РЕЗУЛЬТАТЫ ГОЛОСОВАНИЯ
Наконец, стали известны имена активистов апреля. Спасибо всем за активные отыгрыши, за ваши голоса и участие!

ПЯТЬ ВЕЧЕРОВ
А под прицелом большая мама Пантера. И пока ее не отвлекают дети, спешите задать вопросы!

cw. дорога домой

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » нейтральные леса » дальний лес


дальний лес

Сообщений 1 страница 20 из 23

1

http://sf.uploads.ru/g3okF.png


Малоизвестный лес для воителей. Никто толком не знает, чем он отличается от остальных лесов, но одно можно сказать точно: тут много дичи, хищников и бродяг. Изредка воители забредают в это место, но чаще им достаточно прокормиться той добычей, которую они могут найти на собственных территориях.


0

2

Заброшенное гнездо двуногих →

Добравшись до злачных мест куда быстрее, чем планировала, Крапива не торопилась охотиться, предпочитая сначала как следует ознакомиться с пространством.
Территория перемежалась чащей и редколесьем. Дичи тут было довольно, насколько уже успела понять одиночка. Очень даже неплохие места. Правда, встретился и лисий след, но довольно старый. Успев пожить на фермах, куда частенько заглядывали лисы, особенно в сезон Снеговея, кошка имела о них неплохое представление и знала, что они опасны лишь для невнимательных. Стоит вовремя заметить хищника и забраться повыше - и вуаля, пусть хоть зубами общёлкается.
Остановившись на редколесье, забитом обильной молодой порослью, кошка вонзила когти в кору дерева, одновременно оттачивая верное оружие, оставляя заявку о своём присутствии здесь и блаженно потягиваясь. Когда с ритуалом было покончено, Крапива приступила к охоте. В кустах неподалёку как раз раздавалось подозрительное шевеление, на что моментально отреагировали чуткие уши кошки. Бесшумно подкравшись на подходящее расстояние, кошка прыгнула, выставив вперёд себя лапы с только что отточенными когтями.

+1

3

Клёст спокойно прогуливался по лесу и наслаждался жизнью. Ему не хотелось ни охотиться, и заниматься другими повседневными вещами одиночек. Одиночке не хотелось встретить живое существо в данный момент, особенно другого кота. Ему нравилась тишина и спокойствие царившее в данном лесу. Клёст сам не знал почему он пришёл именно сюда. Видимо судьба сама его направила сюда, м=ибо никто из двух одиночек не знал об их скорой встречи. Вдруг кот остановился. Его привлекли две бабочки, которые кружили над цветами, собирая нектар. Клёст смотрел, как плавно те летают размышлял, о том как им живется. Летают каждый день и все. Одиночка так сильно задумался, что не заметил как со стороны, откуда дул ветер, приближалась кошка. Видимо она не видела Клёста из-за куста, а Клёст не замечал того, что он делаешь движения своим хвостом, создавая шорох. Во всяком случае кошка прыгнула на шорох, видимо думая, что там находится добыча, а кот сквозь свои мысли услышал подозрительный шум и успел отскочить от места приземления той кошки. Сказать то что Клёст удивился значит ничего не сказать. Он не приготовился к бою. Клёст просто с удивлением спросил:
- Какого мышиного помёта ты делаешь?

+2

4

- Какого мышиного помёта ты делаешь?
Конечно, Крапиве были известны азы охоты. Она отлично знала, что к добыче следует подкрадываться с подветренной стороны. Однако, привыкшая к кишащим в амбарах сытым и избалованным мышам, она не всегда эти правила соблюдала. Вот как сейчас, например. Не ожидая встретить посреди леса ни хищника, ни, тем более, собрата, уверенная в успешной охоте, она на секунду опешила, когда вместо полёвки перед ней оказался пушистый полосатый круп, вполне себе кошачий. Незнакомый молодой кот, представший перед ней, был недоволен. Неудивительно. Она б на его месте ещё не так спросила с виновника. Но подкреплять его возмущение она не станет, конечно же. В общем, довольно быстро справившись с изумлением, одиночка уселась на землю, чинно обвив лапы хвостом.
- Охочусь. Но, похоже, я немного увлеклась. Прошу прощения за инцидент, уважаемый... - она бросила вопросительный взгляд на кота, предлагая тому представиться. Так, несомненно, гораздо легче вести разговор. Но Крапива не была бы Крапивой, если бы решила поболтать просто, без задней мысли. Нет. - Ты живёшь здесь?
Перед ней явно был одиночка, а не племенной кот. Но, судя по уверенному виду, он здесь неплохо ориентировался, и упускать такой прекрасный шанс узнать побольше о местах, где она оказалась, Крапива не хотела. Впрочем, откажись незнакомец продолжать разговор, она бы не стала настаивать. Со временем можно легко наверстать упущенное, а навязывать кому бы то ни было свою компанию в прихоти Крапивы не входило.

