cw. дорога домой

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » границы » небесное и сумрачное


небесное и сумрачное

Сообщений 41 страница 47 из 47

1

http://s5.uploads.ru/l3J2e.png

0

41

Мир остановился. Мир был попросту неважен.
Какое ему было дело до соплеменников, до рыси, до самого Звёздного племени, когда Тростинка неподвижно лежала в луже собственной крови, а он... Ты не смог ее защитить. Ты думал только о себе, трус, трус!
Полевке хотелось оказаться на месте Рысеуха. Пусть бы рысь сожрала его, не оставив даже костей, все лучше, чем видеть беспомощное, изломанное тело единственной кошки, до которой ему было дело в целом свете.
Единственной, кого он любил.
- Тростинка, Тростиночка... - Полевка не услышал собственного голоса, даже не знал, говорил ли он в слух или снова кричал в своей голове. Загривок болел, чудовищно болел, но это было так мелко и неважно.
Она дышала - он понял это, уткнувшись в пеструю шерсть, почти ослепнув от слез и боли.
Полёвка, уноси Тростинку живо! - Тело среагировало на приказ куда раньше, чем он успел осознать, что нужно делать. Бессознательно, бездумно он вцепился зубами в пеструю шкурку и потащил Тростинку в лагерь.
потерпи, пожалуйста, только доживи, Тростинка, Тростиночка, милая, хорошая, только не бросай, не бросай меня здесь одного, лучше пусть я умру, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста...
Каждое слово билось в голове в такт ударам сердца.

----- главная поляна

+4

42

Пряный вкус крови приятно холодил язык, и рысь довольно облизнулась и вновь впилась зубами в хрупкое, корчащееся от боли и громко вопящее тельце бурого котика. Тонко захрустели косточки под крепко сжатыми челюстями, а в следующее мгновение, когда хищница уже решила приняться за обед прямо здесь и сейчас, новая острая боль впилась ей прямиком в поясницу. Громко взвыв, крупная кошка не удержала в лапах Рысеуха, но уже развернулась и, раскачивая хлипкое деревце своим весом, принялась яростно отряхиваться, чтобы сбросить себя Терновницу. Воительница впилась рыси прямиком в крестец, и боль тонкими нитями оплела её таз и заставила ещё яростнее зарычать и клацнуть зубами – раз, другой, третий! – в опасной близости от шеи Терновницы, но так и не дотянуться до желанной добычи. Дерево надсадно затрещало, ненадёжно прогнулось под тяжёлыми лапами крупной кошки, и рысь спрыгнула, увлекая Сумрачную воительницу за собой. Она была в ярости, в настоящем бешенстве, и вот окровавленные когти пригвоздили бурую кошку к земле, с жадностью разорвали кожу на её боку, а затем, когда сама смерть заглянула Терновнице в широко распахнутые глаза, грянул гром.
Одинокий грохот неожиданно сотряс воздух отдалённым эхо, и рысь испуганно прижала уши и застыла, обводя залитую кровью поляну настороженным взглядом. Этот звук она ни с чем не могла спутать – из-за Двуногих и их Громовых палок ей пришлось покинуть прежнее место жительства, потерять свой первый помёт, и вот сейчас, снова, как в том самом кошмаре наяву, она услышала этот звонкий шум. Пока ещё совсем далёкий, случайно услышанный, он заставил крупную кошку отступить, и она, приглушённо ворча, оставила свою добычу и ринулась прочь, желая поскорее добраться до логова и затаиться, но на ходу споткнулась о Кусачку, едва-едва поднимающуюся на лапы, и с ненавистью ударила её по глазам тяжёлой лапой, после чего крупными, но бесшумными прыжками скрылась в затаившем дыхание лесу.

