частью, куда обычно соплеменники редко заходят. Она знает, что такие бывают.
И вообще - она ищет ручей.
Вспомнив о высшей цели, ученица утыкается носом в землю, точно надеясь так его найти. Но, что удивительно, находит. Здесь он шире и спокойнее, чем в том месте, где Подлёдная видела его впервые, и спуск к нему не так крут. Очень пологий - то, что нужно.
Светлая кошка устало подходит к каёмке воды и смело ступает в неё. Обычно кошки не любят воду, но Подлёдная сейчас - исключение из правил. Этакая Речная воительница.

Отредактировано Подлёдная (2017-11-29 20:16:20)

+4

17

---> Главная поляна Неба

Прохладный воздух поначалу освежил Слепозмейку, но потом от порывов ветра стали слезиться глаза. Во лбу морозно покалывало. Он шёл по таким знакомым и родным территориям, постепенно увядающим и склоняющимся оканчивающемуся сезону Падающих Листьев. То и дело Слепозмейка находил взглядом свои былые любимые места для сбора трав. То тут, то там, лежали опавшие стебли, мясистые от переувлажнения, загнивающие листья. Из-за сезона ливней травы плохо сохли даже в палатке, что говорить о лесных? Но, несмотря на похолодание, Слепозмейка продолжал выходить за травами каждый день, чтобы не оплошать перед Чащобником и как следует наполнить палатку душистыми травами к холодам. Сушащиеся травы обдавали своим запахом всю палатку. Раньше целители сушили их снаружи, под солнцем, но теперь пряным, ягодно-лиственным ароматом пропахло всё: палатка, подстилки, Слепозмейка. Лучше всего ощущался запах мяты и можжевельника. Серый кот так застращал самого себя угрозой Зеленого кашля, что этих лекарственных ингредиентов натащил в палатку больше всего. Ароматы остальных трав ловко вплетались в общую композицию, так что пах Слепозмейка лесной полянкой, не иначе. Он понял это, когда прямо над его головой пролетела безмятежная птичка, а из-под лапы запоздало скользнула юркая мышь. "А у меня неплохая маскировка", - восхитился Слепозмейка, нагибаясь, чтобы раскидать в стороны желтые листья. "Жаль, что она мне не понадобится".
Как он и ожидал, кисловатый запах с примесью гнили выдал щавель. Однако кустик выглядел совсем увядшим. Слепозмейка немного расстроился, но лишь немного: по сути, он не собирался давать щавель котятам, просто хотел пополнить запас заодно с другими травами, которые выдают путникам.
За остальными травами стоило идти к домам двуногих, и Слепозмейка пошёл. Каждый раз, подходя к ним, он невольно вспоминал Анерина: как там веселый одиночка? Зажила ли его рана? Слепозмейку тревожило осознание того, что бродяга мог и не выжить, несмотря на попытки молодого целителя помочь ему. Но верить в это совсем не хотелось.
Привычно запрыгнув в чужой сад, Слепозмейка нарвал маргариток и спешно ушел оттуда. Ему не хотелось, чтобы двуногие заметили его. Когда гнезда двуногих перестали мозолить глаза, он немного расслабился. Нырнув в мокрую траву, он шёл какое-то время среди осоки и на одной из полянок собрал несколько стеблей кровохлебки.
Взобравшись на холм, Слепозмейка осмотрелся, но не увидел последней нужной травки. Он зябко повёл плечами и перевёл взгляд на ручей внизу, так как заметил рядом с ним какое-то светлое пятнышко, напоминающее кошку.
В тот момент Слепозмейка совершенно позабыл про воителей Речного племени и подумал, что кошка пришла топиться. Сам не зная зачем, он спустился с холма и подошел к ручью. Слепозмейка уже давно говорил себе не лезть в дела встречных одиночек, но отчего-то упорно продолжал в них лезть. Пока что ему везло, но кто гарантирует его безопасность в следующий раз?
Он заметил пятна крови на шкуре кошки и удивленно приподнял брови. Почти тут же носа коснулся такой знакомый запах сумрачных котов: Слепозмейка нередко бывал возле границ с этим племенем, где росли редкие травы, и запомнил враждебный аромат.
- Может, не надо? - неуверенно выдохнул серый кот, понимая, что не может рявкнуть на кошку, как его наставник. Вот уж Чащобник умел останавливать котов от вредных поступков. Слепозмейка же чувствовал, что не имеет права никому указывать. Ему не хватало властности наставника.
- Вода наверняка холодная. А в племена скоро может прийти Зеленый кашель, - на всякий случай добавил он, чтобы как-то подкрепить свои слова.
В голову болезненно ударило воспоминание о Камушке и Ураганчике, двух мёртвых котятах, которых он не сумел спасти. Всякий раз, сталкиваясь с новым больным, Слепозмейка вспоминал их и чувствовал, что его лапы уже не могут работать так ловко и слаженно, как раньше. Осознание того, что он погубил разом две жизни, не давало ему чувствовать себя целостным и сосредоточенным.
- Всё в порядке? Мы довольно далеко от границ наших племён, - с сомнением проговорил Слепозмейка, подумывая - а не выгнали ли сумрачные коты эту кошечку?
"Если она одинока, я мог бы попытаться помочь ей. После всех этих смертей племени нужна свежая кровь. Быть может, я уговорю Звездошейку принять её в наше племя?"
Слепозмейка не знал, одобрит ли предводительница такое самовольство. Скорее нет, чем да. Но бросать эту кошечку на произвол судьбы молодой целитель не хотел. Быть может, из-за собственных взглядов на жизнь, а может, из-за симпатичной мордочки кошки.
Сложно сказать, что двигало Слепозмейкой в тот момент, но он уже мысленно представил и диалоги со Звездошейкой, и постыдные разговоры с Чащобником, которому новая кошка в племени явно не понравится. В конце концов, эти двое просто выгонят Слепозмейку из племени вместе с сумрачной кошечкой, и станет он целителем-одиночкой.
"Быть может, Морозник даже научит меня выпрашивать еду у двуногих", - невзначай подумал Слепозмейка.

