cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
КЛЕНОВЫЙ
тонкий расчет
СЕРЕБРО ЗВЁЗД
на вершине Олимпа
ОЦЕЛОТКА
запоминающийся дебют
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +24, пасмурно, душно
В игре
Кашель отступил, но в лес нагрянули новые напасти.

В Сумрачном племени котята становятся оруженосцами, а Ольхогрив берёт себе новую ученицу, Ивушку. Однако не всё так безоблачно - на территории племени Двуногие начали расставлять капканы, от которых уже пострадали несколько котов. Тем временем внутри племени далеко не все коты довольны правлением Когтезвёзда - не является ли это предвестием скорой бури? Просто ли жара донимает земли племени, или это знак Звёздных предков о том, что что-то неладно?

Речное племя, наконец, смогло вернуться в свой лагерь, для этого даже не пришлось сражаться, но всё ли так просто? Едва отбившись от двуногих, разогнавших банду, Серебро Звёзд должен решить множество проблем, и первая из них - как смогут ужиться речные коты с теми, кто против своей воли оказался в лапах изгнанников? Все речные котята выросли вдали от родного племени - смогут ли они стать достойными речными воителями? И теперь, когда Клоповник покинул племя, ситуация стала ещё тяжелее.

Племя Ветра решает исследовать найденные туннели, но это оборачивается гибелью нескольких воителей. Кто-то смог спастись, но ходы вывели уцелевших на земли соседей, чему вовсе не обрадовались Грозовые коты. Не станет ли это причиной нового конфликта? Тем временем Ветрогон посвящает в ученицы целителя бывшую одиночку, Мегеру, но что будет с племенем, где ни целитель, ни его ученица не разговаривают с предками?

Грозовое племя наслаждается тем, что в их лагере наконец-то стало просторно, но все ли проблемы решены? Что делают на их территории коты из племени Ветра? Не станут ли туннели слабым местом в обороне Грозовых котов? Наконец, и самое мирное время не обходится без смертей - и одна из королев умирает, дав жизнь долгожданным котятам, однако и это не единственная смерть в племени.

Небесное племя отныне не так уж дружелюбно к одиночкам и прогоняет тех, кто пришёл присоединиться к нему. Но у Звездошейки есть и другие заботы - множество посвящений, защита племенных границ и в особенности - тех, что появились недавно благодаря захвату нейтральных территорий. Племя растёт и крепнет, но долго ли продлится такая стабильность, надолго ли хватит сил у самого молодого племени леса - особенно с учётом новой пропажи воителя?

Банда распалась благодаря Двуногим, совершившим нападение на лагерь. Часть её членов была захвачена, кто-то погиб... Некоторые смогли освободиться из плена, но теперь их судьба - в лапах Серебра Звёзд и бывших соплеменников, которые отнюдь не намерены прощать.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » границы » речное и сумрачное


речное и сумрачное

Сообщений 1 страница 20 из 52

1


http://sf.uploads.ru/Jlhi8.png


0

2

начало игры
День выдался слишком прекрасный. Солнце поднялось над горизонтом и освещало своими приятными и вездесущими лучами территорию речных котов, словно восхваляя их, заставляя солнечных зайчиков играть в шерсти направлявшихся на границу воителей. «Знала бы природа, что творится в племени, вероятно, не была бы такой прекрасной», — подумал кот и поморщился от неприятного ощущения внутри себя. Думать о произошедшем не хотелось совершенно, но мысли так или иначе лезли к этому запретному для размышлений плоду, стремясь всё же разворошить всё и порассуждать на эту тему. Думающий кот — несчастный кот. Такой вывод сделал для себя речной воитель и с горестью вздохнул.

Кот бросил взгляд на находившихся рядом с ним соплеменников и понял, что, в общем-то, речные делают всё правильно. Нельзя в такое тяжкое время разбиваться на несколько лагерей. Сила в сплочении и только в нём. Только собравшись вместе и можно устоять против любой бури. Иначе никак. Во всяком случае, Аконит так считал. Так ли оно было на самом деле сказать было трудно, поскольку никто ещё особо не успел отойти от преступления, совершённого, как казалось, преданным воителем и даже глашатаем! Кто-то говорит, что сильнее всего ранят те, кто находятся ближе всех. Впрочем, так оно и было на самом деле: второй по главенству кот в племени сделал непоправимое и оставил огромный шрам в душах всех соратников.

Но жизнь продолжается. Правда, без верхушки как таковой. И в этом заключалась главная проблема. Ни предводителя, который бы мог указать на наследника-глашатая. Ни этого самого наследника, который мог бы занять опустевшее место главного в Речном племени кота. Как речные будут справляться с этим? Время и, скорее всего, Звёздные предки подскажут, что делать. В любом случае, как считал непосредственно Аконит, предводительствующее место будет занято кем-то из числа старших воителей. На то они и старшие воители, верно? Что до рыжеглазого, то сам кот отказался бы от должности, будучи убеждённым, что это не для него. Он может служить верой и правдой, но вести за собой целое племя... его сердце вряд ли выдержит такую нагрузку. Столько жизней зависит от твоих решений.

— Не знаю, как вы, а я б с огромным удовольствием порыбачил для племени, — поделился своим настроением с соплеменниками полосатый, возводя голос мечтательно-задумчивый тон. Если быть откровенно честным, то Аконит не хотел показывать то, что ему тяжело смириться с произошедшим. Он тоже часть той опоры, на которой держится племя, так что стоило, как говорится, не вешать нос и вселять в родных и близких мысли о том, что и с этой напастью коты справятся.

