cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
КЛЕНОВЫЙ
тонкий расчет
СЕРЕБРО ЗВЁЗД
на вершине Олимпа
ОЦЕЛОТКА
запоминающийся дебют
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +24, пасмурно, душно
В игре
Кашель отступил, но в лес нагрянули новые напасти.

В Сумрачном племени котята становятся оруженосцами, а Ольхогрив берёт себе новую ученицу, Ивушку. Однако не всё так безоблачно - на территории племени Двуногие начали расставлять капканы, от которых уже пострадали несколько котов. Тем временем внутри племени далеко не все коты довольны правлением Когтезвёзда - не является ли это предвестием скорой бури? Просто ли жара донимает земли племени, или это знак Звёздных предков о том, что что-то неладно?

Речное племя, наконец, смогло вернуться в свой лагерь, для этого даже не пришлось сражаться, но всё ли так просто? Едва отбившись от двуногих, разогнавших банду, Серебро Звёзд должен решить множество проблем, и первая из них - как смогут ужиться речные коты с теми, кто против своей воли оказался в лапах изгнанников? Все речные котята выросли вдали от родного племени - смогут ли они стать достойными речными воителями? И теперь, когда Клоповник покинул племя, ситуация стала ещё тяжелее.

Племя Ветра решает исследовать найденные туннели, но это оборачивается гибелью нескольких воителей. Кто-то смог спастись, но ходы вывели уцелевших на земли соседей, чему вовсе не обрадовались Грозовые коты. Не станет ли это причиной нового конфликта? Тем временем Ветрогон посвящает в ученицы целителя бывшую одиночку, Мегеру, но что будет с племенем, где ни целитель, ни его ученица не разговаривают с предками?

Грозовое племя наслаждается тем, что в их лагере наконец-то стало просторно, но все ли проблемы решены? Что делают на их территории коты из племени Ветра? Не станут ли туннели слабым местом в обороне Грозовых котов? Наконец, и самое мирное время не обходится без смертей - и одна из королев умирает, дав жизнь долгожданным котятам, однако и это не единственная смерть в племени.

Небесное племя отныне не так уж дружелюбно к одиночкам и прогоняет тех, кто пришёл присоединиться к нему. Но у Звездошейки есть и другие заботы - множество посвящений, защита племенных границ и в особенности - тех, что появились недавно благодаря захвату нейтральных территорий. Племя растёт и крепнет, но долго ли продлится такая стабильность, надолго ли хватит сил у самого молодого племени леса - особенно с учётом новой пропажи воителя?

Банда распалась благодаря Двуногим, совершившим нападение на лагерь. Часть её членов была захвачена, кто-то погиб... Некоторые смогли освободиться из плена, но теперь их судьба - в лапах Серебра Звёзд и бывших соплеменников, которые отнюдь не намерены прощать.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » границы » грозовое и ветра


грозовое и ветра

Сообщений 21 страница 40 из 61

1


http://sa.uploads.ru/BhT4J.png


0

21

→ Граница между Грозовым и Сумеречным племенами

ᅠᅠ- Дедуля, не будь букой! - фыркнула юница и, приподнявшись на «цыпочки», заговорщически шепнула коту в ухо. - Я никому не расскажу, что у тебя мягкий живот, - это должно было ободрить и успокоить. Наверное... Хотя, застрелиться - тоже очень неплохой вариант. Довольно дёрнув ухом, Ясенница отошла в сторонку, заинтересовавшись кустом, на котором вчерашний патруль, судя запаху, оставил свежую метку. И, раз уж они в пограничном патруле, почему бы не отточить это важное умение? Лишь когда Тысячезвёзд заговорил о вчерашней тренировке, грозовая соизволила оторвать себя от растения и вернуться к нему. - Когда мы ещё что-нибудь отработаем? - весьма скупую - в привычной наставнику манере - оценку её способностей к обучению кошка учла и удовлетворённо пошевелила усами: её признавали, и это было приятно.

ᅠᅠКленовница продолжила описывать ситуацию, произошедшую ночью, и чем дальше, тем больше золотистая чувствовала, что ей срочно нужно выпустить пар: возмущение, ярость нарастали, вся земля под лапами юницы была в следах от её когтей - так и до взрыва недалеко. Ясеннице, на самом деле, чтобы взвиться много никогда не нужно было, а когда дело касалось темы семьи - тем более. Отстранившись от материнского бока, ученица на пару лисьих шагов отошла от границы, потрусив почти параллельно ей в поисках чего-то, чем можно было занять лапы. Голубь подвернулся как-то сам собой: вечно голодная птица с жадностью выклёвывала что-то из почвы, позабыв, кажется, обо всём вокруг, и грозовая не собиралась упускать такую возможность, ведь настоящий воитель всегда должен заботиться о том, чтобы общая куча была полна. Тем более, это хороший способ дать выход эмоциям, не срываясь на матери и деде, цеплять которых не хотелось, а в противном случае это наверняка произошло бы: всё негативное автоматически переработалось бы в саркастичные или колкие обращения.

ᅠᅠУбедившись, что голубь не почувствует её запах, зеленоглазая пригнулась к земле, стараясь максимально слиться с местностью. Вчера Тысячезвёзд тоже поймал птицу, и оруженосец хорошо запомнила стойку, которую он показывал, хоть и не проявляла по-прежнему тех отточенности и ловкости, которые были присущи опытному наставнику. И явно более спокойному. Что ж, по крайней мере, Ясенница научилась красться по-настоящему, не топая, аки разбуженный барсук, поэтому сократить дистанцию удалось без проблем. Секундная заминка, вымеренный прыжок, и вот уже лапы прочно прижимают бьющуюся птицу к земле. Укус - тело слабеет, кошка буквально чувствует, как жизнь покидает его, и инстинкт в душе торжествует. Она - охотница. Настоящая грозовая кошка.

ᅠᅠПодобрав птицу, золотистая вернулась к отряду. Как раз вовремя: Кленовница упомянула имя брата, и расслабившаяся было кошка напряглась вновь. - А вдруг теперь Ласточка вместо того, чтобы учить Снеголапа, будет на нём отыгрываться? Она же вздорная, как осиный рой! Даже на меня лапу подняла, но мне-то что? Меня так просто не испугать, - распушившись больше обычного, Ясенница раздражённо прижала уши: она никому не позволит так с собой обращаться, пусть даже чёрно-белая - воительница. - Я хочу, чтобы Снеголап всему-всему научился, как я! Что, если Ласточка не даст ему стать хорошим воителем? Так нельзя! - с жаром продолжила грозовая, описывая круги вокруг матери и деда: она слишком распалилась, и стоять на месте было просто невыносимо. Одна мысль, что кошка, посмевшая замахнуться на Кленовницу, хотя бы в теории может помыслить навредить ещё и её брату, вызывала жгучее желание обгрызть нахалке усы, лапы и хвост.

→ Граница между Грозовым и Небесным племенами

Отредактировано Ясенница (2017-08-26 03:39:30)

+2

22

Границы сменялись одни другими, и смена обстановки наводила свой отпечаток некого востарга: сначала редкие молодые ели, да хвойный покров под лапами, а теперь пустоши, что виднеются после высоких деревьев. Кошка взглянула через заросли утёсника — там, дальше, простирается территория племени Ветра.

Ясенница явно не выдерживала речи Кленовница —  мать это видела. Золотисто-бурая ученица решила отвлечься, попробовав свои навыки в охоте, приобритённые благодаря Тысячезвёзду. Она шутила с ним, была искренней и ласковой, какой её видит только семья, и Кленовница каждый раз сдерживала улыбку, когда кошечка вновь пыталась нарушить границу личного пространства.

В первую очередь Тысячезвёзд — твой предводитель, во вторую — наставник, в третью — соплеменник, и лишь потом — член семьи, —  рыже-бурая кошка добродушно прикрыла глаза, обращая взор к Ясеннице.
Да, конечно, Кленовница пару мгновений ранее точно также отвлеклась, представив этот поход как семейную прогулку, но Ясенница была слишком беззаботной, и относилась к Тысячезвёзду в первую очередь как к отцу Кленовницы.
Когда маленькая непоседа отошла охотится, воительница вновь обратилась к Тысячезвёзду.
Не бойся быть с ней жёстче, — кротко, но с толикой лукавой нотки заметила кошка, склонив голову на бок, — Возможно, именно по причине того, что я не была жёсткой, она избалована. Ей не хватает отца...

Кленовница притихла на мгновение, дрогнув ушами. Взгляд её потух, наполняясь глухой тоской: она вспомнила глаза своего друга, которыми он смотрел на котят, когда они с Кленовницей уходили в битву...
Грусть недолго наполняла воительницу: она сумела взять себя в лапы, возвращаясь к исходной теме разговора.

Я не хочу, чтобы Ласточка продолжала обучение Снеголапа. У меня нет доверия к кошке, которая позволяет себе за спиной обсуждать предводителя и угрожать мне, как матери Снеголапа, за его воспитание.

+3

23

« граница между Грозовым племенем и племенем Теней

Тысячезвёзд напрягся и смерил Ясенницу пристальным взглядом, стоило той вместо того, чтобы разорвать дистанцию, еще больше ее сократить. На сообщенную доверительным шёпотом информацию он только пошевелил усами и, помедлив, глухо фыркнул. Ясенница, кажется, отнеслась к небольшому конфузу на первой тренировке без лишнего стыда: подумаешь, устала за день так, что уснула прямо во время боя?

