cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
БЕРКУТ
активный боец
ВЫСВЕРК
страдалец
КАМЕНЬ и АНЕМОНА
лучшие кот и кошка
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +17, ясно, безветренно
В игре
Наконец, воители смогли полностью оправиться после эпидемии Кашля и по-настоящему насладиться теплым солнцем Зеленых Листьев!

В Сумрачном все относительно спокойно. Подрастают многочисленные котята, болезнь не свирепствует, и даже целитель, Ольхогрив, идет на поправку. Патрульным отрядом был пойман бывший изгнанник, Василиск, и все племя замерло в ожидании исполнения страшного приказа Когтезвезда, который велел оруженосцам преподать урок на глазах всех сумрачных котов.

Тем временем, Грозовое племя принимает в своем лагере поверженных Речных воителей. Обстановка в лагере, наполненном котами двух племен, начинает накаляться. Грозовые воители теряют терпение, устав жить вместе с соседями, а Речные, в свою очередь, все больше тоскуют по дому. Речная и Грозовая воительницы привели в лагерь изгнанника из Небесного племени, Дербника, который изъявил желание помочь Речному племени вернуться на свои земли. Также на границах был пойман нарушитель, которого представили Грозозвезду для решения его дальнейшей судьбы. Больные идут на поправку, и болезнь наконец прекращает свирепствовать.

Одному из воителей, Высверку, является знак о том, что именно Клок Кометы должен возглавить обессиленное потерями племя Ветра. Бывший Соломник отправляется к Лунному Озеру и получает дар девяти жизней и благословение предков. Однако, вернувшись в лагерь и представ перед племенем в новом звании, Клок Кометы встретил не только одобрение, но и сопротивление: сможет ли он убедить соплеменников в законности своей власти? Поверят ли коты Ветра приказам "самозванца"? И куда ведут таинственные туннели, обнаруженные на территории племени?

Явившийся в Небесное племя Дербник после нескольких лун своих странствий не стал желанным гостем, и его, объявив предателем, отправили восвояси. Тем временем в лагере обитает воительница племени Ветра, Маковка, которую Торнадо привел в лагерь - больную и обессиленную. Выяснив от воительницы Ветра, что племя переживает упадок, Звездошейка принимает решение расширять границы только за счет нейтральных территорий. Между тем, в лагере появляется еще один неожиданный персонаж: Дизель, который владеет информацией о том, где находится пропажа-Железнобокая. Прохлада, имеющая некую связь с одиночкой, принимает на свои плечи тяжкий груз: именно от них с Дизелем зависит, как скоро небесная воительница сможет вернуться домой.

Жизнь Банды в лагере Речного племени оказалась не такой простой, как хотелось бы. Несогласованные, не объединенные, одиночки живут группировкой - каждый сам по себе. Нередко кто-то из банды смеет нарушать и племенные территории, совершенно не обращая внимания на границы. Мелкие стычки, непонимание - меньшие из проблем, которые могут поджидать речных изгнанников и примкнувших к ним одиночек. Быть может, их ожидает опасность извне?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » границы » небесное и сумрачное


небесное и сумрачное

Сообщений 81 страница 96 из 96

1


http://s5.uploads.ru/l3J2e.png


0

81

Язвы сыпались в воздух, опутывая слух невидимыми щупальцами, сжимая остатки некогда запасенного терпения, что уже висело на тонком волоске, готовое вот-вот сорваться и обрушиться раскалённой лавой.  Пальцами судорожно ощупывая землю под лапами, Бурелом сминал снежные хлопья в грязь, натыкаясь на щепки и острые хвойные иглы, что впивались в подушечки, оставляя за собой приятные, колющие ощущения; замер,  внешне абсолютно, практически спокойный, пытаясь не зацикливаться на внутренней борьбе в попытках обуздать нарастающую ярость, навеянную вызывающим поведением сумрачной и беспечностью своей  соплеменницы. Все шло не по плану; все заранее встроенные схемы летели в глубокую пропасть, и осадок от собственного провала терпким чувством оседал на треснувших губах. Бурелом никогда не был силён по части  дипломатии, гораздо более эффективно работая когтями на полях сражений и  потроша вражеские шкуры; с другой стороны, он мог преподнести нужную информацию  ровно и бескомпромиссно, не задеваясь бездумными порывами на окружающие склоки и не ставя под сомнение правдивость своих слов — стало быть, поэтому Звездошейка послала сюда именно его.

Эмоции, что упорно притеснялись настойчивым голосом разума, резонировали с новой силой, окутывая рассудок  бисером сплетений из едких слов, небрежно слетающих с уст сумрачной. Свинцовая грудь дёрнулась в придыхании, но Бурелом уже не был напряжен - как бы выпады кошки к тому не располагали - он смотрел на нее неотрывно какую-то долю секунды, ловя хищный отблеск во взгляде, изламывая губы в жесткой противоречивой полуулыбке, наблюдая и запоминая ее такой. Как мало различима должна быть грань, не так ли, Молния?   Потому что  знал: с этой самкой без толку было спорить, равно как и поддаваться на ее провокации - полосатую смиряла лишь сила и принятие негласных  правил ее игры. Нравится нащупывать точку кипения или так не терпится повторить подробности былой встречи?