Отредактировано Крапива (2017-07-04 23:11:40)

+2

5

- Зовите меня Клёст- представился одиночка. Он внимательно смотрел на незнакомку, но не было похоже на, то что кошка могла бы представлять какую либо опасность. Кот сел. Он рассчитывал на, то что кошка сама представится. 
- На данный момент я проживаю неподалеку, - ответил Соловей. Он не видел раньше эту кошку в окрестностях и посмел предположить, что его не самая лучшая слава не доходила до ушей этой кошки. Кот взглянул в ту сторону бабочек, но те как и предполагалось уже улетели. Ему было не по душе, что его отвлекли, но при этом кот почувствовал, то что он давно ни с кем не пересекался, а соответственно не говорил.
- Позвольте узнать, вы в первый раз в этих местах или бывали уже тут?- это была первая мысль как можно узнать, что-то об этой незнакомой кошке, кроме её имени.

Отредактировано Клёст (2017-08-17 21:37:46)

+2

6

- Соловей, - послушно повторила кошка, предпочитая опустить непривычную манеру нового знакомого вести разговор. Кот обращался к ней во множественном числе, словно собеседниц тут было, по меньшей мере, двое. Ну что ж, у каждого в голове свои обычаи и свои тараканы. - Мне действительно очень приятно. А я - Крапива.
- На данный момент я проживаю неподалеку.
"То есть, в конечном итоге, тоже путешествуешь, не осёдлый. Это хорошо," - кошка приняла более расслабленную позу и позволила себе пару раз лизнуть переднюю лапу, несмотря на то, что та в мытье совершено не нуждалась. Да, - говорила вся её наружность, - я нежная, хрупкая и совершенно безопасная кошка. Расслабься. Крапива проследила за взглядом Соловья, брошенным на то место, где только что летали бабочки. Наверное, жест некоторой мечтательности и философского склада ума, поскольку бабочек там уже заведомо не было: громкий шорох кустов и голоса должны были спугнуть их.
- А я в этих местах впервые, совершенно с ними не знакома. Не мог бы ты немного рассказать мне о них? Где можно хорошо поохотиться, а куда лучше не ходить... Говорят, тут есть местная достопримечательность - коты, которые живут группами. По-моему, очень интересно - если, конечно, это не очередные выдумки, - Крапива улыбчиво прищурилась, словно только что доверила Соловью свой самый сокровенный секрет, который он, вообще-то, не должен был узнать. Конечно, он ведь тоже хочет получить ответы на свои вопросы. Неизвестно, как часто в этих местах встречаются одиночки и что от них можно ожидать. Но от Крапивы - и вдруг что-то плохое? Совершенно немыслимо... хе-хе.

Отредактировано Крапива (2017-07-14 22:10:11)

+2

7

- Значит будем знакомы Крапива - кот прикрыл глаза, вдохнул и продолжил:
- Весь этот лес хорош для охоты в нём. Если вы конечно не боитесь лис, барсуков и прочих недружелюбных существ. Да и одиночек тут не мало, и не все они дружелюбны к незнакомцам,- сказал Клёст. У него пронеслись совсем недавние воспоминания. Одиночка поспешил разогнать ненужные мысли и впервые заглянул в желтовато-зеленые глаза собеседницы.
- Да. Эти коты называют себя племенами. Всего их пять. Речное, Сумрачное, Грозовое, Ветра и Небесное. Они помечают границы своей территории и не приветствуют чужаков,-  одиночка отвел взгляд от собеседницы и поглядел в небо, где в тот момент летала птица. Клёст посмотрел за её полетом пару мгновений и решил спросить о том, что его интересовало:
- Можете рассказать откуда вы пришли?

+1

8

Крапива кивала в такт словам кота. Все примерно так, как она и думала. И если лесные звери пугали ее не больше, чем самые обычные собаки, то с другими одиночками надо быть осторожнее. Ей повезло наткнуться на охочего до беседы Соловья, а не какого-нибудь психа, от которого пришлось бы убегать, или, что еще противнее, драться, и терять впустую время и пройденные километры. Соловей тем временем с лихвой утолил любопытство Крапивы, у которой остался лишь один вопрос по теме.
- Я не против новых открытий, - мурлыкнула, улыбнувшись, кошка. - Махни, пожалуйста, хвостом, в какую сторону идти к этим племенам.
Соловей был весьма любезен, и, когда последовал вопрос о ее родине, Крапива лишь секунду смотрела на него с подозрением, а потом просто пожала плечами.
- Вряд ли это интересная история, - кошка еще раз лизнула лапу и осторожно поставила ее на место. Действительно, история была бы интересна только для посвященных в дела банды, остальным же знать ее было вовсе необязательно, так что Крапива сократила рассказ до такого минимума, что вся её жизнь уместилась в несколько предложений. - Я родилась на территории бывшего человеческого поселения, но с тех пор уже много где побывала. Конкретно сейчас иду из Города. Так сказать, возвращаюсь к свободной жизни. Здесь гораздо уютнее, да и дышится легче. Жизнь бурлит не только с помощью мусора двуногих и местечек в холодных подвалах, - тактично умолчав о самом неприятном, улыбнулась кошка. - Ну а ты? Куда сейчас держишь путь? Может, есть на этих землях места, где бродяги встречаются после долгого пути, чтоб мирно посидеть за мышкой-другой и обменяться опытом?