— Поохотимся по пути. Боевые навыки отработаем уже после Совета, — Тысячезвёзд предпочел среагировать только на последний вопрос ученицы. Кленовница тем временем попыталась вбить в голову Ясеннице правила субординации, но вышло, судя по тому, как быстро удалилась ученица прочь, не очень. Он остановился, наблюдая за ее действиями, безошибочно угадывая намерения Ясенницы: поохотиться прямо сейчас.

На границе метки чужого племени были совсем свежие — кажется, они разминулись с небольшим патрулем и только по воле случая не столкнулись с ним. Тысячезвёзд потерся о кору дерева, оставляя свой запах, и дернул ухом, когда услышал слова Кленовницы. На ее совет он лишь покосился на нее без эмоций: это был не первый его оруженосец, и он был осведомлен, как обучать Ясенницу, даже если она приходится ему родственницей.

Воспоминания об отце Снеголапа и Ясенницы, что погиб в битве с Небесным племенем, заставили Тысячезвёзда замереть — и отвернуться, глядя на то, как ученица возвращается с пойманным голубем в пасти.

— Они знают правду? — едва слышно произнес он, не сводя взгляда с Ясенницы, но обращаясь, разумеется, к Кленовнице. Когда Ясенница приблизилась достаточно близко, Тысячезвёзд удовлетворенно кивнул ей. — Славная добыча, — он видел, что ученица с первых дней обучения делает успехи в охоте. «Племя не будет голодать».

Кленовница все же сказала то, что, видимо, хотела донести с самого начала разговора: Ласточка не должна быть наставницей Снеголапа. Тысячезвёзд прикрыл глаза, параллельно слушая то, что рассказывает Ясенница о Ласточке. «С каждой минутой я узнаю все больше и больше новых фактов». Впечатление о черно-белой воительнице, если опираться на слова ученицы и дочери, оставалось не лучшим. Слова, которыми она бросалась, просто нельзя было оставить без внимания.

— Я учту все, что было сказано вами, — наконец, произнес он и посмотрел в сторону необъятных пустошей, принадлежавших чужому племени. — И сообщу о своем решении в лагере, — Тысячезвёзд направился вдоль границы. — А пока, Ясенница, ты можешь обратить внимание на территории наших соседей. Ветряные коты быстры, проворны — и пользуются этим что в бою, что в охоте. Как видишь, деревьев у них практически нет, и палаткам они предпочитают сон под открытым небом, — сделав паузу, Тысячезвезд негромко добавил. — Привыкшие к открытому пространству, они будут путаться в лесу, и против них удобнее всего делать засады.

Когда метки были обновлены, Тысячезвёзд направился дальше.

— Осталось Небесное племя, — тон стал неуловимо резче.

» граница с Небесным племенем (вместе с Ясенницей и Кленовницей)

Отредактировано Тысячезвёзд (2017-08-24 13:32:22)

+2

24

»лагерь Грозового племени


Грозозвёзд недовольно поморщился, в очередной раз услышав за своей спиной треск ломающихся веток: несомненно, его ученица оповестила всю округу об их прибытии, и охотиться по дороге было бы таким же бесполезным занятием как, скажем, попытка начертить что-то когтем на озёрной глади.
— Охотник должен заявлять о своём присутствии в последний момент, вонзая в дичь зубы, а не услужливо предупреждать её заранее, — не оборачиваясь, бросил предводитель будничным тоном. Он был поглощён своими планами касательно целителей и помощи от племени Ветра, а потому сейчас в мыслях не было места для раздражения на Черноносую: лишь констатация очевиднейших ошибок. — к тому же, если кто-то захочет приготовить нам западню или пересечь наши границы, ты также окажешь им огромную услугу, — кот пригнулся, проходя под ветками редеющих деревьев, а ветер уже начинал ерошить его светлую шерсть, неся привет с самых дальних пустошей. Без охоты их дорога оказалась весьма и весьма более быстрой, чем то планировал сам Грозозвёзд, и поэтому патруль соседей придётся ждать. Повернувшись к трёхцветной кошке и встретившись с не самым дружелюбным взглядом синих глаз, предводитель остановился неподалёку от границы, откуда открывался вид на некогда цветущую вереском гладь, теперь значительно подурневшую из-за холодной и сырой погоды. — В чём дело, Черноносая? Ты показывала незаурядные способности к охоте и воинскому ремеслу, а сейчас ведёшь себя как неосторожный котёнок, который в первый раз видит лес, — прямо спросил кот, пристально оглядывая свою подопечную. Дочери глашатая не было свойственно лениться или быстро забывать изученный материал, поэтому предводитель сделал ставку на попытку призвать к её откровенности. Все они в последнее время были напуганы или раздражены, обижены или запутаны, но состояние Черноносой было в первую очередь важно для её наставника, который так и не мог до конца разгадать потёмки в душе трёхцветной кошки.

0

25

---> Главная поляна племени Ветра

- Мы с тобой, когда были котятами, много чего успели, - усмехнулся Штормогрив, вспоминая скитания племени Ветра в те времена, когда их территории были разбиты пожаром. - Быть может, это и к лучшему, что они выросли в безопасном лагере. Им и без того пришлось пережить события похлеще нашего карабканья на дерево.
Рыжий кот, безусловно, преувеличивал, ведь их с Вьюговеем лазанье по деревьям вполне могло окончиться смертельным падением, унесшим их жизни. Что тогда было бы с их родителями? Штормогрив не хотел об этом думать. В конце концов, он убеждал себя в том, что они с Вьюговеем в любом случае слезли бы вниз.
"К тому же, мы родились среди огня. Это должно что-то значить. Стихия закалила нас с братом, так что мы постараемся быть самыми выносливыми и бойкими воинами племени Ветра".
- Я давно не был здесь, - наконец, признался Штормогрив брату. - В основном, ходил в патрули к пастбищу. В последнее время там тихо. Слишком тихо. Вот я и решил прогуляться сюда, проверить, нет ли собачьих запахов. Если всё будет в порядке, мы можем привести сюда Пшеничку. Мне нужно провести с ней пару тренировок.
Редкое солнышко выглянуло и осветило морду Штормогрива. Он с удовольствием подставил ослабевшему за сезон Листопада светилу свой золотистый мех. Глашатай уже и забыл, как хорошо бывает вдали от пастбища. Тихо, размеренно. Повсюду только мокрая трава. Кое-где, конечно, пробивается лесок, заметно, что рядом пролегают территории Грозового племени.
- Я буду атаковать её спереди, а ты постараешься создать ей проблемы сзади. Пусть Пшеничка учится тренировать внимание и не упускать из виду тыл. Не против помочь? Я рассчитываю на тебя - он улыбнулся, радуясь тому, что у него есть такой красивый и сильный брат.
"Я всегда буду рядом с тобой, Вьюговей. Что бы ни случилось, мы пройдём через это вместе".
Раз уж братья направились к границам, Штормогрив не преминул обновить метки. Он услышал шевеление на другой стороне границы и почуял чужие запахи.
- Возможно, у грозовых свой патруль, - предположил рыжий кот, потягиваясь и разминая тело после перебежки по территориям. - Это не наше дело, пока они не переходят границы.
Он замедлил шаг и пошёл уже совсем неторопливо. Несмотря на свои слова, Штормогрив не доверял грозовым котам и хотел бы быть рядом, если они всё-таки обнаглеют достаточно, чтобы перейти границы и поохотиться на чужой территории.
- Кстати, как прошёл Совет? Познакомился с кем-нибудь новеньким? - ухмыльнулся рыжий кот, шаловливо помахивая усами и задевая морду брата. - Я встретил молоденькую сумрачную ученицу. Представляешь, у неё на морде не было гримасы отвращения ко всему живому. Такая редкость для кошки из Сумрачного племени. Её имя - Подлёдная. Самое забавное, что как только я поприветствовал её, на меня накинулись несколько сумрачных воинов, среди которых был даже глашатай. Как думаешь, сколько лун потребуется, чтобы они заморили в ней остатки дружелюбия? - Штормогрив отчего-то помрачнел и машинально хлестнул себя хвостом по здоровому боку.
- Чувствую злость, когда думаю о том, что эта кошечка могла бы бегать по пустошам, а вместо этого меркнет под уничижительными взглядами своих соплеменников. Тебе никогда не хотелось забрать к нам в племя каких-нибудь чужих учениц? - Штормогрив посмотрел на морду Вьюговея и, не выдержав, захохотал. - Послушай, я не всерьёз. Я не собираюсь воровать сумрачных учениц. Или нет, погоди, ты уже навострил ушки и продумал план? Всем бы такого брата, как ты, Вьюговей.
Штормогрив покровительственно, будто он старший брат, опустил лапу на голову Вьюговея и потрепал его, дыбя шерстку.
- А если серьёзно, меня просто раздражает то, как себя ведут эти сумрачные. Еле удержался от драки. Чувствовал себя каким-то оруженосцем, впервые пришедшим на Совет, которого задирают другие оруженосцы. Удивительно, как мне хватило мудрости не пускать когти в ход. Как итог, можно сказать почти наверняка: эти угрюмцы что-то скрывают. По словам Когтезвёзда, у них всё хорошо, просто прекрасно. Зато стоило мне заговорить с их ученицей, чуть ли не половина племени бросилась затыкать ей рот. Это просто до смешного глупо.
Впрочем, проблемы Штормогрива и племени Ветра не ограничивались одним Советом. Были дела и более близкие, чем какие-то тайны Сумрачного племени.
- А ещё, Ветрогон вызвался обучать Ореховника, ученика целителя Грозового племени, который остался без наставницы, - сообщил Штормогрив брату. - Проблема в том, что Грозозвёзд хочет навязать нам ещё и какую-то непонятную одиночку в довесок к Ореховнику. Самое странное, что Ветрогон со Звездолётом не против всего этого. А я не доверяю им. Как думаешь, Вьюговей, можно ли оставить двух чужих, незнакомых нам котов в одной палатке с отцом? - голос Штормогрива звучал взволнованно. Волнение можно было понять и по другому признаку: он крайне редко называл Ветрогона отцом вслух, предпочитая звать его по имени или должности. - У него отнюдь не девять жизней. И он - наш единственный целитель. Если грозовые собираются предать наше доверие, для Ветрогона это может окончиться фатально.
Он внимательно посмотрел на Вьюговея, и брат мог увидеть в его глазах что-то вроде страдания от неопределенности. Штормогрив попросту боялся потерять отца, поэтому не мог заставить себя довериться Грозовому племени. Смог бы брат развеять его сомнения? Неизвестно.

