cw. дорога домой

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » игровой архив » Беспокойная ночь


Беспокойная ночь

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://s5.uploads.ru/YdsR9.png

Те славные далекие времена, когда Шрамовник и Мглуша были оруженосцами
Туманная, слякотная ночь. Чистолап, извозившийся  в грязи, упустивший добычу и в очередной раз подвергшийся глупым насмешкам, разъяренный, возвращается в лагерь, в свою палатку. Большая часть оруженосцев на ночной охоте, но в палатке Чистолап, всё же, встречает Мглушку, отдыхающую после дневных занятий и сторожащую лагерь. Надеявшийся побыть в одиночестве, Чистолап делится с Мглушкой всей своей накопившейся яростью и злостью на несправедливость судьбы. 

+1

2

Рассерженный и пристыженный, Чистолап, громко топоча, шел по лесу домой, в лагерь. В мыслях он уже в какие только узлы не скручивал своего нахального братишку и других оруженосцев племени Теней. А также их глупых, высокомерных наставников, которые сочли, что он, Чистолап, не даёт другим нормально поохотиться и в наказание отослали его в лагерь. Лапы у него были испачканы в грязи по самое брюхо, да и сам он напоминал не преуспевающего оруженосца, а какую-то низкорослую жабу с пышным брюхом и широченной мордой. Нос горел болью после того, как один из оруженосцев заехал по нему, а на лбу зияла царапина, которую никто, абсолютно никто (в том числе и сам Чистолап) не счёл достаточно серьёзной, чтобы проявить заботу о молодом котике. Зато за драку его наказали крайне жестоко, пристыдив перед сверстниками и отправив домой. Он уже ожидал прихода товарищей по палатке в лагерь с пастями, полными добычи и смешливыми взглядами. Они зайдут в палатку и найдут там Чистолапа. Чистолапа, который ничего не поймал и был с позором изгнан с общих занятий. Они будут смеяться над ним, подтрунивать всячески, унижать. Тогда Чистолап не выдержит и бросится на них с когтями. И Терновница, наставница Чистолапа, как всегда начнет отчитывать его. А может и другие начнут. И сам предводитель скажет, что посвящение Чистолапа переносится на луну... нет, на две, на три или даже на пять. Ведь Чистолап так плох и похож на пришлепнутую жабу, да ещё и мешает другим.
"Если бы они надо мной не смеялись, я бы уж точно что-то поймал", - самоуверенно подумал оруженосец, в очередной раз с размаху наступая в грязную лужу. А что ему терять? Лапы уже перемазаны в грязи по брюхо и бока, терять уже нечего. Зато если не взбаламутить лужу, в ней будет видно его мерзкое отражение. Чистолап чувствовал отвращение, глядя на свою морду. Грубая, широкая морда с выступающим, как у глупца, лбом, пухлыми, едва не свисающими щеками и неаккуратным, кривоватым носом. Глаза жабьи: такие же круглые и оранжевые, выглядят ну очень глупо, как казалось Чистолапу. Да и сами черты морды казались ему какими-то неправильными, неуклюжими, словно кто-то неаккуратный вылепил их из пресловутой болотной грязи. На лесную тропку, по которой возвращался домой Чистолап, выпрыгнула лягушка. Он мог бы поймать эту лягушку и оправдаться таким образом перед Терновницей, но злость захлестнула его. Вспомнилась гадкая морда брата и морды других смеющихся учеников, наблюдающих за тем, как Чистолап, прыгая за лягушкой, проваливается по плечи в болотную жижу и не может оттуда выбраться. Тогда один из старших хватает его за загривок и тянет обратно, но Чистолап слишком толстый, из-за чего даже взрослый не может вытянуть его из грязи. Смех становится более громким и жестоким. Чистолап орёт, что и сам способен выбраться, что не надо тянуть его, но все четыре лапы плотно застряли в грязи, так