Довольно, — обронил, поддавшись вперёд, и предупреждающе прошёлся когтями в миллиметре от пальцев бурошкурой, что стояла достаточно близко, чтобы  можно было  рассмотреть  каждое мимическое искажение на ее мордашке, — Мы пришли сюда не за этим, — повёл ушами в сторону серого кота, когда тот заговорил, внимательно его слушая и, кажется, немного присмирев.

Пропуская в голове мысль, Бурелом   обернулся на свою спутницу, прочертив ее напряжённую фигуру усталым взглядом, подсвеченным разгорающимися искрами недовольства, и произнёс: — Отправляйся в лагерь, Тучелапая, —  тон был спокойным, но тем не менее настойчивым, не приемлил возражений, лишь низкая хрипотца выдавала столь шаткое состояние, — Скажи Звездошейке, что дальнейшие переговоры я взял под свою ответственность, — ради безопасности молодой воительницы, — Я разберусь, а ты гораздо более нужна там, — на мгновение задержал взгляд в помутневшей от злости желтизне и обратил его на соседей.

—  Я иду один, — уверено подытожил исполин, провожая хмурым взором удаляющуюся фигуру белой кошки.

Отредактировано Бурелом (2018-03-27 11:01:58)

+4

82

Спокойно. Пожалуйста, будь умницей. Чёрная шерсть на загривке ходила ходуном, когти впивались в землю, цепляли жухлые травы, а взгляд янтарных глаз был обращён вниз. Она усердно всматривалась в лапы, рассматривая небольшие пучки шерсти, торчащие между пальцев, и мелкие капельки талого снега. Не слушай. Желторотая. Звёздные Предки, она когда-нибудь замолчит?! Напряжение комом застряло в горле, не давало дышать, заставляя всё больше и больше пылать разрастающееся внутри пламя. Жжётся, ужасно хочется ответить, ляпнуть что-нибудь сгоряча. Дать по этой наглой полосатой морде и наконец-то успокоиться. Чёрный хвост заметался из стороны в сторону, хлеща воительницу по бокам.

Белоснежка тоже не отставала от своей соплеменницы. Этот елейный голос, милое личико — всё притворство. Они одна другой стоят, чего уж там. Клюв снова раскрылся, и из пасти чуть не вылетело ещё одно неосторожное слово. Тучелапую распирало внутри, злость клокотала, норовила выплеснуться, но нужно терпеть. Сейчас всё зависит от поведения черношкурой, она ведь и так здорово всё подпортила. Впрочем, не одна она. Взгляд, полный презрения, метнулся в сторону границы и вновь возвратился к собственным лапам.

«Молчи, пожалуйста, молчи»

Заговорил серый сумрачный воитель. Редкий адекват в их племени. Разложил всё по полочкам, объяснил ситуацию, попросил предупредить предводителя и даже почти не вызывал неприятных чувств. О, если бы не эта полосатая шерстяная шкурка, переговоры бы сразу пошли в совершенно другом направлении. Тучелапая сердито клацнула зубами и... замерла. Что? Что значит «отправляйся в лагерь»? Слова Бурелома эхом раздавались в голове, не давая собрать в кучу вмиг разбежавшиеся мысли. Да, Тучелапая не совсем понимала, что делает в этом походе и лучше бы действительно осталась в лагере, но сейчас она уже здесь. Отослать её обратно на глазах у теневых! Это, знаешь ли, Бурелом, позорно. Воительница ошарашенно посмотрела на своего соплеменника.

— Что это было сейчас? Звездошейка отправила меня с тобой! — пробурчала Тучелапая у самого уха исполина, чуть ли не касаясь его серебристой шерсти. В лагере ещё были воины, и предводительница действительно... Сказала Бурелому взять её с собой. Сказала. Бурелому. Дырку в небе над всеми вами! Он мог попросить чёрную уйти, он распоряжался ей полностью. Старший воитель, да ещё и один из самых доверенных лиц Звездошейки. Дело дрянь, конечно.

— Да, Бурелом, — постаралась спокойно ответить воительница, но в глазах плясали искорки недовольства, а кончик хвоста нервно подёргивался, — Если тебя случайно загрызёт эта полосатка и Когтезвёзд ни о чём не узнает — всё будет на твоей совести. Я подожду до тех пор, пока вы не уйдёте, — Тучелапая уселась, следя за удаляющейся белой шерстью.