+4

18

Подлёдная вздрогнула, когда морозная, ледяная вода нежно и жадно лизнула её лапы. Это прикосновение мгновенно вывело её из состояния полудрёмы, пробрав холодом до оставшихся на теле живых мест, и светлая кошка, подрагивая, застыла на месте, не в силах двинуться вглубь ручья. При этом просто податься назад и выйти из ледяной воды она тоже почему-то не хотела. Логично объяснить своё поведение она не могла. Вообще всё, что сейчас делала эта светлая тень заместо живой, думающей кошки, поступала максимально иррационально, словно стараясь утвердить и материализовать своё существование на этой земле.
«Так болит голова», - не к месту подумалось ученице. Она прикрыла глаза и уронила голову, прижав подбородок к груди. Застыла, прислушиваясь к тупой, пульсирующей в висках боли. К ноющим от ран плечам и изнывающему слипшейся от крови шерстью боку. Лапы, постепенно привыкающие к воде, которая и не казалась уже настолько холодной, ощущали лёгкую рябь, мягко облизывающую мелкими волнами белую шерсть.
Мир стал тих и безграничен. Сосредоточен на внутренних чувствах, внутренней боли, которую Подлёдная старалась от себя отогнать. В эти мгновения даже в голове, вечно работающей и думающей, не было ни единой мысли, и белая фигура казалась привидением, сгустком тумана тёплого воздуха над холодной рекой.
Мир разрушил чей-то голосок. Неуверенный, вопрошающий, незнакомый. Подлёдная приподняла голову и, открыв глаза, с интересом взглянула на кота по ту сторону границы. Серебристый с голубоватыми, мутными глазами. Совсем не такой чистый цвет, как у неё, Подлёдной.
Тут она на всякий случай взглянула на своё отражение и в ужасе застыла. Ученица первый раз могла себя разглядеть полностью после прошедшей тренировки.
Левый, задетый когтями наставника, бок действительно оказался кровяно-белым, со слипшейся шерстью и небольшим налётом грязи, которую она собирала своим телом по земле после неудачной защиты. Все плечи и грудь полностью превратились в красные, как у снегиря, части тела, а из всей этой изумительной защитной «брони» отражение глядело на неё светло-голубыми, затуманенными от боли и попыток её перебороть, глазами на серо-белой мордашке.
- Изумительно, - пробормотала ученица и передёрнула плечами. Не время упиваться жалостью к себе или показывать свою слабость Небесному коту (да-да, именно Небесному, ведь на границе с той стороны больше не мог появиться никакой другой кот). Ещё в прошлое своё патрулирование Подлёдная заметила, что соседи чересчур любят поинтересоваться делами племени Теней.
- Я всего лишь пришла попить, - подняв голос, объявила серому коту ученица. - Воинский Закон не запрещает пить из ручьёв, даже если они делят границу племён. Разве можно позволить другому умереть от жажды? Так что можно и надо, - она уверенно, стараясь скрыть неуверенность, наклонилась и лакнула ледяной воды. Как и подсказал Небесный кот, она действительно оказалась холодной, что, впрочем, ей было уже неудивительно.
- Ты думаешь, что Зелёным кашлем можно заразиться от воды?  - Подлёдная подняла голову и новым взглядом окинула незнакомца. Она, в общем-то, никогда не думала о болезнях, слава предкам, никому из её семьи на долю не перепало их, потому была сбита с толку словами Небесного кота. Наверное, дома надо будет поговорить с Певчей об этом, наверняка Ольхогрив о таком важном знании рассказал ей ещё в первый день учёбы.
Но это оказалось не последней интересной мыслью, посетившей её голову после слов соседа. Подлёдная смущённо лизнула себя в грудку и пробормотала:
- Д-да, конечно, я в п-полном п-порядке. Меня.. я.. в общем, - она мучительно старалась вспомнить, что ей насоветовал отвечать Когтезвёзд, но в голове туман словно намеренно сгустился, пряча от неё полосатую фигуру и заглушая его слова. - Шла пить, а вот встретилась по пути со Зверем, - выдала Подлёдная первое, что вспомнилось. Самое очевидное для неё. И, конечно, она не могла раскрыть важную информацию коту из вражеского племени - она же не сообщила ему, что это - рысь, и что от неё страдает всё племя Теней вот уже сколько лун?
И всё же сердце предательски забилось прямо в горле, а лапы свело от ужаса. Что, если этот кот всё знает? Что она наделала? Если Когтезвёзд узнает, ранами на плечах она не отделается. Если он поймёт, что это она виновата, он, он..
«В смысле - далеко от границ? - Подлёдная ошарашенно взглянула на кота. - Я-я что - нарушила Воинский Закон? Я покинула территорию племени Теней? О Великие Звёздные предки, я этого не хотела! - она вслух застонала и в сердцах ударила лапой по воде. Брызги разлетелись во все стороны. - Надо было идти к озеру, я уверена, путь был короче, и тогда я бы не нарушила Воинский Закон. Что теперь скажут обо мне соплеменники? Скажут, что я даже границы не могу учуять! О, как это унизительно»
- Слушай, а ты же Небесный... - светлая окинула серого ещё более внимательным взглядом, - ученик, верно? А ты что делаешь так далеко от родного лагеря?
Он казался ей знакомым. Что-то неуловимое, мимолётное, но такое знакомое, напоминающее что-то... Кто он?