[NIC]Рысь[/NIC]
[STA]gm[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/fKRH7.png[/AVA]

+3

43

Тело словно наполнилось свинцом. Сжав зубы, кошка негромко заскулила, поднимаясь на лапы. По телу прошла дрожь от повторного осознания её беспомощности. Стоять было невозможно, но она продолжала держаться, пошатываясь и воя от натуги. Каждая клеточка тела просила об отдыхе. Дыхание вырывалось из груди непонятными хрипами, сердце сбилось, стало стучать ещё громче. Пёстрая была готова поспорить, что сейчас от страха упадёт в обморок. Но времени на раздумья не было. Играющий в крови адреналин вёл её к главе патруля, которая была в ауте. Ходить на трёх лапах — сложно. И Кусачка понимала это, как никто другой. Неожиданно раздался грохот, словно столь далёкие небеса упали на землю, вместе с миллионом холодных звёзд. Сумрачная воительница едва ли успела прийти в себя, как почувствовала толчок, заставивший вновь упасть на мокрую от крови землю. Упала огромная тень: пусть это будет её соплеменник, пусть это будет её соплеменник... Ещё сильнее зажмурив глаза, трёхцветная замерла в мучительном ожидании. Зверь не заставил себя ждать. Удар. В левом глазу темнеет. Из пасти вырывается крик, который кошка даже не пытается сдерживать. Боль впивается в морду, к горлу подкатывает тошнотворная усталость. Что-то болью отдаётся в голове. Мгновенно распахнув изумрудные глаза, девочка стала судорожно глотать ртом воздух. Больно, как же больно. В одном глазу была темнота. Второй заполнила красная пелена. Что произошло? Рысь уже ушла? Она этого не слышала.
Т-т-тер-рновн-ница... — окликнула воительницу Кусачка, дрожащим от шока голосом. Взгляд упал на разорванных боках кошки. Хищница и до неё дошла. В конце концов, она слишком самоотверженно пошла спасать Рысеуха. Самоотверженно, но не зря. Ученик освобождён. Какой ценой? — Ты п-права, н-нужно уходить, быстрее, я дот-тащу... — кого? Перечница слишком тяжёлый груз. Для них обоих.

