cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
КЛЕНОВЫЙ
тонкий расчет
СЕРЕБРО ЗВЁЗД
на вершине Олимпа
ОЦЕЛОТКА
запоминающийся дебют
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +24, пасмурно, душно
В игре
Кашель отступил, но в лес нагрянули новые напасти.

В Сумрачном племени котята становятся оруженосцами, а Ольхогрив берёт себе новую ученицу, Ивушку. Однако не всё так безоблачно - на территории племени Двуногие начали расставлять капканы, от которых уже пострадали несколько котов. Тем временем внутри племени далеко не все коты довольны правлением Когтезвёзда - не является ли это предвестием скорой бури? Просто ли жара донимает земли племени, или это знак Звёздных предков о том, что что-то неладно?

Речное племя, наконец, смогло вернуться в свой лагерь, для этого даже не пришлось сражаться, но всё ли так просто? Едва отбившись от двуногих, разогнавших банду, Серебро Звёзд должен решить множество проблем, и первая из них - как смогут ужиться речные коты с теми, кто против своей воли оказался в лапах изгнанников? Все речные котята выросли вдали от родного племени - смогут ли они стать достойными речными воителями? И теперь, когда Клоповник покинул племя, ситуация стала ещё тяжелее.

Племя Ветра решает исследовать найденные туннели, но это оборачивается гибелью нескольких воителей. Кто-то смог спастись, но ходы вывели уцелевших на земли соседей, чему вовсе не обрадовались Грозовые коты. Не станет ли это причиной нового конфликта? Тем временем Ветрогон посвящает в ученицы целителя бывшую одиночку, Мегеру, но что будет с племенем, где ни целитель, ни его ученица не разговаривают с предками?

Грозовое племя наслаждается тем, что в их лагере наконец-то стало просторно, но все ли проблемы решены? Что делают на их территории коты из племени Ветра? Не станут ли туннели слабым местом в обороне Грозовых котов? Наконец, и самое мирное время не обходится без смертей - и одна из королев умирает, дав жизнь долгожданным котятам, однако и это не единственная смерть в племени.

Небесное племя отныне не так уж дружелюбно к одиночкам и прогоняет тех, кто пришёл присоединиться к нему. Но у Звездошейки есть и другие заботы - множество посвящений, защита племенных границ и в особенности - тех, что появились недавно благодаря захвату нейтральных территорий. Племя растёт и крепнет, но долго ли продлится такая стабильность, надолго ли хватит сил у самого молодого племени леса - особенно с учётом новой пропажи воителя?

Банда распалась благодаря Двуногим, совершившим нападение на лагерь. Часть её членов была захвачена, кто-то погиб... Некоторые смогли освободиться из плена, но теперь их судьба - в лапах Серебра Звёзд и бывших соплеменников, которые отнюдь не намерены прощать.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » небесное племя » предгорье


предгорье

Сообщений 21 страница 40 из 54

1

http://sd.uploads.ru/lM5LY.png


У подножия величественных гор раскинулась небольшая равнина, которая, поднимаясь выше, все больше превращается в сами горы. У подножия много горных трав и мха, достаточно дичи, а чем выше – и лес здесь редеет, и камней больше, и земля жестче. Небесные коты изредка заходят на эту территорию, встречают одиночек и даже ловят орлов. Здесь частенько гуляет холодный ветер, но скалистые спины гор надежно защищают всю долину.


0

21

Он двигался перебежками, тяжелыми и неуклюжими, вряд ли скрываясь, скорее разумно не заявляя о себе. Дыхание давно было сбито, но мысли витали далеко - Дизель вновь прокручивал в голове тренировку с Железнобокой, а после и все дни в их новом "племени", пытаясь найти ту самую точку невозврата, которую он так не задумываясь преодолел. Впервые ли, но это точно не было привычкой - самостоятельное решение; трёхцветный не придал особого внимания границе, пересеченной с глухим стуком увесистых лап, сначала попросту рассуждая, после двигаясь целенаправленно, без высшего приказа, по собственному желанию.

Не ожидая услышать голоса так близко к крайним территориям, притормозил, смущенно оглядываясь, пытаясь сопоставить внутреннюю карту исследованных ранее земель. Дизель частенько бывал здесь на заданиях, ранее абсолютно уверенный в своих знаниях, теперь же как остолоп жалел о своей массивной цветастой фигуре, не позволявшей ни спрятаться, ни забраться на удобную для наблюдения возвышенность; в который раз осознал, что в одиночку не стоит ровным счетом ничего и все его успешные свершения вполне могут быть записаны на счет Лютоволка, а те, что поприятнее - в банк городских друзей.

Но ситуация оказалась, впрочем, как и всегда, не столь ожидаемо плачевной. Дизель даже распушился, выгибая пушистый хвост и, на радостях, потряхивая длинными кисточками; пока еще не догадывался насколько смешливо выглядит в этой размашисто-дружелюбной важности, с ног до головы завернутый в лесной ковер растительности, растрепанный, но оттого не менее гордый. Хладнолапка..
   — Хладнолапка! - в несколько мощных прыжков он сократил расстояние до приемлемого зрительному контакту, с разочарованием лишь потом осознавая, что подобное поведение могло расцениться неприкрытой агрессией - я.. не бойся, - в легких не хватало кислорода, но едва ли это было причиной замешкавшегося, подавившегося басовитыми вибрациями непроизнесенных слов - ты потерялась?

