cw. дорога домой

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » нейтральные леса » малое озеро


малое озеро

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://s1.uploads.ru/iSyYd.jpg


Неподалеку от племен у подножья гор припрятано небольшое озерцо, сформированное сотни, даже тысячи лун назад, когда большой ледник уходил на север. Но коты не знают об этом и просто наслаждаются тишиной места, прохладой воды, величием гор. Тут можно даже поживиться чем-нибудь мелким или найти какие-нибудь особенные, нужные травы.


0

2

Jah Khalib – Любимец твоих Дьяволов

Восемь резвых лап несли двух воителей так быстро, слова оба летели на крыльях. Как ни странно, но и дорога, оказавшаяся не столь близкой, как могло показаться на первый взгляд, тоже прошла без эксцессов. Разговоров было мало, но коты неслись, периодически обгоняя друг друга, словно юные оруженосцы. Беря во внимание то, как часто Чертополох предлагает кому-то погулять, Неясыть всё же была немного стушёвана. Лишь изредка, совсем украдкой, оказываясь чуть позади, она имела возможность мимолётом рассматривать фигуру кота и часть его головы, устремлённой вперёд. Увиденное, определённо нравилось.
Уши непонятно жгло от стыда. Она не должна была так делать. Более чем странный парень был притягателен, интересен, но пялится на него, оценивать в плане мужских достоинств? Не слишком ли смело?
В душе зародилось непонятное семя, которое начало неторопливо прорастать, сея ещё более сомнений на этот счёт. Он был таким задавакой, буквально занозой в пятой точке у многих, постоянно считал себя самым умным, ох и как же хотелось утереть ему нос. Прям вот так, чтобы не временно, а на всю жизнь. В то же время, отчего-то хотелось выглядеть не как всегда, презентабельно и подобающе, а ещё лучше. В сотни, в тысячи раз. Кот должен сбросить свои маски и понять, кто есть кто.
Мысли как-то роем метались в голове, строя мечты, несбыточные планы по утирки носа, а так же моделируя различные ситуации, которые в любом случае в реальности не пошли бы по своим намеченным планам. За всем этим хаосом, творящимся внутри, кошка не заметила, как они достигли нужного места. Резко затормозив, мягко плюхнувшись в чёрную шерсть Чертополоха, кошка почувствовала, какое от него идёт тепло. Даже странно. Живое такое. Совсем не схожее с его характером. Запах был странным... Пыльно, травянисто, свежим, но явно резковатым, более по душе самцам, нежели самкам. Нехорошо будоражил, заставлял внутри что-то ворочаться...
Облепив со спины воина, Неясыть тихо охнула, резко выдохнув от неожиданности. Она так задумалась, что абсолютно не заметила дороги, по которой они сюда добрались, и... спроси её, как отсюда выбираться, она, наверняка, бы заплутала, частично утеряв дорогу в своей памяти, недовольно коря себя за всякую ерунду в голове.
Сейчас перед лапами, в долине, раскинулось красивое озеро, невесть взявшееся здесь... Такое красивое и западающее в память так, что было бы слишком сложно позабыть такой вид. Кольцо из гор, видневшееся вдалеке, добавляя внушительного вида обстановке. Морозец, идущий даже в летний день от воды, давал понять, что в него, должно быть, бьют подземные источники. От чего-то хотелось верить, что эта шла именно с гор, по крайней мере, хотя бы из под них.
Чуть склонив голову в бок, кошка глазами жадно ловила каждый клочок пейзажа, внимательно вглядываясь в каждую мелочь. Это было красиво. Даже слишком. Оставалось только гадать, откуда Чертополоху известно про такое место.
Радостно улыбнувшись, кошка почувствовала, как по лапам пробежала завораживающая и приятная дрожь.
- Это, пожалуй, красивее, чем речные жемчужины... Смотри...
Она приподняла переднюю лапку, вытянув её вперёд, ловя ветерок, а затем обведя ею по окружности гор.
-... они прям как ракушка, а внутри такое волшебство.
То, что он сумел её удивить, это ещё было мягко сказано. Как бы он на неё не ворчал, как бы, порой, не обижал, сейчас это было не важно. Такой вид заставлял забыть обо всём. О новом предводителе, о перепалках между кошками, о брошенных учениках, о Косматике в лагере, даже о том, что уже наступило утро, о бессонных сутках, а так же о том, что сегодня должна быть ночь Совета... Хотелось просто провести тут как можно больше времени. Одобрительно качнув хвостом, Неясыть дружелюбно поднула Чертополоха в плечо.
- Ну что, кто быстрее до воды?
Не дожидаясь ответа, палевая птицей рванула вниз, буквально паря над землей, желая выиграть. Красота плыла навстречу, раскинув объятия и маня так страстно, что просто невозможно было отказать. В глазах зажёгся азартный огонёк, придав всему вокруг ещё более ярких красок.
Дорога до воды бела безвременна. Легка. Незаметна. Решив не останавливаться у кромки, Неясыть оттолкнулась лапами на бегу от берега, совершив лёгкий изящный прыжок, а в следующий миг прорезала телом воду, легко пройдя сквозь гладкую чистую поверхность.
Вода была шикарна. Намного прохладнее, чем в реке, которая успевала на открытом месте нагреваться под Солнцем. Судя по всему, сюда это светило заглядывало больше как подсветка, а не как обогреватель. Почувствовав, как вода легко спружинила и толкнула кошку снова вверх, Неясыть радостно оказалась снова на воздухе, радостно засмеявшись. Ну что ещё было нужно для счастья?