Отредактировано Тучелапая (2018-03-27 19:23:47)

+5

83

Как же Нежнолапка расстроилась, когда всклоки с Тучелапой прекратились. Предки, ей так это было нужно, но соседка оказалась слишком послушной и сдержанной. Стоило только старшему воителю закрыть ей рот. А вот белая кошка вряд ли бы заткнулась, даже по просьбе Мутногривого. Хотя...всё может быть. Возможно, что-то и осталось разумного после этого интенсивного однолунного перевоспитания.
Нежнолапка не хотела оставлять Молнию один на один с этой небесной, но приказа наставника ослушаться не смогла. Если кто-то ещё пошутит про хвост полосатой - ученица тому сама личный хвост отгрызёт.
- Лады, - как ни в чём ни бывало пожала плечами беленькая и, вальяжно развернувшись, умчалась в лагерь. Общаться с Когтезвёздом особого желания не было, но Нежнолапка не могла ослушаться Мутногривого. Не сегодня. Она слишком много его подводила, сегодня то точно должно получиться выполнить это лёгкое поручение. Нежнолапка уже хотела стать воительницей не из-за того, что над ней насмехались сверстники, а из-за того, что спать в одной палатке с оруженосцами не вызывало интереса.
>>>главная поляна

+3

84

Мутногривый не торопился вмешиваться, хоть бесхвостая и ожидала обратного. Должно быть, сейчас занудные нравоучения товарища были обращены во благо поставленным воительницей целям; кто знает, в особом пристрастии серошкурого к воинскому закону Молния не слишком хорошо разбиралась.

Обидно, но аккурат когда сумрачная уже настроилась на потасовку, распаляя клокочущее в глотке рычание, Тучелапая перестала реагировать, упершись взглядом в свежий снег. Стыдно стало? Сравниваешь свои жирные кулачищи в надежде на лёгкую победу? Сдерживаемое, пламя металось, но так и не находило выхода; угрожающе распушившись, бурая шерсть собрала на себе целый ворох опускающихся крупными хлопьями снежинок. Молния была готова рвать и метать, решимость горела во взгляде ядовитым неоном, но слишком четко вырисовывалось видение чужой вины, чересчур удачно сынициированной, чтобы портить свои же усилия. Только ступи на наши территории, стрекотуха, и я выжму из тебя все соки.

Бурелом продолжал проверять ее на прочность, а может то был особый способ отпугивания напирающих подальше от границы. Чем бы ни было, оно вызвало моментальный протест, оглашенный сдавленным шипением, оборвавшимся с резким движением лап. Исполин любил нарушать чужое пространство, получая объект взаимодействия в непосредственной от себя близости - это бесхвостая уже поняла, но узнав не собиралась быть одной из.
   — Вот и катитесь, - уничижительный тон был преисполнен настоящего гнева, что, казалось, волнами исходил от облепленной снегом шкуры. Вспыхнувшая нахлынувшими чувствами, Молния стиснула зубы, сталкиваясь взглядом с горящими глазами воителя, намеренная ответить на очередной его вызов, когда тот нерасторопно прервал зрительный контакт, возвращаясь к невозмутимо ведущему переговоры Мутногривому.

Ровный тон соплеменника вернул бесхвостую к действительности. Глубоко вдыхая морозный воздух, она пыталась остыть, но свежий кислород лишь раздувал пламя ее возмущения, пронзая напряженные лапы зудящими иглами инициативы.
   — Если встретишь еще гусениц - всех не дави, мне хоть одну оставь, - какое-то время Молния следила за скрывающейся в глубине хвойных белой тенью, до боли выпуская когти на прижатой к груди, после выходки небесного, лапе.

Негромкие вибрации в голосе Бурелома резонировали, обращая пламенную бурю в окрыляющий, внезапно обрушившийся шквал торжествующего пассата. Хотелось по-детски прыгать и дразняще насмехаться, роняя чужое положение ниже нулевой отметки, но приходилось держать маску сознательной разумности, ведь все во благо переговоров. Лишь зелена глаз высокомерно поблескивала, наблюдая за полюбовными перешептываниями.

   — Скорее торопись к своей пчеломатке с дословным докладом, пока ничего не забыла, - она питала к Звездошейке искреннюю ненависть, а победа над рысью лишь усугубила и без того шаткое положение - не смею задерживать. Одним стремительным движением стряхнув с накалившейся шкуры подтаявший снег, Молния, ни на кого не глядя, покинула границу уверенная в своей победе, с заносчивым триумфом оставляя за собой последнее едкое слово.

▼  болото 

+4

85

Реакция Тучелапой была отнюдь неоднозначной, и Бурелом задумчиво сощурился, переводя взгляд с соплеменницы на зардевший светлыми всполохами горизонт, прокручивая в голове возможные варианты визуальных картин предстоящих ему переговоров. Губы едва заметно дернулись в ухмылке, обнажая кончики клыков, когда он уловил отстатки реплик черношкурой.

Не волнуйся, - довольно по-свойски пробасил самец, снисходительно глянув на кошку, - им придётся изрядно попотеть, чтобы хотя бы завалить такого, как я, - понижая голос, с допустимой долей иронии добавил исполин, убеждая соплеменницу в том, что готов к любым неожиданным переворотам; между тем, пропуская в голове мысль, что при желании справился бы с двумя, а то и тремя - изливаясь кровью, захлёбываясь собственной жёлчью, с переломанным ли хребтом, но довёл бы дело до конца.
Только не с ней.