что при желании любой мог бы плюнуть ему прямо на макушку или даже наступить на него, вгоняя в грязь окончательно. Вдвоем, под гогот оруженосцев, наставники вытащили Чистолапа. Но простить такой позор он не мог. Упустил добычу, стал посмешищем. Выпустив когти, Чистолап набросился на оруженосцев, стараясь искромсать хотя бы чью-нибудь наглую морду, но лишь получил в ответ несколько ударов, после чего его оттащил один из старших. Оттащил и отправил в лагерь, как наказание. Наказание. Для Чистолапа. За то, что набросился на своих с когтями. За то, что орал на весь лес и сорвал охоту.
- Какой же ты плохой, Чистолап! - проревел бурый котик и, размахнувшись, со всей дури пнул лягушку лапой так, что она улетела в кусты. И потопал дальше, расплескивая грязь во все стороны. Дождь уже кончился, и лес застелил туман. К счастью, у Чистолапа было какое-то необыкновенное чутьё, в которое никто и никогда не верил, кроме него самого. Это чутьё помогало ему ориентироваться в лесу, находить отличные места для охоты и дорогу домой. Но так как чутьё часто заводило Чистолапа в какие-то непроходимые дебри, над ним смеялись и говорили, что он выдумывает какую-то чушь.
"Мышеголовые дурни", - мысленно ругался Чистолап, оскорбленный в лучших чувствах. "Вы ещё будете трепетать передо мной, глупцы! Трепетать, когда я поведу это племя! Это я, я истинное дитя сумрака, а не вы! Жалкие насмешники..."
Чистолап зарычал и ударил лапой торчащий пень. Лапе стало больно. Тогда он нашёл пень потрухлявее и, размахнувшись, снёс его когтистым ударом. Чистолап часто бил пни и трухлявые бревна, так как часто злился на "товарищей", которыми ему должны были приходиться оруженосцы племени Теней. Поэтому в его лапах почти всегда была пара-тройка заноз, из-за чего они периодически гноились. Целитель в очередной раз ругал его, вытаскивал занозы под недовольные крики Чистолапа и отправлял его на выход. На выход, где Чистолап, обозленный на целителя, снова бил пни и снова сажал занозы. Глядя на его лапы, можно было подивиться: такие размашистые, толстые лапы, словно он и впрямь раскатал их о сбитые пни. Он весь был какой-то такой: размашистый, раскатанный, словно его нарочно слепили неаккуратно, из плотного и неподатливого комка глины. Толстые лапы, низкая, широкая спина, провисающее брюшко. Он никак не мог подрасти, поэтому смотрел на соседей по палатке снизу вверх. Смотрел и огрызался, что ещё всех их перерастет. Что они познают его величие! Это, как всегда, вызывало здоровый смех.
Из-под сбитого пня выскочили какие-то насекомые, и Чистолап отошел подальше, не желая, чтобы его укусили. В дождь все эти насекомые какие-то слишком злые. Дойдя до лагеря, оруженосец зло пнул его стену. Стена была колючей. Он охнул от боли и хотел было облизнуть лапу, но, увидев, какая она грязная, сморщился и просто несколько раз обмакнул её в лужу, чтобы обмыть. Впрочем, она просто испачкалась ещё сильнее, только теперь грязью со дна лужи. Чистолап зашел в свою палатку. Он хотел побыть один, рассчитывая, что все остальные оруженосцы на охоте. Сверкнула далёкая зарница, и Чистолап разглядел в палатке чужую шерсть. Он сжал зубы и нахохлился. "Вот и всё, не побыть мне одному в палатке! Ну да ладно, хотя бы не мой противный брат". Мысль о брате вызвала у Чистолапа новый припадок злости. Мглушка, светло-бурая, как крылышко соловья, но укрытая тигровой полоской, по крайней мере, не издевалась над ним, как другие оруженосцы. Она просто на него молчала. Молчала долго и упорно, так, что Чистолап время от времени переводил на неё взгляд и недовольно спрашивал: "Ну, чего тебе?", а она в ответ только