+4

26

главная поляна.

Прохладный ветерок игрался с палевой шерстью воителя, ерошил её, дул на щеки, и Вьюговей беззаботно улыбался, будто бы прямо сейчас оторвался от всех насущных дел и мыслей, снующих в голове туда-сюда. Его тяжелый шаг постепенно стал более плавным, медленным, будто бы они со Штормогривом отправились на прогулку, оставили все проблемы позади. К сожалению, проблемы шли по стопам котов, норовили укусить их за пятки, закрыть собой солнце над головами.
- Не представляю даже, каково им пришлось, окажись они нашего с тобой возраста. Слишком много бед свалилось на наши головы. Я до сих пор с ужасом вспоминаю, как заглянул в палатку и увидел тебя с обгоревшей шерстью и усами, практически недвижимого. И не знаю даже, когда испытал больший ужас – тогда или сейчас, после нашей встречи с собакой, - Вьюговей поежился, чувствуя как одно из длинных щупалец проблем касается его холки, обматывает собой шею и сдавливает горло. Вьюговею тяжело вспоминать любой дурной инцидент, произошедший с его братом, но, он никак не мог отделаться от негативных мыслей. Слишком уж навязчивыми они были.
Он рвано выдохнул и постарался сконцентрироваться на настоящем. В конце концов, мучения Штормогрива закончились, и сейчас ярко-рыжий кот представляет собой повод для гордости. Его бок любовно перевязан, а движения не неуклюжие. Он не задыхается, говорит спокойно, размерено. Как в старые добрые времена.
- А я не могу и смотреть в сторону пастбища, - решил пооткровенничать и Вьюговей. Если раньше палевый кот видел в пастбище что-то родное, то сейчас он ощущал только запах опасности, доносящийся прямиком от пушных домашних облачков. И запах смерти.
– Но, думаю, границы – одно из наиболее безопасных мест. Хотя бы потому, что патрули проходят не только с одной стороны. Мне кажется, Пшеничке бы здесь понравилось. Если её, конечно, не сведет с ума резкий запах Грозового племени, - выдохнул кот, а затем прищурился и ойкнул, - Хотя, почему ее это должно свести с ума.
При воспоминаниях о Совете, голова Вьюговея резко заболела. В памяти вновь возникли ядовито-рыжие глаза Шрамовника. Они – единственное, что запомнил Вьюговей. Смотря на Шрамовника, общаясь со Шрамовником, палевому воину приходилось упускать чужие голоса, лишь бы не пропустить ни единого колкого слова воина Теней.
Вьюговей кивнул Штормогриву, едва заслышал упоминание Грозовых, а сам продолжал пребывать в собственных мыслях. И, как выяснилось, не зря, поскольку огненно-рыжий брат спросил его про Совет. От новой порции воспоминаний, Вьюговея передернуло. А затем, осознав всю комичность ситуации, палевый кот рассмеялся.
- Да какое там, познакомился. Я пришел, осмотрелся и... Оказался зажат одним из Сумрачных воинов, ты видел. Удивительно, Штормогрив. Их на Совете было чересчур много, или они так эффектно разбежались, чтобы показать свою мнимую численность? Почему наши разговоры о Совете начинаются и заканчиваются Сумрачными, - и улыбнулся. Однако, про Подледную дослушал. И даже счастливо кивнул, осознавая то, как ему все же приятно, что не перевелись еще добрые кошки в племени, старающемся держать в страхе весь лес. Однако, тотчас помрачнел, представляя, как Подлёдная вырастает и становится такой же едкой, как большая часть Теневых.
- Я могу сказать лишь то, что буду верить в нее. Верить, что она не дастся им в лапы и не даст себя заморить. Я... – он замолчал, вылупив глаза на Штормогрива. А потом удивленно вытянул морду. Ему показалось, или огненный глашатай Ветра сейчас намекнул на то, Чтобы забрать Подледную в Ветер? Однако, услышав, что то была шутка, выдохнул и, кажется даже погрустнел. С одной стороны, это, конечно, неправильно – забирать чужих оруженосцев прямиком из-под носа племени. А с другой стороны – что остаётся делать, если там таким, как Подледная, жить не дадут? Будь Вьюговей на месте Штормогрива, как бы он поступил? Палевый не знал. Он понимал, что теперь не может говорить, что Штормогрив для него – открытая поляна. Напротив, он был укрыт травяными зарослями. В нем до сих пор скрывалась загадка. Скрывалась непредсказуемость.
- Знаешь, а мне все же понравилась твоя идея, - хихикнув, протянул Вьюговей после потрепывания Штормогрива. Зажмурившись, он одобрительно мурлыкнул глашатаю, а затем кинул мимолетный взгляд на рану. Интересно, болит ли она?
- Сумрачные как всегда – истинные Сумрачные. Но что они скрывают, и, самое главное, зачем? Неужели, они не понимают, что племена могут спокойно объединиться ради помощи друг другу. Или... Быть может, это у них такой хитрый план, чтобы постепенно ослабить нас, а затем нахлынуть с новыми силами и забрать в свои владения весь лес? Что, если у них действительно всё хорошо, но они нарочно подвергают нас сомнениям? Все слишком запутанно, даже нет мышиного хвостика, чтобы ухватиться и узнать правду, - Вьюговей нахмурился, раздумывая по поводу предложенной Штормогривом темы. Должен быть выход, подразумевающий под собой хороший конец, без трагедий и новых войн. Глубоко уходя в себя, палевый не сразу услышал о второй новости, что волновала Штормогрива. Именно эта новость заставила воина резко остановиться, словно вкопанный, расширить глаза и немигающим взглядом смотреть на огненного глашатая.
- То есть как, вызвался помогать ученику целителя? То есть как остался без наставницы? – на секунду Вьюговей стыдливо опустил взгляд, понимая, что на Совете прослушал всё, что мог. Но затем вновь заглянул в глаза Штормогрива и, заметив своеобразную боль, смягчился в морде, быстрым шагом подошел ближе и ткнулся прохладным носом в пушистую шерсть на груди брата.
- Нам надо проследить за этим. Мы не дадим Ветрогона никаким Грозовым, не дадим его в обиду. Или, он собирается ходить на территории Грозового племени? Почему нельзя устроить обучение, скажем, на наших землях? Или на нейтральных? – быстро-быстро тараторя, Вьюговей скакал от одной мысли к другой, кусал губы и взволнованно вдыхал воздух в легкие, когда того не хватало на повествование.   
- Все же, «веселье» будет происходить на наших территориях? Тогда, нам с тобой надо будет следить за ними. Возможно, просиживать время около палатки, прислушиваться к словам неизвестной одиночки и Ореховника. Так, подожди, а что с Мегерой в итоге? Ничего не ясно? Она остается или все же уходит?
Вьюговей осознал, что совсем ничего не знает о дальнейшей судьбе одиночки, появившейся из неоткуда на пастбище как раз в тот самый момент, когда котам нужна была помощь. Это был, несомненно, довольно добрый поступок, но вместе с тем и подозрительный.
- Ты общался с ней? Как она тебе? Я просто думаю, если ее судьба тесно переплетается с нашим племенем, может быть, стоит попросить её проследить, и, если что-то пойдет не так, то... – он огляделся по сторонам, но фразу продолжать не стал. – Или, ты ей тоже не доверяешь?
Вьюговей не доверял Мегере, но она довольно быстро устроилась в племени Ветра. Возможно, в этом был определенный знак.