Отредактировано Неясыть (2017-08-20 19:22:12)

+1

3

Чертополох торопился, а потому большую часть дороги они неслись по территории в молчании, изредка лишь перекидываясь короткими фразами. Где-то глубоко в душе воитель с трудом верил в то, что Неясыть решила отправиться с ним на прогулку, а потому, будто боясь спугнуть момент, желал как можно скорее показать кошке то загадочное место. Он был отчего-то глубоко уверен в том, что палевой красавице понравится там, ему же понравилось!
Гонимый одним этим единственным чувством, Черт сам не заметил, как лапы привели его к озеру.

Затормозив резко, воин выдохнул шумно, быстро оглядевшись. Все здесь осталось неизменным, таким же, как и в прошлый раз. -- Славно.

Почувствовав толчок сбоку, великан покачнулся, обернувшись через плечо и не без удивления взглянув на Неясыть. Та буквально впечаталась в него, зарывшись мордой куда-то в шкуру. Хмыкнув, забияка смолчал, закусывая внутреннюю сторону щеки. На языке у него вертелась масса колкостей, но Черт упорно сдерживал их. Ему решительно не хотелось, впервые, пожалуй, ссориться с Неясытью. Он привел ее сюда, чтобы показать местные красоты, а не для того, чтобы сотрясать озеро воплями. Держа в голове эту мысль, воитель сделал глубокий вдох.
Воодушевление спутницы мотивировало, это была как раз та реакция, которую хотел увидеть бес. Бальзамом на душу ложилась каждая эмоция, промелькнувшая в эти минуты на морде палевой. И это было так... странно.

- Это, пожалуй, красивее, чем речные жемчужины... Смотри... -- исполин прислушался к тому, о чем говорила кошка, устремив взгляд за лапой, --... они прям как ракушка, а внутри такое волшебство.

Чертополох прищурился, поджав нижнюю губу, с минуту вглядываясь вдаль. Но, хоть убей, фантазия его была куда скупее, нежели у спутницы. А потому в горах он видел только горы, а в воде воду. И единственно, с чем воитель мог согласиться, так это с волшебством.

- Возможно, -- уклончиво пророкотал Черт, чуть хмурясь, -- я уверен, на нейтральных землях есть еще красивые места, подобные этому. Найти бы их только.
Последнее кот бурчал - почти шептал - себе под нос, сетуя на то, что не посвящал изучению нейтральных территорий больше времени. Сейчас ему особенно остро захотелось разыскать еще одно такое, краси-и-ивое, место, чтобы вновь показать его Неясыти, вновь увидеть этот спектр эмоций, не так часто проявляющийся в его компании, вновь получить порцию тепла под диафрагмой.

- Ну что, кто быстрее до воды? -- сказано, видимо, в шутку, но для Черта это звучало как вызов. Как тут можно отказаться?

Расплывшись в азартном оскале, он устремился за рванувшей с места Неясытью. И впервые, пожалуй, не был обижен на то, что проиграл, погрузившись в воду позже кошки, что была на порядок ловчее и быстрее его.
Нырнув под воду, воитель блаженно закрыл глаза, позволяя прохладе обволочь тело, умыть морду и очистить разум. Всплыв и услышав звонкий смех спутницы, Черт сам одобрительно зазубоскалил.
- Повторим забег, -- пробасил Черт, плотоядно облизываясь, -- в следующий раз?