Снежные хлопья, закручиваясь в воздухе в причудливые спирали, опускались на серебристую шкуру; дыхание кота было глубоким и ровным, но каких усилий ему стоило держать это хрупкое спокойствие сейчас - вслушиваясь в повышенные  интонации сумрачной - можно было заметить по едва различимо дёргающимся желвакам и остаточной напряженности всей его позы, безупречно прямой спине и высоко поднятой голове. В груди стягивалось тугим клубком, видимо, уже ставшее привычным чувство злости и бессилия, согревающе тёплое, но опасно балансирующее на грани обжигающего. Взгляд тускло-желтых глаз, окаймленных тёмным ободом, был направлен на поддёрнутую  расточительной злостностью мордочку полосатки, но не видел ее; рассудок погрузился в пучину произнесённых слов, вплетенных в витиевато-колющие  фразы, которые скользким ужом опоясывали чертоги разума и, подобно невидимому хлысту, разрезали кожу изнутри одним прицельным ударом - она знала, куда бить.

Наконец глава патруля подал знак о выдвижении их немногочисленного отряда, на что Бурелом сдержано кивнул и сдвинулся с места, в последний момент обернувшись на соплеменницу: — Будь осторожна, - скупая забота, но все же, - Опасность может быть скрыта в любом мелком шорохе, - стоило ли отпускать молодую воительницу одну, когда даже их родной лес в нынешние времена становился настолько чужим и уязвимым, что в любой момент, возможно за следующим поворотом, за тем трухлявым пнем, мог прятаться их теперь уже общий враг. Пропуская тень сомнения на морде, Бурелом последовал за сумрачными, усердно  пытаясь на концентрировать не мигающий взор на размытых очертаниях движущейся впереди  фигуры Молнии.
>лагерь

+1

86

Ухмыляется. Ты же, дубинушка, во вражеский лагерь пойдёшь, к целому полчищу недобро настроенных воителей. Побежишь за этой агрессивной полосаткой, и кто знает, вернёшься ли обратно. Ну, сумрачные же следуют Воинскому Закону, да? По крайней мере, должны следовать. Сейчас они даже не переступили границу, не перешли за эту невидимую черту, отделяющую племенные территории друг от друга. Правда, почти достигли точки кипения чёрной воительницы, но кому это было важно?

— Я волнуюсь только за успех переговоров, — коротко бросила Тучелапая, попутно осматривая своего товарища. Действительно, мощный и крупный, с таким соперником нелегко будет выйти из схватки победителем. Тем более, что Бурелом славился в Небесном племени своей боевой подготовкой. Но всё-таки какое-то едва уловимое нежелание отпускать его одного проскальзывало в душе, и причиной тому наверняка был тот ненавистный меховой шар. А Тучелапой теперь отправляться с докладом к Звездошейке придётся. Воительница почувствовала, как шерсть на загривке снова начала понемногу подниматься и в такт колким выпадам раскачивался чёрный хвост.

Злоба, казалось, почти рассеявшаяся со словами соплеменника и сменившаяся теперь простым недовольством и неосознанным чувством вины, закипела внутри новой силой, словно разбуженный после долгой спячки вулкан. Каждое слово назойливой теневой воительницы гулким набатом отдавалось в голове и шумно оседало вниз, каждое её движение: взгляд, вздох, подёргивание хвостом, маленький шаг в сторону — всё вызывало отвращение и искреннее желание вцепиться в полосатый бок. В свой адрес едкие выпады можно ещё было терпеть, попытаться растворить их в себе, но вот слушать гадости о Звездошейке... Рано или поздно, меховая шкурка, ты заплатишь за это. Хвост яростно взметнулся, а когти в который раз прошлись по талому снегу.

— Эй, — начала Тучелапая, полная негодования, и в следующую же секунду замолчала. Позже, потом раздашь оплеухи, выльешь все накопившееся внутри. Она мельком бросила взгляд на Бурелома, но тот не сказал и слова в защиту предводительницы. Ему всё равно или это тактика такая? А, будь что будет! Краем уха поймав последние слова соплеменника и дождавшись ухода небольшой процессии, Тучелапая побрела в сторону лагеря.

главная поляна Небесного племени

+3

87

>лагерь сумрака

Путь в границам он преодолел, на удивление, быстро, несмотря на общую усталость и накаленность спирающего ноздри воздуха; на протяжении всей дороги ему приходилось чувствовать на своём затылке  тяжелый, осуждающий взгляд, видимо, отчаянно желавший развернуть его мордой к себе и ударить по ней за навлечённую небесным беду на Сумрачное племя. Бурелом упрямо игнорировал этот момент, гонимый сейчас лишь настойчивым желанием поскорее покинуть соседские земли; лишь изредка потряхивал головой, огибая сосны и прочёсывая боками свисающие под тяжестью осевшей влаги еловые ветви, отчего шерсть мгновенно обдавало холодящей моросью, отзываясь по всей коже крупной дрожью. Усталость свинцовым полотном  наваливалась на тело с каждым движением корпуса, к ноющей боли теперь уже во всех конечностях присоединился металлический привкус во рту, зверское гудение в ушах и тремор в затылке, неприятно свидетельствовавший о том, что один из ударов, возможно, повредил ему какое-то из нервных сплетений.