+5

44

Её приём сработал! Рысь выпустила Рысеуха и  попыталась стряхнуть с себя назойливую воительницу. Терновница повисла на ней словно клещ, до предела выпуская когти и сжимая зубы, ощущая на языке густой вкус вражеской крови и плоти. Но удержаться на извивающейся рыси было совсем не просто! Каждое движение большой кошки отдавалось болью в когтях, казалось ещё немного и они будут вырваны с мясом. Густой мех рыси забивал ей нос и рот лез в глаза мешая дышать, каждой вдох давался сумрачной воительнице с трудом. Она слышала, как щёлкают зубы хищницы возле её шеи, чувствовала на шерсти её горячее дыхание, оглушающе ярко пахнущее кровью. Кошачьей кровью! Кровью её соплеменников!
Кошка зажмурила глаза, силы её были на исходе, но она продолжала упрямо цепляться за рысь. В следующую секунду рысь спрыгнула с дерева, стряхнув, наконец Терновницу.  Рывок после прыжка был слишком сильным и воительница, не удержавшись, рухнула на землю, в когтях её застряли клочья пятнистой шерсти хищницы, а в судорожно сжатых зубах клочок рысиной шкуры.
Рысь не собиралась прощать ей упущенной добычи,  теперь в добычу превратилась сама Терновница! Огромные когти пригвоздили её к земле, воительница забилась в когтях, задыхаясь от боли, стараясь вырваться из смертельного капкана когтей. Она услышала жуткий треск и поняла, что это рвётся её собственная шкура, когда вспышка непереносимой боли на несколько мгновений ослепила и оглушила её а кошка задохнулась в яростном крике. Сознание вернулось к ней, и Терновница увидела горящие злобой глаза и тёмный провал пасти,  готовой сомкнуться на её горле. Она хотела закричать, но из её гола вырвалось лишь в сиплое шипение...
А в следующий миг "смерть" оставила её. Рысь вдруг замерла, прижав уши, Терновница запоздало услышала раскат невесть откуда взявшегося "грома", а рысь уже скрылась, так и не закончив своё кровавое пиршество.
Боль! Всё её тело горело от жуткой боли в разорванных боках. Хотелось просто зарыть глаза и никогда больше не чувствовать!
Из пелены боли её вдернул голос соплеменницы, стиснув зубы и собрав в когти всю волю кошка заставила себя встать, и пошатываясь двинулась в строну Кусачки оставляя кровавый след.
- Кусачка! Твои глаза! О Звёзды!
Воительница горестно вздохнула и осмотрела залитые кровью границы и два неподвижных тела. Перечница лежала бесформенной кучей, Рысеух казался совсем маленьким и тощим, всё его тело было залито кровью, а на заднюю часть было страшно смотреть. Одна из лап была практически оторвана.
- Мы... мы должн-ны... должн-ны доставить их в лагерь! Выж-живут они ил нет,... но мы должны! Я..... Я понесу Перечницу! Ты, возьмёшь Рысеуха! Помог-гии мне!
Кошка говорила тяжело с придыханием, язык заплетался, но она не собиралась сдаваться! Она легла возле Перечницы, и кивнула Кусачке, чтобы та, помогла водрузить тело старой кошки ей на спину. Тело Терновницы, тут же пронзила новая вспышка боли, но воительница, стиснув зубы, заставила себя выпрямится.
- Бери его, только очень осторожно!. Старайся не повредить лапу, и пошли! Мы должны дойти!
Выдохнула кошка, едва шевеля губами, и пошатываясь от боли и тяжести. Убедившись, что Кусачка справилась, она двинулась в сторону лагеря, стараясь не спотыкаться на каждом шагу. Вот так бесславно закончилась их вылазка! Хвост кошки волочился по земле, а из растерзанных боков на землю капала кровь.
/Лагерь Теней, Главная поляна/

Отредактировано Терновница (2017-12-07 01:54:09)

+7

45

Ужасная боль прожгла тело, где-то в лапе, совсем неожиданно... Он никогда не испытывал подобное - это самое ужасное, с чем котик когда-либо сталкивался в своей жизни. Даже сильные удары наставника во время тренировок были ничем по сравнению с острыми зубами твари, что вцепилась в Рысеуха намертво. Казалось, что намертво.
И вот, когда уже боль от лапы прошлась по всему телу, тогда Рысеуху стало страшно. Не просто больно. Страх поглотил его сознание, а взгляд затуманился, все происходило как в воде. И если он сделает вдох, то захлебнется в собственном крике. Отчаянном и душераздирающем. Оруженосец попытался цапнуть рысь, но не смог, у него не было сил на что-либо. Ни у кого нет. Он умрет здесь, пора к сестричке, в Звездное племя...
Рысеух был в полуобморочном состоянии, не в силах кричать. Он почувствовал глухой стук, а также как его спина ударилась о что-то твердое. Земля. Тварь выпустила его, и Рысеух упал. Но почему-то сделать он ничего не мог. От болевого шока котик потерял сознание, выпав из реальности и более не принимая участия ни в чем. Он затих, но не умер.