+2

3

Главная поляна —►

Серебряк неторопливо семенил поодаль соплеменников, с наслаждением вдыхая запах родных земель. После всего произошедшего, осознание того, что всё позади, особенно грело душу. И пускай будущее казалось смутным и неясным, одно было известно точно - хуже, чем тогда, уже не станет однозначно. В какой-то момент кот резко остановился, а затем настороженно прислушался к звукам леса, будто бы опасаясь, что призраки прошлого мрачной тенью выступят из-за деревьев, вновь принеся с собой весь пережитый кошмар. Но призраков не было – затаив дыхание, Серебряк услышал лишь журчание рек да тихий шелест свежей листвы. Пятнистый воин покачал головой, словно коря себя за собственную глупость, и вновь продолжил путь.
Не знаю, как вы, а я б с огромным удовольствием порыбачил для племени - нарушил молчание Аконит, и соплеменник коротко кивнул, соглашаясь с воителем.
- Да, еда нам нужна как никогда - ответил Серебряк, и нотка горечи прозвучала в его словах. Речное племя всегда славилось обилием пищи, ведь даже в голодные луны Голых Деревьев рыболовы горделиво демонстрировали соседям довольный и откормленный вид. Сейчас же куча с едой была пуста, воины подавлены и растеряны, но что самое ужасное - в сердцах каждого из них зародился холодный страх предательства.
Преодолев берёзовую рощу, отряд Речных котов оказался на границе с племенем Теней - их ближайшими соседями. Серебристый воин встал у самой кромки воды, тщательно обнюхивая каждый кусочек границ, но никаких посторонних запахов не обнаружил - Сумрачные коты, слава Звёздному племени, о проблемах другого клана не знали - иначе бы точно попытались отцапать кусок земель. Хотя, какой Теневым воинам прок от рек и озёр - лягушек-то тут не водится, да и солнца несравнимо больше, чем в мрачных густых ельниках - расплавятся ещё. Серебряк усмехнулся в усы, а затем вскинул голову и сосредоточенно всмотрелся в глубь тенистого леса, но никаких признаков соседского патруля не заметил. То и лучше - нечего им видеть непривычно исхудавших Речных воинов, вот к Совету они успеют вернуться в былую форму - тогда пусть и смотрят.
Напоминание о собрании племён вновь заставило Серебряка задуматься о сложившейся ситуации. Кто поведёт племя? Кто будет держать слово в ночь полнолуния? Что, если Звёздное племя не пошлёт знака и вовсе оставило их, бросив на произвол судьбы, будто непутёвая мать-кукушка? Ведь как бы взрослый кот не пытался отгонять все эти мысли, они никогда не исчезали насовсем, лишь изредка отступая назад и скрываясь в глубинах подсознания.
И всё же, он должен быть сильным и уверенным, хотя бы снаружи. Ради племени.

Отредактировано Серебряк (2017-06-02 14:37:26)

+1

4

- Главная поляна

Всю дорогу к границам Ледолом обиженно сопел и исподлобья поглядывал на Серебряка, так небрежно исковеркавшего - подумать только! - его прекрасное имя.
"Ну и пожалуйста!", - отворачиваясь и демонстративно обгоняя серебристого воителя, подумал Речной котик, старательно воротя нос от соплеменника. Он искренне не понимал, почему Серебряк уже не валяется у его лап, умоляя простить его, и поэтому возмущённо пыжился и топорщил усы, придавая себе значимости и делая вид, что это ему совсем безразлично.
По мере приближения к границам тихий шорох сочной листвы сменялся звонким плеском неспокойной речушки, гибкой спинкой огибающей крупные валуны и незаметно ласкающей глянцевитую гальку. Остановившись и понюхав свежий воздух, пропитанный лёгким бризом и отдалённым запахом меток племени Теней, Ледолом сорвался на бег, задорно, точно расшалившийся оруженосец, рассекая мордочкой прозрачный воздух и восторженно взмахивая длинным хвостом, серой лентой треплющимся на ветру.
- Не знаю, как вы, а я б с огромным удовольствием порыбачил для племени, - прервал царившую тишину Аконит, и Ледолом, обернувшись и насмешливо высунув кончик языка, задорно подмигнул полосатому соплеменнику и с чувством собственного превосходства запрыгнул на отполированный дождями и сухими, царапающими шероховатую кору до матового блеска, ветрами ствол поваленной берёзы.
- Ну так порыбачь, - пожал плечами юный нахал, балансируя хвостом и элегантно переставляя лапы след в след, точно под ним была не слегка отсыревшая, пахнущая илом и рыбьей чешуёй, земля, но самое настоящее бушующее пламя, - вместо того, чтобы болтать попусту. Эй, Серебряк! - забывшись, окликнул Ледолом старшего воителя и тут же прикусил язык: он же смертельно обижался на серебристого соплеменника. Но слово - не воробей, и бело-серый котик, приосанившись, залихватски облизнул усы и взмахнул хвостом. - Смотри, как могу! - И с этими словами, кувыркнувшись, молодой воитель скатился с покатого бока берёзы и приземлился на все четыре лапы в прибрежную отмель, подняв целый фонтан брызг. Ослепительно улыбнувшись, Ледолом демонстративно отряхнулся и, бодро ёжась, выскочил на берег и хвастливо подмигнул соплеменникам. - Видали? Я ещё и не такое могу, ага!

+3

5

------------ главная поляна.
Хорошо хоть день выдался солнечным - Толстолобый уже и не припоминал дня, когда от воды не несло пронизывающим холодом.
Стареешь, приятель, стареешь. Шуба не греет, скоро лапы начнут ломить, хвост отвалится...и если бы только хвост!
Конечно, всерьёз он так не думал, просто, по вечной своей привычке, глуповато шутил даже про себе. Во всех смыслах - про себя.
- я б с огромным удовольствием порыбачил для племени, - оборонил Аконит, и Толстолобый энергично кивнул, даже позабыв о том, что идёт в самом хвосте процессии. Впереди был Серебряк, потом Аконит, потом он сам, а Ледолом...Ледолом, барсук его подери, был сразу во всех местах! В каждой мышке коготок, вот право слово - неугомонный!
- Не боишься, что первым же приказом предводителя тебя отправят блох у старейшин искать? - вопросил чуть недовольно бурый воитель, отряхиваясь от поднятых непутёвым соплеменником брызг. Шкура, конечно, не пропустила воду, но Тёмный лес, это было неприятно! Вот же несносный комок шерсти, и не лень ему, посидел бы спокойно...
И бока бы себе отожрал не хуже твоих. С другой стороны - чего в этом плохого? Да ничего же, кроме хорошего! Только бы ещё отожрать...
Желудок предательски заурчал.
- Вроде как Воинский закон разрешает патрульным съедать дичь на месте? - поинтересовался Толстолобый с умоляющими нотками в голосе. - Может, обновим метки и поймаем рыбки на скорую лапу? Заморим червячка, так сказать. А потом завершим обход и уже полноценно рыбачить. Кто как, а я с вечера не ел.
Да и вечером-то тьфу, половинка полёвки!
Другую половинку он скормил Крошке. Малышка немного робела, но уже успела привыкнуть к нему за пару лун, что они общались.  Бурый кот специально для неё сочинил сказку про мышиного короля о трёх головах, и кое-кто из соплеменников не преминул поднять его на смех - ну и пусть! Он просто завидует, пыльный ком шерсти, что у него не получается так здорово придумывать сказки! Не выйдет из него приличного старейшины, ох не выйдет...
Толстолобый вскинул голову, ожидая ответа Серебряка. С наставничка бы сталось повредничать!
---------- речное и ветра