что-то невнятно лепетала, видимо, пытаясь укорить Чистолапа в какой-то своеобразной мирной манере. Но жабоподобный оруженосец не понимал, что она пытается ему втолковать, а хитрая Мглушка, видимо, на это и рассчитывала, отводя от себя его внимание и снова начиная пристально молчать на него. Эта Мглушка была просто странная, поэтому Чистолап считался с её присутствием, в то время как других на дух не переносил. У него были друзья-взрослые, которые понимали его, вроде Молнии, но даже Молния время от времени могла посмеяться над ним, а Мглушка... Мглушка просто молчала. Вот и всё. Они, конечно, разговаривали о какой-то ерунде, но о ней все так или иначе болтают. То ли дело разговоры с "врагами" Чистолапа. Какими только едкими гадостями они не обменивались. Но нет. Словарный запас Чистолапа никому из них не переплюнуть! И только брат на его красивые, сложно выстроенные ругательства продолжал отвечать своим глупым "бе-бе-бе", что вызывало у Чистолапа бурную реакцию неистовства и заставляло напасть на брата и снискать наказание у взрослых.
- Ненавижу это всё! - неожиданно выкрикнул Чистолап, поняв, что не хочет больше сдерживаться, тем более перед Мглушкой, которая не станет "бебебекать" на него. - Ненавижу всех этих наставников и оруженосцев, и эти их тупые охоты! Они все просто блохоголовые тупицы, которые меня не понимают! Ненавижу быть Чистолапом! - в слепой ярости он подцепил своей толстой лапой чью-то подстилку и с размаху швырнул её о стену. В палатке пошел "дождь" из мха. Ярко сверкнула зарница, осветив жабьи глаза Чистолапа, горящие злобой. - Они прогнали меня! Я упал в грязь, они издевались и смеялись надо мной, а когда я хотел раздать им тумаков, взрослые просто взяли и прогнали меня, потому что я, по их словам, распугал всю дичь, сорвал всем охоту и напал с когтями на соплеменников! Но ведь это они издевались надо мной.
Чистолап весь аж дрожал от злобы. Он, наверное, выглядел забавно со стороны со своим неуклюжим, криво вылепленным телом, толстыми, низкими лапами и мерзкой мордой. Ещё одна подстилка, разорванная его когтями, полетела в стену. И ещё две.
- Моего брата вообще как будто пчёлы в голову кусали! Какой он мне брат вообще, когда ведёт себя со мной так, будто я кусок лисьего дерьма? Обзывает меня жабой! Хотя сам похож на жабу в сто раз больше. Но вот его почему-то любят, а меня обзывают Грязнолапом! Разве я заслужил это? Ненавижу, ненавижу их всех!
Чистолап заработал когтями интенсивнее, и вскоре кроме подстилки Мглушки в палатке не осталось ничего, что не было бы разорвано.
- Пожалуйста?.. - он отодвинул кошечку боком и разорвал её подстилку тоже. Тяжело дыша, повернулся к ней и своими горящими глазами заглянул в её.
- Я не хочу так жить, Мглушка. Почему мне так не повезло? Почему я не родился красавчиком с красивым героическим именем? Я не хочу, чтобы меня звали в честь какого-то тухлого дяди, которого я даже, семь колючек ему в ухо, не знаю! Они же будут надо мной смеяться всю жизнь, как над последним идиотом!
Чистолап яростно замотал головой и телом, разбрызгивая грязь по всей палатке.  Его то захлестывала злость, то накрывала горькая печаль, и даже сам оруженосец не мог определиться, что в данный момент терзает его больше.
- Да посмотри на меня, Мглушка! - резко выпалил он. - Я же вправду урод! Выгляжу как жаба, недаром меня так называют! Кто вообще так придумал, что я должен выглядеть как жаба? Звёздные предки? Ну я задам трёпку этим звёздным предкам, они у меня такого тумака отхватят!
Чистолап погрозил невидимым звёздным предкам и зло оскалил клыки. Он уже кого угодно готов был обвинить в своих неудачах.