Чёрные мушки вспыхнули перед глазами ровно перед последним рывком, когда исполин небрежно вынырнул из недр хвойных оков, сгущенных плотным маревом вечернего тумана, и, немного пошатнувшись, пересек границу, где ощутил на своей шкуре пару заинтересованных взоров. То, что за ним прислали патруль, было обстоятельном вполне очевидным, потому на его морде не возникало и тени эмоциональной окраски. Лишь коротко кивнув соплеменникам, что уже раскрыли свои пасти в попытке докучать ему расспросами о причине подобной задержки, он пропустил ряд обрушившихся на себя вопросов, удосужившись бросить в воздух лаконичную фразу на манер «я в порядке» и двинулся в глубь уже своих территорий, намереваясь как можно скорее добраться до лагеря, при этом не истечь кровью и не свалиться где-нибудь в кустах в агогизирующих судорогах.
>лагерь неба

Отредактировано Бурелом (2018-04-21 19:07:05)

+4

88

Катсу, Катсу. Вот ты снова и на границе двух враждебно относящихся к тебе племён. Кто ты? Перекати-поле, в конце концов решившее, что пора бы остепениться? Не поздно ли тебе, дружище? Но ведь у тебя и не было возможности выбирать. Ты просто родился одиночкой. Спрашивал ли тебя, может быть, ты хотел бы с детства расти в окружении друзей, родных и сородичей? А не так, быть оставленным бродягами-родителями в четыре месяца от роду. Да, возраст не маленький, но котёнок - один? Живя в одиночестве, в своей маленькой норке, любопытный, но уже обжегшийся об это любопытство серый котик. А осмелишься высунуться, вокруг - враги, враги, и никого, кроме них. И не только они тебе враги, но и, главное, ты им враг. Почему? Тебе этого никогда не понять. И  никто об этом даже не задумывается. Почему мы враждуем друг с другом? Почему хотя бы четыре племени не объединятся в одно? Почему одни коты вынуждены бродить вокруг в поисках хоть какого-то понимания, а другие сразу рождаются в тепленькой палатке, окруженные заботой и любовью десятков сородичей, и если кто-то позарится на твою безопасность, все племя встанет горой за тебя и будет защищать ценой собственных жизней. Племенным котам с детства вбивают в голову, что они особенные, что они выше других, что одиночки - как грязь под лапами, только и заслуживают снисходительных пинков и глубоких царапин. Ведь это несправедливо. У тебя такое же право на эти земли, как и у них. Ты жил здесь с самого рождения, так же, как и они. Ты знаешь эти места так же, как и они. Ты так же яростно защищал свой кров, как и они. Тогда в чем разница? Почему все так?
Катсу сосредоточенно шагал за Железнобокой, по-волчьи опустив голову и не сходя с ее тропы. Дорога было долгой, но молчание не было вынужденным. Ему нужно было подумать, ей нужно было подумать тоже. Каждому - о своём. Вокруг сменялись картины - высокие антенны ржи и овса, длиннолапые ели с растопыренными пальцами, обсыпанными иголками, заросли тёмно-зеленых, таинственных кустов, подъемы и овраги. В начале пути у одиночки нервно подергивались то веки, то хвост, то пальцы, но сейчас он полностью успокоился и ушел в себя, и лишь только когда они уже приблизились к границам, терпкий запах сразу двух племён спустил его с облаков размышлений на землю. В голове его творился раздор, и он сам не понимал, чего хочет, прыгал от одной мысли к другой. Как такое может быть, что еще вчера ты радуешься своей жизни одинокого гуляки, а сегодня уже по этому же поводу грустишь? Не будешь ли ты завтра снова жалеть о чем -нибудь лишь только потому, что у тебя этого нет? Как там говорится, в чужой тарелке - всегда вкуснее, а лучше там, где нас нет. Но что-то в качестве подкрепления уже и кошачий инстинкт продолжения рода начал бить поварёшкой по серому лбу, мол, Катсу, что же ты, после себя ничего не оставишь? Это как это так, мм? Ведь эти мысли не только сегодня тебя начали беспокоить. Они начали тебя беспокоить давно, но ты старался их не замечать, отмахивался, как от мух назойливых, словно это и не твои мысли вовсе. Ты даже самому себе не можешь поверить, как тебе будут верить другие. Он перевел тупой взгляд с земли на Железнобокую, почти такую же серую, как и он сам. Да плевать ей на тебя, мусор, ты никогда не станешь таким, как они - грубо фыркнул Катсу-пессимист в своей голове. Они особенные. И ты для них никто - просто какой-то жук назойливый, вонючий чужак, которому не довериться на смертном одре.
- Желез...Кхм. Мне кажется, мы уже подобрались достаточно близко. Где будем ждать патруль? - спросил он каким-то упавшим голосом, безынициативным, полностью отдающимся в чужие лапы. Здесь уже не было никаких речных и одиночек, которые контролировали все, частью которых он был, и  которые, при случае, сожрали бы заживо любого, кто пошел бы против. И он, Катсу, снова беззащитен, меж двух враждующих территорий, с кошкой, которой на него плевать. Пытается влезть в чужой монастырь, на что он надеется? Ставлю свою голову, что тебя даже к предводителю не пустят. Она даже в своей трудной ситуации, в которой скажешь что угодно, чтобы свалить, сказала, что, тебя могут не принять. Значит, реальность в тысячу раз хуже. Молись, чтобы тебя не прикончили, как подосланного. Катсу фыркнул сам себе - да заткнись ты! Ты и у Грозовых тогда говорил, что мне выпустят кишки, а меня отпустили свободною поступью! Ты говорил, что я сдохну от своей гнойной раны, но я не сдох! И ты говорил, что Лютоволк скорей сгноит меня в болоте, чем возьмет к себе, так закрой свой рот, если не можешь сказать ничего путного!
Собственное подсознание бесило его не меньше, чем какой-нибудь мерзкий представитель племени Теней. Кстати, они сейчас могли и с ними повидаться. Он откусил травинку с колокольчиком, и поглядел на небесную кошку, - здесь же теневые не могут нас трогать?