Отредактировано Толстолобый (2017-06-09 23:56:39)

+5

6

Проблемы огромным и неподъемным грузом упали на головы (именно на головы, а не на плечи) речных котов, заставляя их ошарашено думать, что делать с произошедшим. Впрочем, вероятно, на памяти старейшин бывали ситуации похуже. Хотя, казалось, куда уж хуже! Предводитель убит. Глашатай убийца, которого изгнали. Вся верхушка осталась пустовать, вынуждая соплеменников недоумевать и шевелить свои извилины в попытках хоть что-то надумать. Впрочем, с другой стороны, Аконит предполагал, что место верхушки занять должен старший воитель, то есть Серебряк. Он был славным котом, право! И если бы у полосатого воителя спросили его мнение, то Аконит не раздумывая сказал, что совершенно не имеет ничего против того, чтобы старший воитель поднялся по социальной лестнице выше прочих: это была достаточно подходящая кандидатура. Не зря же Серебряка считали старшим воителем, верно? Однако тогда вопрос появлялся другой. Кого новый предводитель (если он им действительно станет, потому что нельзя было исключать возможность вмешательства звёздных предков в судьбу речных котов) выберет себе в глашатаи?
Акониту было свойственно много думать, но сейчас, пока был патруль и хорошая погода, кошачий ум старательно избегал вопросов с политикой племени. Рассуждать хотелось на другие темы. К примеру, о том, как можно поскорее наловить побольше рыбки и накормить голодающих и даже — о, ужас! — исхудавших соплеменников. Однако проблем с ловлей у полосатого воителя не было, так что, возможно, кучка дичи приумножится с помощью Аконита. И это будет куда полезнее, чем его рассуждения на тему выборов главного кота племени.
— Ну так порыбачь, — ответил Ледолом в несколько нахальной манере. Однако Аконит не стал обиженно реагировать. Зная природу соплеменника, кот едва ли обижался на него. Примирительно улыбнувшись, воитель кивнул. Возможно, что после его реплики кто-нибудь останется порыбачить вместе с ним?
— Не боишься, что первым же приказом предводителя тебя отправят блох у старейшин искать? — вопрошал Толстолобый, который шёл в конце процессии. Аконит обернулся, чтобы посмотреть на соплеменника и легонько пожал плечами, мол, ну, раз отправят, значит, так тому и быть.
— Смотри, как могу! — полосатый воитель лишь тихо вздохнул. Ох уж эта молодёжь. Хотя, если быть предельно честным, то и сам Аконит был не настолько старым. Однако некоторые выкрутасы молодых он уже не повторял. Не солидно как-то для его возраста выпендриваться перед другими. Да и не хотелось как-то. Не в его природе было хвастаться чем бы то ни было.
— Я, наверное, вас пока оставлю, уж больно лапы чешутся поймать какую-нибудь крупную рыбёшку, — задумчиво проговорил кот и чуть замедлился, ожидая хоть какого-нибудь одобрения со стороны Серебряка.

+3

7

Пока Ледолом энергично отряхивался и вовсю скалил свои белые зубы в широкой нахальной улыбке, соплеменники вновь вернулись к скучным обсуждениям о патруле и предстоящей охоте, которую себе наметил Аконит.
Улыбка бело-серого котика померкла, но ненадолго - Ледолом просто не умел унывать. Взмахнув кончиком хвоста, чтобы сбросить оставшиеся капли прохладной влаги, он демонстративно закатил глаза и шумно потопал по влажному песку, изредка взбивая лапами мелкие фонтанчики, когда очередная волна свежей речной воды накатывала на берег и жадно облизывала ему крепкие, уже вовсю намокшие лапы.
- Вы такие скучные, с ума сойти можно. Серебряк, скажи им, - покачал головой молодой воитель, постепенно ускоряясь и переходя на лёгкую рысь. Тёплый ветер приятно трепал шёрстку и легко касался белёсых усов. Немного терпкий запах лежалой тины и молодых зарослей осоки заполнили серо-белого котика без остатка. И не было сейчас в целом лесу кота счастливее, чем Ледолом.
- Не боишься, что первым же приказом предводителя тебя отправят блох у старейшин искать? - недовольно поинтересовался Толстолобый, отряхивая густую бурую шерсть от мелких капель влаги.
Заинтересованно вскинув щекастую мордочку, молодой воитель неторопливо подошёл к соплеменнику и, слегка щёлкнув того по носу кончиком хвоста, веско заметил:
- Толстолобый, неужели ты действительно считаешь, что я настолько мышеголовый, чтобы самого себя отправлять менять подстилки старейшинам? - Серьёзно и вдумчиво покрутив лапой у виска, Ледолом вновь отчалил, напоследок показав язык соплеменнику и одними губами прошептав: "Подумай над этим на досуге".
Искрящаяся на солнце многочисленными бликами вода манила хвастливого юнца. Подобравшись, Речной воин прыгнул вперёд и грузно приземлился в проточенную тёмной водой промоину, подняв ещё один фонтан брызг и подцепив лапой небольшую серебристую ракушку, уже давно привлёкшую его острый взгляд своим перламутровым блеском. - Кто уронит, тот лягушка! - радостно взвизгнул Речной котик и без предупреждения метнул ракушку Акониту, целя тому в грудь, и довольно замахал хвостом, следя за красивой дугой, которую описал летящий кусочек раковины.
- Чур я первый до границы с Ветряными! - азартно взвыв, Ледолом выскочил на берег и сломя голову помчался к другой границе, даже не обернувшись проверить, а приняли ли его игру старшие воители.

