cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
КЛЕНОВЫЙ
тонкий расчет
СЕРЕБРО ЗВЁЗД
на вершине Олимпа
ОЦЕЛОТКА
запоминающийся дебют
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +24, пасмурно, душно
В игре
Кашель отступил, но в лес нагрянули новые напасти.

В Сумрачном племени котята становятся оруженосцами, а Ольхогрив берёт себе новую ученицу, Ивушку. Однако не всё так безоблачно - на территории племени Двуногие начали расставлять капканы, от которых уже пострадали несколько котов. Тем временем внутри племени далеко не все коты довольны правлением Когтезвёзда - не является ли это предвестием скорой бури? Просто ли жара донимает земли племени, или это знак Звёздных предков о том, что что-то неладно?

Речное племя, наконец, смогло вернуться в свой лагерь, для этого даже не пришлось сражаться, но всё ли так просто? Едва отбившись от двуногих, разогнавших банду, Серебро Звёзд должен решить множество проблем, и первая из них - как смогут ужиться речные коты с теми, кто против своей воли оказался в лапах изгнанников? Все речные котята выросли вдали от родного племени - смогут ли они стать достойными речными воителями? И теперь, когда Клоповник покинул племя, ситуация стала ещё тяжелее.

Племя Ветра решает исследовать найденные туннели, но это оборачивается гибелью нескольких воителей. Кто-то смог спастись, но ходы вывели уцелевших на земли соседей, чему вовсе не обрадовались Грозовые коты. Не станет ли это причиной нового конфликта? Тем временем Ветрогон посвящает в ученицы целителя бывшую одиночку, Мегеру, но что будет с племенем, где ни целитель, ни его ученица не разговаривают с предками?

Грозовое племя наслаждается тем, что в их лагере наконец-то стало просторно, но все ли проблемы решены? Что делают на их территории коты из племени Ветра? Не станут ли туннели слабым местом в обороне Грозовых котов? Наконец, и самое мирное время не обходится без смертей - и одна из королев умирает, дав жизнь долгожданным котятам, однако и это не единственная смерть в племени.

Небесное племя отныне не так уж дружелюбно к одиночкам и прогоняет тех, кто пришёл присоединиться к нему. Но у Звездошейки есть и другие заботы - множество посвящений, защита племенных границ и в особенности - тех, что появились недавно благодаря захвату нейтральных территорий. Племя растёт и крепнет, но долго ли продлится такая стабильность, надолго ли хватит сил у самого молодого племени леса - особенно с учётом новой пропажи воителя?

Банда распалась благодаря Двуногим, совершившим нападение на лагерь. Часть её членов была захвачена, кто-то погиб... Некоторые смогли освободиться из плена, но теперь их судьба - в лапах Серебра Звёзд и бывших соплеменников, которые отнюдь не намерены прощать.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » небесное племя » предгорье


предгорье

Сообщений 41 страница 54 из 54

1

http://sd.uploads.ru/lM5LY.png


У подножия величественных гор раскинулась небольшая равнина, которая, поднимаясь выше, все больше превращается в сами горы. У подножия много горных трав и мха, достаточно дичи, а чем выше – и лес здесь редеет, и камней больше, и земля жестче. Небесные коты изредка заходят на эту территорию, встречают одиночек и даже ловят орлов. Здесь частенько гуляет холодный ветер, но скалистые спины гор надежно защищают всю долину.


0

41

Она сжалась, до боли в натянутых мышцах выгибая поясницу, посылая инерционный импульс в передние лапы, но цепляла лишь воздух, плутала в густых клоках шерсти, выворачивая пальцы. Не обратила внимания на свою крохотную победу, раздразнившую большого зверя, упивалась ненавистью к происходящему, полностью отдаваясь этому чувству, ведь лишь в напитавшейся бешенством мгле могла укрыть эту слабость.

    — Мои жалелки, как и все хорошее, кончаются, - рык просочился к привычно натянутому лукавству, ослепленная очередной вспышкой ярости бесхвостая извернулась, пытаясь дотянуться зубами до удерживающих ее лап - в следующий раз планируй свои похождения лучше. Шумно выдохнув через нос, она застыла, так и не завершив порывистое движение до конца; воспаленный разум отгородился от повсеместной боли, причиняемой по большей части самолично в бесконечности тщетных попыток, когда размашистый след чужого языка ощущался ледяным глянцем в изможденном ворохе пепла. Молния дёрнулась, скоропостижным порывом нагонял вихрь застоявшихся в глубине души ощущений, ворвавшийся в уязвимый интервал едва уловив момент. Дыхание участилось, она сдавленно зашипела, непреодолимым желанием вжимаясь в рельефный корпус, с гулким звоном в висках встречая затылком массивный подбородок.