Отредактировано Вьюговей (2017-12-08 02:54:47)

+4

27

Грозозвёзд терпеливо ждал ответ от своей ученицы, но, едва ветер донёс до него запахи племени Ветра, с лёгкой досадой махнул Черноносой хвостом и повернулся в сторону земель соседей. Сначала в его планы входило попросить провести его прямиком на аудиенцию к Звездолёту, но он быстро отказался от своей затеи: как минимум он рисковал жизнью своей подопечной. К вопросу о собственных жизнях предводитель пока что относился относительно беззаботно - девятка казалась ему большим, огромным числом, и, наверное, он вполне может успеть состариться, как Серозвёзд, прежде чем отойти к Звёздному племени.
— Штормогрив! — зычно позвал предводитель, завидев тёмно-рыжую шерсть глашатая племени Ветра. На него накатила волна облегчения от того, что ему не придётся доносить свою просьбу через двадцатые уши, и потому настроение кота, грозившее рухнуть в пропасть, сохранилась на шаткой положительной отметке. Дождавшись, пока собеседник приблизится, Грозозвёзд поднялся с места и жестом велел своей ученице оставаться на месте, а также бросил задумчивый взгляд на Вьюговея, призывая глашатая последовать его примеру и оставить лишние уши в стороне. — Рад видеть тебя в добром здравии, — склонил голову предводитель Грозового племени, отмечая, что, несмотря на запомнившуюся ему повязку на боку, молодой организм стремительно шёл на поправку. — думаю, тебе уже известно, что Ветрогон предложил свою помощь моим целителям, и что я ухватился за эту соломинку из последних сил, — грустно улыбнулся Грозозвёзд, — надеюсь, племя Ветра не будет возражать против двух молодых котов в их лагере? С Ореховником и Каракурт я отправлю своих воителей, которые останутся на территориях Грозового племени и встретят их по возвращению. Я хотел бы попросить тебя и Звездолёта также взять кого-то, кто сопроводит их до вашего лагеря и обратно к границам, чтобы они не заблудились,«и чтобы никто не посмел напасть на них. Если мы лишимся наших целителей, Грозовое племя погибнет.»

+4

28

Вьюговей напомнил Штормогриву, что тоже волнуется о нём. То, что для самому глашатаю казалось ерундой - ну, подумаешь, обгорел немного в пожаре, для его брата было трагедией, которую ему пришлось пережить в совсем малом возрасте. Штормогрив редко задумывался над тем, что своим неосторожным поведением причиняет боль близким, так как считал, что никакая опасность его не погубит. Но теперь ему отчего-то стало стыдно.
- Не беспокойся за меня слишком сильно. Я не позволю просто так взять и убить себя, будь моим врагом огонь, собака или кто угодно. Ты знаешь, я уже привык к неприятностям, наловчился, им меня не сломить.
Подойдя к брату, он покровительственно лизнул его в лоб, пытаясь хоть немного успокоить. В конце концов, Вьюговей всегда вызывал меньше опасений, чем Штормогрив или Ветрогон, поэтому глашатай чувствовал благодарность брату. Хоть кто-то из их семейки не рвётся на рожон и не подставляет себя опасности.
Вьюговей сказал, что Пшеничке может понравиться пребывание на этих территориях. Штормогрив задумчиво кивнул, принюхиваясь и вглядываясь в далекие деревья. Ничего подозрительного он так и не увидел. И не учуял. Похоже, Пшеничку и впрямь можно было приводить сюда, не боясь нападения диких зверей.
- В последнее время, сложно доверять даже родной земле, - мрачно протянул он. - Не хочу, чтобы с Пшеничкой случилось то же, что и со мной. А насчёт сумрачных... - Штормогрив нахмурился, но не более того. - Они крикуны, поэтому их хорошо заметно. Ты прав. Если собрать их в кучу, получится, что их численность не больше нашей. Зато сколько гонору.
Сумрачное племя и впрямь не могло не выделяться, и Штормогрив нередко задумывался: а что, если они просто мышеголовые идиоты, а вовсе не враги, хранящие страшные тайны? Следовало присмотреться к другим племенам, которые внешне не вызывают никаких подозрений. Штормогрив встряхнулся, пытаясь вместе с налипшими листьями и веточками стряхнуть с шерсти и дурные мысли.
- Племена могут объединиться, Вьюговей. Но если племена объединятся, в итоге всё останется на своих местах. Сумрачному племени, прямо скажем, достались не лучшие территории из возможных. Неудивительно, что они хотят получить больше. Какой им смысл помогать другим племенам, если они могут просто наблюдать за их смертью, а потом занять опустевшее местечко? Как ни посмотри, им совсем невыгодно помогать нам или кому-то ещё.
И без того мрачный настрой Штормогрива становился только мрачнее, от фразы к фразе. Того и гляди, скоро его рассуждения зайдут совсем глубоко. Ему действительно стоило поделиться всем этим с Вьюговеем.
Брат удивился информации о целителях, которых будет обучать Ветрогон. Но, в отличие от Штормогрива, сразу предложил наладить за ними слежку, в то время как глашатай первым делом попытался отговорить властных своего племени от этой затеи.
- Насколько я понял, они хотят прислать своих целителей к нам. Ветрогон нужен в племени, это и кролику ясно. А насчёт неё, - Штормогрив имел ввиду, конечно же, Мегеру. - Она остаётся. Но её поведение оставляет желать лучшего. Грубит, раскидывает травы, ведёт себя разгульно. Под "разгульным" поведением Штормогрив подразумевал побег Мегеры от Ветрогона из-за разлада между ними. - Я поговорю с ней. Возможно, она ещё слишком дикая для благородной воинской жизни.
Когда Вьюговей осторожно спросил, доверяет ли он Мегере, Штормогрив уже хотел было ответить, но услышал своё имя, произнесённое кем-то из-за границ. Ему стоило больших моральных усилий не дёрнуться от неожиданности. Вместо этого он развернулся и сделал несколько шагов на голос, взмахнув Вьюговею хвостом, чтобы он тоже последовал за ним.
К границам вышел никто иной, как сам Грозозвёзд, предводитель одноименного племени. Штормогрив почтительно кивнул, такова была племенная этика, и заметил взгляд предводителя в сторону Вьюговея.
Прищурившись, глашатай мягко коснулся бока брата, показывая, что не хочет, чтобы тот уходил или стоял в стороне. Штормогриву нечего скрывать от своего племени и, тем более, от родного брата.
- Доброй охоты, Грозозвёзд, - спокойно сказал он. - Да, Звездолёт и Ветрогон сообщили мне о твоих планах насчёт целителей. Племя Ветра не будет счастливо чужакам в своём лагере, но обижать твоих котов никто не станет. Если они будут вести себя достойно, разумеется. В ином случае, их сразу же проводят назад, домой. Штормогрив почувствовал, как его скулы напряглись. Взгляд стал острее. - Если же кто-то из тех, кого ты хочешь отправить в наш лагерь, причинит вред Ветрогону, без наказания не уйдут оба. И выколотые глаза - это самое мягкое, что я могу предположить. Мы дорожим своим целителем и не дадим его в обиду. И если в твою честность, Грозозвёзд, я могу поверить, то одиночке доверяться не стану, мало ли, что у неё на уме.
"Одиночки, одиночки, одиночки... сплошные бродяги в каждом разговоре. Когда же это закончится? Ещё и Мегера... кого мы пригрели в своём племени?"
- Объясни мне конкретно, чего ты хочешь, Грозозвёзд, - попросил Штормогрив, поводя плечом. - Твои целители не обучатся даже основным навыкам, проведя в нашем племени один день. Каждый день выделять воинов, чтобы они устраивали им прогулки от границ и обратно, я не стану, у них есть дела и поважнее. В таком случае, сколько времени твои целители собираются провести в лагере племени Ветра?
"Как долго моим соплеменникам придётся кормить одиночку-дармоеда?"
Удивительно, но к Ореховнику у Штормогрива даже не было претензий. И, не веди Грозозвёзд дел с одиночками, скорее всего, глашатай легко принял бы его условия.

+4

29

— Племя Ветра не будет счастливо чужакам в своём лагере, но обижать твоих котов никто не станет. Если они будут вести себя достойно, разумеется. В ином случае, их сразу же проводят назад, домой, — кончик хвоста предводителя дёрнулся от подступившей волны раздражения, но он не произнёс не слова, глядя в жёлтые глаза Штормогрива и внимая его словам. С одной стороны, конечно, он, конечно, понимал опасения глашатая за своё племя, но с другой... что могли сделать совсем юный ученик целителя, лишившийся наставницы, и его немногословная помощница? При мысли о последней в груди Грозозвёзда предательски кольнуло, стоило ему вспомнить ночь после Совета и удивительные, слегка раскосые голубые глаза. —  Объясни мне конкретно, чего ты хочешь, Грозозвёзд. Твои целители не обучатся даже основным навыкам, проведя в нашем племени один день. Каждый день выделять воинов, чтобы они устраивали им прогулки от границ и обратно, я не стану, у них есть дела и поважнее. В таком случае, сколько времени твои целители собираются провести в лагере племени Ветра?
— Мои целители знают, как перевязать раны и почему не следует давать котам тисовые ягоды, — дёрнул плечом Грозозвёзд. — ты видел, скольких котов я лишился за последнюю луну, Штормогрив,«скольких котов лишился Серозвёзд. Лишился, прежде чем последовать вместе с ними в самую последнюю дорогу. » — пронеслось в голове у синеглазого кота, стоило ему вспомнить состояние Грозового племени, погибающего от неизвестной хвори. — великое Звёздное племя! Разумеется, я не собираюсь обременять племя Ветра двумя голодными ртами, которые даже не смогут охотиться и будут изнывать от постоянных взглядов на них, — взмахнул хвостом предводитель, на чьей морде явственно проступила досада. — Ветрогон - опытный целитель, пусть он посмотрит, чему именно им стоит выучиться и как часто нужно будет встречаться, какие приносить с собой травы и ягоды, чтобы не расходовать запасы племени Ветра; вы ежедневно патрулируете свои границы, как и мы. Я перераспределю свои патрули так, чтобы они выходили к этой границе к удобному для вас времени: утром, чтобы отдать вам их, вечером - чтобы забрать. Заодно племя Ветра сможет убедиться, что я, как и все мои соплеменники, включая целителей, более чем сыты по горло своими бедами, чтобы создавать новые, — кот поднял подбородок, не отрывая взгляда от Штормогрива. Ему было тяжело и неприятно признавать бедственное положение своего племени, вынуждающее его почти что умолять соседей о помощи, но ещё неприятнее было слышать о таком недоверии к тем, кто находился под благословением Звёздного племени, к целителям, которые поклялись не вступать в распри и ставить свой долг выше войн и неприязней. В один момент он вдруг захотел воззвать к тому факту, что Грозовым племенем никогда не двигали амбиции в ущерб здравому смыслу, но затем вспомнил слова Звездошейки, а после - их войну за земли. «Так вот каково наследие, оставленное мне?»