- Граница Речное/Ветра

Отредактировано Ледолом (2017-06-07 16:37:41)

+3

8

НАЧАЛО ИГРЫ
•   •   •   •   •

Осторожно продираясь меж венчиков трав и поздних цветов, Кедровка с наслаждением вдыхала приятные ароматы. Близость реки и ветерок, исходящий от её берегов, благотворно влияли на настроение кошки. О, как она любила реку, её родное течение и шёпот волн! Воительница всегда трепетно относилась к ней, как бы странно это не звучало. Кедровка чувствовала особое единение рядом с водами и в зарослях камыша, которое было сродни крепкой любви к Родине, племени, в котором она родилась и в котором погибнет, опадая, словно лист, на любимую землю, покрытую то мягким мхом, чей зелёный ворс напоминал о далёком и счастливом детстве, то галькой, приятно шуршавшей под лапами. Кедровка осторожно спустилась к кромке воды, но прежде, чем коснутся живительной влаги, внимательно огляделась. Ей послышались знакомые голоса, и среди речных запахов воительница различила те, что принадлежали её соплеменникам. Убедившись в безопасности, Кедровка напилась. Вода была прохладной и слабо отдавала аппетитной рыбёшкой, что водилась здесь. От наслаждения воительница даже прикрыла глаза. Что могло быть лучше глотка из источника после утомительного и знойного дня? Приближались сумерки. Кедровка оторвалась от созерцания переливов, чтобы взглянуть на далёкое солнце, готовящееся ко сну. Сезон Зелёных Листьев только начался, а жара уже наступила. Признаться, полосатая не очень любила зной, к тому же, её тёмная шерсть не располагала к приятным прогулкам в зенит, но воительница нашла замечательный выход из ситуации, выбираясь по своим делам по утрам, когда рассвет только-только касался василькового неба, и по вечерам, как сейчас. Кедровку отвлёк знакомый блеск в воде. Бросив взгляд на реку, она какое-то время вглядывалась в течение, когда вдруг заметила мерное покачивание хвоста одинокой рыбёшки. Осторожно приблизившись к реке, позволив той ласково дотрагиваться до самых кончиков передних лап, Кедровка выжидала, стараясь максимально рассчитать свой удар. Минуту или две спустя воительница наконец-то начала медленно-медленно поднимать лапу, боясь, что слишком быстрое движение спугнёт добычу, а затем, словно проблеск молнии, Кедровка нанесла сокрушительный удар жертве, подняв тучу брызг. Воительница оттащила оглушённую рыбу и уже на берегу покончила с ней одним укусом. Возблагодарив Звёздное племя за удачную рыбалку, Кедровка уже было хотела продолжить, как заметила знакомую полосатую спину соплеменника, в котором легко узнавался Аконит. Речная улыбнулась – она очень тепло к нему относилась, считая, если не другом, то дорогим приятелем. Нельзя было сомневаться в его чести и преданности племени. Но уже секунду спустя Кедровка резко одёрнула себя: как она смеет отвлекаться, когда обязательства ещё не выполнены?! Племя превыше всего. Кажется, так говорил её отец, когда Кедровка звалась Буркой, будучи маленькой ученицей, только познающей окружающий мир. Однако, она уже давно не взбалмошная девочка. Как она могла позволить себе такую вольность? Жестоко обругав себя мысленно, Кедровка сосредоточилась на рыбалке, снова обратив свой внимательный взгляд в бурную пучину, выглядывая в толще воды знакомые плавные движения и блеск чешуи.

+1

9

начало игры

Чёрт знает, что на него нашло, но сегодня Златоуст был необыкновенно тих и молчалив. Энергия не разрывала его изнутри, она ушла и позволила ему окунуться в спокойствие, как в воду – оно обволокло и изолировало от мира и звуков; ему было покойно и лениво, лениво говорить, шевелиться, даже обращать на что-то внимание. И улыбался он так же покойно. И, заметив уходящую Кедровку, он захотел улыбнуться ей тоже, поэтому, наскоро расправившись с делами, кот отправился по следу.
Низко наклонив голову, касаясь носом душистой травы, он выходит к реке. Конечно, к реке. Это же её любимое место. И Кедровка рыбачит непременно с самым серьёзным выражением мордочки. Златоуст улыбается, представляя давно знакомую ему сосредоточенность. И дни, проведённые у воды – к ней приходила всегда кошка, а он лишь следовал, да, иногда слишком настойчиво, сам того не замечая. Идиот. Неисправимый идиот.
Сквозь туман воспоминаний чувствуется, как внутри него что-то шевельнулось, выпрямилось, блеснуло глазами и поманило его за собой. И он следует, охотно и даже самозабвенно вовлекается в игру, выныривает из вод спокойствия и бежит к берегу.
Когда Кедровка оборачивается (должна же услышать этот топот), Златоуст перед ней чуть припадает к земле, игриво сверкая глазами и очаровательно улыбаясь. Краем глаза заметна другая фигура – странно, прежде не разглядел. Пусть.
Сестричка, почему не заговариваешь со мной? — Хлопает глазами, вставая. — Так долго не разговаривала со мной, — сокращает расстояние между мордочками, делает шаг, притесняя кошку сделать то же. — Так нехорошо, сестричка, — внимательно всматривается в её глаза, заставляет не отводить взгляд. Ещё пара шажков. Странная, кстати, привычка – называть Кедровку сестрой. Чёрт знает, с какого времени так повелось. — Я же соскучился! — И ещё шаг, а позади воительницы – Златоуст знал, ведь сам однажды попался – земля резко уходит из-под лап, благо, неглубоко и течение несильное.
Он отскакивает назад, глаза округляются.
А-а-ах, сестричка, ты как? Прости-прости-прости-прости! Пожалуйста! Я не подумал! Не подумал! Заигрался! Забыл! Сестричка-а, ты же в порядке? А-ах, я так виноват!! Виноват! — Плачется, мечется по берегу, шлёпает по воде, поднимает брызги, то подбегает, то убегает, а в итоге – от него один шум.

+4

10

— Кто уронит, тот лягушка! — вслед за этими словами Аконит замечает, как в его сторону летит ракушка. Нередкое явление для речной территории эти ваши куски раковин. Но то, что она метко целилась в грудь воителя было, ясное дело, происками молодого воителя Ледолома. Однако Аконит был не лыком шит: его изворотливость и точность в движениях сыграли коту на лапу. Пара мгновений и ракушка была в зубах полосатого кота, который жаждал кинуть её обратно в Ледолома, но соплеменник уже успел скрыться далеко впереди, умчавшись на границу с Ветряным племенем. «Что ж, так тому и быть», — решил Аконит и ловко кинул ракушку обратно в воду. Пусть там и остаётся.

Когда часть соплеменников ушла в сторону других границ, Аконит, как и намеревался, отошёл в сторону реки, надеясь поймать ту или иную рыбёшку. Племя нужно было кормить. И кто, как не он будет это делать? Ну, разумеется, прочие тоже охотились. Но это не умаляло ответственности, которая ложилась на плечи полосатого кота как воителя Речного племени. Он должен ловить рыбу, чтобы кормить тех, кто пока или уже не в состоянии охотиться. Если быть предельно честным, то воитель чувствовал особую гордость, зная, что каждая рыбёшка, пойманная им, это пища для родных котов, которых он знает уже на протяжении почти пятидесяти лун.