Была готова раствориться в изматывающих рассудок ощущениях, но именно тогда он остановился, рывком отстраняясь, наслаждался распластанным подле, беззащитным и изнеможенным телом. Трепет минувшего остервенения расходился по лапам крупной дрожью, навязанный зрительный контакт пробудил залегшие на дно крохи потерянных в сопротивлении душевных сил и она вновь выгнулась, с натянутой злобой на осунувшейся морде ударившись о покатую грудь. Вопрос застыл в воздухе звенящим напряжением и сумрачная неосознанно притихла, замерев в своем мглистом коконе угасшей на мгновение бурей.
    — Тебя, - признание слетело с осклабившихся уст легко, пораженное кровавыми язвами, сознание прояснялось лишь на краткие мгновения - я убью тебя, - очнувшись, продолжила требовательно колотить задними лапами по каменным ребрам, даже в дурмане исступления не позволив себе выпустить когти.

+3

42

Под полуприкрытыми веками вспыхнуло ярким, по натянутым до звона нервам потекла вулканическая лава, по мышцам заколотили кувалды; чуткий слух ловил чужой голос — дикий, давящий, безумно навязчивый — пропитанных жёлчью, неистовой злостью, с которой та рвалась из его грубых объятий, но лишь ударяясь о каменный подбородок, краткими импульсами распаляла  наэлектризовывай вокруг них воздух; огненными ушибами заставляя до онемения стискивать челюсти, чтобы превозмочь жгущее ощущение в области рёбер, подверженным глухим ударам чужих лап.   

Хрусталь жёлтой радужки налился багрянцем, зрачки сузились в две маленькие точки, пока взгляд неотрывно следил за искажающимися  чертами полосатой мордочки, выискивая в них хотя бы бледный намёк на осмысленность совершаемых действий, но разум упрямо подсказывал Бурелому, что та погрязла в пучине собственноручно сотворённого  хаоса, объятая нитями всепоглощающей ярости, граничащей с истинным безумством. Внутри что-то неприятно засвербело, прокатилось по мозгу обжигающей волной, скрутило солнечное сплетение, сковывая мышцы, вывяливая нутро наизнанку; застывшие, точно в вязком киселе, слова сумрачной  осели на внутренних слоях эпидермы, насквозь прошивая мощное тело невидимыми пулями, чувствительно кольнув в области зарубцованного плеча. Он замер на мгновение, ожидая  претворения сказанного, надеясь на это — ни раз прокручивал в голове возможные обстоятельства своей смерти, рано или поздно настигшей бы его — но все это вновь осталось мимолётным выбросом бурлящих в воспалённом сознании эмоций.

На будущее, — самец накренился, упираясь животом в напряжённые лапки, до боли сжимая мышцы пресса, позволяя той ощутить энергию налившегося силой тела, — если решишься все-таки убить меня, доводи дело до конца, — в голосе неизменная сталь, медленно произрастающая в гортанное рычание, рвущиеся наружу с новым эмоциональным порывом самки. Горячее дыхание опалило уязвимую шею; резким, почти заученным движением он избежал укола готовящихся впиться в его щеку клыков, перехватил кошку за загривок и рывком развернул лёгкое тельце на живот,  впечатывая в землю. Мощный укус пришёлся на податливую шкурку, стягивая зубами кожу и оставляя свой след — крепкий, но доступный только ему. Не теряя железной хватки, он прижался к пылающей спинке, накрывая собой бурую шерсть; не жалея нежную плоть, грубым толчком выбивая весь дух из измождённого тела, глухим рыком выпуская все, что копилось внутри долгое время, что скручивало в судороге мышцы, что сводило с ума всякий раз, когда в мыслях проявлялся преследующий его фантомный образ кошки, единственной в его жизни слабости  — все это выплёскивая разом, не оставляя ни шанса уйти от наказания одержимого чувствами истязателя.

Отредактировано Бурелом (2018-07-04 03:06:37)

+3

43

Статика пропитывала каждую шерстинку, причудливо вплетающуюся во взъерошенные серые космы; Молния, не отдавая себе отчета, была готова раствориться в чужом жаре, жадно втягивая приоткрытым ртом горчинку тяжелого аромата, разбавленного кровью, вольным ветром и волглой смолой. Тугой узел растворялся в частом биении сердца, тонкий шпиль жгучего гнева обратился крючковатыми терниями, прочно засевшими в мощном теле источника несдержанного вожделения.