+4

30

Признание собственной слабости, как правило, не считалось чем-то предельно позорным в глазах Штормогрива. Но в контексте жалобной просьбы... он не мог понять, что чувствует по отношению к Грозозвёзду. Его подход не был похож на подходы Звездолёта или Когтезвёзда, и Штормогрив никак не мог взять в толк, чем подкрепляются его поступки. На первый взгляд, всё это казалось одной большой подставой: разжалобить чужого глашатая, всучить ему парочку лазутчиков-предателей и убить племя изнутри, лишив его целителя. А оправдаться перед племенами - дело плёвое. И, даже если это не сработает, доверяться и пускать в племена засланных учеников уже из племени Ветра, никто не станет.
Когда племён было четыре, и выживать было проще. Теперь же, когда пришло пятое племя и присвоило часть территорий себе, Штормогрив постоянно ощущал напряжение чужих котов.
"Значит, не смогли победить Небесное племя в войне, верно?" - Штормогрив тяжелым взглядом посмотрел на Грозозвёзда. "Хотите попробовать удачи у других границ? Это не так просто, как кажется. Даже без целителя наше племя значительно сильнее каких-то пришлых бродяг. Грозовым котам не одолеть нас ни в честном, ни в бесчестном бою".
Грозозвёзд сообщил, что его целители знают основы, и Штормогрив удивлённо приподнял брови.
- Я думал, что ты намерен отдать на обучение Ветрогону котёнка, едва ступившего на путь целителя и потерявшего свою наставницу. А ты хочешь, чтобы он обучал тех, кто уже знаком с основами и вполне способен лечить твоих соплеменников? - он задумчиво отвёл взгляд, пытаясь принять и понять странные замыслы грозового предводителя. - Целители встречаются раз в луну на Советах, да ещё и каждую ночь половины луны. Разве этих встреч недостаточно, чтобы обучить твоих соплеменников необходимым тонкостям?
Штормогрив взглянул на Грозозвёзда в упор. "Неловко получится, если после всех этих просьб ему придётся отменять свои планы. Ещё и Звездолёт скажет, что я потерял шанс для него подружиться с Грозовым племенем".
- Ладно, это не моё дело, - нехотя проговорил глашатай. - Если ты это делаешь, значит, должна у тебя быть какая-то причина. В завтрашний рассвет мы будем ждать твоих целителей на этом месте. На закате отправим их обратно с патрулём. Если кто-то из твоих воинов опоздает, им придётся искать дорогу домой одним.
Штормогрив не видел смысла пререкаться с чужим предводителем, когда главные в племени - Звездолёт и Ветрогон, уже всё решили. Ему оставалось только договориться с Грозозвёздом о сроках. Рыжий кот перевёл взгляд на брата. Вьюговей стоял рядом, плечистый, статный. Штормогрив дивился тому, каким повзрослевшим и представительным выглядит палевый воин из его племени. "Интересно, он смотрится как мой телохранитель или я смотрюсь как его телохранитель?"
Переведя взгляд на Грозозвёзда, глашатай неожиданно для себя приметил, насколько худ предводитель. "Если верить слухам про то, что все коты Ветра - тощие жерди, Грозозвёзд выглядит скорее как предводитель племени Ветра, чем Грозового. С другой стороны, Звездолёт тоже не напоминает увальня".
А вот Штормогрив с Вьюговеем вполне могли бы сойти за грозовых воинов, если не знать, к какому племени они принадлежат.
"Если бы Ветрогон был здоров, мы могли бы втроём быть главной боевой силой племени Ветра", - невзначай подумал он. Мысль была какая-то грустная, но Штормогрив лишь немного нахмурился.
- Тебе есть, что ещё сообщить мне, Грозозвёзд? - спросил он скорее из вежливости, чем из реальной надобности. Если предводителю необходимо донести до него какую-то информацию, он в любом случае её донесёт.

+3

31

— Я думал, что ты намерен отдать на обучение Ветрогону котёнка, едва ступившего на путь целителя и потерявшего свою наставницу. А ты хочешь, чтобы он обучал тех, кто уже знаком с основами и вполне способен лечить твоих соплеменников? — Грозозвёзд тяжёлым взглядом окинул Штормогрива. Неужели молодой глашатай действительно считал его за идиота?
— Если бы мои соплеменники страдали только от заноз в лапе, царапин на морде и белого кашля, я бы возносил молитвы Звёздному племени каждое утро и каждый вечер, — сдержанно ответил предводитель, чей хвост уже подёргивался от новой волны раздражения. В самом деле, кто, как не получивший тяжёлую рану, должен знать грань между обыденными обязанностями и подлинным врачебным искусством?
— Если ты это делаешь, значит, должна у тебя быть какая-то причина. В завтрашний рассвет мы будем ждать твоих целителей на этом месте. На закате отправим их обратно с патрулём. Если кто-то из твоих воинов опоздает, им придётся искать дорогу домой одним.
Тебе есть, что ещё сообщить мне, Грозозвёзд?

— Нет, Штормогрив, — уже куда более спокойным тоном отозвался светлошёрстный кот, стараясь спрятать под невозмутимостью колоссальное облегчение: его целители смогут обучаться у того, кто умудрён опытом, а значит, Грозовое племя будет жить. — мне остаётся только передать свою благодарность Звездолёту, Ветрогону и тебе. Доброй охоты племени Ветра, — наклонил голову Грозозвёзд, разворачиваясь и быстрым шагом направляясь к Черноносой. Дочь глашатая, слава предкам, решила не ослушиваться его приказа и дожидалась его там, где он её оставил. Тяжело вздохнув - воспитательный разговор задался не лучшим образом, - предводитель поманил её за собой, решив, что обговорит её поведение с Ежевикой лично.

»лагерь Грозового племени

+2

32

Распрощавшись с Грозозвёздом и проследив за тем, как он ушёл вглубь своих территорий, Штормогрив отошел от границ и нахмурился. Неторопливым шагом рыжий кот пошел прочь от помеченной линии, шагая бок о бок с братом.
- Что думаешь, Вьюговей? Ты сам всё это слышал. Я вот не знаю, что и думать. Может, у тебя есть какая-нибудь ясная мысль в голове? - глашатай мрачно качнул мохнатой мордой, ощущая, что его голову не покидает чувство, что их с братом обманули. - Я сам говорил о том, что в отношениях между племенами важна честность и умение признать свою слабость. Но Грозозвёзд... почему он говорил о своих соплеменниках, как о каких-то старых развалинах, болеющих смертельными болезнями всех сортов и вариаций? Если его племя ранено, что ему нужно, кроме простых повязок, чтобы остановить кровь? А если его племя подхватило какую-то страшную инфекцию, хмм. Тогда его посланники вполне могут занести эту гадость в наше племя. Что прикажешь решать, Вьюговей? Я в растерянности.
"Если с племенем что-то случится, виноват будешь только ты, Штормогрив. Упустил, не доглядел. Во-первых, они могут убить Ветрогона. Во-вторых, могут занести в племя болезнь. В-третьих... а что в-третьих? В конце концов, этот предводитель вполне может блефовать. Быть может, никто в его племени и не болеет, а подставные целители нужны только для того, чтобы разведать обстановку в племени Ветра и выбрать лучшую тактику для нападения".
- Придётся смириться и действовать так, как приказывают Ветрогон со Звездолётом, - вздохнул он, глядя на лапы Вьюговея. - Увы, я не предводитель, чтобы решать это самостоятельно. Но если случится так, что Грозовое племя действительно нападёт на нас, или же другая беда... есть вероятность, что вести племя придётся мне.
Он поднял взгляд, встретившись своими рыжеватыми глазами с небесно-голубыми очами брата. "Интересно, Вьюговей чувствует ту же тревогу, что и я? Скорее всего, я преувеличиваю. Мои опасения беспочвенны. Но если я окажусь прав... нет, лучше бы я не оказывался прав".
- Вьюговей, если племя Ветра будет в опасности... тебе хотелось бы стать его глашатаем?
Вопрос дался нелегко, так как Штормогрив с трудом представлял себя предводителем. Да, норов у него что надо, хватит пыла решать всё за всех. Но хватит ли мудрости поступить правильно? Ветрогон со Звездолётом полны мудрости, он же - юный исполнитель их дел. Ему далеко до них. Если глашатаем станет столь же юный Вьюговей, с одной стороны, Штормогрив будет всецело доверять ему и чувствовать рядом с собой надёжный бок. Но с другой... хватит ли у двух молодых котов зрелого опыта, чтобы принять правильные решения и не загубить племя Ветра?
Штормогрив верил в своего брата и считал, что тот гораздо мудрее него самого. Поэтому и решил спросить, какова точка зрения палевого воина.