Плеск воды выдал расположившуюся поблизости соплеменницу. Аконит бегло бросил взгляд в сторону, откуда исходил запах речного кота и увидел там Кедровку. Милая кошка, к которой воитель испытывал неоднозначные чувства. Он считал её прекрасной подругой, отличной охотницей и преданной воительницей. Да она, если быть предельно откровенным, была просто идеальным примером того, каким должен быть каждый кот в Речном племени! Аконит хотел сначала даже подойти и поздороваться, но заметил, что кошка была увлечена ловлей рыбы, и решил не тревожить её. Однако сам он поймал себя на мысли что теперь вдвойне обязан поймать как можно больше рыбы. Коту хотелось казаться в глазах воительницы сильным, ловким и точным в своих движениях. Но ощущение того, что вот он стоит рядом со столь прекрасной кошкой, путало мысли и заставляло нервничать. Выглядеть глупо не хотелось, но, кажется, всё к тому и шло. И тут...

На горизонте появляется Златоуст. Кот, с которым у Кедровки в своё время были хорошие отношения, и с которым сейчас у неё, на сколько мог судить Аконит, сейчас что-то не ладилось. Впрочем, полосатый считал, что лезть в чужие взаимоотношения он не имеет права, поэтому старался не задавать вопросов о Златоусте, когда выдавалась минутка возможности побеседовать с Кедровкой. Но одно Аконит мог сказать точно. Если этот воитель будет обижать Кедровку, то Аконит непременно вступится. Если, конечно, кошка сама не сможет постоять за себя. Как сейчас. И хотя кот не совсем до конца понимал происходящее между двумя соплеменниками, он решил всё же вмешаться.

— Всё в порядке, Кедровка, Златоуст? — обращаясь по большему счёту к коше, интересуется полосатый, подходя ближе. С другой стороны, может, ему удастся их примирить? Кто знает, кто знает. Для начала нужно разобраться в том, что происходит, верно?

+2

11

Кедровка находила особое удовольствие в том, чтобы рыбачить у реки, изредка обращая внимание на противоположный берег или поворачиваясь в сторону замеченного движения, чтобы проводить глазами улетающую трясогузку. Какое-то время рыба не спешила плыть навстречу хищнице, словно бы догадываясь, чем для них обернётся подобная ошибка. Казалось, прошло много времени, однако Кедровка терпеливо ждала, зная, что её ожидание впоследствии будет вознаграждено. Так и случилось, хотя, признаться, воительница не думала, что вместо рыбы на свет покажется чуть округлая мордочка тритона. Существо быстро-быстро перебирало лапками, чтобы поскорее скрыться в зарослях невысокого камыша, но Кедровка оказалась стремительнее. Кошке понадобились считанные секунды, чтобы верно среагировать и прикончить добычу сильным ударом лапы. Победно улыбнувшись, Кедровка положила тушку тритона к пойманным ею рыбам. Почувствовав на себе чужой взгляд, полосатая подняла глаза на Аконита. Кедровка заметила, что и воитель сегодня придёт в лагерь не с пустыми лапами. Сияя, словно маленькое солнышко, кошка с гордостью думала о том, что сегодня Речное племя не будет голодать. Однако, её улыбка поблекла, словно след, облизанный волной, когда раздался звонкий, даже оглушительный голос, и Кедровка знала, что ей не удастся скрыться от его обладателя.

Сестричка, почему не заговариваешь со мной? - невинно поинтересовался Златоуст, приближаясь к воительнице непозволительно близко. Кедровка напряглась, ожидая издёвок и яда, и каждая секунда этого ожидания больно резало кошку по сердцу. Впрочем, сегодня Златоуст был не настроен на негатив. Так казалось с первого взгляда. Кедровка прижала уши к макушке, словно напуганный котёнок, и выжидательно смотрела на рыжего кота.

Так долго не разговаривала со мной. Так нехорошо. Я же соскучился!

Что тебе от меня нужно? - сдавленно, почти шёпотом, вопросила Кедровка. Она слишком явственно помнила все змеиные слова, которые выплёвыл ей Златоуст вместе со своими презрением и ненавистью к ней. За что? За то, что она не смогла представить Златоуста кем-то большим, чем другом?

Кедровка и не заметила, как оказалась в реке — мысли заняли её разум, подкравшись незаметно и напав со спины. Причина её дум тараторила извинения, пока кошка с напускным спокойствием не выбралась из объятий воды и не отряхнула все четыре лапы. С нескрываемой болью Кедровка посмотрела прямо в медовые глаза Златоуста. Это уловка или он действительно настроен доброжелательно? Как понимать его слова?

Всё в порядке, Кедровка, Златоуст? - подоспел Аконит. В его тоне чувствовалась искренняя забота, и полосатая не могла не быть благодарной. Однако, ком в горле не позволил произнести и слова. Будто выброшенная на берег рыба, Кедровка открывала и закрывала рот. В конце концов, она бросила попытки что-то сказать. Воительница потупила взгляд, не в силах смотреть на кого-то из котов.

Отредактировано Кедровка (2017-07-07 13:37:02)

+3

12

вот уж дешёвый спектакль он устроил! конечно, ему никто не поверил. Кедровка и не подумала купиться на улыбки, а Аконит смотрит настороженно. но Златоуст только ещё больше повеселел: на веру расчёта и не было, к тому же, он уже вовлёкся в игру, отдался её стремительному течению; лишь бы не накрыло волной азарта.
чувствуя, что близок к этому, кот остановился и перевёл дыхание. всё, взял себя в лапы.

несколько широких шагов, и он снова стоит перед Кедровкой.
как – что нужно? — слова тихие, взгляд внимательный. — я же скучаю, сестрёнка. беспокоюсь. люблю тебя, ты же знаешь. ты мне как сестра.
губы изгибаются в улыбке, но по его воле или против, Златоуст сам не понимает. лишь смотрит в глаза, большие и завораживающие; повеяло летом и сосновыми иглами – ну и часто же он прежде ассоциировал их с этими запахами! прежде.
а что это за выражение?..

заметив подошедшего Аконита, кот улыбается и ему.
всё в порядке, Кедровка, Златоуст?
попытки Кедровки ответить остались незамеченными Златоустом.
конечно! я просто увлёкся и забыл, что мы в реке. ох, очень опасное место! я сам один раз оступился, чуть не утонул. но, а-ах, с кедровкой всё обошлось! как хорошо! я так перепугался!
сверкает дружелюбием.