Сокрушительная волна палящего зноя накрыла круп, боль осела на глубине рассудка, дав о себе знать подкосившимися лапами. Сдавленное шипение переросло в требовательный стон, эхом резонирующий меж полированных ветром скалистых наростов и глухой сосновой корой. Хриплые выдохи срывались на ропщущий рык, метаморфозы вывернули события наизнанку; бесхвостая обмякла в чужих лапах предаваясь заслуженному наслаждению, ласково зарываясь носом в жёсткую шерсть на лапах и нежно покусывая мозолистые пальцы, вскидывая сгладившуюся упоением мордочку с рухнувшим в нирвану прищуром.

Мшистая почва опоясывала разбитое тело, кристалликами влажной свежести теряясь в густой шерсти, остужая горящие бёдра. Мерно дыша, она игнорировала ломоту в рёбрах, смиренно ткнувшись носом в ослабленный узел массивных грудных мышц.
    — Хочешь, чтобы я преследовала тебя и в звёздах? - с усталой усмешкой решилась разбередить брошенную одержимостью тему, так и не уловив в осевшем покоем сознании отголосков былых бесов - утопила окончательно в их священном болоте? - в несвойственной безмятежности, Молния потянулась, растопырив пальцы на задних лапах.

+3

44

Разум мгновенно погряз в омуте  всепоглощающего забвения, разбавленного не сдерживаемой в глубинах силой страсти; стремления обуздать, укротить, приручить бурю в объятиях, трепещущую слишком сладко и соблазнительно, окутывающую желанное под ним тело. Сжимая хрупкие плечи пальцами почти до расцветающих синяков и немеющих костяшек, после долгого ожидания проникаясь резким толчком, он учащенными хрипами опалял затылок, оплетая зубами влажные пряди бурой шёрстки, разрешая самому себе наконец ослабить хватку самообладания и безупречного хладнокровия. Грубые касания покрывали ткани, раскрывая оболочку тлеющей плоти; самец ускорил темп жёсткими, стремительными ударами, сжимая упругие  бёдра — мстительно за то одиночество, в котором он вынужден был пребывать каждую минуту до, преследуемый непонятной, навязчивой привязанностью. Не давая шанса обоим отдышаться, позволил наслаждению нарастать, укусами следуя вверх по позвонкам до ложбинки между лопаток, после касаясь носом мягко, на контрасте с мощными движениями — щадить в его планы не входило, — она сама умоляла об этой беспощадности, требовательными стонами позволяя себе сдаться, капитулировав под его властью почти мгновенно.

Склонившись в плечах, Бурелом подхватил кошку за горло, нащупывая ямочки, мягким движением задрал мордашку вверх, голодным взглядом прожигая распухшие от укусов губы. Вибрации учащённого пульса прошли насквозь, прошивая мышцы затяжным импульсом, передавая дрожь низкого рычания от клетки к клетке, пробуждая ответный трепет; поддавшись  заключительной судороге, он заглушил последний вожделенный стон грубым поцелуем, усилием ослабляя мускулы на непримиримо бесстрастной морде.

Разгоряченный воздух вокруг струился невидимыми парами, неприятно щекоча горло, препятствуя восстановлению дыхания; самец растянулся по земле, вслушиваясь в непривычно умиротворённые отзвуки чужого голоса — он даже не был уверен в реальности услышанного — слух функционировал практически на уровне инстинктов. — Если такая награда полагается за хорошую службу, я готов добровольно подставиться под удар этих лапок, — былая сталь растворилась, будто и вовсе никогда не сквозила в извечно жестких интонациях, — но после подобных  выходок, может быть, мне следует начать преследовать тебя? — лицевые мышцы в одну секунду нарушили свою привычную строгую гармонию, приподнимая угрюмые уголки губ в едва заметной ухмылке, — иначе как я могу добиться присутствия твоих очаровательных глаз в моей жизни повсеместно, кроме как в своей голове? — угнетающий взгляд устремился на полосатую мордашку, когда лапы в небрежной заботе, собственнически, придвинули обессиленное тельце ближе.

+3

45

Она прищурила один глаз, выглядывая из серого меха, вывернув шею и подпирая широкие рёбра затылком; была готова поклоняться этому лику, выщербленному в сознании неизменным идеалом, с каждым новым открытием лишь более желанным к осмыслению. Впервые видела его таким, сумрачная шаловливо обнажила клык, протискивая запястье под тяжелым и теплым, чужим предплечьем, хоть ненадолго лишившемся вечного мышечного напряжения.
     — Пока что ты преследуешь только неприятности, - вытянув свободную лапу, ткнулась ею в серый подбородок, сначала недовольно, но скоро смягчившись, с тёплой насмешкой в однооком взоре поглаживая исполина, словно домашнюю киску - но отчего-то они настигают не тебя. Интересно, чья очередь будет следующей.