+2

33

Вьюговей дёрнул усами и посмотрел на подходящего Грозозвёзда. Не секунду палевому стало не по себе: грозовой предводитель мог услышать сомнения относительно искренности мотивов соседей. И не то, чтобы Вьюговея тревожило чужое мнение на этот счёт – просто он почувствовал себя так, будто бы его застали за котячьими проказами. Удивительно, но разве в детстве он испытывал подобные чувства?
Воитель уже было собирался отойти, чтобы не мешать Штормогриву и Грозозвёзду обсуждать дела насущные, но почувствовал мягкое прикосновение брата и, прижав уши, посмотрел на огненно-рыжего кота. А затем едва заметно улыбнулся и кивнул. Он останется и послушает то, о чём же будут говорить две главенствующие частицы разных племен. Глашатай и предводитель.
Если бы Вьюговей знал, что изначально разговор будет проходить в напряжении, он бы подготовился заранее. Здесь же все происходило слишком быстро, местами резко, отчего воитель то и дело прижимался теплым боком к Штормогриву, пытаясь намекнуть на то, что в случае любой опасности он, несомненно поддержит его, будет рядом. Но в разговор не вмешивался – не его это дело. По крайней мере, не сейчас.
Когда Грозовой предводитель закончил разговор и, поблагодарив брата, ушел, Вьюговей прикрыл глаза и выдохнул, благодаря предков за то, что все закончилось. Он очень переживал, что разговор может перейти из простого обсуждения в драку. И пусть Вьюговей прекрасно знал, что брат его не поступит так – Грозозвёзда кот не знал. Да что уж там, он не мог похвастаться тем, что прекрасно знает, что находится в голове у любого кота из чужого племени. Недоверие, поселившееся в душе еще с детства, время от времени давало о себе знать. Тем не менее, сделанного уже не воротишь.
- Я думаю, Штормогрив, мы должны дать им шанс, - мрачный вид огненного кота не давал покоя Вьюговею, но он не замечал, как и сам опустился в омут мрака. То и дело оглядываясь назад, палевый кот продолжал ненавязчиво касаться своим боком бока Штормогрива. Он ещё рядом.
- Не один Грозозвёзд сообщил на Совете, что в его племени бесчинствует нечто, убивающее котов. Если всё настолько серьёзно, болезнь дойдёт и до нас. Конечно, если уже не настигла наше племя. Скажи, ты не замечал ни у кого из котов Ветра подкосившегося самочувствия? Или, может быть, что-то странное в поведении?
Вьюговей говорил медленно, задумчиво, а сам смотрел под ноги. Всё же, несмотря на то, что Шрамовник прижал его на Совете, обрывки некоторых диалогов палевый всё же услышал. И, если быть честным, ему эти известия совсем не понравились.
- Кто-то разнёс по лесу болезнь, и она может ухватить за хвост каждого. Тебя, меня, Звездолёта, отца. Любого. И это не будет зависеть от того, привёл ли ты чужих целителей в племя или нет. Кто знает, возможно, скооперировавшись с другими, Ветрогон сможет понять, что же происходит в лесу, а я верю, что он сможет...
Вьюговей прервался, не в силах продолжать свою мысль. Не хотелось бы думать о действительно грустных вещах, однако мысли были неподвластны палевому целителю.
Ему показалось, что ветер стал ледяным. Показалось, что отовсюду пахнет мертвечиной. Помотав головой, Вьюговей лишь сильней вжался в бок Штормогрива и перевёл дыхание. Ему просто показалось.
- Вьюговей, если племя Ветра будет в опасности... тебе хотелось бы стать его глашатаем?
- Что? – тут же отреагировал кот и остановился, смотря огромными голубыми глазами на брата. А затем нервно рассмеялся.
- Ну, что значит, хотелось бы мне стать глашатаем? А куда ты... Подожди, под «вести племя» ты имеешь в виду?.. – кот нахмурился и потупил взгляд. Решения, а особенно такие серьезные, давались Вьюговею нелегко, но, тем не менее, воитель прекрасно понимал, что хотел сказать Штормогрив.
«Если племя Ветра будет в опасности, и Звездолёта убьют, хотелось бы тебе стать глашатаем, так?»
- Я хочу защитить своё племя, Штормогрив, - уверенно ответил он и снова заглянул в глаза брата, - И я пойду на любой шаг, чтобы защитить свой дом. Я сделаю это любой ценой. Я буду готов стать глашатаем.

лагерь.

Отредактировано Вьюговей (2018-01-11 17:57:26)

+3

34

Штормогрив заметил, что Вьюговей относится к ситуации гораздо мягче. Ещё и несколько неправильно понял слова глашатая, а может, просто растерялся. Рыжий кот покачал головой, вздыхая.
- Не забывай, что от неизвестной болезни пострадало и наше племя. И я говорю вовсе не про неё, так как всем известно, что она хватает котов за горло, и никакой целитель им уже не поможет. Я говорю о том, что возможно, они притащили в свой лагерь какую-нибудь другую инфекцию, и надеются найти спасение от неё в нашем лагере. В этом случае, пускать их в племя... - Штормогрив остановился, чувствуя накатывающую моральную усталость. - Ладно. Не важно. Я всё равно уже согласился пустить этот сброд на нашу территорию. О, предки. Сначала Мегера, теперь грозовые голодранцы. Если так будет продолжаться и дальше, я рискую войти во вкус и начать собирать несчастных и обездоленных всех мастей и сортов.
Штормогрив обогнал Вьюговея, понимая, что тот не сможет унять его смятение. Проще было выкинуть всё из головы и насладиться пролетающим мимо морды снегом. Зачерпывая лапами охапки и раскидывая их в стороны, представляя себя сильным и мощным зверем, прокладывающим звериную тропу среди сугробов.
Вьюговею действительно стоило стать глашатаем. Он куда рассудительнее Штормогрива, и принимать важные решения такому, как этот палевый кот, будет куда проще, чем его рыжегривому брату.
Штормогрив кивнул Вьюговею на его согласие стать правой лапой племени, если со Звездолетом случится беда, и пошел дальше, разгребая снег лапами и плечами.
Ближе к лагерю, братья почувствовали чужой запах и увидели кровавый след, тянущийся к их родному дому. Штормогрив тут же вздыбил шерсть и бесновато огляделся, выискивая невидимых врагов.
- Запах чужака ведет в наш лагерь! - сердито взревел он, выпуская когти и раздирая кровавое пятно на снегу. - Надо узнать, что случилось. Пошли скорее, держи клыки и когти наготове.
Чувствуя закипающую в глотке ярость, Штормогрив напряг мышцы и рванул к дому, разбивая плечами сугробы и раскидывая снег, словно ураган во плоти. В вопросах безопасности племени Ветра он, безусловно, чувствовал свою ответственность. А горячая голова нередко предлагала ему вариант жестокого нападения на любого обидчика соплеменников.
"Судя по запаху, ранения есть и с нашей стороны, и со стороны чужака. И этот запах... Мегера! Она точно в этом замешана. Два других запаха так перемешались... или три? Нет, два. Р-р-р".
Сгорая от неопределенности, Штормогрив ускорился, едва не оставляя брата позади. К счастью, снежные завалы помешали ему это сделать. Зато Вьюговей мог спокойно пройтись по расчищенной его пылким братом дороге.
---> Главная поляна

+2

35

------->Главная поляна
Смятение. Неудовлетворенность. Усталость. Все эти три качества валились тяжелым грузом на широкие плечи Клока Кометы. Он столько наслушался за этот вечер и пережил, что, в принципе, хотелось побыстрее закончить с делами патрульными и откланяться обратно в лагерь. Там хорошенько выспаться и потом, с чистой головой, приступать к своим прямым обязанностям предводителя. И первое, что он хотел бы сделать - решить вопрос с Ликорис. Она действительно напрягала Клока Кометы своим чересчур добрым отношением к ветрякам. Зачем оно ей?
- Почему я должен ей верить, Шептун? Чем она заслуживает нашего одобрения? - не унимался предводитель. Его движения уже были не такими резкими и агрессивными. Скорее даже усталыми, - Такие как она - в два укуса приговорили двух сильных воителей к смерти, так отчего мы должны ей доверять? Каковы ее мотивы, скажи мне? Я не имею права на ошибку, понимаешь, - Клок Кометы тревожно взглянул на глашатая, а затем вновь нахмурился.
Перебирая лапами, он медленно тянулся вдоль границы с Грозовыми, проверяя наличие свежих меток и сохранность границ. Еще раз взглянув на молчащего Шептуна, предводитель на секунду задумался. "А он-то мне верит? Я перед ним тут душу изливаю, мышиные потроха!"
- Ты не веришь мне, - выпалил Клок Кометы, параллельно с этим делая метку на одном и кустиков вереска, - как Дурман и та добрая половина племени. Доказательств нет.
Клок Кометы ссутулился и распушился. Что ж, если оно и так, предводитель не мог остановить этот процесс. Он бы и сам не поверил, если бы не оказался сам в эпицентре этих событий. А что такое глашатай, который не верит в предводителя? Верно. Попахивает горячим. Вообще, Клок Кометы мог доверять Шептуну. Он не раз убеждался в его справедливости, честности и вере. Но сегодня будто что-то перевернулось. Со сменой имени пришла и смена мыслей. Тот ворчливый, уверенный Соломник остался где-то позади, уступая место смятенному, тревожному Клоку Кометы. Не так себе представлял двадцатилунный зазнавшийся Соломник предводительские деньки. И уж точно не таким видел свое представление перед племенем Ветра в новом, предводительском образе. Клок Кометы закинул эти мечты глубоко в под ребра и тщательно скрывал за обыденными обязанностями. Но сердце-то не обманешь. "Ты сам к этому пришел."
- Как будто я хотел этого. В мои-то луны, - пялясь в землю, пророкотал Клок Кометы. Он очень надеялся, что Шептун не станет ворошить прошлое и не заденет его самой популярной историей его биографии. Все же, новопровозглашенный глашатай казался куда умнее Дурмана, который в любой стычке не забывал ткнуть мордой в дерьмо, припоминая ошибки молодости.