+1

4

---> Палатка целителя

Лес скоро погрузился в ночь. Но, к счастью, полная луна не задремала и осветила дорогу одинокому путнику, легко просвечивая меж жиденьких деревьев, растущих на территориях Речного племени.
Череп, лишенный компании и лишенный преследователей, продирался через кусты, проклиная всё на свете и пытаясь справиться со своими двойственными чувствами к Очеретнику. "Он поступил глупо, лишив меня лекарства", - говорил его внутренний голос. "Но у Очеретника нет столько семян, чтобы делиться ими со мной каждый день. Он просто заботится о том, чтобы хватило тем, кто нуждается в них больше меня", - возражал он же, накатывая второй волной. "Нет, все семена мои. Почему он не дал их мне? Он обязан был дать. Тогда мне не было бы так больно".
Череп остановился.
"Он не доверяет мне", - резко осознал он.
"Наверное, поэтому он отверг мою добычу. Я не нравлюсь ему. Я не вызываю у него доверия. Возможно, потому что я не такой ответственный и умелый, как Толстолобый".
Он шатнулся. Боль, прочно закрепившаяся в мышцах и суставах, ударила и в голову.
"Он ненавидит меня. Он хочет, чтобы я сдох. Чтобы у Толстолобого появилось новое начало, без мертвой королевы и сына за спиной. Очеретник хочет, чтобы я исчез".
В нём говорила боль, не разум. Он продолжал жить по своим "придумкам". Очеретник уже не казался ему развязным и излишне добродушным. Он был хладнокровным убийцей.
"Он знал, что я уйду. Он хочет,  чтобы я умер от боли. Он хочет..."
Мышцы Черепа взбугрились под шкурой, когда он резко пошел вперёд. "Они не дождутся. Сына великого глашатая не убьёт ничто".
Ответом ему были острозубые обломки боли, впившиеся в его ноги. "Я побуду в воде ещё, и боль уйдёт", - думал он, уходя всё дальше и дальше от родных территорий. Дальше и дальше, туда, где его не найдёт ни ночной патруль, ни возвращающиеся с Совета соплеменники. Туда, где не встретишь запахов племенных котов. Туда, где всегда можно найти опасность на свою голову.
Череп глубоко вдохнул холодный воздух за границами племен. Воздух свободы.
Он по-своему любил оковы племенной жизни, но без них всё ощущалось иначе. И на зубах его словно потрескивали крошечные кусочки лунного камня, откалывающиеся от огромной, гигантской луны, которая спешила благословить своим светом всех, кто добрался до свободы. Почувствовав, что силы дают сбой, Череп сбавил шаг и вскоре вышел к небольшому озерцу, меньше озера, разделившего пять племён.
Оно показалось ему холодным, но ощущение могло быть обманчивым. Судя по запаху, в озере водилась жизнь. Да и где ему было увидеть мёртвые озёра без рыбы? Максимум, лужи. И в тех он порой мог заметить резвого плавунчика или комариную личинку.
Проверять, так ли холодна вода, как кажется, Череп не стал - просто взял и вошёл в неё. Она оказалась действительно холодной, и на какое-то время дала телу отдохнуть от боли, обожгла его без огня.
Череп осторожно, чтобы не взбаламутить воду, поплыл, рассекая озерную гладь ровными гребками. Мокрая шерсть облепила его тело, выделяя напряженные мышцы. От его острого слуха, привыкшего различать едва слышный рыбий плеск в воде, не укрылся странный шорох в кустах на берегу.  Он подплыл к берегу и вышел из воды. Отряхнулся.
Большая часть воды осталась каплями на берегу, а сам Череп стал похож на серо-бурую скалу, утыканную ледяными иглами слипшейся шерсти.
- Выходи, я знаю, что ты там, - довольно громко сказал кот с привычной низкой и хмурой интонацией. - Я ничего тебе не сделаю. Мне всё равно, что тебе нужно.
Он чуть повернул морду назад и увидел приближающуюся к нему кошку: белошкурую, жутко тощую, костистую, с клоком чёрной шерсти на лбу. В лунном свете она казалась похожей на молочно-белый кристалл.
Череп почувствовал племенной запах, исходящий от её шерсти, и отвернулся, поняв, что белобрысая, тощая жердь точно не представляет опасности.
- Видишь тучу? - произнёс он без повода, довольно резко. - Предки прогневаются и накроют ей луну. Я почти уверен в этом. Иначе тучи наверняка бы не было, верно?

+4

5

поляна небесного племени.