+3

19

Сумрачная кошка тут же опровергла его теории, и Слепозмейка виновато потупил взгляд. Почему он не подумал, что кошке просто захотелось напиться воды? Это же так логично.
"Прекращай уже во всём видеть подвох", - жестковато указал он себе. Чащобнику нужен помощник с трезвым умом и умелыми лапами, а не дерганный котишка, который в каждой встречной кошке, страдающей от жажды, видит потенциальную утопленницу. Кошка, тем не менее, подумала, что Слепозмейка правильно понял её намерения и порицает за то, что она утоляет жажду речной водой.
- Нет, что ты, конечно можно пить из ручьёв. Вряд ли можно заразиться Зелёным кашлем, просто выпив воды. Для этого нужно выпить много воды, чтобы простудить горло. Или... слизнуть воду с того же кусочка мха, что и заболевший кот. Просто я... - он тяжело вздохнул и опустил свои суховатые, жесткие плечи. -...не люблю врать, да и совсем у меня это не получается. Когда я увидел тебя с холма, мне показалось, что ты идёшь в воду топиться, а не выпить воды. Поэтому и наговорил какой-то чепухи. Сколько здесь хожу и каждый раз говорю себе: "не лезь в дела встречных, не лезь". И, как видишь, самоубеждение в моём случае срабатывает примерно также как попытка накормить палатку отборных воинов одним мышиным хвостом.
Увидев второй бок кошки, ещё более израненный, чем её плечи, Слепозмейка зябко поёжился. Он по-прежнему не мог отделаться от мысли, что сумрачные изверги выгнали её из племени, хорошенько поколотив и исцарапав на прощание.
Он заметил, как заволновалась кошка после его, казалось бы, невинных вопросов. Сощурив глаза, Слепозмейка вгляделся получше. Несмотря на пушистый мех, он увидел в её чертах что-то детское, не успевшее испариться с мордочки. "Ученица? Сумрачные коты, должно быть, совсем помутились разумом, если выгоняют из племени оруженосцев".
Она сбивчиво пояснила молодому целителю, что встретилась с неким Зверем по дороге к водопою. "Что-то мне подсказывает, что можно было найти какой-нибудь ручеёк и поближе к дому".
К тому же, Слепозмейка слишком часто обрабатывал чужие раны, чтобы не узнать царапины кошачьих когтей. От сумрачной ученицы не пахло барсуком, лисицей или собакой, от чьих запахов, даже старых, у воителей дыбились загривки. Она сказала, что встретила Зверя по пути к воде, значит, совсем недавно. Запахи животных, не являющихся кошками, достаточно резки и явно бросились бы Слепозмейке в нос. Можно было предположить, что светлошкурая кошечка успела смыть запах с шерсти, но на её боку, очевидно, кровь смешалась с грязью, что позволяло предположить: запах она не смывала.
Слова сумрачной кошки слабо граничили с реальностью, и Слепозмейка тут же просёк её ложь, но не стал резко упрекать в этом.
Он очнулся, вспомнив, что не представился, когда она назвала его небесным учеником.
- Да, точно, - запоздало улыбнулся серый кот. - Я ученик целителя нашего племени. Меня зовут Слепозмейка.
Он хотел бы помнить имя светлой кошечки, но, к собственному стыду, вспомнил, что на Совете больше смотрел на Клопа, чем по сторонам, пытаясь прожечь его взглядом. Либо восхищался Ветрогоном, любуясь его слегка размякшими от сидения в целительской палатке мышцами. В остальное время Слепозмейка пытался покрасоваться своими знаниями перед целителями чужих племён, так что с нормальными оруженосцами так и не познакомился.