+2

22

Кисточка уверила юную спутницу, что вполне может идти, и отправилась в лагерь в одиночку. чувство вины и некое волнение на соплеменницу ещё некоторое время мучали Прохладу, когда та медленно брела по склонам, наблюдая расстилавшуюся перед ней огромную долину Небесного племени, но в то же время находясь за пределами своей территории. В душе птицей трепетало чувство свободы. Она понимала ветряных воителей, которые с таким восторгом носятся по своим пустошам. Она испытала это упоение, когда ветер шлифует бока, а земля мягко пружинит под сильными лапами.
Прохлада сделала пару перебежек вдоль границы, однако постоянно держала ту в поле зрения. Всё-таки не хотелось заблудиться и опоздать на собственное ночное бдение. Кстати, уже вечереет. Пора бы возвращаться. Тмин, наверное, уже на посту.
- Хладнолапка! - громкий голос позади заставил воительницу испуганно вздрогнуть и обернуться, напрягая все мышцы в каком-то инстинктивном порыве броситься обратно к своей территории. Однако пёстрая громада имела вполне дружелюбный вид. - я.. не бойся. Ты потерялась?
- Дизель! - не скрывая своего облегчения, воительница сделала пару шагов навстречу. Она не знала, что следует сделать. Хотелось ткнуться лбом в здоровенное плечо, поскакать вокруг одиночки радостно, по-котёночьи, но Прохлада сдержала этот порыв. Статус уже не позволял. Поэтому приветствие вышло какое-то смазанное - кошка вытянула вперёд голову, удостоверяясь, что старый знакомый в добром здравии, и смущённо улыбнулась. - Нет, я просто гуляю. Меня сегодня посвятили в воители, представляешь. Звездошейка дала мне имя Прохлада.
Восторженный выплеск эмоций вновь прервался внезапным выдохом, и Прохлада резко захлопнула рот, будто вспомнив, что Дизелю вовсе всё это не интересно.
- Как ты здесь? Как Опарыш? Ты без него, он... в порядке? - воительница встревоженно глянула за пёстрое плечо, однако старшего одиночки нигде не было видно.
Прохлада не знала, как стоит разговаривать с Дизелем. Он обычный одиночка, который был изгнан Звездошейкой с территории племени, и по сути воительница должна насторожиться и прогнать его подальше от границ. Однако Дизель относился к ней куда доброжелательнее, чем тот же Тмин. Ну, нет, нельзя сравнивать, они... совершенно разные. Кошка потупила взгляд, теряясь в своих противоречивых мыслях.
- Вы всё ещё не ушли от племенных территорий, почему? Будь осторожен, Серебро Звёзд сказал, что изгнанники и бродяги сбились в стаю и... - резко умолкнув, Прохлада округлёнными глазами смотрела на Дизеля. А вдруг они с Опарышем тоже примкнули к этой стае? Нет-нет, они не такие. Да и Опарыша предатели не приняли бы к себе, посчитали бы слабаком, неспособным сражаться. А Дизель не стал бы без отца... - В общем... не оставляй Опарыша надолго одного, эти одиночки... опасны.
Голос кошки стал совсем тихим, она окончательно запуталась в том, что говорить можно было, а что не стоило, а что было абсолютно незначительно.

+2

23

→ главная поляна неба пинки шейки

Посвящение — одно из самых радостных событий за последние луны — было прервано для глашатая известием о пропавшей воительнице. Впрочем, известие было не ново. Уже как день кот заходил в своих патрулях всё дальше, выискивая следы соплеменницы, но ничего не находя. Однако вскоре бесцельный забег меж трёх сосен основательно надоел, а срок отсутствия Железнобокой превысил все допустимые нормы. Что доказала вчера Звездошейка, заметив пустое место, прореху в кошачьем море. Идти по сумеркам не хотелось, да и нужно было разработать некоторый план действий. Так что Кленовый прождал до утра, не надеясь на самостоятельное возвращение серой, но размышляя. — Не простая затянувшаяся прогулка, нервный срыв или внезапное желание свободы, но пропажа. Да и на Железнобокую всё перечисленное не похоже. Хвойня. Надо было подумать об этом раньше, — зеленоглазый поморщился. Нет, однозначно не время сокрушаться. Признали ошибку — пошли дальше. — Увы, от следов после дождя осталось лишь воспоминание, а обходить племя с опросом скорее всего бесполезно. Итого у нас никаких зацепок, — поручение из серии «пойди туда, не знаю куда». Хорошо хоть предмет поиска был ясен.

Глашатай пошевелил ушами, обводя только просыпающуюся поляну внимательным взглядом. Та-ак. Звездошейка уже здесь, как и Бурелом. Трёхцветный поднялся, отсалютовал обоим пушистым хвостом и скрылся в рассветных тенях. Примерное представление о том, откуда начать поиск наконец-то оформилось в голове. — Не так давно Серебро Звёзд нанёс нам визит и рассказал об одиночках, чьей целью является разрушить племена. Сейчас пропадает, собственно, один из представителей племён, носитель идеологии Закона, из-за которого изгнанники стали таковыми. Искать нужно было с самого начала не на территориях Неба, — зелёные глаза внимательно следили за каждым кустом и шорохом по мере продвижения их обладателя на нейтральные земли. Сначала туда. Возможно удастся найти какого-нибудь одиночку, у которого можно будет «предельно вежливо» получить нужную информацию. Существовал, правда, и другой вариант. Железнобокая могла быть уже мертва. Однако зачем явно организованной стае один мёртвый воин, если с точки зрения тех же сведений он гораздо более полезен. Кленовый рассуждал без особенной жалости или беспокойства за соплеменницу. А зачем, собственно, вести себя как переполошённая птица с птенцами? Делу это никак не помогает.

Увы, от зудящего ощущения под рёбрами рационализм не спасал. Слишком ситуация напоминала об ином эпизоде с таким же началом. Пропавшая кошка. Даже такая же серая. Преданная племени. И преданная лично ему, Кленовому. Их общей горячо любимой дочери. На мгновение глашатай остановился, подставляя морду тени объёмной еловой ветки. Лучи солнца жгут, а тени удобно скрывают всё, что хочется скрыть. Имя дорогой когда-то кошки, например.

— Железнобокую я найду, — в чуть морозный воздух произнёс трёхцветный, — живой или мёртвой, — два слова, почти одинаковая интонация и показавшиеся, наконец, предгорья. Конечная цель. Ни на секунду не сбавляя бодрый шаг, зеленоглазый выискивал глазами клочки шерсти, мелькающий хвост или иные следы пребывания здесь кого-нибудь кошачьего. Впрочем, помогли в итоге не глаза. А голоса. И, что самое забавное, один из них принадлежал Небесной воительнице. Кленовый ещё чуть ускорил поступь, буквально вылетая к мило беседующим и становясь третьим в их разговоре.

— Прохлада. Как интересно, — протянул зеленоглазый, переводя внимательный взор с одного на другую. А кто же..? Дизель. Этого трёхцветного одиночку на диво легко удалось выудить из памяти.
— Даже вдвойне интересно, — Кленовый сел, выразительно глядя на парочку, мол, вы продолжайте-продолжайте. Я тут не Кленовый, а клён вообще. — Вряд ли Дизель что-то скажет лично мне. Но быть может, удастся выловить сведения из их диалога.

Отредактировано Кленовый (2018-05-23 19:30:33)

+4

24

Увесистая морда лучилась деланной невозмутимостью, но стоило Хладнолапке отозваться, как нелепая улыбка изрешетила фальшивый образ, пропуская вперед искренние эмоции. Он было подался навстречу вытянутой мордашке, даже не успев подумать о том, что собирается сделать, как серошкурая отдернулась, прерывая свой жест, с чем Дизелю пришлось, неуверенно замявшись, смириться, исподлобья косясь на скромную улыбку полосатой мордочки. К щекам прилила кровь, хоть и не отражаясь под шерстью, с лихвой путая мысли, не позволяя воспринимать информацию правильно, испепеляя все заготовленные для предстоящего диалога призмы.