«Меня просто не взяли с собой. Просто оставили здесь, между деревьев и трав, а сами ушли», - злость переполняла светлую кошку, отчего та чуть ли не рычала, махала хвостом и непроизвольно рвала когтями траву. Увидь её кто из другого племени сейчас, он точно от души посмеялся над Душицей. Да и было над чем: будучи раздраженной и злой, кошка выглядела по-настоящему смешно. О какой угрозе могла идти речь, когда белая была такой хрупкой и неспособной к битвам. Повезло же ей родиться сейчас, не во время всяких войн, о которых нет-нет, да услышит небесная.
«Просто, если бы меня взяли, то я бы... Я бы и сама не пошла», - Душица продолжала себя убеждать, что ничего плохого в сложившейся ситуации нет. Ну, посидит она в лагере некоторое время, проведет под сенью деревьев, подремлет, а потом, когда вернется, узнает все новости с Совета. И словно там была. Звездошейка беспокоится о ней, вот и не берет с собой – это естественно. Правда, о чем же предводительница именно беспокоится, Душица придумать не успела. Ей больше нравилось оставлять эту мысль открытой, чтобы потом, когда нужен был повод, кошка смогла додумать что-то своё. И каждый раз разное.
«Вот пойду на тренировки со Слепозмейкой, и как-нибудь случайно оброню свою мысль. Пусть он не думает чего плохого»
Хотя, было ясно, что Слепозмейка и вовсе не думает об этом ситуации. С чего бы вообще ученику целителя задаваться вопросом о Душице, когда она внезапно, как снег во время Зеленых Листьев, свалилась ему на голову, намела своей правды, а затем спешно покинула его. Правда, Душице отчего-то нравилась мысль, что о ней думают все: что её племя, что другие. Эгоизм и тщеславие давали об этом знать, подкреплялись от мыслей белой кошки. И Душица улыбалась, сама того не замечая. Так хитро, хищно. И даже сейчас, в полумраке ночи, её глаза отсвечивали чем-то недобрым.
Она не знала, куда шла – лапы сами вели Душицу, а она была не против. Когда половина котов леса ушли на Совет, она могла без тени страха пройтись по нейтральным глубинкам, оказаться там, где никого нет и предаться одиночеству, которое воительница одновременно любила и ненавидела. Казалось бы, идеальное время и прекрасные возможности осуществить задуманное, но что-то всё равно грызло изнутри светлую кошку. Что-то, что уже добралось до горла, мешало вдохнуть и заставляло раздражаться еще больше.
Душица утробно зарычала и прошлась боком по ближайшему дереву, оставляя на коре светлые шерстинки, словно намеренно вела за собой след. Словно знала, что что-то может пойти не так.
Лапы привели её к небольшому озеру. В какой-то степени, Душица должна быть благодарна им, потому что место по-настоящему успокаивающее, завораживающее и таинственное – оно должно было успокоить небесную кошку, должно было позволить ей оставить всю агрессию и переживания далеко позади. Но, к сожалению, мысли о спокойствии еще больше раздражали, и до такой степени, что светлая была готова окунуться в ледяные воды озерца, лишь бы прояснить голову. Была готова, но не сделала этого, лишь отрешенно посмотрела на водную гладь, фыркнула и еще раз взмахнула хвостом.
«Как далеко я ушла от лагеря?»
Неожиданная мысль птицей ворвалась в голову кошки, заставляя на время ослабить агрессию и испугаться. Совсем немного и ненадолго. Душица же не какой-то там оруженосец, выбравшийся из лагеря без разрешения наставника. Она – уже сформировавшаяся матерая воительница, которая может идти, когда захочет и куда захочет. Ну, может не совсем матерая, но идти куда хочет, может! И не нужны ей никакие Советы с кучей запахов, новыми взглядами и напряжением. Это не интересно!
Душица поежилась, почувствовав, наконец, ночную прохладу, взъерошила шерсть и подошла поближе к озеру, вдыхая носом водный запах. Как вообще можно жить рядом с водой? Как можно каждый раз ощущать своей шкурой холодок, исходящий от вод? Это все равно, что жить в постоянной темноте и холоде. Душица бы не смогла. Но Душица и не речная кошка. И не сумрачная. Или, они живут не в холоде?