Отредактировано Катсу (2018-07-07 22:08:46)

0

89

Видимо, не её одну посещали смешанные мысли и чувства, но ей не было дела до того, что думает одиночка. Она и вовсе оторвалась бы от него, прыгнула бы на дерево и убежала, он бы её не остановил. Он не Дизель. Но я дала слово. Поэтому она оставалась, хоть против воли и ускоряла шаг - но как можно замедлиться, зная, что вскоре тебя ждёт дом?
Звездошейка... Надеюсь, она не будет сердиться? Пустяки, я не скажу всей правды, но я всё равно буду знать, что могла бы сбежать - и не сбежала. Я...я влюбилась в одиночку.
Нужные слова были произнесены, но Железнобокая не собиралась сдаваться просто так - как и всегда. Она плохо умела сдаваться. Разве Звездошейка не любила Дербника? Разве она не разочаровалась в нём? Разве он её не оставил? Неужели она, узнав мою историю, отвернётся от меня? Золотистая кошка занимала в её сердце место матери. Я обещала защищать её...и я буду защищать, её и ее сына. Я дала слово, и я всегда его держу, даже если это значит сопровождать блохастого одиночку к своим границам.
- Здесь. - сказала она, ощущая с одной стороны резкий запах племени Теней, а с другой - родной, знакомый...небесный. В горле стоял непрошенный ком. Никогда не думала, что я настолько сентиментальна. Впрочем, Железнобокая, не обольщайся. Ты слабее, чем думаешь, слабее, чем надеешься.
Одиночка опасливо задал вопрос. С трудом сдержав фырканье - что бы он понимал! - воительница решила снизойти до ответа. Он не виноват, что не родился...что не вырос в племени. Как ты. Если бы не Небесное племя, ты была бы сейчас одиночкой - если бы вообще была.
Это неприятно кольнуло её, и Железнобокая поспешила ответить.
- Нет. Не должны. Мы сидим на нашей стороне границы, они не имеют права её пересечь, даже если очень захотят. Жди. Патруль скоро появится.

+2

90

Тело обволакивала опьяняющая нега, расходилась теплом до кончиков пальцев, приятно контрастируя на фоне охлажденной, после питья из горного ручья, глотки. Торнадо был взъерошен и растрепан, в густых бурых космах остались, рассыпавшись в мелкую крошку, иссохшиеся колючки, а хаотичные розовые разводы напоминали о былой грубой беспечности среди ягодных зарослей. Он косился на подругу, наконец, предавшись прогулке, с собственническими оттенками страсти провожая рассекающую долину фигурку глазами.

Они минули очередной скудный перелесок, когда бивший в морду ветер участливо преподнес знакомые ароматы, мгновенно перечеркивающие истому, отзывающиеся неминуемой вспышкой ярости на подкорке. Жёстким рыком уведомив Маковку о необходимости соблюдать осторожность, сам ринулся навстречу запахам разъяренным буйволом. Торнадо не интересовала неприступность границ, жажда пополнить счетчик очередным одиночкой затмевала разум.

Не выпуская из поля зрения палевую, он не сразу узнал бывшую соплеменницу, позволив удивлению на доли мгновения проскользнуть сквозь каменную маску озлобленности.
    — Отойди от неё! - готовясь к прыжку, темномордый сократил расстояние еще на хвост, оттесняя одиночку к вражеской границе.

+6

91

малинник >>>

Ветер, шевеливший светлую шерсть на стройных боках, охлаждал разгорячённое тело. Маковка раз за разом срывалась на бег, когда они наконец покинули заросли малинника, которые, впрочем, более не казались такими скучными, как поначалу. В долине было где разбежаться, это место даже чем-то напоминало родные пустоши. Воительница с упоением вдыхала свежий воздух, пропитанный цветочным ароматом, и весело оглядывалась на Торнадо. Чего ещё желать? Она уже и не помнила, когда столь же беззаботно проводила время. Может, в ученичестве.
Предупреждающее шипение заставило Маковку резко сбавить обороты, она в мгновение ока оказалась рядом со своим проводником, настороженно прислушиваясь к звукам территории и пытаясь понять, что же его так насторожило. Вскоре кошка почуяла душок племени Теней, вдруг разочарованно дёрнув хвостом. Неужели земли небесных так быстро закончились? А далее её внимание привлекли две фигуры на границе, выжидавшие, видимо, патруль, а наткнувшиеся на милую парочку. Маковка не узнала в серой молодой кошечке небесную воительницу, так как вообще обращала мало внимания на лица женского пола. Так что оба гостя казались ей совершенно странными здесь, на границе двух племён. От них не разило лягушачьим духом, а потому воительница тут же сделала вывод, что перед ними одиночки. Только вот...
- Отойди от неё!
Почти ревностно Маковка окинула непонимающим взглядом сначала буромордого, а потом незнакомку. Что это ещё за..? Они знакомы? Палевая нахмурилась, но осталась всё так же за спиной Торнадо, подозрительным взглядом окидывая серую кошку и пытаясь представить, где бы они с небесным могли пересекаться.