   — Здóрово! - он вытянул лапу, приземляя бархатистую подушечку, едва умещающуюся меж аккуратных ушек, в размашисто дружелюбном поглаживании, пока не переменился в морде, стушевавшись и прижимая конечность к груди - должно быть.. это же.. хорошо? - тихий выдох обличал всю неловкость, осознанную Дизелем в его глупейшем положении, но оттого ничуть не подконтрольную - красивое имя.. - вернувшийся к встревоженной зелени взгляд странно поблескивал. И таким идиотом я себя каждый раз выставлял?

   — Опа.. а.. отец хорошо, он.. - Дизель беспомощно барахтался, увязший в собственном смущении и наслоившейся друг на друга лжи, с которой он никогда не умел обращаться - знаешь.. - неосознанно качнув головой, трёхцветный зажмурился, абсолютно растерянный в последующих действиях. С опустевшим разумом, исполин подался вперед, вглядываясь в расширившиеся испугом глаза сверху-вниз, согревая чужую макушку своим дыханием, замерев, с последним запалом цепляясь за едва слышные слова. А чем они.. опасны?

Незнакомый голос разрезал накалившийся вольтаж воздуха, заставив массивную фигуру тяжело вздрогнуть, маскируя это резким разворотом. Инстинктивно заслонив Прохладу плечистым корпусом, под чужим назидательным взглядом не смог не потупиться, внутри давно признавая собственную провинность во всех навалившихся на его первый и последний своенравный поступок бедах.

+4

25

Дизель, кажется, тоже чувствовал себя неловко. Прохладе казалось странным, что эта махина может испытывать какое-то стеснение перед мелкой молодой воительницей. Кошка глупо улыбалась, глядя из-под широкой лапы, важно возложенной ей на макушку, в жёлтые глаза.
- Да, очень хорошо, теперь я могу даже выйти за пределы территории, - она усмехнулась и тут же тряхнула головой, словно отругав себя за слова, которые можно было понять совсем не в том ключе. - Конечно, лучше всё же этого не делать.
Весь их диалог состоял из необдуманных фраз в порыве радости от встречи и неловкого молчания и поправок после. Но всё же Прохладе было приятно видеть Дизеля, наблюдать его забавную мимику и слушать смущённые оговорки, мало чем отличающиеся от её собственных. Жаль, что он не из племени. Мы могли бы видеться на Советах. На мгновение воительнице стало грустно. Здоровяк не будет тут вечно, он на то и одиночка, чтобы переходить с места на место. Даже эта их встреча - чистая случайность, скорее всего, последняя.
- А чем они.. опасны?
Вопрос загнал Прохладу в тупик. Как ему объяснить? Котятам в племени с детства говорили, что у бродяг нет принципов, их не ограничивает Воинский Закон, и они, по определению, - враги. Дизель - одиночка, ему это не понятно. Они, может, между собой и не враждуют. Лояльно относятся к таким же, как они сами.
- Ну... их много, - медленно, подбирая слова, чтобы вдруг не обидеть Дизеля резким высказываем о ведущих такой же образ жизни, как и он, котах, Прохлада всё же нарушила повисшую тишину, задумчиво разглядывая пёстрое плечо, словно оно помогало сосредоточиться, однако ей помешали продолжить.
- Прохлада. Как интересно.
- Кленовый, - испуганно выдохнула Прохлада, инстинктивно пошатнувшись в сторону от Дизеля, словно и не разговаривала с ним. Словно просто проходила мимо. Словно глашатай застал их за чем-то неправильным. Воительница нервно сжала челюсти, её глаза перебегали с соплеменника на друга и обратно. Он скажет Звездошейке. Забавно было, что Кленовый появился здесь, за пределами территории Небесного племени, сейчас, в то время как очень часто Прохлада слышала недовольство предводительницы, не сумевшей отыскать в лагере своего помощника.
Испытующий, нисколько не гневный, не обвиняющий взгляд Кленового заставлял воительницу волноваться сильнее. Она нервно перешагивала с лапки на лапку, мысленно прокручивая в голове все варианты развития событий, но вовсе не собираясь говорить. А что она ему скажет? Неловко было оставаться за фигурой Дизеля, к тревожным мыслям добавились возможные решения Кленового по поводу нахождения здесь двух молодых котов. Прохладе хотелось провалиться сквозь землю.

+4

26

Увы, события развивались согласно второму возможному варианту — второму и худшему. Всё, что сказали эти двое ограничилось именем самого глашатая с пристыженно-серой стороны. Сторона же бродяжья хранила чинное молчание, потупившись. Интересно, почему? Это могло быть каким-то знаком. Или Кленовый просто-напросто спугнул весь настрой беседы. На своё несчастье, кот в иных живых существах с их эмоциями разбирался не лучше, чем действительно какой-нибудь пень. Однако он хорошо разбирался в фактах.

— Простите, конечно, что прервал, — и от вежливости в голосе ни следа, лишь уверенная шутливость да зелёный прищур, — но Прохлада. Раз уж ты пересекла такой массив территорий. Железнобокую, свою подругу по палатке, не встречала? — абсолютно непринуждённо спросил трёхцветный, слегка взмахнув кисточкой хвоста.

— Или, быть может, твой новый друг слышал это имя? — глашатай едва заметно улыбнулся, склонив голову набок, в сторону знакомого одиночки. Но вот обыкновенного ли одиночки? То был хороший вопрос. Откапывать из памяти Советы такой давности весьма и весьма нелегко, но Кленовый усиленно старался, пытаясь выцепить из мыслей образ большущего трёхцветного увальня. Вот оно. Рядом с тёмно-серым котом, в рядах… Речного племени! А после и в числе изгнанников. Небесный старался ничем не выдать весьма ужасающее открытие, однако удержать свои глаза от мимолётного расширения не смог. — Значит, с огромной вероятностью перед нами сейчас сидит представитель той самой стаи, — мышцы отозвались лёгким напряжением, а взгляд стал гораздо более внимательным, ловя любое движение в сторону Прохлады. Чтобы при малейшей угрозе тотчас сорваться с места. — По габаритам проигрываю, ставим на ловкость и элемент неожиданности. Впрочем, куда уж тут. Элемент неожиданности. Эти коты, раз прогнали целое племя, тоже не когтем мизинца деланы. Должны знать основы боевых приёмов. Значит, смекалка, — привычная оценка обстановки вернула на губы Кленового лёгкую полуулыбку. Так или иначе цель будет достигнута.