выведен

+3

46

>>>главная поляна
Нежнолапка даже от самой себя не ожидала, что так ускорится, лапы почему-то несли её всё быстрее. И с каждым шагом её тревога все росла. Неужели это так недовольство Мутногоривого ей передалось? Нет, быть не может.
***
В какой-то момент ученица почувствовала запах крови, и чем ближе они подходили к границе, тем больше он усиливался.
То, что кошка увидела, оказавшись на месте, повергло её в неимоверный ужас и  шок. Словно не ватных лапах сумрачная ученица приблизилась к неподвижному телу Рысеуха.
- Нет! Нет, Рысеух! - пролепетала белоснежка, опустившись на землю рядом со сверстником, перепачкав этим свою белую шёрстку в алой крови. Кошка смотрела на него и думала, что Рысеух мёртв: его лапа была полностью обезображена, всё тело было в крови и не понятно чьей - своей или рыси. Нет, кажется, дышит. Но это ни капли не успокоило Нежнолапку.
Кошка собиралась поднять голову, чтобы позвать Мутногривого, но увидела Кусачку с окровавленными глазами и еле передвигающуюся Терновницу.
- Мутногривый! Щегол! - взвыла Нежнолапка, ей в голову не приходила ни одна мысль, что делать в этой ситуации, её сковал ужас, - Щегол! Рысеух...тут Рысеух! - лепетала ученица, с болью глядя на истерзанное тело. Её сиреневый цветок, который кот подарил ей еще сегодня, упал в лужу его крови.
Она и сама не поняла, почему обратилась именно к Щеглу, но остановиться уже не могла, всё повторяю и повторяя его имя, в надежде, что он что-то сделает.

Отредактировано Нежнолапка (2017-12-09 12:05:02)

+2

47

»лагерь племени Теней


Обломанные ветки, изрытая мёрзлая земля, густой запах крови и отчаяния - так их встретила граница. Как бы Щегол ни старался придать себе бодрый и решительный вид, при виде того, что рысь сотворила с его соплеменниками, к его горлу накатывала тошнота и ощущение полнейшей безнадёжности: разве могли какие-то маленькие коты противостоять тому чудовищу, что орудовало в их землях?
— Нет! Нет, Рысеух! — воитель вздрогнул, когда голос Нежнолапки разорвал тишину. Он уже открыл было пасть, чтобы, опережая Мутногривого, осадить ученицу за то, что она обнаружила их перед возможным противником и за то, что теперь они подвергли себя серьёзной опасности - кто знал, вдруг мерзкая тварь решит вернуться? Впрочем, когда он проследил за её взглядом и увидел неподвижное тело, ком в горле поглотил любые звуки, кроме сдавленного выдоха. —  Щегол! Рысеух...тут Рысеух! — серый кот застыл, беспомощно переводя взгляд с Рысеуха на Нежнолапку и обратно. При виде того, как страдала белая ученица, он, казалось, забыл и все гадости, которыми они обменивались, и прежние их склоки. Сейчас ему было лишь жаль, безмерно жаль юную и красивую, как цветы по весне, кошку, черты которой в столь нежном возрасте уже исказили боль и страх. Разумеется, она была будущей воительницей, и должна была, как и они с Мутногривым, относиться философски к переходу соплеменника в Звёздное племя, но на практике всё было далеко не так.
— Нежнолапка, ты не поможешь ему причитаниями, только разбередишь раны, — мягко отстранил её плечом Щегол, после чего склонился над Рысеухом и напряжённо всмотрелся в груду окровавленного меха. Всё это мучительно напомнило ему страшную сцену, когда его наставницу, Молнию, в таком же состоянии вносили к Ольхогриву, и Щегол, как и сейчас, ничем не мог помочь. Но она поправилась, а значит, сможет и Рысеух? — не надо звать его. Если он очнётся, то путь до лагеря будет причинять ему страшную боль. Если бы мы могли его донести... но он же здоровенный, почти как Когтезвёзд, — беспомощно выдохнул воитель, оборачиваясь к Мутногривому: если кто-то и мог это сделать, то только брат Шрамовника. Перехватив взгляд Нежнолапки, серый кот покачал головой, признавая, что жизнь искалеченного оруженосца висела на волоске, и что сам Щегол говорил без тени издёвки. Отчего-то ему стало очень холодно, словно его приобнял за плечи мороз, приходящий вместе с сезоном Голых деревьев.

+3


Вы здесь » cw. дорога домой » границы » небесное и сумрачное