Отредактировано Маковка (2018-07-09 17:50:10)

+4

92

Катсу нетерпеливо переминался с лапы на лапу, прохаживался взад-вперед и, наконец, начал сосредоточенно рассматривать свои когти, иногда покусывая. Нет. Не должны. Мы сидим на нашей стороне границы, они не имеют права её пересечь, даже если очень захотят. Жди. Патруль скоро появится. - Отлично, - промямлил он задумчиво и уселся рядом с кошкой, чуть позади. От скуки одиночка всматривался вдаль, иногда отвлекаясь на выбивающиеся шумы, чуть дергая ухом.
Наконец он услышал шорох травы, достаточно громкий, чтобы понять, какого размера источник его создает, и обернулся. Дрогнув от внезапности, он встретился взглядом с, по видимому, небесным воителем, но тот, не ожидая ни секунды, с нескрываемой агрессией бросился к нему и Железнобокой. Окрас у него явно не племенной, судя по всему, это один из принятых племенем одиночек, о которых она говорила.— Отойди от неё! - Почему-то одиночке казалось, что именно в небесном племени должны быть наиболее адекватные коты, так как ни о чем плохом он еще наслышан не был. Однако выражение морды патрульного было таким же недоброжелательным, злым, диким, как и у патрульного любого другого племени. Да что с ними не так? Каждый раз такая реакция, будто пес забрел! - Да что с вами не так?!- одиночка отпрянул, но не сдвигался дальше конца границы небесных территорий. Лохматый котяра, судя по всему, приготовился уже нападать, но Катсу лишь пятился вокруг Железнобокой, как будто боясь отступить слишком далеко, вдруг она решит безнаказанно сбежать, обманув его?
   Рядом с небесным воителем была еще какая-то мелкая кошка, но она, видимо, не сильно соображала, что здесь происходит, и стояла будто в ступоре. Катсу покосился на свою серую спутницу в надежде, что она скажет что-нибудь в его защиту, и тогда этот пыжащийся дикарь перестанет его пугать и демонстрировать когти с клыками. Сам же он, стараясь сохранять хладнокровие, попытался хоть на секунду присмирить патрульного. - Не рычи, тебе сейчас всё-ё объяснят,- говорил он на ходу, с усталостью смотря в злые, полные гнева глаза. Да уж, все. И как можно убедить хоть в чем-то такие одержимые кровью комки шерсти, у которых вместо глаз черные дыры? Будто с детства их намеренно учат отключать голову и только рвать, рвать, рвать глотки и размахивать когтями направо и налево. Ну да, ведь так и получаются солдаты. Ослепленные яростью, с одной извилиной в черепушке, легко управляемые.

Отредактировано Катсу (2018-07-10 00:00:40)

+3

93

Она почуяла небесный запах совсем незадолго до того, как появился Торнадо. Разумеется, ученик - всё ещё ученик? Надо же... - не соизволил немного притормозить и разобраться в ситуации. Железнобокая подавила желание устало закатить глаза. Все эти...межкошачьи отношения. я не создана для этого.
Но я дала слово.

- Торнадо! Не торопись. Он помог мне освободиться из плена, а взамен хочет поговорить со Звездошейкой. Не спеши рвать его на подстилку своей очередной подружке. - Она покосилась на смутно знакомую кошку. Она не небесная и не одиночка. Кажется, я видела её мельком на совете...
Грусть одолела её. Сколько советов я пропустила? Что ещё случилось с тех пор, как я оказалась в плену? Конечно, я всё это узнаю, но я оказалась выброшена из жизни в племени...и со мной это уже не произойдёт -то, что могло бы, останься я, не увлекись следом Опарыша...и Дизеля.
Железнобокая, ты становишься сентиментальной.

-= Мы можем пойти в лагерь? И надо захватить...этого, - небрежно кивнула она в сторону одиночки. - Я обещала ему, что он поговорит со Звездошейкой. Он, конечно, одиночка, но я не хочу нарушать слово. Я же не одиночка.
Воительнице оставалось только надеяться на то, что Торнадо проявит благоразумие. Слабо надеяться. Он никогда им особенно не отличался. Не удивлюсь, если его ещё не посвятили.