Ловко извернувшись, Молния оттолкнулась от неуклюжих объятий с капризной хитринкой, чтобы упасть подле свинцовой морды и заносчиво ухватиться за густую гриву, заставляя самца наклониться для мимолетного поцелуя, а после, наконец, нежно ухватить грубую кожу зубами. Даже после подлого жеста не желая разжимать пальцы, она сама приподнялась, приближая ядовито-змеиные глаза вплотную к умиротворенно топившемуся янтарю - если долго смотреть мне в глаза, можно сойти с ума. Не рискуй.

+3

46

На время потеряв бдительность, добровольно поддался игривому жесту, склонив лобастую голову к мордочке кошки, касаясь горячим носом чужого; желваки на морде рефлекторно подернулись, когда острые зубки коснулись шкуры, отзываясь низменными вибрациями в недрах покатой груди, отдающими наружу волнами беззвучного, сопряжённого рыка. 

Меня не волнует риск, —  усмехнулся, оскалив клыки; стоически выдержал цепляющий хищный взгляд полыхающего нефрита, или просто не мог отвести своего - сам не знал,  позволяя сумрачной завладеть ситуацией, как и его неотступным вниманием, впрочем, та имела в оном  завидное преимущество, — скорее  неизвестность. Скольких эти глаза уже успели свести с ума, или успеют? — выставив на перехват собственную лапу, безболезненно, но настойчиво отрезал доступ к своей морде, опустив мягкие пальчики вниз, но не размыкая из своих, прижал запястья к земле,  — возможно мне стоит свернуть им шею прежде, чем это случится? — вкрадчивые интонации вновь приобрели оттенки жёсткости, выдающей всю неподдельную серьёзность озвученных  намерений.

На этот раз рассчитав момент верно, плечом надавив на пушистую грудку, в твердом движении прижал гибкий стан к влажной траве и приподнялся на локтях, нависая с боку, максимально стесняя движения.  — Потому что я не намерен делить свой личный омут с кем-то ещё, — снова всматриваясь в узкие зрачки, осмыслено погрузился в пленяющее марево; и, пока собственный янтарь, будто под гипнозом, притворялся дымкой задумчивости, а мышцы в конечностях наливались свинцовой тяжестью, он с несвойственной себе нежностью уткнулся подбородком в шею, открывшую на изгибе заманчивую ямку, вдыхая хвойный аромат, примешанный с родным — запахом свежести и насыщенности горного воздуха. Стискивая челюсти, позволил оставшемуся напряжению в теле спасть, чувствуя, как разум тяготится под властью тягучего морока, только мозг, единственный ещё посылающий сигналы, заставлял воспринимать окружающий мир, пусть и с точностью пропущенного через невидимый столп.

Отредактировано Бурелом (2018-07-07 18:39:47)

+3

47

Обездвиженная, она поглощала грубые черты чужой морды ненасытным взглядом, хищным во всех его проявлениях, хоть уголки глаз и были умиротворенно расслаблены. Сильное, властное движение захватило рассудок, сумрачная была послушной, податливо осела под давлением, лукаво выглядывая из-под оков, ершисто отирая ласковые лапы щеками.
    — Может быть, просто ослепишь меня? - вольно вывернувшись, явила тяжелому янтарю уязвимую шею. Осознание довлеющего над ней могущества, способного вмиг прервать жизнь хрупкого тельца отзывалось на фибрах покоряющим волнением, заполняющим разум незнакомым доселе смирением, краткими вспышками прерывающемся на акты рискованного сопротивления. Желанный к обладанию объект был столь притягательным и к последующему избавлению, Молния знала это наверняка, а потому терпеливо выслеживала реакцию на будоражащий сознание вопрос.

Снисходительно фыркнув, бесхвостая дурашливо скосила взгляд, с деланным недовольством врезаясь лапами в навалившийся корпус, но, лишь почувствовав тёплое соприкосновение, подавилась раскатистым мурлыканьем, сотрясающим воздушные вибрации слишком громко при столь скромных размерах.
    — Пока что этот омут занят, - нефрит полыхнул вызовом, она нарочно прождала мгновение, поглощенная откликами чужого тела - переваривает трупы твоих небесных подружек. Желудок отозвался нарочито громким урчанием, выбив натянутую серьезность до талого в звонких смешках. С воспоминаниями о брошенном коростеле вернулась и слабость, временно исчезнувшая в адреналиновом взрыве — едва ли в последние луны она могла позволить себе ежедневное питание.