0

9

Клёст несколько секунд пытался сообразить в какую сторону от данного места нужно идти к племенам. Немного поразмыслив он указал налево. И начал слушать историю собеседницы. Судя по тому, что сказала Крапива, то в городе действительно неприятно. Впрочем он уже слышал об этом. Вдруг кот почувствовал усталость. Он давно не спал. Дня два уже прошло наверное. Его в последнее время мучала бессонница, но так бывает иногда с ним. Клёст вновь приготовился отвечать на вопросы крапивы:
- Я прожил всю жизнь в здешних местах. Идти мне некуда, да и неохота. Я еще тут не все осмотрел, - сказал Клёст, но при этом он не упомянул главной причины своего пребывания тут. Его привлекала племенная жизнь. Если она была такой, как ему описывала его мать. Клёст мечтал попасть в Речное племя и узнать из-за чего она ушла. - Я не в ладах с одиночками и бродягами, и поэтому пытаюсь их избегать. Поэтому я ничего сказать тебе о таком не могу, - покачал головой кот. - А куда ты планируешь пойти потом?

Отредактировано Клёст (2017-08-17 21:38:21)

0

10

Крапива бросила короткий взгляд в ту сторону, куда метнулся жест Соловья. Ничего, казалось бы, примечательного. Лес как лес, кусты, деревья, манящие запахи. Ровно так и было бы, не будь это путешествие для нее чем-то большим, чем простое любопытство. На северо-запад...
- Тогда это и впрямь большая территория, полная всяких чудес. Теперь я, кажется, понимаю тебя, - отозвалась кошка. Она больше не улыбалась, взгляд на минуту застыл, направленный вникуда. Огромная территория, длительный временной разрыв, куча недружелюбных бродяг, крупных хищников, люди, в конце концов. Каков шанс в таких обстоятельствах на встречу у двух котов, которые об этом даже не договаривались? Он нулевой. "Впрочем, за этим ли я иду? Что за ерунда, мне просто интересно, как устроен прочий мир".
- Ну что ж, теперь ты можешь похвастаться одним таким знакомством с одиночкой, - снова расцвела Крапива. - Будем надеяться, что я всего лишь первая среди многих. Потому что, по моему личному опыту, такие знакомства бывают полезны. А вот куда дальше... Я не люблю ставить долгосрочных целей. Для начала нужно выжить в этом приключении. Кто знает, куда оно меня заведет. Поэтому ведь нас и зовут бродягами, не так ли?
Крапива окинула собеседника заинтересованным взглядом. Как и многие одиночки, она жила спонтанностью, но всегда имела хотя бы одну цель на ближайшее будущее, и до сих пор не встречала котов, которые бы совсем не знали, куда и зачем идут. Видимо, всё бывает в первый раз. С другой стороны, Соловей вполне вправе тоже что-то недоговаривать, и, скорее всего, так он и делает.
- Что ж, спасибо за дельный рассказ. Не смею тебя задерживать и дальше. Хотя, если вдруг у тебя еще остались вопросы... - Крапива неопределенно махнула хвостом и встала. - Кстати, если тебе вдруг будет полезна эта информация: недалеко отсюда, максимум в четверти дня пути, есть отличное местечко для ночёвок. Или днёвок, как ты привык. Бывшее логово людей, вполне крепкое.
Кивнув на прощание новому знакомому, она развернулась в ту сторону, где, по его указке, обитали племена.
→ В леса (конец разрыва)

Отредактировано Крапива (2017-08-18 17:37:11)

+1

11

- Да. Вот ты хоть раз встречала во время скитаний водопад?
Клёст не смотрел на собеседницу, он уже смотрел вдаль. Словно видел то место, куда он собирался пойти. Может завтра, а может и через неделю. А ведь он и на самом деле не все тут рассмотрел. Сначала ему не давал возраст, а потом холода. Но ничего он еще наведается к водопаду.
- Ты не первая. Вроде третья, кто нормально со мной поговорил и это не закончилось чем то неприятным, - вздохнул Клёст. Интересно они еще где нибудь в этих лесах или ушли вдаль, как эта одиночка? Надо будет наведаться в  заброшенное гнездо двуногих.
Вдруг кого там встречу,
- решил одиночка.
- Любое знакомство полезное, даже если оно было не из лучших. Да именно так, но иногда без таких целей неизвестно куда стоит идти. Я уже встречал таких бродяг и некоторых это завело в тупик, а сам я не совсем бродяга, - проговорил Клёст. И тебе спасибо. Нет вопросов не осталось. Про гнездо мне известно. Бывало приходилось ночевать там,  - Клёст встал и посмотрел на Крапиву. - Надеюсь мы еще увидимся, - после чего одиночка не дожидаясь ответа собеседницы скрылся в лесу.
--> Заброшенное гнездо двуногих

Отредактировано Клёст (2017-08-17 22:04:19)

+2

12

Сидел на ветке дерева, глядясь в глухую ночь, бело-коричневый одинокий кот. Раз или два мимо пролетала пара птиц, удивлённо чирикая, мол, ты немного места попутал, лопоухий. В ответ пернатым лишь тонко улыбались, попеременно дёргая упомянутыми ушами – мёрзли. Да так, будто уже успел наступить ледниковый период, а Эбон, обладатель ушей, и не заметил. Он вообще был мастер многое не замечать.
– Звёзды..? – почти на грани слышимости позвал молодой изгнанник, однако поименованные откликаться не спешили. Аккурат на тёмный нос приземлилась пушистая снежинка, заставив кота смешно чихнуть и поморщиться. Кто ж виноват, что эти маленькие белые проказницы такие меткие.