+5

27

Дёрнув ухом на произнесенное имя, Дизель лишь сильнее напрягся, впрочем, любое внешнее проявление его боевой готовности было целиком и полностью обманчиво - исполин не напал бы на соплеменника подруги, даже если тот решил проучить его прямо здесь. Тихий голос вмиг отстранившейся Прохлады разбудил давние воспоминания, погрязшие в рутине нынешних будней, перед ним стоял глашатай; только теперь он вспомнил эту пёструю шкуру и изучающий малахитовый взгляд, по-новому взглянув на именованного.

   — Она не.. - нарушала закон? Откуда тебе знать, придурок. Полосатая отстранилась, испаряясь, как и тогда, хороня и без того загибающиеся зачатки уверенности в подконтрольности ситуации. Лишь ее тихие испуганные выдохи держали сбившиеся в кучу мысли на плаву, слишком сильно Дизель привык к потребительскому отношению окружающих, чтобы оставить непричастность небесной к этой засаде без внимания.

Такое знакомое, очередное имя отчетливо резануло слух, неминуемо нагоняя ожесточения в и без того накаленный мощный силуэт; забитый подозрениями рассудок не тратя времени на сомнения кричал - сейчас придется защищаться. Он так и стоял истуканом, набычившись, понимал - любое слово обратит присутствующих против него. Опустив тяжелую морду, лишь бы не встречаться с гордым взглядом глашатая, усилием понурил натянутые жгутом плечи, сдался, избегая любого - словесного или телесного - конфликта, что в любом случае был заведомо проигран. Пёстрые кисточки виновато прижались к затылку, он не желал слышать порицание со стороны Прохлады; впервые изгнанник зашел настолько далеко, пусть и в построенной чужими лапами лжи, сам использовал кого-то, но то была не сладкая месть, дежурное, не до конца атрофированное, отвращение к себе и своим поступкам.

Отредактировано Дизель (2018-05-24 07:44:27)

+4

28

Расслабленность и непринуждённость, сквозившие во всей фигуре глашатая, заставляли Прохладу всё более чувствовать себя виноватой и сильнее напрягаться, улавливая спокойные слова Кленового, будто тот ввязался в будничный разговор с соплеменниками, а не застал недавнюю ученицу за беседой с одиночкой да ещё и вне территории племени. Прерывистое дыхание раздувало ноздри, Взгляд воительницы в нерешительности бегал с лапы на лапу.
- Нет, не встречала. Вообще с посвящения её не видела, - тихо пролепетала кошка, чувствуя как к множественным чувствам добавился ещё и стыд за собственную невнимательность. Столь интересовавшаяся раньше серой соплеменницей, Прохлада теперь не могла вспомнить, сколько дней прошло с их последней встречи. Даже не волновалась, не спросила ни у кого ни о чём. Как будто и не было Железнобокой. - Нужно помочь её найти?
Глупая надежда затеплилась внутри. Вряд ли Кленовый отправится дальше на поиски молодой воительницы, когда узнает всё, что хотел. Вряд ли оставит поступок Прохлады без внимания. Она нахмурилась, наконец подняв глаза на глашатая, ожидая его слов.
- Или, быть может, твой новый друг слышал это имя?
- Откуда ему?.. Дизель мог видеть её только в нашем лагере, когда Железнобокая ещё была ученицей, - инстинктивно стараясь защитить друга, выпалила Прохлада то, что казалось логичным. По крайней мере, она абсолютно точно не могла представить, где ещё могли пересечься эти двое. Но одиночка вдруг ссутулился, прижал уши к голове.
Зеленый взгляд впился в крупную фигуру Дизеля, воительница не понимала причин изменений в нём, но что-то заставляло сердце в волнении стучать быстрее.
- Дизель? - тихий голосок вопрошал "что-то не так?".

>>> лагерь неба

Отредактировано Прохлада (2018-05-31 11:14:09)

+4

29

— Вряд ли ты чем-то сейчас поможешь, — выразительно оглядев основательно смятённую и находящуюся под влиянием эмоций воительницу, глашатай вновь вернул внимание трёхцветному (надо же, какое забавное совпадение) одиночке. С последним звуком имени пропавшей Небесной кошки тот заметно насупился, прижал уши к голове, а потом эту самую голову вовсе опустил. Кленовый, признаться, ожидал, что тот группируется и таким странным образом готовиться атаковать. Однако ожидания не оправдались. К лучшему ли, к худшему ли — хороший вопрос. Ибо либо пёстрый изгнанник имел про запас какой-то план, либо сдавался, умывал лапы и любые усилия, направленные против племени. — Хитрый лис или просто командный игрок, который без приказа шагу не сделает во вред кому бы то ни было? — во всяком случае, анализ возможностей Дизеля лучше отложить на более подходящее время. Сейчас важнее то, что сведения о Железнобокой у него определённо имелись. Ведь недоумением вроде «кто-кто? Откуда я вообще должен знать её?» тут явно не пахло.

— Впрочем, — едва заметно взмахнув пушистым хвостом, Кленовый тонко улыбнулся Прохладе, — вполне вероятно, ты уже помогла, — встретившись с нужным котом, ага. Конец мысли остался исключительно мыслью в ушастой голове, ибо спугнуть настрой Дизеля мог на раз-два. А сие глашатаю, ныне хитро щурившемуся, было бы совсе-ем не на лапу.

— В лагерь. Оба, — коротко и хлёстко, не размениваясь на лишние объяснения из серии зачем и за что. Кот встал по одну сторону от одиночки, указав соплеменнице встать по другую, сохраняя дистанцию. Прижиматься плотно опасно — не останется места для манёвра в случае чего. Да и Дизель может среагировать не совсем адекватно. Мало ли, крамольных мыслей в его лобастой голове водится. Какие там вообще мысли водятся, интересно. — Так, засунули любопытство подальше и вперёд. Оно сейчас только мешает эффективной деятельности, — уверенной походкой, достаточно бодрым темпом глашатай двинул стопы к родному порогу, размышляя о вероятности оставить уши целыми после встречи с милой Звездошейкой. И вероятность эта крайне быстро стремилась к отметке «явно не в нынешней жизни, оптимист».
Кленовый тихо усмехнулся.

→ в родные пенаты

Отредактировано Кленовый (2018-05-28 23:55:36)

+3

30

>главная поляна

Как только лагерь остался за спинами их малочисленного отряда, Бурелом слегка сбавил темп, позволяя наконец своей спутнице поравняться с ним. Вопрос, заданный кошкой, так и повис в воздухе, оставшись без ответа; понимая, что этого разговора вряд ли удастся избежать, исполин на мгновение нахмурился, в сосредоточенной задумчивости напрягая желваки, краем уха прислушивалась к мягкой поступи  кошки, что очевидно была в противовес его тяжёлому, грузному шагу. 