+2

48

Точечный разряд отдавал куда-то в сердце, заставляя мышцу напрячься, пропуская удар, затем вновь ускоряя  биение пульса, увеличивая выброс эндорфинов в кровь. Саркастичные обрывки реплик доносились до него сквозь умиротворяющие вибрации заливистого урчания — Бурелом не реагировал на чужие слова, поддавшись стремительно навалившейся на плечи усталости, опутывающей сознание карминовыми нитями иллюзорного морока.

Скорее я сверну себе шею,  — приглушённый тон мог заиметь какой-то эффект на смысл сказанного, однако сейчас небесный мало заботился о собственных навыках убеждения, позволяя низкой хрипотце просочиться сквозь грудной бас.  Уже без явного принуждения жёсткие подушечки с методичной точностью присмиревшего хищника исследовали открывшиеся изгибы изящных форм, с хрупким терпением оглаживая упругую кожу беспомощного живота; изредка прерываясь — стискивал челюсти, стараясь совладать с обострёнными инстинктами — после с тем же упорством продолжал путь, растворяясь в потоке притязательных ощущений, где каждый  пройденный участок наливался жаром, казалось, способным вырвать пламя из ее тела — она сама была пламенем, заполняющим зияющую червоточину в ледяном  мраке небесного. Бурелом понимал, что любое мгновение этого уединения с тем же успехом грозило снова обернуться перспективой поддаться страстному влечению, похоти, коей уже зардел его разум; мог продолжать это бесконечно, намерено пропуская мимо ушей острые высказывания сумрачной, все ещё не оставляющей попыток найти в его намерениях подоплёки, но суровая морда видимо ожесточилась, являя на лбу сетку глубоких морщинок недовольства, когда пальцы сомкнулись на отощалых боках кошки, явственно чувствуя проступающие под ними рёбра.   

Как у вас обстоят дела с охотой? — внезапно увеличил расстояние между их мордами, хмуря затуманенные глаза, хоть и вернуть зрению фокус удалось не сразу.  Приняв наиболее комфортное для себя положение, самец грузно упёрся конечностями в землю, угрюмо опуская взгляд, все ещё не избавившись от осевшего на нёбе будоражащего фибры чужого запаха, но надеясь прояснить для себя возможную неблагоприятную в жизни теневых ситуацию, что точно сказывалась на внешнем состоянии той и не могла быть проигнорирована им. — Ты ведь сюда не горным воздухом пришла подышать.

+2

49

Уверенная твёрдость прикосновений затягивала ослабевший рассудок в круговерть ощущений, тело инстинктивно реагировало на смело державшиеся на острие инстинктов манипуляции; из последних сил упираясь подушечками в пылко бившуюся жилу на напряженной шее, не отрываясь массировала пальцами, с безмятежностью и неиссякаемым коварством задевая грубую кожу кончиками когтей.

Она неохотно разомкнула налившиеся свинцовой тяжестью веки, обличая накал растерянных и измученных нервных окончаний в подрагивающих губах. Чужой лик вновь заволокло привычной жестью, засевшей глубоко в грудной клетке сладострастными откликами обожествляемой привязанности.
    — Здесь неплохая дичь, - вновь по-змеиному выкручивая шею, переборщила с рвением и ударилась о прогретую землю лбом с тихим щелчком зубов - я бросила пойманного коростеля в полусотне шагов, хочешь? - лукаво щуря остроту пронзительного взгляда, сумрачная нарочно уводила тему в сторону; боялась не обнародования секретов племени, мысли о родной земле подле ожившего идола растворялись во всепоглощающем мраке — признание собственной слабости неумолимо сбавляло гордость к отрицательной отметке. Если его еще не спёр сокол. И ладно. Вот за тушку небесной беляшки я бы поборолась с одним, - заячьи скрестив лапы на груди, она с жуликоватым упоением прикрыла глаза.

+4

50

Давящий взгляд сосредоточено уставился на полосатую мордашку; не моргая, выдержал игривую хитринку в глазах той, в контраст первому позволив себе скупую усмешку на усах — понимал, что оба сейчас были расслаблены до опасной беспечности.

Этого не достаточно, — мгновением меняясь, мускулы на лице снова застыли каменной неприступностью, — ты не в лучшей форме для предстоящей битвы, тем более для борьбы с крупной птицей, — в своеобразной заботе отчеканил он, не скрывая в рокочущем тоне ледяных ноток. Неподвластная принятию, вместе с тем не менее треплющая нервную систему тревога за кошку была подкреплена раздражающим недовольством угнетающих реалий, нависших над судьбами соседей — Зелёные листья уже вступили в свои права, а значит племена должны были давно оправиться от суровой  голодовки, но отчего-то сумрачная являла собой откровенно противоречащий тому пример.