– Действительно. Зачем нужны звёзды. Лучше засыпать всё сущее снегом, да? – ни к кому конкретно не обращаясь буркнул Эбон, подминая под себя одну худую лапу. В такие моменты, длившиеся целый сезон Голых Деревьев, долговязый особенно часто косился на своего друга Дизеля. Тот был большо-ой шерстистой тучей. Тёплой. Не в пример настоящим тучам. Хотя.
– О. Интересно, а вы тёплые? – Эбон задумчиво повертелся, отыскивая голубым взглядом огромное тёмное облако.
– Нет, навряд ли. Раз уж снег и дождь – ваших гигантских лапищ дело. А ведь смотритесь подчас очень пушистыми, – молодой кот тихо фыркнул, – живые существа тоже такие иногда. Пушистые-пушистые с виду, а внутри мороз, – и чуть прищурился, отыскивая в сияющей снегопадной толпе какую-нибудь одну снежинку, творчески подошедшую к падению на землю. Таких было сегодня довольно много, что необычно. Ах да, ветра нет. Даже его нет. Ни звёзд, ни ветра. Тоска смертная.

– Ветер, а ведь обычно ты поёшь, вопишь и веселишься. Только меня давно уж нет среди твоих бесчисленных голосов, – и вот как хотите, так понимайте, называется. Знающие Эбона близкие друзья бы, конечно, сразу поняли. Фрэнки, Дизель.. Они много знают о «прошлой жизни» самовольного изгнанника. О племенной жизни. Иногда ушастый думал – может быть, зря? Зря было говорить об ушедшем? Ведь если о нём не говорить, оно может совсем пропасть. Больше никогда не пролетать перед глазами, не вызывать вопросов.
– Нет. Хорошо, что остальные знают, – одиночка помотал головой, слабо дёрнув тонким хвостом, – будто живые знаки никогда не возвращаться. И я не вернусь.

Отредактировано Эбон (2018-01-03 21:54:41)

+3

13

начало игры.


   Голые Деревья - бесспорно самый нелюбимый сезон Фрэнки; верите али нет, всю тёплую землю засыпало этим наглухо отбитым и отрешённым от жизни и реальности снегом, а коту приходится с этим мириться, понуро склонив голову к самой-самой земле, холодной и задушенной толстым покрывалом. «Эдакий мышеголовый дурак! Чтоб ты растаял, дубина деревянная!» - Пак не чувствовал холода, возможно, от гнева, пробиравшего всё его отуманенное чувством естество, но... В этом была вина дополнительного компонента, вещества придающего кошачьему тел и разуму разряженное состояние.

   Переждать холода в теплом Гнезде Двуногих, с целой миской вкусной еды и личным одеялом, к сожалению, не представлялось более возможным - самая гостеприимная старушка, входившая в общее пользование м-р Пропера, случайным образом издохла на своём диване за просмотром картинок, загруженных в пластмассовую чёрную коробку со вкусными проводами- об этом, пожалуй, знает только сам пушистый прохвост и виновница торжества, повергшего кота в некого рода отчаяние на мгновение. К счастью, эти тревожные мысли не долго беспокоили его душу. А знаете почему? Кот всего-лишь обнаружил свой давний, запылённый тайник с кошачьей мятой, высушенной, измельчённой когтями в мелкую стружку, запрятанной под лестницу, в маленькую расщелину в ещё тёплых паркетных половицах. Вся его шерсть впитала в себя головокружительный аромат, целые семейства наркотического препарата в реалиях кошачьей жизни пристало к его шерсти, испуская тончайший сладкий запах.

   Едва ли Фрэнки мог здраво воспринимать что-то ещё, кроме этого запаха: его нос везде ощущал знакомый аромат, и он сновал вокруг да около каких-то серых деревьев, упрямо наворачивая круги, не осознавая простого факта, что он сам является источником тревожных поисков долгожданного кустика мяты. «Где же он? Тут под снегом, да? Куда девается этот запах?» - он беспричинно ломал голову, раздражался своим постоянным ошибкам. Пусть у Фрэнка был относительно простой характер, он имел свойство усложнять свои эмоции и завязывать их в узлы, когда дело касалось любимой мяты, её поисков. Кот ступал по своим собственным следам, не замечая этого, вытаптывая узловатую, замкнутую тропу в снегу, склонив голову набекрень, повторяя какие-то заклинания, колдовские рифмы, бурлящие в горле густым варевом.