- Стыдно признаться, но я не успел завести дружбу с оруженосцами из твоего племени. Да и из других. Поэтому, сначала вообще принял тебя за одиночку.
Слепозмейка опустил взгляд на пучок трав, собранных по дороге. Он лежал в траве, отброшенный после спуска с холма и немного разметавшийся. "Я не нашел последнее растение", - вспомнил ученик.
- Не все травы, которые мне нужны, можно найти на территории Небесного племени. Поэтому я часто прихожу сюда или к гнёздам двуногих. Некоторые жизненно важные лекарства можно найти только там. Серый кот кивнул на свои травы и пододвинул их ближе к лапам. - У нас в племени, хм... родились котята, - молодой целитель не удержался и поделился своей печалью. Всё равно сумрачной кошке нет никакого дела до небесных котят. Тем более, котята периодически рождаются во всех племенах, разве это такая уж новость? - Они довольно слабые, к тому же, скоро наверняка ударят лютые морозы. Хочу попробовать дать им кое-что из укрепляющих трав,  вдруг поможет. Не хочется потерять их.
Слепозмейка почувствовал какой-то камень в горле, который невозможно проглотить или выплюнуть. Двое малышей умерли в его собственных лапах и были закопаны этими же лапами. Они могли жить. Ползать по палатке, играть с Орлёнком и Беляшиком, но из-за ученика-неумехи теперь скитаются по звёздной пустоте.
Слепозмейка тряхнул головой. Он перевёл взгляд на царапины кошки и вспомнил свои подозрения.
- Послушай... я не хочу тебя обидеть, но я вижу, что твои раны оставлены кошачьими когтями. Зверь, о котором ты говоришь - это твой соплеменник? - Слепозмейка осторожно подался ближе, понимая, что скорее всего спугнёт кошку. - Это выглядит довольно жутко. Знаешь, - его взгляд затуманился. - Как будто ты была мышью в лапах большой кошки. Надеюсь, этот Зверь тебя больше не тронет.
"Если тебя изгнали из племени, наверняка больше не тронет", - грустно подумал Слепозмейка, стараясь убрать из взгляда ненужную жалость. Он хотел помочь кошке, но не желал указывать ей, что делать. Она ведь и без него разберётся, как ей поступать и от кого принимать помощь. Целители порой стоят выше Воинского закона. Они могут перейти границы, если это необходимо. На них нельзя поднимать лапу с выпущенными когтями. Целители должны помогать раненным.
- Я всего лишь ученик целителя, - подумав, сказал Слепозмейка. - К тому же, я не испытываю злости к тебе или твоему племени. Я мог бы помочь тебе с ранами, ведь больше ничего дельного не умею, поэтому лишь оттачиваю навык.
Слепозмейка не обладал навыками старших целителей деловито осматривать раны и повелительно укладывать своих пациентов на бока. Даже в родном племени он предпочитал обходить больных самостоятельно, а не просить их лечь в какую-то определенную позицию. Что и говорить, у Слепозмейки не хватило бы наглости тронуть кошку из чужого племени без её разрешения. Он посмотрел на свои лапы.
- Тебя ждут дома? - неловко спросил ученик, всё ещё пытаясь понять, не изгнали ли светлую кошечку.