Осознав, что о других племенах она знает не больше котёнка, живущего лишь материнскими сказками, кошка что-то прошипела под нос да ударила по озерной глади лапой. А потом замерла, прислушалась. Сюда определенно кто-то шел. И этот кто-то – явно не знакомый из небесного племени, решивший составить компанию Душице. Нет, звук шел не со стороны её племени, откуда-то дальше. И, думалось Душице, этот кто-то не будет настроен на простой разговор ни о чем с кошкой из другого племени. Да и кто, Звездоцап раздери, говорит, что это какой-то иноплеменник? Вполне вероятно, что это вообще собака. Или барсук. Или, может быть, какое-то неизвестное существо, которое переломит тельце Душицы одним пальцем?!
Сердце бешено застучало, тотчас отрезвляя голову белой кошки. Заозиравшись по сторонам, она испуганно рванула сначала в одну сторону, затем в другую, так и не придумав, куда можно спрятаться. Был вариант и вовсе покинуть озерцо, но Душица заранее перечеркнула его, убеждая себя в том, что она храбрая. Только вот лапы все равно дрожали, а страх заставлял ее нырнуть в ближайшие кусты да не высовываться. Что, впрочем, и сделала светлошкурая, не теряя ни секунды. В этот раз точно.
И, о чудо, успела спрятаться, когда на поляну вышел чей-то силуэт. Прижав уши к голове, кошка вытянула шею, желая разглядеть, кто же потревожил ее прекрасное времяпрепровождение своим присутствием. Но, когда разглядела, тотчас начала корить себя за любопытство. Надо было бежать, а не прятаться по кустам. Либо оставаться на поляне и глушить свой страх. Кот из другого племени не должен был знать слабые стороны Душицы, не должен был чувствовать превосходство над ней.
Незнакомец был очарователен. В смысле, Душица была поражена тем, как у него получается управляться с водой, с какой аккуратностью и любовью он входит в озеро, как перекатываются его мышцы от одного только движения. Его шерсть, длинней, чем у небесной воительницы, красиво переливалась при лунном свете, прилипала к телу и тотчас раскрывалась под напором воды. Поежившись от холодного ветра, бережно скользнувшего по загривку, Душица выпрямилась и навострила уши, желая видеть больше движений, больше любоваться.
Но выдала себя с потрохами, задев тощим боком куст. Чертыхнувшись пару раз, другую пару раз вновь вспомнив Звездоцапа, она нахохлилась и стала быстро думать о пути к отступлению, как поняла, что бежать-то и некуда. Её рассекретили, позвали, не то предложили, не то заставили выйти, показаться. И несколько секунд кошка размышляла о том, надо ли идти. В ее голову пришла глупая идея изобразить какой-нибудь птичий щебет, но как можно скорей отмахнувшись от такого странного наваждения, Душица все же собрала остатки храбрости в лапы и вышла к озерцу. Она старалась держать осанку прямо, разводила плечи и держала голову поднятой – не боялась, пусть и показательно, незнакомца.
Однако, долго эту показательность держать не пришлось. Стоило коту сказать что-то о предках, как Душица поморщилась и не сдержала презрительного смешка.
- Предки, - произнесла небесная на выдохе да махнула хвостом, - Ты видел этих предков? Я нет.
Она не стала церемониться, цепляться за чужие мысли, глуша свое неверие. Предков нет. Нет Звезд, наблюдающих за котами.
- Предки оберегают. Должны оберегать. Только почему-то отвернулись, - намерено выделяя последнее слово, белоснежная поняла, что перегибает палку, поэтому сделала шаг назад – вдруг незнакомый кот поддастся каким-нибудь негативным эмоциям да утопит Душицу в этом же озере за ее длинный язык.
- А на всё один ответ, - она не стала продолжать, лишь посмотрела на ту самую тучу, на которую указал речной (а кем еще может быть этот пловец?) кот.
- Зная, в какую... неприятность мы попали, они продолжают гневаться. Хотя, в своё время прошли сами такой путь. Невозможно.