Отредактировано Клок Кометы (2018-07-06 01:18:49)

+3

36

Главная Поляна ------>

Знакомое ощущение. Вне лагеря, вне родного дома, было так хорошо, так приятно, так спокойно. Никаких разговоров, косых взглядов соплеменников, чужого присутсвия, прикосновений. Нет, Шептун любил Племя, всем сердцем - но по настоящему счастливым он чувстовал себя лишь когда был совсем один, посреди родных степей, где спутницей ему было лишь небо. Ох и влетало ему в детстве, когда он сбегал из палатки по ночам...
Они шли до границы молча, отчего это приятное чувство одиночества вернулось к пятнистому, дало такой желанный покой.
Но всему хорошему приходит конец.
- Почему я должен ей верить, Шептун? Чем она заслуживает нашего одобрения? - Шептун посмотрел на Клока Кометы. Он устал. Сейчас бы им лучше отдохнуть, а не истощать себя дальше, но долг есть долг. - Такие как она - в два укуса приговорили двух сильных воителей к смерти, так отчего мы должны ей доверять? Каковы ее мотивы, скажи мне? Я не имею права на ошибку, понимаешь.
Шептун молчал, не сводя внимательного взгляда с Клока Кометы. Ему так хотелось самому иметь ответы на эти вопросы. Чтобы какая-то божественная мудрость свыше пришла и поснила, как сделать всё правильно. Но Шептуна не взяли в ученики целителя, хотя он так этого желал, его не навещали звёзды во снах, хотя он так этого просил. Его вера строилась на чистом упрямстве и отчаянии. Я должен что-то сказать. Сам, без их помощи. Шептун уже было приготовился говорить, как С... Клок Кометы продолжил.
- Ты не веришь мне. Как Дурман и та добрая половина племени. Доказательств нет.
Это отняло у Шептуна все возможные силы сказать хоть что-либо. Потому что это было правдой. Шептун не стал это скрывать, прятать взгляд, переводить тему. Он просто продолжал смотреть на Клока Кометы с виной и согласием. Да. Да, Предки возьми, он был прав. Но одновременно...
Шептуну хотелось верить, что перед ним не был лжец. Что ври Клок Кометы, он бы не выглядел таким же потерянным, таким... другим. Не собой.
- Как будто я хотел этого. В мои-то луны.
Ты должен что-то сказать.
Шептун часто когда не знал, что говорить, поступал самым простым образом. Говорил правду.
- Я не поверил бы, и будь на твоей с-стороне доказательс-ства. Наш предыдущ-щий Предводитель имел знаки от целителей, вс-се возможные права, но... Но итог мы видели. Эта рана ещ-щё свеж-жа. - Возможно, всё было бы намного легче, если бы я позволил Дурману совершить свой удар. Но легче не значит правильнее. - Это не значит, что я тебя ос-ставлю. Я... Я в смятении, но я буду пытатьс-ся сделать вс-сё, чтобы моё обещ-щание исполнилось. Я буду пытаться не подвес-сти твою веру, Клок Кометы. С-соломник. Не важно. Я буду твоим глаш-шатаем, и если вс-сё это окаж-жется лож-жью, пускай. Мне нечего терять. У меня нет с-семьи, и нет корней и нет тех, кто будет по мне горевать, а Племя... оно будет потеряно, ес-сли мы продолж-жим бездействовать. А ты предлагаешь дейс-ствие. Какое-никакое.
Шептун встал на лапы и двинулся к меткам. Мысли были свободнее и не сбивались в кучу, когда лапы заняты делом.
- А Ликорис-с... Она была без прис-смотра и дозора с нами с-столько лун. Она видела, как мы разбегались в разные концы наш-ших земель. Как мы были разобщены. Она с-свободно гуляла по нашим землям... - Шептун принюхался. Так, вон там метка стоит внимания. - Но одиночки, когда атаковали, соверш-шили это одним патрулём. Они будто... разведывали территорию. Будто у них не было информатора с-среди нас.
Шептун прикрыл глаза. Они будут думать, что я защищаю её, потому что сам имею кровь одиночек. Какая ирония, что это ложь, что я выродок домашнего. Воитель не любил хитрить, но эту тайну твёрдо намеревался унести с собой к Звёздам. Возможно, моё поведение позволит и дальше держать эту ложь.
- Нам с-стоит занятьс-ся одиночками. И я говорю не только про Ликорис, но и про Мегеру. Рассказать им о Предках. О наш-шем укладе. О границах, других Племенах... - Не могу представить, сколько конфузов уже возникло из-за их незнания. - Дать им нас-ставника, это обычная практика. Проблема в том, что ес-сли Ликорис мы мож-жем прогнать - пус-скай от нас много воителей... и даж-же учеников с-сбежало, да, мы мож-жем ею пож-жертвовать, то от Мегеры мы завис-симы.

+2

37

Клок Кометы практически безразлично взглянул на Шептуна. Только услышав слова о том, что предположения были верны и многие, в том числе и сам глашатай, считали ситуацию абсурдной и лживой, предводитель поежился и прижал уши к затылку. "Еще б они тебе поверили. Дерьмо."
- Это не значит, что я тебя ос-ставлю. Я... Я в смятении, но я буду пытатьс-ся сделать вс-сё, чтобы моё обещ-щание исполнилось.
"Вот как..." - обреченно подумал кремово-палевый.
- Я буду пытаться не подвес-сти твою веру, Клок Кометы. С-соломник. Не важно. Я буду твоим глаш-шатаем, и если вс-сё это окаж-жется лож-жью, пускай.
"Почему? Зачем?" - недоуменно вторил внутренний голос.
- Мне нечего терять. У меня нет с-семьи, и нет корней и нет тех, кто будет по мне горевать, а Племя... оно будет потеряно, ес-сли мы продолж-жим бездействовать. А ты предлагаешь дейс-ствие. Какое-никакое.
Бежевый поднял голову и заглянул прямо в глаза Шептуну. Вся прежняя ворчливость и наплевательское отношение куда-то улетучились, сменившись на растерянность. Продолжая медленно двигаться вперед, Клок Кометы даже не возымел желания продублировать метки, оставляя всю работу на глашатая. Сейчас не было желания что-то делать.
-Я... я... мне...Зачем тебе это все? - не находя нужные слова начал Клок Кометы, - Спасибо, - за что он благодарил Шептуна? Что он попытается ему поверить? Возможно. Но ясно было одно - лидерство придется доказывать. Вспомнив Дурмана, Клок Кометы ощетинился и обнажил зубы, - Если бы ты не остановил Дурмана, этот глупец получил бы свое, взамен на вашу веру. Вы бы поняли, вы бы все поняли, что я не лжец, черт возьми! - повышая голос отчаянно продолжил предводитель. Он уже и сам начал терять веру в будущее. Словно это все было какой-то ошибкой. Но нужно было идти вперед. Нужно было спасать племя, так стремительно упавшее мордой в грязь. И Клок Кометы не желал такой участи ветрякам. А значит необходимо было собраться с силами и превозмочь себя и свои принципы. Вопреки всему и всем - действовать.
- Мне жаль, Шептун, - стараясь успокоиться, пророкотал предводитель и отвел голубой взгляд в сторону, - ты в праве сам решать - чему верить, а чему нет. Я пойму. И они, - Клок Кометы указал в сторону лагеря, имея ввиду соплеменников, - поймут.
Клоку очень хотелось верить, что Шептун действительно примет его сторону, но... Всегда есть это проклятое "но". "Что делать, если правду знает всего лишь два кота? И ни одному из них нельзя раскрыть все факты. Я в дерьме. "
Слова глашатая о Ликорис немного взбодрили предводителя. Раз тот перешел к делам обыденным, стало быть, действительно готов к сотрудничеству. Нехотя согласившись, кот коротко кивнул в знак согласия. Но так просто одиночку он не оставит. После патруля непременно будет разговор по душам. Уж тут в своем лидерстве Клок Кометы не сомневался. Для одиночки он твердо предстанет полноправным предводителем. Не ее ума дело при каких обстоятельствах он им стал. Бывшее имя даже начинало раздражать, напоминая о прошлом, о лжи, окутавшей все тело.
- Нам с-стоит занятьс-ся одиночками. И я говорю не только про Ликорис, но и про Мегеру <...> Проблема в том, что ес-сли Ликорис мы мож-жем прогнать - пус-скай от нас много воителей... и даж-же учеников с-сбежало, да, мы мож-жем ею пож-жертвовать, то от Мегеры мы завис-симы.
Полосато-кремовый приостановился. Шептун говорил чистую правду. Давящую на уши, но правду. Раз уж встал одной лапой на Скалу, то становись второй на свои прямые обязанности. А с одиночками действительно нужно было что-то делать. С одной стороны, одиночки разбавляли чистую кровь воителей, плодя грязнокровок. Хоть этот факт абсолютно не тревожил Клок Кометы, другие же племена, узнав такое - примут за слабость. Значит в племени не достаточно ветряных, что добирают со стороны. С другой же стороны, это какой-никакой приток сил и свободных лап - если правильно втолковать закон и здешние порядки.
- С Ликорис нам предстоит долгий разговор. Я не оставлю ее на территориях без весомой причины. Что же до Мегеры. Одному  Ветрогону вестимо, что делать дальше. А его состояние... ты сам видел. Я постараюсь в ближайшее время пойти к Лунному Камню, - предводитель осекся и замолчал. "А они снова мне не поверят," - не один, конечно же. Правда, если предки не захотят еще раз дать знак не понять кому. У нас даже проводника к Звездному племени нет.
"Как я вам это все объясню?" Подставлять Высверка предводитель не собирался. Это было бы грязной игрой с его стороны. Пусть либо сам рассказывает, либо дальше держит язык за зубами. А Клок Кометы разберется. Как-нибудь, да разберется. Не в первый раз падать.