+3

20

Подлёдная на всякий случай сделала ещё пару глотков. Оказывается, её и правда одолела жажда: горло было сухое, и она даже с трудом выдавила последние слова из себя (конечно, это никак не могло быть списано на треволнения и переживания по поводу возможного наказания). Котик по ту сторону ручья же потупил взгляд и вдруг стал выглядеть очень смущённым чем-то. Светлая с интересом наблюдала за ним и слушала его - он говорил явно о том, что знал. И вообще она потихоньку стала соображать, где могла его уже видеть. А если эта догадка подтвердится, то тем более можно расслабиться.
«Я тоже не люблю врать», - угрюмо уставилась на своё отражение кошечка, снова оценивая себя. Может ли Небесный ученик понять, что на самом деле с ней произошло?
«Вряд ли он тренируется с когтями. Тем более, если речь идёт о целителях», - подумалось Подлёдной, и тут она вдруг поперхнулась, услышав о догадке серого кота.
- Что-о? - первый шок прошёл, и ученица решила не смущать Небесного ещё больше - он то и дело каждым словом оправдывался перед ней. - Ничего страшного. Спасибо, что остановился поговорить со мной, - светленькая приветливо повела хвостом, стараясь задействовать как можно меньше мышц своего тела. - На самом деле, я готова была уснуть, пока ты со мной не заговорил, - уснуть и забыться - верно. Её туманное состояние облачного дыма наверняка объясняется простым недосыпом. «И столько всего нужно теперь сделать, чтобы стать лучше... Как мне спать больше, чтобы тренироваться больше и становиться лучшей?Если я буду как сонная лягушка, то всегда буду получать от наставника одни подзатыльники.»
Серый котик постепенно сбрасывал оковы робости. Он улыбнулся, голос потеплел и стал увереннее, и Подлёдная тоже, легонько тряхнув головой, уставилась на него потеплевшими и прояснившимися голубыми глазами.
- Точно. Я видела тебя у Дуба на последнем Совете, - ученица сделала лёгкий кивок, выказывая уважение, - а меня зовут Подлёдная. Я, хм, та ученица, что устроила небольшой переполох у корней Дуба, в которых сидят глашатаи, - она произнесла это виновато-горделивым голосом и тут же осеклась. «Правильно-правильно, считаешь себя важной шишкой после того, как целых два глашатая твоих племён обратили на тебя внимание? И после того, как Щегол донёс на тебя, мешая знакомиться с остальными племенами? - вспомнив надменного воителя, Подлёдная уставилась снова на водную гладь, скрывая обиду. - Конечно, Подлёдная, рассказывай дальше о своём «подвиге» всем подряд. Вряд ли Слепозмейка стал гордиться тем, что вызвал такую бурю среди взрослых, - приструнила себя Теневая кошка и снова перевела взгляд на серого, чувствуя, как волна негодования и искреннего непонимания на Щегла схлынула, - он выглядит милым и добрым котом. Совсем непохож на старого Ольхогрива. И отнюдь непохож на Певчую.»
- К счастью, я племенная кошка. Не представляю, что бы я делала, будь одиночкой, - мурлыкнула Подлёдная и пожала плечами. А действительно, чем занимаются каждый день одиночки? Спят сколько хотят, едят когда хотят. Дерутся. И ни о ком не заботятся. «Разве можно жить такой жизнью?»