+2

94

Долговязый петлял как заяц, удивительно ловко координируя собственную задницу. Карминовый всполох раз за разом ослеплял зашедшийся гневом разум, не позволяя вкусить всей комичности происходящего. Кислый, помешанный на рыбе и тине, затхлый запах бродяг неизгладимым отпечатком протянулся через воспоминания, приводя Торнадо к одному и тому же, первобытно дикому состоянию.

Голос бывшей соплеменницы не сразу добрался до воспаленного рассудка; бросившийся к поблескивающей в вечерней дымке стали, выжженый злостью взгляд спустя несколько ударов сердца проникся осознанием. Он оценивающе оглядел пропахшую одиночками самку — та выглядела странно, но достаточно ухоженно, с лощено-округлыми боками.
    — Слово леди - закон, - ухмыльнувшись, думал о том, насколько теплым будет очередной ватажный прием соплеменников - даже если от нее пахнет рыбкой.

Махнув хвостом в сторону лагеря, Торнадо игриво оскалился, коснувшись взглядом серых ушей дезертира. Неприятный осадок свербил легкие, затрудняя осмысление. Оставалось надеяться, что удерживаемый в закутках сознания вихрь высовободится, принеся троекратное удовлетворение, когда Звездошейка выпнет этого доходягу.
    — Это Маковка, - галантно кивнув обоим, он указал лапой в хвост процессии - она присмотрит за твоим задком, дружище, так что не дергайся.

▼ главная поляна

+3

95

У Катсу аж тепло разлилось по телу от облегчения, когда он услышал наконец заветные слова. И кое-что еще. - Торнадо! Не торопись. Он помог мне освободиться из плена, а взамен хочет поговорить со Звездошейкой. Не спеши рвать его на подстилку своей очередной подружке. - Он с вызовом посмотрел в морду патрульного, сверкнув холодными глазами. Мол, ну как тебе такое, рэмбо?
Не считая бешеного кота, который Катсу сразу не понравился, все пока что шло как надо. Не кошачья мята, конечно, но сойдет. По крайней мере, он еще дышит. Опять придется смиренно унижаться, ну а что поделать, коли жизнь такая? Сам вляпался, расхлёбывай теперь.
Серый терпеливо стоял в сторонке, смиренно наблюдая, как Железнобокая "договаривается" со своим соплеменником, который и на соплеменника то не был похож. Да и к вызволенной кошке он относился как-то неправильно, неестественно, как будто и не рад ее возвращению из плена кровожадных убийц. Катсу оставалось только застыть как можно незаметнее, прилипнуть к земле и наблюдать за этими странными взаимоотношениями. Я обещала ему, что он поговорит со Звездошейкой. Он, конечно, одиночка, но я не хочу нарушать слово. Я же не одиночка. Ага, - кивнул он про себя, давай-давай, не одиночка. Хоть, черт возьми, сам предводитель звездных предков. К слову, одиночки-то даже не племя, чтобы можно было объединять их под один стереотип - это ведь просто коты не из племени - как им может быть присуща какая-то общая черта? У них же даже нет дурацкого устава, хе-хе. Обильные размышления помогали Катсу не реагировать слишком бурно на слова кошки, как он часто любит делать в ответ на какие-либо уязвления  в сторону одиночек. В конце концов, она должна быть убедительной, а то и ей не поверят.
  — Слово леди - закон, даже если от нее пахнет рыбкой, таким ненавистным, насмешливым голосом блеял небесный, вот бы ему врезать как следует, да так чтоб без ушей остался. - Лучше пахнуть рыбкой, чем выглядеть, как домашний пушистик.- пробормотал одиночка куда-то в пустоту и по-философски хмыкнул. 
Наконец они закончили свои скучные разговоры, и дело пошло вперед. Это Маковка. Она присмотрит за твоим задком, дружище, так что не дергайся. - Очень приятно. - кивнул он кошке безо всякого сарказма.

---> ГП Неба!

Отредактировано Катсу (2018-07-10 20:54:24)

+2

96

Пришлось потерпеть шутки Торнадо. Как всегда. И он считает это милым? Какие же дурочки на него ведутся? Видимо, те, что только и ждут, чтобы в них увидели прелестную дурочку, а не воительницу. Следует посоветовать ему поискать среди домашних кисок...впрочем, кажется, он уже нашёл себе подходящую кошку, у которой все мозги ушли в пушистую ухоженную шёрстку.Не удивлюсь, если она скоро переселится в детскую - на большее у этой глупышки ума не хватит. Презрительно зыркнув на незнакомую кошку, которую, как оказалось, звали Маковкой - знакомое имя, кажется, звучало на совете? - , Железнобокая обогнала и её, и одиночку, предоставив Торнадо идти вперёд.
- Ты бы придержал язык, Торнадо. Ты не знаешь, что было со мной в плену, - глухо прошипела она, так, чтобы услышал только адресат этих слов.
Что же такого ужасного с тобой случилось? Ты и сама повелась, как идиотка, на одиночку, на чужого кота. Она стиснула зубы. Это другое. В любом случае, я не собираюсь рассказывать об этом Торнадо. Он как-нибудь переживёт отсутствие сведений о моей...личной жизни. И обо всём остальном - тоже.

----- главная поляна неба

+1


Вы здесь » cw. дорога домой » границы » небесное и сумрачное