+3

13

Аконит всегда старался быть примирителем в случае различных ссор среди соплеменников. Он осознавал, что будучи довольно взрослым воителем, он становится важной фигурой в племени и приобретает различные обязанности. Поэтому кот ответственно подходил к тому, чтобы выслушивать обе стороны конфликта и всячески пытался прийти к компромиссу. Однако это в случае, если он вникал в суть происходящего. Всё же лезть лишний раз в чужие дела тоже нельзя. Поэтому в ситуацию с Кедровкой и Златоустом он до сих пор не вмешивался, считая, что соплеменники должны будут найти выход из своего положения. Но, кажется, вмешательство с каждой минутой становилось всё необратимее и необратимее.

На вопрос кота Кедровка попыталась что-то выдавить из себя, но не смогла и просто замолчала как рыба, немо уставившись куда-то не на котов, которые сейчас стояли перед ней. Аконит понял: дело дрянь. Вообще, если вспоминать, то память выдавала полосатому воителю, что эти оба соплеменника вроде как очень ладили, дружили даже. Что же такого могло произойти, что сейчас, в присутствии Златоуста Кедровка не могла вообще хоть что-либо сказать? Возможно, дружба сменилась ненавистью. Такое случается, к примеру, если твои чувства отвергают. Вероятно, это был этот самый случай. Но утверждать со стопроцентной уверенностью Аконит бы не торопился. Ни в чём нельзя быть уверенным, особенно если дело заходит до отношений между котами. Это сложная тема, в которой нужно разбираться, постепенно углубляясь в неё.

— Не пойми меня неправильно, Златоуст, но мне кажется, что ты пугаешь Кедровку, — осторожно начал воитель, стараясь подбирать наиболее подходящие слова. — Что у вас произошло? Вы же хорошо дружили в своё время, — Аконит наклоняет голову чуть набок и внимательно смотрит на Златоуста, изредка переводя взгляд на Кедровку, надеясь, что хотя бы в присутствии полосатого воителя она успокоится и сможет говорить.

+3

14

Кедровка никак не ожидала, что ей на выручку придёт Аконит. Конечно, он был благородным и всегда помогал нуждающимся, но кошка в первый раз наблюдала как воитель вмешивается во взаимоотношения своих соплеменников. Кедровка, поведя ушами, встретилась взглядом с Аконитом, но тут же отвела глаза, не желая, чтобы полосатый кот видел в их жёлтой глубине её растерянность. Как она должна была отреагировать на его вмешательство? Кедровка скромно считала Аконита приятелем, но сейчас не знала, что ей предпринять. Шумно выдохнув воздух, воительница погрузилась в себя. Что она могла ответить? Могла промолчать, но тогда слово непременно возьмёт Златоуст. Кедровка вздрогнула от мысли, что кот, бывший ей когда-то другом, выставит её не пойми кем в глазах Аконита. Но что будет, если она сама выскажет приятелю всё как есть? Златоуст вряд ли сможет вплести в слова воительницы хотя бы каплю горького яда, но бело-рыжий ни за что не отступит. Кедровка так и чувствовала ауру жажды возмездия вокруг Златоуста, отчего полосатая даже попятилась на несколько небольших шагов назад. Однако, собрав все остатки решимости, Кедровка, не взглянув на отверженного, заговорила.

Дружили, – подтвердила воительница. – До тех пор, пока Златоуст не… сделал мне предложение. Он высказал все свои чувства ко мне, но я не смогла думать о нём иначе, чем о друге, поэтому отказала ему, сказав, что не могу быть его возлюбленной. Это было так давно… – тихо, почти шёпотом добавила Кедровка. Аконит был прав. Златоуст пугал её. Воительница не знала, чего от него ожидать. Каждая улыбка желтоглазого, брошенная в её сторону, была лезвием, пропастью. Кедровка успокаивала себя мыслью, что его злость пройдёт, что однажды Златоуст вновь полюбит и будет счастлив с другой речной кошкой, выбросив из головы ту, что когда-то отказала ему стать спутницей. Проходили луны, а Златоуст преследовал Кедровку, не давал ей покоя ни днём, ни ночью. Полосатая не воспринимала кота, как угрозу. Он был просто обижен, это пройдёт, думала речная. Права ли она?

Мне нужно в лагерь, – также тихо сказала Кедровка и, захватив свою добычу, засеменила, едва не срываясь на бешеный бег. Скорее, подальше отсюда. Больше всего воительница боялась, что её остановят.

+4

15

Златоуст не хотел.

Не хотел выставлять их взаимоотношения напоказ. Нет, он не стыдился, нисколько. Он боялся как раз таких любопытных, лезущих не в своё дело, которым копание в чужих жизнях доставляет удовольствие. Шушукаются ли они за спиной, спрашивают ли в лоб, пытаются ли влезть, переворошить всё, навести свой порядок... Да какая разница, что им нужно? Это раздражает. К тому же, гораздо приятнее отдавать яд лично Кедровке, шёпотом ей на ухо, через улыбки, милые или злорадные, «нечаянными» толчками в реку. Конечно, случалось так, что яд просачивался через щели, доходил до других ушей и глаз. Одна из щелей – Кедровка. Портит игру. Боится, замыкается, а теперь рассказала, откуда взялся этот яд – выдала всё, всё Акониту, причём не в том свете, в каком это виделось самому отверженному. А ведь игра была тем очаровательна, что в ней были всего два актёра. А теперь появился третий, и Златоуст не знает, как на него реагировать. Его же не должно быть.

Златоуст молчит. Он взбешён. Взбешён. Не знает, куда деваться, что говорить, не знает, подавить ли в себе это чувство или выпустить, наконец.
А день начинался так безмятежно! Помнится, ему хотелось улыбнуться Кедровке; когда он её увидел, на языке завертелись обидные слова, а улыбка едва не стала жуткой. Но кот заметил Аконита, и проглотил яд, разыграв само дружелюбие. Ведь негоже так некрасиво вести себя при посторонних ушах.

А теперь ему плевать.

Кедровка, милая сестрёнка, ты решила сбежать? Знаешь, сдерживать себя так трудно.
Златоуст срывается с места и появляется прямо перед носом кошки.
Убегаешь? — шипит тихо, сдавленно. — Выдала всё и решила сбежать? Знаешь, Аконит, видно, хочет помочь тебе, — с ударением на последнем слове. И правда, полосатый воитель, похоже, серьёзно задумал, гм, примирить их, может? Если так, то со стороны Кедровки бросать Златоуста, когда Аконит хочет помочь ей, а не ему... очевидно же, что ей. По глазам видно. Ах, эта бедняжка, обижает её такой нехороший кот, бедная бедняжечка.