- Не стесняйся, Слепозмейка, ты не один такой. Мне тоже не повезло на этом Совете подружиться с оруженосцами. Но, скажу тебе по секрету, - Подлёдная понизила голос и совершенно спокойно, будто этот серый был её давнишним другом, прошептала, - я познакомилась с глашатаем племени Ветра. Ты его наверняка видел. Такой большой, красивый... с тёплыми рыжими глазами, - ей снова стало тепло, стоило только вспомнить Штормогрива. Ученица с трудом сдержала улыбку и вдруг, неловко припав на переднюю лапу, соскользнувшую с гальки, перебралась через ручей на сторону Слепозмейки. Она не закончила говорить, но на то теперь была весомая причина - ученица вымочила живот, грудь и бока, и теперь с неё текло в три ручья, не говоря уже о том, что она принялась постукивать зубами от холода, оказавшись на ветру.
«У-у-ух, кажется, это было зря», - светлая по очереди потрясла лапами и негромко пискнула «Отойди!», прежде чем отряхнуться полностью. Этак по-собачьи, с брызгами во все стороны. Зато хоть стало полегче.
На белой шерсти появились просветы и разводы от смывшихся крови и грязи, и холодное купание даже как-то освежило её мысли. Подлёдная вдруг поймала себя на том, что дала языку слишком разбежаться, а потом почувствовала, что краснеет. Тайное послание глашатая Ветра согревало её даже сейчас, несмотря на то что она разделила его только с Позёмкой. И теперь Слепозмейкой. Чарующий миг воспоминания, казалось, должен был закончиться после разрушения занавеса тайны, однако серый кот был принят Подлёдной, видимо, на подсознательном уровне. Сводилось это всё хотя бы к простому отсутствию дискомфорта рядом с ним.
В общем-то, теперь светлая могла разглядеть пучок трав у лап ученица целителя, и он тоже поделился, как ей показалось, чем-то сокровенным. Не до конца, но рождение этих котят явно было для него чем-то.
«Наверное, как для Певчей - роды Мглуши», - она ещё не говорила с подругой, но видела, что та ходила примерно так же, как выглядел сейчас серый, - с камнем на сердце. Что может так тревожить учеников целителей в рождении котят? Это ведь замечательное событие! Да, может, котята слабые, но они ведь не умерли, верно?
- Мне кажется, - осторожно начала Подлёдная, - эти котята смогут пережить теперь всё, что угодно. И морозы их только укрепят.
«Приду в лагерь - обязательно поговорю с Певчей. Может, она уже подружилась со Слепозмейкой? Хотелось бы услышать, что она скажет о нём.»
Серый котик вдруг подался ближе, в голос закрался вопрос, которого она так боялась услышать. Он поймал её на лжи! Он знает, что это был Когтезвёзд, и Когтезвёзд узнает, что она проболталась! «О, Подлёдная, тебе лучше вообще молчать и рта не раскрывать! Только посмотри, что ты уже успела наболтать какому-то Небесному ученику, - она неловко подалась назад и спрятала взгляд в холмах, рассматривая угрюмую серость вокруг. - Мышью в лапах большой кошки, - с болью отозвались эхом слова серого, - слишком слабой мышью в когтях слишком великой кошки. Как это точно. А ему потребовался всего один взгляд, чтобы понять, что я ни на что не способна. Неужели это во мне видит Когтезвёзд?»