+3

14

Время медленно утекало, оставляя на короткой молочно-каштановой шерсти лёгкую паутинку инея. Эбон с некоторой долей удивления смотрел на замысловатые узоры, усиленно считая ледяные завитки и стараясь не ткнуться тёмным носом в уютный сугроб на ветке. Кот уже как-то ночевал на деревьях, а после — узких карнизах, однако в нынешний сезон это было бы не самым мудрым решением. Впрочем, молодой одиночка с удивлением отметил, что ему уже почти не холодно. Или сие есть знак тревожный и пора начинать бить тревогу? Быть может, пора даже спуститься с дерева на землю.. Ох нет, пусть он даже отморозит собственный хвост — только бы не возвращаться сейчас.

— «Каждую ночь я вижу звёзды, каждую ночь мне кажется, что вот ещё чуть-чуть до них осталось. И каждое утро будто просыпаюсь слепым, с переломанными лапами. Солнце, прошу, не приходи ещё немного», — как подумаешь, что скоро настигнет твои сверкающие пятки день, скоро вылезут коты, обжигающе живущие — сразу тоска находит. Со времён племени Эбон вечно чувствовал себя будто бы бесплотным духом. Но не звёздным предком, чьё существование подтверждено памятью, не обитателем Тёмного леса, который успел основательно наследить грязными отпечатками в истории мира воителей, а просто духом. Хотелось ещё добавить «безымянным», да не выходило так. Слишком многие знали его — порой от этого становилось радостно, а порой – тошно. Хотя Лансер очень любил, оставаясь в тени, слушать о себе самом байки и пересуды. Какие бы бредни сумасшедшего оные из себя не представляли. Жизнь одиночки, если подумать, вообще дело потрясающее. Да, проблемы иногда бывают с пропитанием. Да, мороз в сезон Голых деревьев такой, что превращаешься в одну большущую сосульку.

— Но дорогу осилит идущий, — тихо фыркнул своим мыслям кот, на пробу пошевелив тонким хвостом. Вроде ещё не отмёрз, а может это только казалось. Самовольный изгнанник пожал плечами.
— Эх, племенные ведь столько в этом мире не видели, столько не знают, — будто в первый раз Джазби увидел перед глазами двуногого, который сидел на подоконнике, тепло улыбался и водил лапой с тонкими пальцами по странной деревянной штуковине, а та, подумать только, отзывалась такими разными звуками! В них слились шелест трав, эхо ветра в мрачных пещерах, ласковое мяуканье королев.. весь мир, который знал когда-то одиночка.

А после он вовсе пропал. Как исчезали в метели и сумерках чёрные извилистые скелеты деревьев, так молодой кот исчез в своих запутанных мыслях. Увы, это (не в первый раз) сыграло злую шутку. Кто же знал, что под облюбованным им вековечным еловым знакомцем бродил один небезывестный балагур. Бродил, как почти всегда, навеселе, закономерно иногда стукаясь своей светлой головушкой о морщинистую кору. И вот, один из таких смачных стуков (дятлы завидуют где-то в тёплой сторонке) привлёк-таки внимание Эбона. Точнее сказать — до смерти перепугал. Одиночка, только что тихо-мирно размышлявший, вздрогнул всей тушкой. Зря, ой зря. Тонкие, успевшие основательно промёрзнуть лапы, не выдержали таких перемещательных манипуляций и соскользнули с ветки.

— МРЯ-Я, — громко оповестил окрестности о своём настроении не успевший очухаться кот, стремительно падая вниз. Благо, падать было недолго. Да ещё в сугроб. Из оного, пошатываясь, выползла неудавшаяся птичка вся в снегу, еле разлепляя синие горящие глаза. И тут же лицезрея напротив нечто большущее, такое же снежное, шевелящееся, бурчащее какие-то колдовские заклинания.
— Смерть моя пришла.

Отредактировано Эбон (2018-01-14 13:29:47)

+4

15

Бурчание с ветки - скорее булькающее карканье осипшей вороны. Фрэнки замирает, точно под двумя чёрточками белой паузы, мысли, которые подкрадываются постепенно к входной двери в больной кошачий разум, издают два неприятных гулких звонка, нетерпеливо стучат по бокам головной коробочки тяжёлыми лапами. Фрэнк морщится, остолбенелый, внезапно потерявший возможность мыслить явно и чисто. Хотя, что это мы недооцениваем нашего пресловутого «травника» в кавычках? Он, пожалуй, растерял свои навыки в способности «думать» несколько лун назад, когда прикорнул на лоне воображаемых лугов свежей кошачьей мяты. Со всей серьезностью и отчаяньем своих огрубевших мыслительных способностей, Пак задумался: «О чём я думал?» Тянется далеко, глубоко ниточка дымной мысли, поднимаясь к самому потолку разума врачевателя, и он вглядывается внутрь сути проблемы, через закоптелую призму: «Для начала… Это было о вороне сверху?» А затем плавно кочует мысль в объятия свойств сладкой травки, с привкусом удовольствия, запах вплёлся в его шкуру, гася электрические разряды будущих мыслей: «Как это… Думать?» Вот пришли, приехали!