Вновь преисполнившись самоуверенностью, в точно выработанном контроле над собой, в широкоплечем наклоне корпуса самец обхватил бурые лапки, прижимая их к земле, жёстко ограничивая свободу действий.  — Не теряй хватки, Молния,  — обронил в абсолютно бесстрастной форме, тем не менее вкладная в сказанное достаточно весомый смысл и, с секунду медля, вглядывался в изменяющиеся черты, надеясь, что говорит не впустую. Зная, что та не останется без сопротивления, Бурелом дубовато накренился — прежде, чем успел ощутить на брюхе давление чужих лап, — терпеливо вжимая напряжённым торсом тело в землю; желая закрепить позицию аккуратным прикусом маячащего перед носом ушка, едва не столкнувшись челюстью, потерся скулой о точеный подбородок, после расправляясь во весь рост, тяжелым прыжком приземлился в хвосте от самки.

Идём, — убедившись, что с бурой шкурки не спала ни одна шерстинка, исполин отвернулся, устремляя взор в сторону горных пиков, предварительно мазнув им по лазурному поднебесью, — небо спокойно. Возможно, твой улов все ещё там.
палатка на дереве →

Отредактировано Бурелом (2018-07-17 00:47:48)

+2

51

Подземные тоннели. Ветер -->

Совсем у завала был слабый дух учениц, но далее он терялся. Озвучив вслух, что не может взять след, Анемона замерла рядом с Мерцание и Овсянкой. Те же наоборот приободрились. Юный воитель и вовсе выглядел очень довольным собой и быстро повел их прочь по одному из ответвлений в тоннеле.
- Пусть мне в лапу вцепится белка на следующей охоте, если они ушли не сюда. - Дочь ветров посмотрела на кота с сомнением, но последовала за ним. Может она и вправду потеряла нюх после болезни, и теперь просто не могла взять след? Тоннель постепенно сужался, и когда воительница уже было подумала, что они тут застрянут, внезапно резко раздался в стороны. - Я пойду вперед, если вы не против. Если меня придавит камнями - будет не так обидно, поголовье самцов всегда требуется значительно меньше. Правда ряды роскошных котят в племени без меня явно поредеют..
Шуточку голубоглазого Анемона решила пропустить мимо ушей. Это было не место для шуток и забав. От этих затхлых и пропахших пылью тоннелей у кошки вставала шерсть дыбом. Приходилось ее постоянно приглаживать.
Периодически Анемона старательно принюхивалась, но никаких новых запахов так и не обнаруживала. Только земля, пыль, затхлость, небольшой поток свежего воздуха и еще что-то, заставляющее горло противно першить. В какой-то момент даже показалось, что этот тоннель никогда не закончится, они все шли и шли по нему, но вот поток свежего воздуха стал шире, постепенно выбивая все остальные. Следом за юным воителем Анемона вышла из тоннеля. Глаза щурились и болели, привыкая заново к свету. Сделав шаг в сторону, дочь ветров принюхалась, стараясь различить запахи. Одно ясно было  сразу - никаких учениц здесь и в помине не было. Оглядываясь по сторонам, бело-рыжая с удивлением узнала окружающий их пейзаж.
- Это же предгорье... - Негромко произнесла она и повернулась к Мерцание. Анемона нахмурилась и сурово посмотрела на кота. - Ну и где же Воробушка? Чей запах ты чувствовал всю дорогу. - Так как в тоннеле по которому они сейчас шли не было никаких ответвлений, свернуть ученицы никуда не могли. Значит они с самого начала пошли не туда.
Ей совершенно не хотелось вновь спускаться под землю, так же как и Овсянке. Но попасться кучке одиночек ей хотелось ещё меньше.
- Путь по поверхности может оказаться опаснее, чем самый страшный тоннель. - Кошка повернула голову к зеленоглазой, а затем обвела взглядом предгорье. - Это нейтральные территории, здесь можно встретить кого угодно. Следует быть осторожнее. Смотрите в оба. Обнюхайте еще раз вход в тоннель, осмотрите каждый клочок возле него. Если вдруг, - Многозначительный взгляд в сторону Мерцание. - Воробушка и Пшеничка проходили здесь, они могли оставить какой-то след, клок шерсти, отпечаток небольшой лапки на земле. Все что угодно.
"Раз уж запаха их нет."
Сама же дочь ветров отошла в сторону и приоткрыла пасть, пропуская воздух через чувствительное нёбо. Резкий запах тут же ударил по ней. "Метка Небесного племени!"
- Овсянка, Мерцание! - Позвала Анемона. - Небесное племя передвинуло границу, они расставили здесь свои метки!
"Клок Кометы должен узнать об этом!"