- Я и была в лапах большой кошки, - проворчала Подлёдная, желая уйти от неприятной темы. «Не проговорись про рысь! Нельзя, нельзя, нельзя, умолкни!»
- Прости, ты... ошибаешься, - «лгунья!..», - в чём-то. Я.. м, давай не будем об этом, хорошо? Всё же мы из разных племён, - она тут же огородила себя существующими рамками, скрывая боль и истинные переживания. Родственные души родственными душами, но Воинский Закон превыше всего. Даже если целители превыше его.
«Ну вот, он всего лишь искал повод предложить свою помощь. Конечно, пора вернуться и показаться Ольхогриву. Нет, Певчей. Лучше Певчей. Она тоже задаст вопросы, но ей будет легче ответить, чем увиливать от Ольхогрива, - она чуть не застонала вслух снова, злясь на себя, - великие Звёздные предки, снова врать! Пожалуйста, дорогие, отвернитесь и не смотрите на меня. Сейчас я не могу по-другому, просто не могу. Если я вернусь домой, придётся всем сказать что-то... про Зверя? Нет-нет, совершенно не помню, что сказал мне Когтезвёзд. Что тогда? Мама увидит и устроит разборки с предводителем, уж я-то её знаю. Она очень похожа на отца, а он не испугался тогда вступиться за нас. Позёмка тоже решит защитить меня. От кого? Нет-нет, я не расскажу им правду. Ни слова. Это для их же безопасности, я не хочу, чтобы их наказывали», - она чувствовала, что колеблется слишком долго, но последнюю мысль старательно пыталась упрятать глубоко внутри себя. Так глубоко, чтобы не слышать даже её отголоски.
Я не хочу, чтобы наказывали меня.
«С другой стороны, целители выше Воинского Закона. Точнее, они вне его, у них есть собственные правила, которым они следуют. Могу ли я принять помощь Слепозмейки, не нарушив Закона? Я... пожалуй, спрошу у него.»
- Знаешь, - осторожно начала Подлёдная, повернувшись снова к серому котику мордашкой, - если закон целителей не запрещает помогать ученицам из племени Теней, то... честно, я была бы рада твоей помощи, - она виновато поджала уши - но вовсе не от того, что стыдилась принятия помощи от Небесного ученика целителя. Нет, ей было страшно и боязно признавать собственную слабость, которая вылилась аж в целую философию о Певчей, Законе и Штормогриве. Удивителен этот мир, соединяющий несоединяемое.
- Конечно, ждут, - мягко улыбнулась светлая. К чему этот вопрос, он хочет поговорить о семьях? Может, те котята - его братья и сёстры?
- Меня ждёт лучшая мама на свете и лучшая сестра на свете. И наставник, - «лучший ли на свете?..» - я думаю, наставник тебя тоже ждёт, раз послал за травами. Он не разозлится, если ты... О, Слепозмейка, знаешь что? Я хочу отблагодарить тебя. Ты смелый, ты ходишь к садам Двуногих (и как ты не боишься?), а я помогу тебе найти травку, которую ты ещё не нашёл. У меня лагере есть подруга, Певчая, она ученица Ольхогрива, да вы, верно, уже виделись с ней, поэтому я кое-что... ну так, теоретически, знаю. И помогу тебе. Идёт? - она вопросительно изогнула хвост и всё же решилась разрядить шуткой накалившуюся, как ей показалось, обстановку. - И топиться я никогда не соберусь. Ну, знаешь, с таким именем не больно хочется.

Отредактировано Подлёдная (2017-12-06 00:09:15)

+3


Вы здесь » cw. дорога домой » нейтральные леса » холмы