   В данный момент м-р Пропер отчаянно гнал от себя чувство внезапного детства, напавшего на него. Не осознавая факта, что эти самые слова в голове, обрамлённые кавычками, и есть те потерянные мысли. Впрочем, он хотел спросить у себя что-то связанное с тем бубнежом, доносящимся с веток соседнего облезлого дерева. Глаза тянули его вверх, но Фэйри отчаянно сдвигал брови, удерживал свои мечущиеся взгляды за хвост, не подозревая о надвигающейся опасности, имеющей вполне приятную натуру близко знакомого доброго приятеля. Плюшевый родной дружеский зад росчерком кремово-кофейных пятен сорвался к земле, ведомый элементарным, натуральным притяжением Земли. «Снаряды из куропаток летают - ложись!» - звон в голове блокируется мощным хлопком тела Джазби, пришедшемуся в самое темя пятнистого травника. Он мгновенно выуживает свою голову из западни крепких объятий, и плюхается задом в хрустящий сугроб, не удержавшись на всех своих четырёх. Страшно, внезапно случилось явление закадычного другана народу. Эту узкомордую Дылду едва ли возможно забыть, ведь встреча с Эбоном приравнивается к встрече судьбоносной и однозначно чудесной! Вам стоит встретиться с Би, наверное. Черты нарушителя покоя, обескрыленной птахи складываются в картинку постепенно.

   Но вот именно в этот момент лишняя опаска никогда не помешает.

   - Кто стрелял? - туманная головушка высовывается из снега, точно откатившаяся, отклеившееся от снежного шара, фигурка - Эб-бон? Ты что с Луны свалился! Мышиные хвостики!

   Целитель по призванию, как говорится, принялся осматривать своего знакомца, ощупывая на наличие повреждений мягкими, передними лапами, обнюхивая и внимательно осматривая худое тело дружественного бродяги. Привычное настроение «слегка навеселе» практически сняло, как лапой.

+2

16

главная поляна ▼ 

Запах увёл его за границы. Мираж остановился, высоко задирая морду, улавливая мельчайшие изменения в дорожке следов, но его обладателя различить так и не смог, наверняка обоняние отшибло, а провел всего пару часов с этими смердящими одиночками. Он не решился заходить дальше, вероятнее всего вспуганные соплеменники держались вместе, а угодить к ним в лапы, в лучшем случае, равнялось позорной смерти при утолении чужого отмщения.

Двинувшись в противоположную от запаха сторону, черношкурый какое-то время петлял меж стволов, приводя мысли в порядок и пытаясь унять трепыхающуюся волнением в груди перспективу спокойной жизни в довольстве. События сменяли друг-друга слишком хаотично, чтобы их можно было принять за надежду на спокойствие, да и вообще хоть какой-то путь к расслаблению.

Убедившись, что остался в тишине, Мираж предпринял шанс к охоте, но рябчика упустил, а белку не успел сбить со ствола, в последний момент оцарапав костяшками промерзшую древесину. Падаль.. В очередной раз беря след, черношкурый приоткрыл рот и едва не подавился сильным кошачьим запахом, принесенным резкими порывами ветра. Прижимаясь боком к облетевшему тополю, он выждал, но одиночка так и не появлялся. Сталь выслал следаков? Гнев взбунтовался тёмными пятнами перед взором, когда Мираж представил застанного врасплох сменившимся ветром самодовольного бродягу, что шел за ним от самого лагеря. Но не сделал он и нескольких шагов, когда взгляду предстала совсем иная фигура - донельзя худощавая и будто даже смутно знакомая. Коснувшись носом лежащей без сознания, скованной легким морозцем, кошки, воитель склонился, прислушиваясь к едва слышному дыханию. Удостоверившись в его наличии, не церемонясь потянул бродягу на себя, вытаскивая к более удобному осмотру, прикасаясь грубоватыми подушечками к ярко-выраженной от худобы грудной клетке, улавливая ритм сердца.