Отредактировано Анемона (2018-09-01 21:17:31)

+5

52

►тоннели. ветер

Мерцание остановился, стряхнув с шерсти кусок налипшей грязи. Благо, тоннель не обвалился на головы патрульных и коты благополучно пробирались по почти кромешной тьме.Лишь легкие отблески на сыроватых стенах давали понять, что, пусть солнце и не вхоже в эту обитель мрака, но единичные лучи тут все же бывают. Кот втянул носом приятных сыроватый запах.
Запахов соплеменниц здесь не было. Маневрируя между крупными камнями, кот заметил, как на стенах появился легкий градиент. От черно-коричневого цвета подземелья он плавно переходил сначала к темно бурому, а затем все более желтому. Процессия явно приближалась к выходу, а запаха до сих пор так и не появлялось.
Выскочив на поверхность, кот пару секунд не мог разлепить глаза. Сзади послышался шорох и рядом на землю опустилась Анемона. Мерцание, что есть мочи прижимая уши к макушке, смог наконец осмотреться сквозь боль, пронизывающую зрачок.
- Это же предгорье...
Молодой воин плохо знал эти места. Да что там греха таить, он был здесь впервые, ведь котят и учеников не водили на экскурсии по чужим территориям. Посмотрите направо, вы видите горы. Слева от нас вы сможете оценить красоту гор. А перед нами раскинулась шикарная гора. Более того, получается, что коты Ветра нарушили закон, преступив границы без разрешения и сопровождения.
- Ну и где же Воробушка? Чей запах ты чувствовал всю дорогу.
Полосатый пожал плечами.
- Запах был возле этого тоннеля. - Кот лапой стряхнул с себя песчаную крошку. - Коты не призраки - сквозь каменную стену пройти не могут. Если они не растворились в воздухе, значит либо ушли сюда, либо, опять же, прошли сквозь стену. Я за оруженосцами такого не замечал, а ты?
Склонившись к земле, он плотно принюхался. Нет, ни единого ветряного запаха. Вообще ничего. Он чуть отошел от кошек, разглядывая землю под лапами. Но трава вокруг тоннеля даже не была примята. Мерно шагая, он начал разворачивать спираль вокруг тоннеля, чтобы не пропустить даже малейшего намека на пропавших кошек. Пусто, пусто, пусто. Мерцание поднял глаза на ветрячек.
- Ладно, укус от белки так укус от белки. - Хмыкнул полосатый. - Еще поищем.
Анемона внезапно вытянулась в струну. Кот удивленно смотрел на воительницу.
- Небесное племя передвинуло границу, они расставили здесь свои метки!
Секунда и Мерцание уже стоял возле главы отряда. Он распахнул пасть и дрогнул. Запах был отчетливым и относительно новым. Черти!
- Нам нужно срочно выбираться отсюда. Если нас тут забьют небесные воины, то наши про сдвиг границ узнают гораздо позже.

+5

53

Солнце резко ударило в глаза, заставляя мучительно щуриться от боли, ударившей в затылок. Лучи, словно выстрел, заставили Овсянку поспешно опустить голову и тихо выругаться себе под нос. Уж слишком она привыкла к подземному мраку. Так и ослепнуть можно.
Это же предгорье...
Разжмурившись, воительница подняла морду, всматриваясь в острые силуэты гор вокруг. Они были везде. После степного пейзажа Овсянке казалось, что она превратилась в маленькую точку в траве на фоне этих возвышенностей. Она никогда раньше здесь не была. Но, кажется, был кто-то другой. Стоило коротколапой вернуться к способности здраво мыслить, она уловила в воздухе непривычный запах; это точно не мог быть кто-то из ее соплеменников и уж тем более Воробушка. Это были... Ухватившись за проскользнувшую в сознании догадку, полосатая напрягла уши и недовольно свела брови на переносице, но сохранила молчание. Она не была уверена. А может просто не хотела верить.
Внимательно осмотревшись еще раз вокруг себя, Овсянка перевела взгляд на соплеменников, в частности ожидая от Анемоны указаний.
- Путь по поверхности может оказаться опаснее, чем самый страшный тоннель, – неохотно и медленно кивнув, кошка недовольно махнула хвостом и ударила им себя по боку. Конечно, залезать туда обратно сильно не хотелось, но куда страшнее было наткнуться на кого-то снаружи. Уж этот кто-то точно дружелюбия не проявит.
Нейтральные ли... – еле слышно шепнула воительница, сдвигаясь со своего места и аккуратно обходя главу отряда, но стоило ей начать исследовать клочок земли, как голос Анемоны резко прервал ее. – Передвинули границу?!
Сначала ей показалось, что, возможно, кто-то из небесных котов просто решил пробежаться мимо небольшой компанией, но ... Нет. Это были метки, и Овсянка поняла это, когда запах стал сильнее, стоило ей сделать несколько шагов в сторону от туннелей. Быстро глянув на Мерцание, коротколапая распушилась от недовольства.
Если они и правда решили сдвинуть границу на нейтральную территорию, они, должно быть, хорошенько приглядывают за ней, – оглядевшись, она продолжила. – Ты прав, если мы вдруг наткнемся на их патруль, то ничего хорошего точно не выйдет. Мы должны как можно скорее вернуться обратно и всем сообщить. Воробушка вместе с остальными могли попасть через туннели куда угодно, вполне возможно, что их отряд в порядке,очень хотелось бы на это надеяться.
Нервно переступив с лапы на лапу, Овсянка обернулась на темный вход в туннель.