—  Было принято решение расширить наши угодья путём смещения границ, - подобно заученной фразе отчеканил он, склонив голову и рассматривая возможные мимические изменения на мордашке той. Стоило ли говорить Кисточке об их намерении впоследствии вторгнуться на территории племени Ветра?  - сейчас мы должны поставить метки в предгорье, тем самым заявив свои права на эти земли, - разумно посчитав, что все былые их обсуждения остались развиты лишь на уровне слов - и вполне возможно могут быть ещё не скоро превращены в действия - Бурелом все же опустил подробности; кроме того, сообщать подобные вести была не его прерогатива, а лишний раз посеять семя волнений в белоснежной головке, набитой исключительно альтруистическими помыслами, было бы глупо.

Постепенно ускоряясь, самец двинулся вперёд, прокладывая себе путь сквозь заросли папоротника, перемежающегося с редким кустарником, небрежно, с характерным хрустом обламывая сучья и стебли. Кроны древних деревьев переплетались в сплошной зеленый потолок, а толстые бугристые ветви изгибались над их головами под самыми немыслимыми углами. Поднимались еще совсем молодые сосны, заполняя в том числе и когда-то существовавшие полузатерянные тропинки, и самец обернулся через плечо, лишний раз убеждаясь, что кошка следует за ним; невольно возобновив на подкорке воспоминания их бывалых тренировок, со скрытой усмешкой подметил, что сейчас та передвигается куда более грациозно.

Роща оборвалась столь же резко, как и начиналась - ее окраина, будто отделялась невидимой границей, где просторная холмистая долина открывалась солнцу и ветру, плавно возвышаясь в горные массивы. Исполин вскинул морду к небу, изучая его пространство на предмет присутствия хищных птиц; не найдя таковых, уверенно выступил из-под свода могучих стволов, однако окончательно не избавляясь от ощущения уязвимости, пропуская волну напряжения по всему корпусу.

Отредактировано Бурелом (2018-06-18 13:45:00)

+2

31

> Главная поляна.
Кисточка совершенно не была удивленна, увидев хмурый вид своего бывшего наставника. Так было всегда, стоило его спросить хоть о чем-то. Меньше слов - больше дела точно про этого кота. И если в ученичестве этот хмурый взгляд мог напугать, то сейчас вызывал только снисходительную улыбку и нежный взгляд. Она ускорила шаг, желая поспевать за напарником.
Заученная фраза неприятно бьет по ушам, а кошка не может вспомнить читала ли здоровяку лекции о его манере разговора. Так ведь можно распугать всех вокруг, а ей не хотелось, чтобы этот кот чувствовал себя одиноким. Как и с другими соплеменниками, своему наставнику она желала всего наилучшего. Но все же, по возвращению, стоит поговорить о его незаинтересованности в любых разговорах, может это немного поможет.
- Вот как, значит понемногу расширяемся? - мягко спрашивает белоснежная, не ожидая ответа на этот вопрос и задумчиво смотря на свои лапы. Почему сейчас, когда одиночкам и так не сидится на месте ровно? Предгорье, можно сказать, их кусочек территории и кажется никому не понравится, если их дом отбирают. До одиночек племенным обычно нет дела, но с ней все было иначе.
- Это все? Только расширение территорий? - на этот раз Кисточка поднимает выжидающий взгляд, давая понять, что ей хотелось бы услышать ответ. У нее не было никаких подозрений, она спросила для галочки, прекрасно зная дурную привычку наставника скрывать все детали заданий.
Они пробирались через лес, все ближе подходя к яркой границе. Кошка осторожно огибала препятствия, не желая создавать дополнительный шум. И когда они подошли к месту, где роща резко заканчивалась, воительница встала как вкопанная, в отличии от Бурелома. Осмотревшись, тот напряженно двинулся к склону, но она не последовала за ним.
Когти нервно впились в твердую землю, шерсть встала дыбом, словно белоснежная увидела перед собой что-то на самом деле ужасное. Прошло почти двадцать лун, но до сих пор она испытывает животный ужас при одном виде гор. Вид маленького тельца истерзанного когтями ястреба стоял перед глазами, заставляя ее резко вскинуть взгляд в небо и нервно осмотреться. Но даже когда она была уверенна, что ни одной хищной твари не было рядом, то взгляд скользнул в даль, на вершины гор. Стоило жалобному котячьему писку прозвучать в голове, как воительница сорвалась с места, пробегая мимо Бурелома и убегая вперед на добрых семь лисьих хвостов. Только тогда здравая мысль о том, что прошло уже столько лун, заставили ее остановиться и обернуться на наставника. Морда скривилась в непривычной гримасе ужаса и боли, пока она молча стояла, дожидаясь старшего воителя.
Шаг стал тяжелый, Кисточка чувствовала себя так, словно оббежала все территории племени Неба. Хвост понуро тащился следом по земле и она больше не поднимала взгляд вверх. Казалось, что старые раны не заживут никогда, заставляя ее чувствовать себя слабой и беспомощной. Все, кто был рядом с ней достаточно близко сейчас отдыхают в Звездном племени. Одна мысль об этом заставила белоснежную держаться от кота подальше.
- Давай быстрее покончим с этим и вернемся.- понуро бросила кошка, не поднимая взгляда. Бурелом был близким ей котом, он знал что она пережила, возможно поэтому позволила себе расслабиться. Будь на его месте кто-то другой, то она обязательно натянула бы привычную улыбку и сказала, что все хорошо.

Отредактировано Кисточка (2018-06-21 22:32:06)

+1

32

Взгляд пристально упёрся в остроконечные пики гор, виднеющиеся на горизонте; прикидывая в уме полезность выборной территорий, Бурелом напряжённо повёл плечами, отчего мышцы под шкурой мелко завибрировали, обличая внутреннее состояние. Шрам вновь отозвался неприятным покалываем, но на этот раз он не обратил на него внимания, лишь сомкнул челюсти плотнее, претерпевая секундную слабость.

Ветер пронёсся со свистом в ушах, когда Кисточка стремглав ринулась вперёд, удаляясь от него на приличную дистанцию; явно не ожидая от спутницы подобного манёвра, самец угрюмо свёл брови, щуря жёлтые глаза от слепящихся лучей солнца, чей диск уже практически достиг точки зенита. От него не укрылось, как болезненно исказилась круглая мордашка, скрывая тревогу за притупленным взглядом - мысли воительницы явно витали где-то в отдалённости и точно не располагали к предстоящей работе.

Поддаваться эмоциям - не лучший способ избавиться от своих страхов, - поравнявшись с самкой, смерил ее высокомерным взглядом, выуживая в меняющихся чертах хоть каплю осмысленности, но та предпочла отгородиться в деланном спокойствии. — равно как и бежать от них. - в низкий рокот прокрадывались нотки недовольства.