+4

6

Несмотря на видимую незаинтересованность Черепа в разговоре, несмотря на то, что он, казалось бы, отвернулся от кошки, периодически его взгляд как бы невзначай задевал её морду, чтобы определить реакцию на его слова. Когда она скривилась от упоминания предков, Череп приподнял брови. Он удивился, но не сильно. Мгновениями позже холодный расчет заставил его сделать свои выводы.
- Ты из небесных, - произнёс он так, что невозможно было понять, вопрос это или утверждение. - Вам, бывшим бродягам, так и не удалось понять до конца, что есть предки, однако у себя в головах вы считаете, что знаете о них больше, чем все мы вместе взятые.
Он усмехнулся и покачал головой, словно хотел беззлобно пожурить белую кошку.
- Вообще-то, мне всё равно, кто во что верит, - всё же, признался серо-бурый кот. - Но это наводит на некоторые мысли. Я вспомнил одну историю.
Череп поморщился, почувствовав новый приступ боли в суставах. Холод воды перестал сдерживать её. Но ту историю он мог вспомнить даже через боль, так крепко она засела в его голове. Старуха-кошка, рассказавшая ему эту сказку, приходилась матерью его матери, а может и матерью матери его матери. Он не знал.
- Это старая легенда. Она повествует о коте, который не верил в предков. После смерти этот воин не смог попасть в Звёздное племя. Но и в Сумрачный лес попасть не смог, так как не верил в него тоже. Он долго ходил по кромке, не зная, куда ему ступить, а потом спрыгнул назад, в наш лес. Но в племени его считали умершим, поэтому воину пришлось исчезнуть... на какое-то время.
Череп прищурился и опустил взгляд на своё отражение в озере.
- С тех пор прошло много лун, и родилась легенда о коте, которого прозвали Морозный Охотник. Ему было дано такое имя, странное и чуждое, потому что шкура его была бела как снег. А по ней раскиданы пятна, чёрные, как заледеневшая земля Голых Деревьев, в которой не вырыть могилу, не обломав когтей до мяса. Но не только поэтому. А ещё потому, что Морозный Охотник встречался одинокому воителю или даже целому патрулю в снежную бурю. И больше того воителя или тот патруль никто не видел. В Юные Листья, когда снег таял, коты могли обнаружить груду костей у самой земли. Без меха, без мяса. Морозный Охотник съедал всё, оставляя лишь бледные кости.
Усмехнувшись с четко ощущаемой горчинкой, Череп продолжил.
- Однажды Морозный Охотник выдал себя тем, что решил поселиться в родном племени. Во время его пребывания в лагере, когда шла оживленная беседа между ним и другими воинами, из палатки выползла старейшина. Кошка, которая прожила пару, а может и тройку сотен лун. Её сморщенное от старости тело с выступающими ребрами еле двигалось. Она была глуха и подслеповата, но на мгновение предки даровали ей зрение, чтобы она могла увидеть Морозного Охотника. И она вспомнила самое сильное потрясение в своей жизни. Когда она, будучи совсем маленькой ученицей, оплакивала своего погибшего наставника. Это был он. Тот самый кот, который не верил в предков. Морозный Охотник. Она узнала его и закричала его настоящее имя на весь лагерь. Морозный Охотник переменился в выражении морды. По его добродушному лику трещиной пошел оскал, а лапы, ранее сильные и мощные, стали иссохшими костями. Через несколько мгновений Морозный Охотник исчез, а старушка умерла под утро.
Молодой воин сделал паузу. С его шерсти сорвалась капля и упала в озеро, нарушая тишину. Страдания других в собственном рассказе не трогали его. Ему была интересна личность убийцы.
- С тех пор Морозный Охотник нередко наведывался в разные племена под разными именами. Удивительно, но воители всегда принимали его радушно, сразу доверяясь ему и считая своим. И только те единицы, которые знали легенду... чувствовали, что что-то не так. Чувствовали холодок, пробегающий по их коже, всякий раз, когда ловили на себе взгляд Морозного Охотника. Потому что только они за искусственным добродушием его лика могли разглядеть холодную злобу где-то далеко в глубине его взгляда, древнего, как дуб на Острове Советов. А может, ещё древнее.
Череп размял затекшие от нахождения в одной и той же позе плечи.
- Говорят, Морозный Охотник и сейчас где-то среди нас. Обычно он приходит в избранное им племя под конец Зеленых Листьев. Он приживается в нём, и вскоре воители воспринимают его как потерянного и вновь обретенного друга. Морозный Охотник становится активнее ближе к холодам. И не позавидуют предки тому, кто столкнется с ним в снегопад. К сожалению, его настоящее имя уже никто не помнит, так что и способа бороться с ним не существует. Но было бы интересно посмотреть на него в действии. К сожалению, пока я не нашел никого, кто был бы похож на Морозного Охотника, в моём племени. Может, не судьба.
Он пожал плечами и перевел взгляд тощую кошку. Неожиданно понял, что не успел представиться, сразу же завалив её своими легендами. - Я Череп, - подумав, сказал он. - По мне легко догадаться, из какого я племени.