+2

17

- Водопад

Сначала не было ничего, кроме темноты, пронизывающего холода и ломоты в окоченевших лапах. Затем появился шум – шелест ветра и грохот обледенелых ветвей друг о друга, тихий, но отдающий в ушах болезненными хлопками. Дёрнувшись от саднящей боли в изодранном животе, Льняноглазка поняла, что к ней вернулось и осязание: раны жгло неимоверно, но сил, чтобы перевернуться на живот и охладить их снегом по-прежнему не было. А потом она почувствовала толчок. И ещё один. Шелест собственной шерсти о ломкий наст показался особенно громким и отвратительным. Одиночка глухо застонала и заморгала, пытаясь понять, что происходит с её телом и миром вокруг, но глаза по-прежнему не слушались, расфокусировано глядя куда-то в невидимую точку.
Запоздало вернулось обоняние, и Льняноглазка поняла, что оказалась не одна.
«Искромастер?..»
Облизнув онемевшие губы, она попыталась собрать расплывающиеся образы в цельную картину и в ужасе вскрикнула, завидев над собой зловещую чёрную фигуру.
- Мираж, - выдохнула кошка прежде, чем успела сообразить, что нельзя простой одиночке знать имён котов-воителей. – Ты пришёл за мной? Проводить в Звёздное племя?
Льняноглазка неожиданно обмякла под его лапами и задрожала от облегчения, до сих пор не веря, что её муки наконец-то закончились. Теперь она предстанет перед предками и спросит с них всё. Ласковая улыбка тронула её губы, и одиночка с нежностью, почти священным трепетом посмотрела на своего проводника.
Но что-то было не так, что-то, что рушило великолепный исход, который она только что себе придумала.
И чем дольше бывшая воительница вглядывалась в черты Речного кота, тем больше странностей подмечала: он не выглядел мёртвым, и она не могла вспомнить, чтобы слышала о его гибели; в угольно-чёрной шерсти не мерцала звёздная пыль, а в глазах не светилась мягкая мудрость навек усопших. Льняноглазка побледнела: объяснение всплыло само собой.
– Тебя прислал Тёмный лес. – Всё сразу встало на свои места. Зажмурившись, одиночка потёрла глаза непослушными лапами и тихо заскулила от нахлынувшего отчаяния. – Почему? Почему так, Мираж? Неужели после всего, что мне пришлось испытать, они не хотят даже поговорит со мной? Мне не нужны их угодья, не нужна вечная жизнь, я хочу только узнать, узнать, понимаешь? – Слёзы крупными каплями заскользили по кремовым щекам, замерзая почти сразу же от соприкосновения со стылым ветром. – Зачем ты пришёл? – В надтреснутом голосе прорезалась злость. Льняноглазка рывком отняла лапы от морды и презрительно оскалилась в лицо своему собеседнику. – Посмеяться? Поглумиться? Так не бывать этому! – И, хрипло зарычав, буро-белая кошка оттолкнула Миража и, шатаясь, встала на едва удерживающие её вес лапы. – Убирайся! Возвращайся туда, откуда пришёл! – Тонкая струйка крови скользнула из уголка оскаленной пасти, но Льняноглазка лишь сглотнула солоноватую влагу, не отрывая горящего ненавистью и обидой взгляда от чёрного исполина.

+4

18

Одиночка подала голос и распахнула глаза. Мираж остановился, но лапы убирать не стал, в неуклюжей заботе придерживая хрупкое тельце. Он вгляделся в изменяющуюся мордочку кошки и тут его осенило.
   — Льняноглазка? - глубокая небесная лазурь ее взгляда не позволяла сомневаться, но племенной запах настолько поистёрся, что черношкурый еще раз недоверчиво втянул воздух - ты..

Его прервал вопль ужаса. Внутренне вздрогнув, Мираж едва поменялся в морде, с любопытством разглядывая мяучащую всякую чепуху. Хорошенькую мордочку то и дело перекашивало в припадках, близких к безумным и, не удержавшись, воитель ощупал худощавую тушку на серьезные повреждения и переломы.
   — Ты встать то можешь? - угрюмо протянул, не желая цацкаться с сумасбродными речами и пытаясь подвести Льняноглазку к более насущным проблемам. Но та лишь немо разглядывала черношкурого, поглощая его черты настолько тщательно, что впору было бы засмущаться - ну?

Похоже он действительно подтолкнул голубоглазую, но разговор вновь пошел совсем не в то русло. Тряхнув длинноносой головой, Мираж свёл брови на переносице в скептичном жесте оглядывая двинувшуюся.
   — Никто меня не присылал, - решительно отрезал, надеясь, что это решит часть всплывших в чужом воспаленном мозге проблем. Но, кажется, Льняноглазка его совсем не слышала. Пытаясь вычерпнуть из бесконечного потока жалости к себе полезные сведения, Мираж склонился над прослезившейся, но тут же покачнулся, встретившись с неожиданной дерзостью - да успокойся! Протянутую черную лапу ветрянка тут же оттолкнула и неожиданно резво вскочило, стоя нетвёрдо, но на всех четырёх.

Игнорирование странностей не помогало и черношкурый помялся, выбирая способ воздействия. Похоже бывшая воительница была бесповоротно уверена в своей правоте и даже готовилась к сражению, вряд ли драка и угрозы позволят убедить ее в обратном.
   — С чего ты взяла, что Предки со Звёзд знают то, что тебе нужно? - осторожно и вкрадчиво, он начал подбирать ключик к сложным хитросплетениям в ее голове, пытаясь поймать взгляд опухших от слёз глаз и незаметно приблизиться - даже если ветер сдувает тебя своими порывами, ты все еще прочно стоишь на земле, - хмыкнул, пытаясь заговорить - и тебе, как и всем, нужна еда и отдых. Мираж открыто заглянул в горящие глаза, пытаясь уловить малейшие изменения и порывы.