+3

54

> главная поляна, небо

Было душно, и чем ближе отряд подбирался к предгорью, тем тяжелее становилось дышать Сохатому. Его лапы гудели от долгой ходьбы, и шерсть назойливо лезла в глаза, когда воитель пробирался через заросли уже редевших кустарников. Кот то и дело оборачивался, ища Сычушу, семенившей вслед, — неприятное предчувствие не покидало; оно основательно засело в голове, не давая сосредоточиться ни на чем другом. Если бы Сохатому когда-либо сказали, что весь день он будет думать о Буреломе, его бы скрутило и вовсе не от вновь беспокоющих судорог, а от надрывного смеха и хриплого кашля, раздирающего горло — настолько это было нелепо и невозможно, но, видимо, и такие дни бывают.

"Дерьмо. Боже, ну и куда ты мог сунуться? Взрослый кот, а ведешь себя, как маленькая девочка, убегая куда-то. Игра в прятки слишком затянулась".

Напружинить лапы и взобраться на небольшой валун. Оглядеться, принюхаться, махнуть хвостом вслед идущим, показывая, что и здесь его нигде нет. Возможно, что-то и было в воздухе, плавало поднявшейся от засухи пылью, но запах был старым и еле уловимым, что нельзя сказать точно, был ли здесь Бурелом.

Но брови Сохатого съехали вниз, заставив дернуть носом еще раз. Что-то хрустнуло недалеко, и воитель поднял хвост, без слов давая понять, чтобы все замолчали. Перед глазами стоял едва живой можжевельник, за ним — пожелтевшая равнина, выходящая прямо к горам, однако что-то странное чувствовалось на их территории. Это не был Бурелом, это не была дичь и точно не Двуногие. Секунду спустя Сохатый оскалился, медленно поворачивая голову к Листопаднице: "У нас гости, старушка. Запах племени Ветра".

Он не питал к чужим племенам сильных чувств, и Сохатый бы понял, встретив соседей на границе, на их стороне, но в данном случае это можно расценить как вторжение. И серебристый точно знал, что он вправе разделаться с непрошеными кисками так, как необходимо. Кровь ударила в голову, и он больше не слышал ни себя, ни соплеменников за спиной. Пуля, прошедшая навылет, вынесла мозги, оставив кровавое месиво на булыжнике в виде покинувшей адекватности и толики гуманности.

Сохатый пригнулся как можно низко к земле и ползком, стараясь не наступать на сухие ветки, обошел можжевеловый куст. Ярость ослепила, порвала легкие к чертям, да так, что дышать нет сил; звук вокруг — пульсация онемевших от перенапряжения лап, гул крови в ушах и прерывающийся выдох, оставшийся где-то в гортани. В глазах мелькали трое, но они уже не были кем-то — лишь целью, прямой мишенью и легким выигрышем.

Ключ зажигания вставлен, и мотор завелся, гайки — вдребезги.

Сохатый несколькими быстрыми прыжками достиг цели в виде серого кота, стоявшего ближе всего, и выпущенными когтями замахнулся на спину, опрокидывая того наземь. Кости затрещали под лапами, и воитель, удерживая нарушителя и втаптывая его позвоночник в землю, резко поднял голову на остальных ветряных, сузив глаза и ощерив пасть в готовности перегрызть жертве горло, дай ему только возможность.

На пикничок собрались, сладкие? Заблудились? Или вас мамаша не учила хорошим манерам? — оглушительный бас и рев прокатился вдоль равнины, пока когти глубже всаживались в лопатки незнакомого кота. Но внезапно Сохатый притих, взглянув за спину рыжей ветрячки. "Какого черта..."

Листопадница, ветряные превратились в кротов. Ты глянь, они себе тоннели вырыли.

Отредактировано Сохатый (2018-09-04 19:50:25)

+6


Вы здесь » cw. дорога домой » небесное племя » предгорье