Тело напряглось, возвращая мышцам контроль, сознание дёрнулось; он не позволил ей и шагу сделать, вытянув лапу и грубым жестом разворачивая кошку за плечи в направлении гор. — Посмотри туда, - пальцы сжимали тонкую кожу, не давая белоснежке даже возможности вывернуться, - чего ты боишься? Возвращения воспоминаний, принятия очевидного? - контуры лица заострились в одну секунду, точно кто-то переключил внутри режим; от голоса отчётливо повеяло холодом. —  Усмири свою фантазию, Кисточка. Бежать от себя глупо; эта гонка в один конец, где тебе всегда отведено место за первым. - за безразличием проступало глухое раздражение, тщательно маскирующееся под панцирем хладнокровия. Бурелом скалился, глумился над наивностью и безвольностью кошки, подушечкой ощущая трясущееся под ним тело, одновременно помогая ей не потерять хрупкую опору под лапами. — И, поверь, потеря это ещё не самая сильная боль, - пальцы разжались,  мышцы наконец расслабились, а непримиримая, жесткая линия губ растянулась в едва заметной ухмылке.

+2

33

Уродливый многополосый шрам давно укрылся под густой шерстью, напоминая обладательнице о себе лишь едким потоком раздражения, что самодовольной ухмылкой изгнанника всплывало в памяти. Сумрачные так и не ощутили на себе повышенной угрозы со стороны бродяг и Молния, преисполненная истинной ненавистью, продолжала бездумно шастать в одиночку, скрываясь лишь для получения преимущества, а, по сути, нарочно нарываясь на проблемы.

Были ли то происки изгнанников, заявившие о себе неожиданным появлением Василька, или очередные чудеса природы, припасенные в испытания от предков — плодородие болотистых земель после изгнания хищника оказалось мнимым. Все чаще воители приходили в лагерь с пустыми лапами, а топь обнажала свои подсохшие внутренности, лишая теневых последнего шанса перекусить земноводными. Потому, разумеется, на благо племени, бесхвостая не гнушаясь пересекала границу, с каждым разом проводя в бесхозных мрачных лесах все больше времени.

Но внутренние позывы, обгладывающие труп трезвости мышления и танцующие на её костях, неминуемо звали ее в другую сторону, не позволяя забыться в дремучей чаще. И иногда она слушалась, давала себе вольность, позволяла морозному воздуху предгорий освежить разум и развеять непристойность назойливых желаний. По началу пряталась в тени стволов, изредка забираясь по шершавой поверхности, засматриваясь на открывающиеся виды издалека, но со временем начала заходить все дальше.

Так было и сейчас, с безвольной тушкой коростеля в зубах, теряясь в глубоких очертаниях гор, фантомная фигурка спешно пересекала открытое пространство, наслаждаясь гудящими потоками воздуха, такими заливистыми, что невозможно было вдохнуть. Она всегда любила свободу, дарованную бегущему шквалами встречного ветра; искренне радовалась редким в бору кроликам, без всякой надежды поймать, скорее, предвкушая хорошую разминку.

uaaa... — cheese people \\                         

Вибрации въевшегося в разум голоса, оставившего под ребрами неисчезающие схемы привязанности, заставили мышцы встать колом. Неловко припав на переднюю лапу, выпустила когти тормозя задними и чувствуя, как распухает вывернутая связка на неудачном сгибе. Надеясь, что не создала лишнего шума, она нервно сглотнула, ощущая уже привычную дрожь в окостеневшей глотке. С высокими тонами второго собеседника разум накрыло карминовой вспышкой, подёрнутый кровавой марью рассудок горьким осознанием отчитывался, кто и для чего использует нейтральные территории в плохое для племени время. Птица выпала из пасти, глухо стукнувшись о каменистую поверхность насыпи.

Сорвавшись с места, она стремительно бросилась на голоса, оставив без внимания тянущую боль в передней лапе. Ветви мелькали перед взглядом, хлестали по бокам, словно подбадривая зашедшуюся гневом кошку, распаляя едва сдерживаемую в маленьком теле ярость. Не тратя времени на бесполезные засады, Молния вырвалась из лесной неволи на открытое пространство, резким движением вцепляясь в белоснежную шкуру, взбешенная, с немой неукротимостью отдирая соплеменницу от Бурелома силой инерции сгруппированного корпуса.

+4

34

Кисточка знала уже знала, что ее ждет, смотря на тяжелую поступь наставника. Ничего и никогда не меняется. Хотя ей казалось, что настало ее время читать лекции. Бурелом был в этом неплох, возможно потому что говорил кратко и ясно, но его холодный голос заставлял мурашки бежать по телу.
Она надеялась, что они просто забудут и пойдут дальше, оставляя ее воспаленный мозг справляться с этим в одиночестве, как и раньше. Но нет. Сильные лапы сжимают плечи, заставляя повернуться к своему страху и поджать уши, не в силах увести взгляд. Все сознание воротило от старых ран. Воительнице хотелось бежать к горам или же как можно дальше от них, но ни того, ни другого она сделать не могла. Снова ничего не могла и это раздражало больше всего. Раздражение в голосе Бурелома отрезвляет рассудок и все медленно встает на свои места. Родных уже давно нет, а она сейчас здесь, старается как может помочь племени. Здесь нет места глупым страхам.
- Я знаю, просто, - белоснежная давится собственными словами и судорожно выдыхает, тряхнув головой, желая прогнать совершенно ненужные мысли. - я поняла, Бурелом - голос немного дрогнул, но привычная спокойная улыбка говорила о том, что все нормально.
Кисточка взглянула в сторону гор еще раз и кивнула своим каким-то мыслям. Сейчас было занятие куда поважнее, чем ворошение старых ран, поэтому она расправила плечи и уже больно хотела двинуться вперед, когда резкая боль оглушила на мгновение. Воительница чувствовала, как под весом чужого тела лапы теряют опору и кто-то тащит ее вниз, к земле. Нелепо рухнув, от неожиданности она даже растерялась, медля пару секунд. Но боль от впившихся когтей заставляет зашипеть и вывернуться всем телом, освобождаясь от захвата. Надеясь увернуться от следующего выпада, кошка откатывается на лисий хвост и только после этого вскакивает на лапы, быстро осматривая нападавшую. Маленькие раны от когтей неприятно садят, но она лишь отряхивает шерсть, приводя себя в порядок.
- Кто ты и почему нападаешь? - белоснежная сначала хмурится, но после черты лица снова расправляются. Она не думала атаковать, она не любила кровопролитие и пусть это нападение безвкусно наглое и дерзкое, кошка не подумает даже отвечать на это. Нападавшая не пахнет падалью и ей не сложно определить племя. Кисточка слегка напряглась, обычно расслабленная, сейчас она приняла боевую стойку. Взгляд скользнул к Бурелому и мысль о том, что нападавшая решит поменять цель, заставила ее перейти ближе к наставнику. Закрывая кота собой, она смотрела уверенно, но не враждебно.
- Ты ее знаешь? - уже тише поинтересовалась воительница, не сводя пристального взгляда с кошки.