Отредактировано Клок Кометы (2018-07-09 02:48:15)

+2

38

- Я... я... мне...Зачем тебе это все?.. Спасибо.
Воитель кивнул, искренне надеясь, что Клок Кометы понял, что он имел в виду. Напал или пропал, так говориться? Если даже такой осторожный кот как Шептун готов рисковать всем, что у него есть - значит, дело действительно дрянь. Сомнения назад, время делать дела, столько всего...
- Если бы ты не остановил Дурмана, этот глупец получил бы свое, взамен на вашу веру. Вы бы поняли, вы бы все поняли, что я не лжец, черт возьми!
- Это было бы убийством.
Забавное зрелище. Чуть не сорвавшийся на крик Клок Кометы и едва произносящий слова Шептун - и оба на грани отчаяния и понятия не имеют, что делать.
- С Ликорис нам предстоит долгий разговор. Я не оставлю ее на территориях без весомой причины. Что же до Мегеры. Одному  Ветрогону вестимо, что делать дальше. А его состояние... ты сам видел. Я постараюсь в ближайшее время пойти к Лунному Камню,
- Мегера не похож-жа на того, кто готов принять веру - долж-жно случитьс-ся нас-стоящее чудо для такого. - Шептун был склонен верить в чудеса, но даже тут он был настроен скептически. - Нам... Племени нуж-жен целитель, который верит. Ес-сли Ветрогон болен телом, Мегера с-сможет его с-спасти, Предки, она в этом хороша. Но, похоже, тут дело...
Пятнистому воителю было даже... несколько больно об этом говорить. Где-то там, в лагере, был кот, который вытащил его с того света, дал ему надежду, веру - и он, Шептун, не может помочь ему в ответ. Ничем. Ни мудрым словом, не знанием чужих душ, ни целебными силами.
Мы могли бы попросить её обучить ученика перед своим... уходом... Он уже думал так, будто Ветрогона нет. Кот отвёл взгляд и зажмурился. Ему было стыдно смотреть кому-либо в глаза. Ему было отвратительно от самих этих мыслей.
- не один, конечно же. Правда, если предки не захотят еще раз дать знак не понять кому. У нас даже проводника к Звездному племени нет.
- Ты ж-же... ты ж-же как-то добралс-ся, - Предположим. - ...И кого думаеш-шь брать с собой?

Отредактировано Шептун (2018-07-14 23:17:38)

+3

39

- Это было бы убийством, - Клок Кометы недовольно переглянулся с глашатаем и томно вздохнул.
- А ты видишь какой-то еще выход? Глянь на ополоумевшего Ветрогона, неверующую Мегеру. Что мне-то делать? - в словах предводителя была безысходность. Она полностью окутывала его сознание и плотно вгрызалась под корку, - Я безмерно благодарен за оказанное тобой доверие. Хотя, это не доверие даже... Ты понял, в общем.
Глухо прорычав, Клок Кометы продолжил двигаться вперед. Наконец, границы с Грозовым племенем сменялись бескрайними просторами нейтральных земель. Предводитель осторожно пометил еще пару кустов вереска, параллельно с этим вслушиваясь в слова Шептуна.
- Мегера как была душой ручной киской, таковой и осталась. Я почему-то уверен в этом. Не знаю, что держит ее в племени. Может заинтересованность в лекарстве, может преследует какие-то корыстные цели. Цап ее знает. Но на самотек все спускать нельзя. Племени нужны целители. Верующие целители. Я не уверен, что Ветрогон придет в прежнюю форму. Хоть и не скрою, я надеюсь он выкарабкается. Но сам видишь в каком он плачевном состоянии. Тут никакие лекарства не помогут. А семью с Звездного племени не вернешь, - Клок Кометы на мгновение взглянул на небесную гладь и вспомнил Степную Звезду. Его хрупкую, невероятно сильную духом Степь. "А вас не вернешь. Ни-ко-го."
- Ты ж-же... ты ж-же как-то добралс-ся ...И кого думаеш-шь брать с собой?
Предводитель устало кивнул.
- Тебя, - коротко пробасил кремово-полосатый и взглянул прямо в глаза Шептуну, - Чтобы вершить дела нам придется найти общий язык. И, надеюсь, Звездные предки помогут открыть тебе глаза на правду. Мне не нужен глашатай за плечами, который не доверяет любому моему слову, - "Хотя у тебя на это есть причины. У всех на это есть причина." Но Клок Кометы осознавал, что даже если бы он вернулся в прошлое и мог бы все исправить... Он бы не исправил. Без того важного ценного урока он не стал бы тем, кем сейчас является. Хотя, признаться честно, должность предводителя сдавливала горло не хуже тех самых соплеменников, что в свое время приструнили амбициозного Соломника.
Сделав последнюю метку, предводитель тряхнул мордой и негромко закончил:
- Что ж, похоже с границами все в порядке. Возвращаемся? - кремовый опустил хвост и провел взглядом местность. Воздух был пропитан Небесными. Но предводитель не принял этот факт во внимание, скинув все на переменчивое направление ветра. "Им-то тут что делать."
Медленно развернувшись, он направился в сторону лагеря. К счастью, разговор с Шептуном был сведен в положительную сторону и Клок Кометы не ошибся в нем.
---------->Главная поляна

+3

40

- А ты видишь какой-то еще выход? Глянь на ополоумевшего Ветрогона, неверующую Мегеру. Что мне-то делать?
Оставаться верными закону. Почему-то Шептун не мог сказать это вслух. Он не жалел о своём выборе, но понимал, почему кто-либо другой мог жалеть.
- Я безмерно благодарен за оказанное тобой доверие. Хотя, это не доверие даже... Ты понял, в общем.
- Да, - я тоже благодарен тебе. Как бы странно это ни было. Не каждый смог бы вот так спокойно отреагировать на признание о сомнении.
- ...Племени нужны целители. Верующие целители. Я не уверен, что Ветрогон придет в прежнюю форму. Хоть и не скрою, я надеюсь он выкарабкается. Но сам видишь в каком он плачевном состоянии. Тут никакие лекарства не помогут. А семью с Звездного племени не вернешь.
- Мож-жно было бы попросить Мегеру обучить ученика. Ос-сновам, знаниям. Оставш-шуюся часть обучения он мог бы пройти у целителей из с-соседних Племён. Я с-слышал, такое возмож-жно. В теории.
Новость о походе к лунному озеру... взбудоражила. Поход в лунное озеро? Со мной? О, это было будто рождество. Будто миллион, упавший с неба. Самый желанный, самый...
Невероятный подарок.
Шептун всегда пытался в своих успехах и неудачах видеть знаки Предков. С переменным успехом, но чаще - весьма отрицательным. Поэтому пятнистый был благодарен уже за то, что выжил. Какой-никакой знак. А тут! Настоящий поход, настоящая... Зная мою удачу, луна будет затянута тучами в ту ночь. Или ещё что. Но верить хотелось - и Шептун продолжал верить.
- Что ж, похоже с границами все в порядке. Возвращаемся?
- Пос-смотрим, что натворилось за время наш-шего ухода, - попытался пошутить Шептун, но осёкся. Тенденции последних дней реально показывали, что стоит покинуть лагерь, так сразу начинается всякое... всякое. - Кхм. Веди.
Будем надеяться, там никто не устроил самосуд для Ликорис... И что отряд уже вернулся из тоннелей. Шептун поднял взгляд на небо. Вечереет, но на тренировку времени останется. Уверен, Уголёк будет рада...

------> Главная поляна

Отредактировано Шептун (2018-07-26 18:20:38)

+2


Вы здесь » cw. дорога домой » границы » грозовое и ветра