+4

16

Аконит внимательно выслушивает слова Кедровки. И хорошо, что заговорила именно она, потому что такого чистосердечного признания ждать от Златоуста, который, очевидно, плевался бы ядом и дальше, не приходится. Ситуация была не самая лучшая. Да чего уж там, она была просто отвратительной. И полосатый едва ли представлял, как можно сейчас помочь Кедровке и Златоусту, его почти родным соплеменникам. Кот, конечно, любил рассуждения и всё такое, но вот что касалось отношений между другими... Он прекрасно понимал, что примирять Кедровку и Златоуста было бессмысленно. Первая напугана и вряд ли станет слушать детский лепет о том, что нужно дружить, ведь мы же из одного племени, мы все одна большая семья. А второй слишком наполнен от кончика хвоста и до ушей злостью, ядом и обидой. Разумеется, Аконит понимал примерно, что чувствует Златоуст. Вот любишь ты такой кошку, готов жизнь за неё отдать и всё такое, а она отвечает отказом. Грустно? Несомненно. Обидно? Есть такое. Однако было в реакции соплеменника кое-что неправильное: отсутствие принятия отказа. Он не принял отказ кошки. Он не признал её решение и отношение к нему. В подобном сам Аконит видел какое-то вопиющее неуважение к Кедровке.

Полосатый воитель хотел позволить соплеменнице уйти восвояси, позволить побыть ей в одиночестве, отдохнуть от этого напряжения, перевести дух от пугающего Златоуста. Но последний решил, что отпускать кошку выше его сил. Преградив дорогу воительнице, он начал что-то шипеть, однако Аконит едва ли слышал, что именно говорил этот бело-рыжий кот. Но сама ситуация ему дико не нравилась.

— Златоуст, думаю, стоит отпустить Кедровку, раз она хочет уйти, — воитель делает пару шагов вперёд, приближаясь к паре соплеменников. Если быть честным, то Аконит едва ли мог очень объективно и отстранёно рассуждать в данной ситуации, ведь к Кедровке он испытывал смесь различных положительных чувств, в которой сам толком не разобрался. Однако кот старался выступать в данном случае сторонним наблюдателем и, возможно, в какой-то мере защитником обиженных. Сейчас из обиженных была в основном только кошка, которая просто видела в соплеменнике не спутника, а друга. Друга, который теперь ввергает её саму в ужас и страх.

+2

17

- Небо и Сумрак

Идти пришлось долго. Когтезвёзд плавно переставлял лапы, решительно продвигаясь вперёд. Такие дистанции ему были ни по чём — кот молод, силён, натренирован. А для Подлёдной это было настоящее испытание — она только недавно выбралась из яслей, почти не спала целую ночь, а теперь напыщенный полосатый гордец таскает её по всему лесу, не удерживаясь от различных замечаний: по поводу шума, по поводу походки, лишних слов и прочей ерунды, которая ему не нравилась.
— А здесь яма — можно запнуться, — в прочем, некоторые подсказки были дельными во время их прогулки и были не только попытками заставить ученицу почувствовать себя неумехой, — здесь поваленное бревно. Либо ползи, либо перепрыгивай, — сказал исполин и ловко пересёк преграду, перепрыгнув через ствол, лежащий на дороге. Нет-нет, обойти нельзя. Когтезвёзду было страшно интересно, что же выберет ученица — измарается в грязи своей белоснежной шерсткой, ползя брюхом под стволом, или зацепит очередную занозу, пытаясь на него вскарабкаться. Или не зацепит? Бедный Ольхогрив, который все свои целебные мази будет тратить на её царапины. А Снегирь так и вовсе поселится в его палатке, выгонит Певчую и будет тянуть неугодный занозы.
А скоро их патруль опять услышал шум речки и ту же летнюю прохладу. Прохладный ветер приятно разглаживал шерсть, а чистый воздух полностью пробуждал предводителя Теней. Они вновь оказались на берегу. Ручеёк был небольшой, но чтобы перебраться туда, всё равно придётся искупаться, а такого Когтезвёзд не хотел.
— На той стороне территория Речного племени. Не так давно у них погиб предводитель, а глашатай предал и был изгнан собственными соплеменниками. Возможно, на скором Совете мы увидим нового главу.
Когтезвёзду было искренне интересно, кто же будет сидеть на стволе большого дуба, занимая место рядом с другими предводителями, включая и его самого.
— Это племя единственное, которое может плескаться в водоёмах не хуже водных жителей. Питаются они в основном рыбой и могут нырять на глубину, — кот оценивающе поглядел на запыхавшуюся ученицу, — Во время сражения они делают упор на свою массу, а также легко могут потопить в реке противника, если столкнутся с ним на своей водной территории. У них даже есть собственные боевые приёмы, которые действительны лишь в реках.
Уверен, что на тех же пустошах и густом лесе все их приёмы совершенно бесполезны, - он отряхнулся, когда пару брызг отскочило от камешков и попала на его косматую шерсть.
— Пора переходить от слов к делу. Хочу, чтобы ты что-нибудь поймала, — важно распорядился предводитель, — покажи мне свою охотничью стойку.