+3

19

Мираж тоже узнал её. Горько усмехнувшись собственному глупому имени, обличающему её перед каждым встречным, одиночка зажмурилась и выпустила когти. Сейчас это было неважно.
Настороженно поводя хвостом, Льняноглазка ожидала, когда эта чёрная гадюка, равнодушно замершая перед ней, гибкая, лоснящаяся, насквозь пропитанная тьмой и мраком, сделает свой смертоносный бросок. Никакой в целом свете удачи не хватит, чтобы спасти её. Лапы дрожали, упираясь в землю, как в последний оплот реальности перед осыпающимся на части миром: ровное полотно небосклона пошло на излом, зазмеилось сотней трещин, из рваных брюх которых посыпалась звёздная пыль, искры тлеющего огня и клубящиеся щупальца – её проклятие, её персональный Тёмный лес. Недоверчиво распахнув глаза, Льняноглазка сипло вскрикнула и сделала несколько неуверенных шагов назад, но лапы подводили, и походка вышла пьяной, танцующей, такой нелепой и страшной на этом островке заснеженной реальности.
- С чего ты взяла, что Предки со Звёзд знают то, что тебе нужно?
- Они знают. – Странная размытая улыбка исказила губы одиночки, и она перевела почти осмысленный взгляд с посыпанного пеплом пейзажа на Миража. – Можно сказать, это была их инициатива. – Тихий смешок нарушил тишину замерзшего леса, рискуя перерасти в очередной приступ безудержного хохота. – А я-то, мышеголовая, полагала, что смогу справиться в одиночку! Как нелепо! С самого начала у меня не было и шанса – они испытывали меня и смеялись, не желая открывать своих целей и планов. Зачем им? Кто я такая для них? Как думаешь, Мираж, - облизнув губы, торопливо пробормотала Льняноглазка и даже подалась вперёд, будто боялась, что собеседник прервёт её или уйдёт, не пожелав дослушивать весь тот поток откровений, который она безудержно лила на него. – Может, они уже и забыли обо мне? Может, это такая забава в Звёздном племени? – голос зазвенел от напряжения, выдавая истинные чувства Льняноглазки с головой. Она боялась. Страшилась, что это могло оказаться правдой. – Насылать проклятия на котов…
Нервно крутанувшись на месте и едва не свалившись в снег от слабости в лапах, бело-бурая кошка повернулась к Речному воину спиной и как будто бы успокоилась, стоило последним словам сорваться с её губ.
- Еда, отдых… Пустое, Мираж. Лишь отсрочка. Но я не тороплюсь. - Вскинув подбородок, одиночка из-за плеча посмотрела в томящиеся расплавленным янтарём глаза Миража. – Почему ты здесь? Почему ты это делаешь? – Кончик хвоста вопросительно изогнулся. Былой запал угас, уступив место вялому любопытству: кто знает, когда ей вновь удастся с кем-нибудь поговорить?  – Почему просто не пройдёшь мимо? В мире много тех, кому можно помочь без риска для себя. Что до меня – это бесполезно.
Льняноглазка замолчала. Она уже давно не говорила так много, никому и никогда не пыталась излить душу, но что-то в ней надломилось в тот момент, когда она увидела спокойную морду Речного кота, которому было плевать, что мир вокруг них двоих полыхал невидимым пламенем, что небо кололось на части и осыпалось им на головы пудовой тяжестью, что земля под лапами разверзалась в щербатых пастях, готовых поглотить их живьём, сожрать как птенцов, похоронить заживо. Он как будто этого не замечал. Или знал, знал больше, чем говорил.
«Глупая, что ты делаешь?» «Соберись!» «Какая же ты трусиха!» «Не гневи предков!»
Судорожно выдохнув, Льняноглазка зажмурилась и потёрла мордочку лапой, и от этого простого движения мир перед глазами вновь скользнул куда-то в сторону, и одиночка медленно сползла на утоптанный снег, с отстранённым равнодушием глядя куда-то вверх, поверх головы Миража, поверх когтистых крон замерших в предвкушении добычи очернённых деревьев.
Ей было легко на душе, впервые за долгое время.

Отредактировано Льняноглазка (2018-03-14 18:25:59)

+3

20

Льняноглазка, казалось, путалась в собственных суждениях, то откровенно противореча, то выдыхая так воодушевленно, будто больше кислорода не попадет в ее обтянутую тонкой кожей грудную клетку. Она доносила свои слова как в последний раз и черношкурый вслушивался, удивляясь их неподдельной искренности, тонко граничившей с безумием.
   — Я думал, проклятия насылают совсем другие коты, - он вставлял краткие оговорки в ее рассказ, уже даже не надеясь прервать расползающуюся лихорадку - хотя, кто знает, они ведь соседи, верно?

Одиночка развернулась и Мираж напряг мышцы, но та, похоже, понимала, что далеко в таком состоянии не уйдет.
   — Если они не дали тебе ничего полезного, - он вновь сократил расстояние - одни лишь беды. Почему ты до сих пор сама от них не отвернешься? - карие глаза подёрнулись дымкой задумчивости. Был ли связан пошатнувшийся рассудок Льняноглазки с происходящим в ее бывшем племени? Возможно ли вычерпнуть из воспаленного разума хоть какую-то полезную информацию? Воитель не торопился верить в слова Лютоволка.

   — Я? Охочусь, - он недовольно, по-собачьи, фыркнул, приоткрыв вытянутую пасть - только, похоже, ты распугала всю дичь. В который раз его попытка соскочить с темы была провальной - потому что ты не позволяешь себе помочь? Нотки злости зазвенели в по-военному выправленном голосе. Медленно, но верно, его терпение подходило к концу.

   — Ты хоть знаешь какое сейчас время? Что творится в племенах? Куда подевались все одиночки? - Мираж понимал: не знает - я подскажу, тебе нужны еда, тепло и травы.

+3


Вы здесь » cw. дорога домой » нейтральные леса » дальний лес