+4

35

Ее положение казалось не более, чем игрой в имитацию жертвенности. Загнанная в угол, отчаявшаяся, затравленная - последнее, что ей требовалось в жизни, это слезливые утешения; к тому же, Бурелом был бесконечно далёк от любого вида проявления подобных эмоций. Его слова, поддевали, провоцировали, выводили, в конечном итоге явив наконец то, чего он и пытался добиться.

Грубые черты ожесточились  вновь; Бурелом испустил из пасти глубокий вздох, кратко махнув хвостом - степень напряжения в теле ни  спадала ни на толику, заставляя подвижные уши мелко подёргиваться, контролируя прилегающий периметр на предмет посторонних звуков.  Знакомый, пусть и несколько притуплённый сыростью, запах застал его врасплох, в мгновение оборачивая крепко удерживаемую в мощных лапах призму контроля в неприкрытое ошеломление. Тень мелькнула со спины; полосатый меховой шар буквально вырвал из стального захвата бессильное тело соплеменницы, породив в грудной клетке раскатистые вибрации звериного рыка, рвущегося наружу, но одновременно не имеющегося силы сотрясти накалившийся воздух. 

За развернувшейся сценой, за чудом сумевшей увернуться от стремительной змеиной хватки соплеменницей, он наблюдал с поразительной выдержкой, не позволяя ни одному мускулу дрогнуть на своей морде. Неправильно выбранный ракурс, или же просто спонтанность ситуации - самец не мог явно разглядеть все  прелести развернувшейся потасовки, лишь пару раз мазнув воспылавшим взором по бурым ушкам. Смелость и необдуманность сумрачной не стали новостью для Бурелома, однако догадки о мотивах совершенных манёвров так и подмывали закатить глаза, но этот жест был уверено скрыт за небрежным движением головы - вмешиваться в это он даже не пытался, предоставляя шанс Кисточке самостоятельно постоять за себя.

Знаю, — логичный вопрос, заданный  белоснежкой, ни чуть не удивил, однако он ответил на него довольно обрывисто, надеясь, что это отрежет ряд всплывающих в чужом мозге вопросов, — поэтому остальную часть наказания я беру на себя. Без лишних свидетелей, — взгляд вновь пересекся с соплеменницей, взиравшей на него со смесью беспокойства и искреннего непонимания.  — Возвращайся в лагерь. — уже более требовательно приказал, пропуская через себя жар раздражения, протачивающего путь сквозь иные чувства, казалось бы, возобладавшие в нем. — сейчас же. Мне не нужны няньки, Кисточка. — предвещая возможные попытки упрямства повторно произнесённым тоном, обещающим одну и тысячу адовых расправ в случае промедления, он сдержанно кивнул той, вновь обращая своё внимание к виновнице конфликта.

Отредактировано Бурелом (2018-06-27 21:54:00)

+2

36

Тело небесной воительницы подалось рывку с неожиданным трудом, несмотря на стремительность ведомых инстинктами действий, бесхвостая была уверена, кто-то пытался помешать ей. С грозовым треском из глубин тяжело вздымающихся ребер поднялся глухой рык; слепым остервенением свирепого хищника, почувствовав под когтями чувствительные мягкие ткани, она выгнулась всем телом, пытаясь нащупать опору под задними лапами и загнать белошкурую в безнадежный захват.

Пучки белой шерсти в виде утешительного приза, но Молнию интересовал лишь тонкий аромат пролившейся крови. Невидящим взглядом прожигая невозмутимо встряхнувшуюся противницу, она гулко выдохнула, перенося вес на подрагивающие бедра. Её не интересовали повисшие в воздухе вопросы и натянутые взгляды; задыхаясь неистовством, сумрачная разбивала лапы о прутья своей обугленной клетки.

Не слыша вкрадчивых речей, несколько ударов сердца выслеживала одно из двух — бледное пятно в чреде их обоюдных телодвижений и переглядываний. Захлебнувшийся яростью рассудок не располагал к точному анализу, её телом распоряжалось первобытное чутье: залитая кровью карта, где одна фигура являлась препятствием, другая — ликвидируемой целью. Хлопок, взрыв очередного резерва, Молния не раздумывая поддалась сигналу, штурмовым, выверенным инстинктами, прыжком преодолевая несколько хвостов, с плотоядным оскалом предвкушая солоноватый вкус кровавой победы.

+2

37

Кисточка хотела спросить у Теневой кошки что-то еще, но обрывистый ответ соплеменника заставил закрыть рот. Она знает этот тон, он никогда не предвещал ничего хорошего. И это заставило обернуться, морщась от мерзкой дрожи прошедшей от макушки до кончика хвоста. Бурелом прогонит ее, она знала это наперед. И заветных слов не пришлось долго ждать.
- Бурелом, я тебе не нянька, но.. - конечно белоснежная хотела возразить, но взгляд заставил отчетливо осознать все возможные последствия своего непослушания. Даже через столько лун она все же боится своего наставника. Стыдно признавать, но от правды никуда не денешься.
Бросив беглый взгляд на виновницу переполоха, воительница вздохнула и поспешила обратно к яркой границе. Спиной она прекрасно чувствовала взгляд, полный непонятной, хищной ненависти, как ей казалось. Лапы напружинились и шерсть все еще стояла дыбом. Маленькие раны от когтей напоминали ей о скорости и далеко не маленькой силе соперницы. Все ли будет хорошо с Буреломом? Он далеко не слабый кот, но то, с каким остервенением бросилась воительница..
У Кисточки не вышло закончить мысль, она едва успела повернуть голову, когда миниатюрное, но крепкое тело оказалось на спине. Когти снова вонзались в шкуру, заставляя шипеть и пытаться скинуть с себя неожиданный груз. Все мысли заменил белый шум и когда острые когти подобрались к шее белоснежная не нашла ничего лучше, как завалиться на бок, пытаясь хоть как-то сбросить с себя воительницу.

+2

38

Воздух со свистом пролетел перед носом, когда сумрачная яростным вихрем, остервенело, ринулось в атаку, не оставляя ему даже шанса воспрепятствовать; краткая вспышка неадекватности била все рекорды, эмоции захлёстывали Молнию, заставляя отрекаться от логики, уступая место первобытной ярости и жестокости, с которой та обрушилась на спину Кисточки. Контроль над ситуацией мгновенно потерял в своём рейтинге пару пунктов, когда в голове небесного проскользнули неприятные мысли о стремительно теряющейся им хватке, ударившей в голову собственной самоуверенности и расхлябанности, благодаря которым его соплеменница оказалась под несокрушимым ударом чужой непреднамеренной агрессии.   