+4

7

- Каменистая равнина

Льняноглазка бродила по чужим землям до самой темноты. Она искала воду, но то и дело сбивалась с курса, отвлекаясь на шёпот ветра и игру теней, корчащихся на земле в своём непредсказуемом танце. Небо становилось всё монохромнее и серее, под конец растворяя в своей толще последние отблески солнца и исходясь крохотными звёздами, точно пятнами от невидимой гнили, подобие которых чернили душу молодой воительницы, оставившей привычный кров. Полная луна большим любопытным глазом взирала на Льняноглазку, и бело-бурая кошка старательно держалась тени, страшась выходить на молочный свет, отчего-то неприятно жгущий её кожу. Где-то там на острове проходил Совет, где звёзды, предавшие и покинувшие её, лицемерно взирали на племенных котов как ни в чём не бывало.
- Вы оставили меня… теперь я одна, - осуждающе прошептала одиночка, запрокинув голову и встретившись глубокими голубыми глазами с округлым блюдцем полной луны. Небесное светило вспыхнуло, точно сердясь на несправедливое обвинение Льняноглазки, и кошка испуганно отшатнулась и бросилась прочь, спугнув воробья, на которого прежде вела охоту. Лапы сами несли её вперёд, а тихий шёпот – её ли? – направлял бывшую воительницу, указывая на плохо видимые в темноте опасности.
«Осторожнее!» «Беги, не останавливайся», «Смотри под лапы, Льняноглазка», «Ибис не ищет тебя», «Не ищет, ха-ха! Какая же ты глупая», «Глупая Льняноглазка», - глумились невидимые свидетели её бегства, то отдаляясь, то приближаясь раскатистым гомоном, захлёстывающим своим всеобъемлющим звучанием.
- Замолчите! Вас нет, нет! – простонала молодая воительница, затравленно озираясь и сбиваясь с неровного шага. – Оставьте меня! – Прозрачная сеть паутины зацепилась за её усы и липкой лапой накрыла мордочку, отчего одиночка испуганно шарахнулась в сторону, налетела боком на терновый куст и, всхлипнув от неожиданной боли, дёрнулась вперёд, оставляя на шипастых ветвях клочья кремовой шерсти.
«Он найдёт тебя!» «Глупая неумеха», «Не оставляй следов», - взвились собственные мысли, изредка разбавляемые более низкими голосами прошлого – её отца, подруг и простых соплеменников, среди которых были и те, которых Льняноглазка никогда прежде не слышала.
- Нет, не найдёт. Все забыли обо мне, они даже не заметят, - пробормотала бело-бурая кошка, минуя небольшой перелесок. Впереди острым лезвием сверкнула ровная водная гладь, и Льняноглазка поспешила туда, ни на секунду не забывая об осторожности. Но всё было относительно спокойно. Склонившись над водой, одиночка коснулась её усами, растревожив неподвижное зеркало лёгкой рябью.
- Что ты делаешь? – услышала она чужой презрительный шёпот и резко обернулась, готовая встретиться лицом к лицу с неожиданным неприятелем. Но позади неё никого не оказалось, лишь пожелтевшие листья бузины с лёгким трепетом колыхались на ветру. Несколько долгих мгновений всматриваясь в обволакивающую темноту, Льняноглазка несмело отвернулась, вновь склоняясь над водой, и в это самое мгновение её отражение искривилось в злом оскале и гневно зарычало, заставив бело-бурую кошку вздыбить загривок и зарычать в ответ – больше от неожиданности, чем от страха.
- Я делаю то, что должна. У меня нет иного пути, нет иной судьбы, - оправдываясь, ответила она недоверчиво качающему головой отражению. – Неужели ты не понимаешь? – взмолилась бывшая воительница, кончиком носа касаясь прохладной воды и стремясь как можно глубже заглянуть в осуждающие голубые глаза, взирающие на неё снизу, но всё же свысока.
- Ты просто трусиха, - безжалостно процедила та, другая Льняноглазка, на миг исказившись редкой рябью, когда одиночка рывком отстранилась, словно получив увесистую пощёчину. – Это ты принесла все беды своему племени.
- Нет… нет! Я бы никогда… - залепетала молодая кошка, отрицательно замотав головой, но отражение бесстрастно продолжало свою уничижительную речь, точно не слыша её:
- Термиты, собака, искалечившая Штормогрива… Неужели ты думала, что это всё случилось само собой? – монотонно вещал образ в воде, фальшиво проникновенно приблизив мордочку к мордочке Льняноглазки, горько затаившей дыхание и едва сдерживающей наворачивающиеся на глаза слёзы. – Ты проклята самим Звёздным племенем, потому-то Ибис и не замечает тебя, потому-то ваш дом и заполонили термиты, а пожар на пустоши…
- Замолчи! Замолчи! Ты лжёшь! – завизжала Льняноглазка, в ужасе выгнув спину дугой, и со всей силы ударила по поверхности воды, разбивая собственное отражение на сотни холодных брызг, на одно короткое мгновение отразивших звёздное небо. Всё смолкло, и только сейчас сквозь пелену собственных страхов бело-бурая кошка услышала два негромких голоса. Но на этот раз они принадлежали кому-то другому: один рассказывал легенду о некоем охотнике, а другой отвечал ему, но что – Льняноглазка не могла расслышать. Но одно беглянка поняла совершенно ясно: она только что выдала себя. С ненавистью взглянув на воду, молодая кошка встряхнулась и расправила плечи: даже её собственное отражение предало её, так что с незнакомцами ей придётся встретиться в одиночку, чего бы ни сулила эта встреча.
«Что ты делаешь?» «Тебя найдут», «Найдут, найдут, найдут!» «Беги, беги прочь».
«Я буду готова».

Отредактировано Льняноглазка (2017-10-04 20:27:30)