+3

18

<<< -------------- небесное и сумрачное

В этот раз идти пришлось долго. Они пересекали территорию племени Теней, отправившись как будто в сторону лагеря, но только ещё дальше. «К Речному племени», - догадалась Подлёдная, сопоставив известные ей факты. Это были последние соседи, которых они не обошли, и, кто знает, может, там она встретится с настоящим котом из другого племени?..
Впрочем, поход был отнюдь не таким интересным, как могло бы показаться. Сухие замечания наставника то и дело заставляли Подлёдную то делать шаг мягче, то голову выпрямлять, то смотреть по сторонам и при этом на заглядываться на ветки. Ей стало жарко в своей шкуре - неудобно получалось, такое ощущение, что она ни ходить, ни бегать - ничего не умеет. Яму хоть сама заметила, но Когтезвёзд не забыл указать на неё вслух. Подлёдная лишь молча перепрыгнула препятствие и снова засновала по извилистой, неровной тропе, проложенной иногда прямо по крючковатым корням деревьев.
Впереди оказалось поваленное дерево. Светлая кошка затормозила, глядя, как изящно полосатый перемахнул ствол и очутился по ту сторону, милым голосом предлагая ей альтернативу. Ползти она отказалась сразу - хотелось так же изящно прыгать туда-сюда через ствол, и она попыталась это сделать, с места выпрыгнув вверх и уцепившись посреди ствола за его кору. Она неловко сползла с него на другую сторону, оставив светлые волоски шерсти между пластами коры, и, отряхнувшись взаимно от грязи поваленного дерева, вновь побежала за Когтезвёздом.
Его темп не менялся и стал более изнурительным. Теперь казалось, что он нещадно гонит её вперёд, и лапы уже налились тяжестью и заплетались. Когда они уже придут к Речному племени? Все эти коряги и корни, все эти кусты и иголки, стволы и легкий утренний туман, ползущий между ними, - всё слилось в одну усталость. Она бессмысленно поводила глазами вокруг себя, пытаясь уследить за ходом мыслей, действий и слов наставника, упрямо желая произвести на него впечатление. Лучшее впечатление из всех возможных.
Послышался шум реки, Лес снова раскрылся, осветился, озарился. Стал совсем другим. Когтезвёзд замер на берегу, глядя на ту сторону, и сообщил то, что Подлёдная и так поняла. «Речное племя». Где-то там, за ними, жили коты племени Ветра. Она никогда не будет пересекаться с ними на границах, только на Советах, и отчасти это успокаивало смятение в её душе. И разогревало истинный, неутомимый интерес к ним, котам Ветра. Кто они такие? Как выглядят? Как говорят, как двигаются? Казалось, граница с Речным племенем сама наступала на больные мозоли светлошкурой.
Она заприметила голубя, который пил воду из ручейка. Его клюв раскрывался и закрывался, небольшие круги шли по воде. Ученица во все глаза уставилась на добычу, которая точно сама заслушалась голосом Когтезвёзда. Наставник говорил о связи Речных котов с водной стихией - это было знакомо, но пришлось оторвать взгляд и изумлённо уставиться на него, стоило лишь помянуть специальные боевые приёмы.
- Значит, нам нельзя в сражении с ними позволять загонять себя в воду, - рассудила она, задумчиво глядя на вспорхнувшего голубя. Он улетел куда-то в кусты, которые зашуршали от его приземления, и полосатый кот как будто только этого и ждал.
Разом смахнув с себя усталость и сонливость, Подлёдная припала к земле, вытянув хвостик трубой. Одними губами она выпалила:
- Тот голубь. Я его поймаю. Можно?

+3

19

- Значит, нам нельзя в сражении с ними позволять загонять себя в воду, — рассудила ученица.
— Верно, — мяукнул предводитель, — там все наши навыки бесполезны, поэтому в битве с ними нужно всегда держаться на суше.
Полосатый терпеть не мог мочить свою косматую, длинную шерсть и изящный, как он считал, красивый хвост. Когтезвёзд слишком себя любил, а мокрая шерсть и барахтанья в воде с распахнутыми от страха глазами подпортят ему имидж.
Тем временем голубь, сидящий у ручья, вспорхнул, наполняя воздух громким хлопаньем, и скрылся где-то за кустами. Уши дрогнули в сторону аппетитных форм, которые находились от них в две-три лисицы. Кот проголодался. Голуби чаще всего встречаются возле территорий Двуногих, поэтому не так часты на их землях.
- Тот голубь. Я его поймаю. Можно?
У ученицы словно открылось второе дыхание — она припала к земле и вытянула хвост. Когтезвёзд был уверен, что у неё ничего не получится. Не всем ученикам везёт поймать добычу в первый же день выхода из лагеря. В добавок, это птица, а не круглая лягушка или та же мышка, которая находится на земле. Голубь улетит, а Подлёдная останется не с чем. Что ж, это же прекрасно.
— Хвост ниже и вперёд, — снизил голос предводитель. — У птиц неплохой нюх, поэтому стой против ветра и правильно рассчитай прыжок, а не то останешься с пустыми лапами.

+1

20

Лёгкий вид похвалы - согласие с её выводами - согрел Подлёдную, но теперь её целью был голубь. Послушно шлёпнула на землю хвост, как сказал Когтезвёзд, и поползла вперёд, вдогонку услышав советы предводителя по охоте за птицами. Ученица замерла, приоткрыла рот и попробовала воздух. Точнее, постаралась определить направление ветра.
Он дул куда-то в бок - наверное, поэтому птица не почуяла и раньше. Может, они тоже на зрение не особо полагаются, зная, что лучше работают другие органы чувств. Впрочем, размышлять о жизнедеятельности добычи было не так интересно, как медленно, шажок за шажком, подбираться к ней. В памяти всплывали крупицы и оговорки взрослых котов, которые делились изредка знаниями с малышнёй, что-то вроде «стой с подветренной стороны», «ступай осторожнее», «даже не вздумай повышать голос». Оказывается, детство было очень полезным периодом времени.
Когда между Подлёдной и голубем оказалось около лисьего хвоста расстояние, ученица остановилась, горящим голубым взором следя за чистящей перья глупой птицей. Иногда она замирала, моргая и поворачивая маленькую голову на тонкой шее как-то дёрганно, рывками, но ничего не предпринимала, только хлопала крыльями, чуть уходила в сторону и продолжала выщипывать из себя пух. Подлёдная затаила дыхание, медля с атакой. Ей хотелось поймать. Поймать и убить птицу. Немногие могут похвастаться удачей на первой в жизни охоте, и Подлёдная понимала, что шанс мал.
Но великие Звёздные предки знали, как нужен ей этот голубь!
Она покачала бёдрами перед прыжком, переступив с лапы на лапу, собралась в комочек и прыгнула, вытянув передние лапы и морду. Упала прямо на пернатого, забившегося под ней, и пока искала его шею, чуть не клюнувшего её в лапу.
А затем она просто сомкнула челюсти посильнее - и добыча обмякла.
Не веря своему счастью, Подлёдная выпрямилась и развернулась мордочкой к Когтезвёзду, не выпуская серовато-бурое тельце из зубов. С одной стороны свешивалась большая круглая тушка, а с другой - маленькая голова; и Подлёдную слегка перекашивало на более тяжёлую сторону.
Но. Она. Это. Сделала.
Даже чуток прибавилось сил, но усталость уже вернулась в тело. Замечталось о сладком дневном сне, который так легко доставался в самом младом котячестве, а потом, подрастая, Позёмка с Метелинкой уже сами отказывались спать, преисполненные сил и желания вертеться в мире взрослых как взрослые. Сейчас же она променяла... нет, своего голубя ни за что. А вот какую-нибудь мышку - с удовольствием. На каплю дневного сна.
Хотелось, конечно, и продолжить тренировку. Но что, если сейчас она выспится в палатке учеников, а потом они пойдут куда-нибудь ещё вечером?
Вслух Подлёдная не осмелилась делиться своими ожиданиями. Она лишь светящимися от радости глазами глядела на Когтезвёзда, ожидая его предводительского гласа.

+2


Вы здесь » cw. дорога домой » границы » речное и сумрачное