Довольно, —  неукротимая сталь леденящего голоса разрезала пространство, посылая на периферию совсем не доброжелательные миноры; свинцовая тяжесть налившихся буграми  мышц была прервана мощным разрядом пронзившего сплетения импульса. Размашистым толчком отрывая задние от земли, он в считаные секунды сократил расстояние, по приближению хватая Молнию за загривок и грубо отрывая от жертвы неминуемой расплаты; игнорируя протестующее шипение и безвольные трепыхания, опрокинул разгоряченное тело наземь, предупреждающе рыкнув, предвещая той самые извращённые методы наказания при малейшей попытке неповиновения. Если раньше он заимел бы определённое отвращение к подобным выходкам, то поступки этой кошки стоически терпел, однако известная ему не понаслышке буйность нрава полосатки давала о себе знать. Не совершая видимых усилий, но, определено, претерпевая внутренний ураган, Бурелом перехватил самку за бёдра и корпусом подтянул на себя, с глухим ударом прижимая бурую спинку к каменной груди; приложив пальцы к плечу, завёл его назад, намерено причиняя боль давлением грубых подушечек. — Успокоилась?  — ровным, обузданным волей тоном пророкотал над ухом сумрачной, даже не надеясь на вразумительный ответ, лишь сильнее сжимая натянутое сухожилие.

Бурелома, кажется, даже не заботило присутствие лишней пары глаз; поглощённый иступленным желанием выбить всю негативную  энергию из непослушного тела, он едва ли помнил о присутствии рядом Кисточки, внешне ничем не выдавая внутреннюю одержимость, оставаясь привычно спокойным и невозмутимым второстепенному взору. На мгновение все же вздёрнув морду, взглянул на растерянную соплеменницу, оценивая потрёпанный вид белоснежной шёрстки.
В состоянии добраться сама? — вопрос был задан без тени обеспокоенности, скорее с деловым,  участливым интересом, который ему был присущ в принципе. Убедившись, что увечья той не выходили за рамки нежизнеспособных, он коротко качнул подбородком в сторону леса. — Отправляйся в лагерь. И.. обработай раны.

Отредактировано Бурелом (2018-06-29 01:50:44)

+1

39

Бессильная ярость порождала дрожь, учащающимися вибрациями расходящуюся по натянутому телу; ловко балансируя на прогнувшемся от дополнительного веса корпусе, бесхвостая лишь крепче впилась когтями в белоснежный бок, не желая отпускать добычу во второй раз. Крепко обхватив подрагивающую частым дыханием шею небесной, Молния завела запястье под чужой подбородок, смыкая пальцы на пушистой щеке.

По когтям заструилась кровь, ведомая азартом, сумрачная бойко перехватилась, но укус пришелся на ее собственный загривок, а лапы встретили лишь размашистый порыв. Пространство разлетелось россыпью осколков, разверзнувшийся студеным морозом указ был проигнорирован одним из первых, получив отзыв лишь на низменных настроях души. Какое-то время она глухо рычала, захлебываясь ограниченным притоком воздуха; по-змеиному выгнувшись, рассматривала перевернувшийся с ног на голову мир, не желая выпускать из поля зрения собственную цель. Тугой леской, она до последнего отказывалась поддаваться деформации, выпустив багровые когти в сторону белоснежного блика, размытого расфокусированным, скошенным до рези в висках взглядом.

Боль утягивала большую половину воспаленного ненавистью тела в густую и ватную, пучину замедленных действий и полярных реакций. Вернув рассвирепевший взгляд к преобладавшему над ее телом самцу, она подавилась желчью, кратким мгновением уловив объект отвлеченного внимания. « Падаль. » С силой оттолкнувшись от упругого торса задними лапами, сумрачная сквозь стиснутые зубы застонала, пытаясь проигнорировать усилившееся давление на заломанную конечность и тупую ломоту в сдвинувшихся лопатках, выкинула свободную лапу за серое ухо, намереваясь подтянуться и, наконец, впиться клыками в разгоряченную плоть.

+1

40

Весь этот фарс грозился перерасти в откровенное насилие;  небесный  тщательно старался не утерять оставшиеся крупицы самообладания, но оба — одинаковые в своем упрямстве, — будто специально, цеплялись за этот момент, удерживая в себе что-то, важное для них конкретно сейчас: для Молнии — злость, поглощающая и уничтожающая; для Бурелома — эгоистичное чувство владения ситуацией, доминирование над кошкой, стремление, как минимум — склонить чашу весов чужих интересов в свою сторону, как максимум — добиться беспрекословного подчинения.

Она извивалась ужом под ним, не упуская ни единой возможности вывернуться, прикусить, зацепиться, в последнем все же одержав успех — мазнула когтем по выступающей скуле, оставив на коже мелкий кровоподтёк. Однако не было ничего, что могло сбить его с намеченой цели, кроме до невозможности будоражащей нервы  близости, остро граничащей с интимной, заставляющей порываться с властными рыками над непокорным телом.  — Хватит, — требовательно приказал, прижимая  полосатые лапки к земле давлением на них сверху, — прекрати, иначе пожалеешь об этом. 

Неприкосновенный облик холодного отчуждения трещал по швам, облачаясь огнём вожделения в янтарных глазах, в жестоких прикосновениях зубами по воспалённым участкам кожи самки; прикусив шкурку на шее, исполин прошёлся по ней языком, затем вновь надавив на запястья  —  намерено играл на контрастах, издевался, терзая мятежную душу сумрачной, изредка позволяя  бесноваться в заточении стальных мышц — вынужденным усилием сдерживал в себе желание поддаться низменным инстинктам. 

Хватка ослабла, Бурелом резко попятился, нащупывая задними устойчивую позицию, позволяя бурой перевернуться; замер на какой-то момент, прожигая взором изумрудное марево, ища в нем ответную реакцию, однако та, кажется, все ещё пребывала в плену кровавого исступления. Предвидя чужую эмоциональную нестабильность мышцы под шкурой заходили волнообразными колебаниями, наливавшись буграми в плечах, дёрнув желваки на бесстрастной морде; пропустив порывистое движение самки, серошкурый снова подался корпусом вперёд, обхватил за талию, подтягивая тело на себя и крепко зажимая его между передних лап. — Чего ты добиваешься, Молния? — сквозь металл в голосе  прорезалась усталость, пальцы подцепили тонкий подбородок, не давая полосатой шанса избегнуть налаженного зрительного контакта.

Отредактировано Бурелом (2018-07-02 23:38:58)

+2


Вы здесь » cw. дорога домой » небесное племя » предгорье