+4

8

Душица не смогла сдержать возмущенного шипения. И хотя собеседник был прав, но глубоко в душе кошка отказывалась признавать факт «бродяжничества» небесного племени, сравнивая его скорей с чем-то возвышенным. Недаром, племя названо именно так. Небо и звезды всегда действуют бок о бок, и никто бы даже не вспоминал об этих светлых пятнышках на небосводе, если бы того пресловутого голубого полотна не было над головами котов.
И, если Звездные Предки, все же, существуют, то они выбрали самое сильное племя для своих хранителей. Точно так же, как звезды выбрали самое лучшее место, чтобы светить – бесконечность.
Впрочем, приводить свои доводы, объясняя, почему же вера пошатнулась, Душица не стала. Вместо этого она недовольно и рассержено оглядела нового знакомого, взмахнула хвостом и предпочла не перебивать его, слушать историю. Возможно, её вид и говорил о том, что она уже не маленький котёнок, живущий от легенды до легенды, но Душица даже сама себе не была готова признаться в том, как же сильно ей нравится слушать мелодичный голос рассказчика, что предается не то воспоминаниям, не то чувствам прекрасного. И дело было даже не в речном коте, что находился рядом с ней, нет. Она точно так же отреагировала бы и на старейшину, и на одиночку, предложи ей кто послушать историю.
Правда, признаться честно, рассказ речного кота поселил неопределенность в душе белой кошки. А еще, он повеял страхом, отчего небесная прижала уши и, сама того не замечая, стала оглядываться по сторонам. Впрочем, слушать не перестала, лишь сделала небольшой шаг ближе, дабы слышать еще лучше. Признаться честно, история ей очень понравилась, и понравилось то, как кот ее подавал. Он расписывал Морозного Охотника во всей красе, и Душица, не зная о такой истории ранее, непроизвольно запоминала слова неизвестного воителя. Она даже подумала о том, что расскажет как-нибудь такую историю Слепозмейке. Да и, впрочем, не только ему. Но надо же будет чем-нибудь похвастаться перед учеником целителя, когда тот вернется с Совета восторженным и довольным.
Душица таких чувств испытать не сможет.
Мигом выкинув из головы мысли о злополучном Совете, кошка нахмурилась и попыталась заглянуть речному коту в глаза, чтобы вытягивать информацию о Морозном Охотнике быстрей, чем это говорил полосатый. Она никогда не обладала завидным терпением, да и терпением в целом, поэтому стремилась узнать что-либо раньше, чем слова дойдут до ее ушей. К сожалению, читать незнакомцев как раскрытую книгу Душица не умела, да и что говорить, не научилась бы никогда из-за неимения терпения. Но опыт был, сказать по правде, довольно интересным.
На протяжении истории, кошка то и дело опускала уши, хмурилась, щурилась или же махала хвостом словно листом лопуха, но молчала, не смея перебивать. Сердце, с каждым новым словом незнакомца, стучало все сильней и громче, и небесная была готова положить лапу туда, где бился этот мучительный орган, чтобы заглушить его. К ушам прилила кровь. Внезапно, на поляне стало до омышения холодно.
Сердце остановилось, когда Душица вновь пробежалась по истории, но уже в своей голове. Морозный Охотник. Белый с черными пятнами.
В голову тут же врезался довольный Морозник, пришедший Звездоцап знает, откуда. Тот, о ком Душица хотела поговорить со Слепозмейкой и тот, о ком долгое время переживало небесное племя, иногда не смыкая глаз.
Почему-то в голове Душицы все стало ясно как разделанная мышь. Испугавшись своих мыслей, кошка ахнула и попятилась назад, но не от страшной истории Черепа (хотя, её она тоже испугалась), а от мыслей, что Морозным Охотником вполне мог быть Морозник. Кто, Звездоцап возьми, знает, что творится в голове у добряков?!
- Душица, - мягко выдохнула она, представляясь, а сама головой была в лагере, вспоминала взгляд блудного кота и пыталась найти хотя бы одно сходство, не считая имени и цвета шерсти. Добродушие Морозника, почему-то, совсем не связывалось с холодным добродушием кота из легенды. Но что-то говорило белой кошке, чтобы она была осторожна.
«Мне нужно будет проследить за ним»
- И я бы с удовольствием избежала подобных встреч. В смысле, со всякими там Морозными Охотниками. Нам своих Морозников хватает в племени, - она постаралась изобразить непринужденную усмешку, будто бы история никоим образом не отпечаталась на ее подсознании, но тут же себя и выдала.
Резкий звук воды тотчас заставил Душицу подскочить, выгнуть спину и устремить взгляд туда, откуда доносился шлепок. Конечно, это не был Морозный Охотник, ведь он даже не существует, но голова была забита до отказа нужной и не нужной информацией, из-за которой Душица чувствовала, как нервы внутри нее один за другим лопаются, словно сухожилия только что пойманной полевки.
- Да и кто сказал, что это правда, - она стремилась делать вид, что ничуть не испугалась, но едва уловимая дрожь в голосе выдавала небесную с потрохами. Все так же смотря на то место, откуда донесся шум воды, кошка повела плечами и фыркнула, - И даже если ходят различные Морозные Охотники, это подтверждает тот факт, что Звездные Предки – выдумка ради веры хотя бы во что-то. Они бы не оставили тех, кто пусть и не хочет верить в их существование, но живет под их звездами, в племенах, которые курируют эти самые предки.
Только сейчас Душица смогла отвести взгляд от силуэта, который казался ей настолько расплывчатым, что белая несколько раз проморгалась, желая восстановить картинку. Тщетно.
- Я все еще не понимаю смысла с испытаниями, которые даруют нам эти самые звезды. Или, не понимаю, зачем, черт возьми, они убивают здоровых котов? – в голове всплыла Крушина, лежащая там, на поляне в лагере. Душица тряхнула головой, выбивая оставшуюся дурь и пытливо окинула взглядом Черепа.
А затем осмелела, зарычала и снова перевела взгляд на силуэт, распушила длинные клочки шерсти на шее и крикнула:
- Кто ты?
На большее не хватило сил и самоуверенности. Особенно учитывая, что рядом находился совсем не ее соплеменник, а действия разворачивались не на родных территориях, которые Душица знала также хорошо, как свои четыре лапы.

+3


Вы здесь » cw. дорога домой » нейтральные леса » малое озеро