+3

3

Недовольно нахохлившись, Мглушка лежала в палатке оруженосцев и раздумывала о событиях прошедшего дня. В принципе, кошка вполне могла назвать прошедшую тренировку плодотворной, поскольку с большим удовольствием выполнила норму на сегодня, задаваемую наставником, а также поймала на охоте-тренировке жирную крысу. Крыса долго и упрямо сопротивлялась, желая вцепиться с предсмертным хрипом в кошачье горло, но тут как раз и подоспел Сумрачный воитель, учитель Мглушки.
Это была одна из причин, по которой молодой оруженосец не спешил радоваться своим победам. В какой-то степени Мглуша хотела, чтобы наставник доверял полосатой кошке, но между не было той искры, которая обычно проскакивает между обучающим и обучаемым. С нескрываемой завистью бурая изредка наблюдала за другими парами, видела стремление к знаниям у того или иного котёнка, с которым Мглушка когда-то делила котячью палатку. И ей хотелось прочувствовать то же, что чувствовали её ровесники, но, увы, кошка натыкалась лишь на бескрайнюю стену и пустой спокойный взгляд наставника.
Иногда Мглушке хотелось прокусить учителю хвост, чтобы вывести хоть на какую-нибудь эмоцию. Она нередко шипела на него, отказывалась от обучения, гордо задирала нос и не просыпалась вовремя. Ей хотелось услышать хотя бы толику раздражения в голосе воителя, но он казался непреклонным.
«Я тебя сломаю еще»
На самом деле, Мглушке было по-настоящему обидно, что кот обращал внимания совсем на другие качества своего оруженосца, совершенно не брал во внимание тот факт, что Мглушка (как считала сама кошка) – гений; уникум, который может обойти многих собратьев если не в физической силе, то в умственной. И кошка каждую тренировку пыталась указать прямо, либо косвенно на сей факт: нелепо повторяла за наставником его же приемы, движения, привычки; перекатывалась и чуть ли не прыгала на двух задних лапках. Воитель же требовал совершенно иного, о чем спешил снова и снова повторить, при этом продолжая сохранять невозмутимость. Мглушка же сохранять невозмутимость не могла.
«Я могу повторить после пары телодвижений кота, его действия, а ты требуешь от меня быть сдержанней? Хочешь, чтобы твой ученик походил на тебя, верно?»
Зато здесь, сейчас, в тишине и вдали от замучившего наставника, Мглушка могла расслабиться и перемыть все косточки учителю. Оруженосец мог часами метать молча искры из глаз, переживая внутри себя все свои неудачи, но тем самым кошке действительно становилось легче. Главное, чтобы никто не помешал её одиночеству, не ввалился прямо сейчас в палатку с этими горящими глазами.
Мотнув ухом, словно отгоняя надоедливого комара, Мглушка, словно подтверждая свои мысли, повернулась к входу в палатку и, прищурившись, стала буравить исподлобья выход. Ей совершенно не хотелось, чтобы её недовольную увидел кто-то, не хотелось, чтобы этот некто привязался с расспросами и начал указывать на ошибки Мглушки. Мглушка знала свои ошибки, но считала эти ошибки всего лишь расхождением взглядов и упрямством наставника.
«Зачем он меня вообще наставляет, если пытается переучить? Воинский Закон? Я его знаю, может и не полностью, но знаю. А что еще ему надо от меня?»
Впрочем, за что Мглушка и была благодарна, так это за отсутствие серьезной критики во время тренировок. Если она замечала за другими котами-наставниками какое-то неодобрение поведения учеников, то от своего учителя Мглушка ни разу не слышала недовольства. Напротив, он либо менял тему занятия, либо задумчиво кивал. По подобным знакам кошка прекрасно научилась ориентироваться, осознавать, когда же она сделала правильно, а когда нет. И, казалось бы, в какой-то степени, они достигли понимания!
Но нет.
Мглуше хотелось больше.
Внезапные шаги заставили молодую кошку напрячься, нахмуриться и ожидать того, кто пришел. Не то, чтобы Мглушка была заинтересована в чьей-то новой морде в палатке, просто она знала, что от вторжения в ее одиночество, ее зону комфорта не спастись. Тот или иной оруженосец, пусть даже непроизвольно, помешает Мглушке «страдать» про себя.
Она буквально смела все недовольство с морды за считанные секунды до того, как обладатель шагов все же нырнул внутрь. И тогда-то сердце пропустило пару ударов, поскольку прямо сейчас перед ней появился не кто иной, как Чистолап.
К Чистолапу Мглушка относилась по-особенному. Она могла долго рассматривать его с неприкрытым интересов, силясь и желая поговорить с ним, но всячески отступая. Почему-то именно при виде этого оруженосца, бурая кошка чувствовала себя иначе. С любой другой компанией она могла смириться, могла вести себя как и полагается Мглушке, но едва на горизонте появлялся Чистолап, как Мглушка начинала теряться, забывать слова, вести себя смятенно или же просто молчать. За такое свое поведение полосатая частенько корила себя, боясь, что Чистолап воспримет это как жест агрессии, а потому все же предпочитала что-то договаривать, отвечать развернуто, намеренно не слышать свои же собственные заикания, либо просто молчать, слегка улыбаясь. Подобное поведение уже настолько въелось в обыденный характер Мглушки, что кошка даже могла не контролировать себя, отвечать на автомате, и все равно исход будет тот самый, который она и ждала.
Кошка не сразу определила тот факт, что бурый кот пришел не в духе. Засмотревшись на него, она лишь удивленно водила ушами, не в силах что-либо сказать. А ведь на языке крутилось столько уместных вопросов, которые, к сожалению, совершенно не шли. Лучше пусть Мглуша будет проводить время наедине с ним в молчании, чем снова испортит всю беседу своими странными словами и поведением. Всё же, быть может, Чистолап прямо сейчас уйдет, и тогда вопрос будет отправлен в никуда.
«Нехорошо так долго тянуть молчание. Ты его увидела, Мглушка, ты уже сверлишь его взглядом. Он может обидеться, либо разозлиться. Скажи же ему что-нибудь»
Кошка только было открыла рот, чтобы задать вопрос о том, что, собственно, произошло, как Чистолап не выдержал и сам начал рассказ. Он словно знал, что Мглушка заинтересуется произошедшим, а она-то, пушистая мечтательница, даже не подумала о таком раскладе. Не подумала, что Чистолап, этот самый Чистолап, может все рассказать и без её просьбы.
Однако по мере рассказа Мглушке становилось понятно, что именно вызвало такое недовольство Чистолапа. Она нередко была свидетельницей ссор, то ли распрей Чистолапа и его брата. Правда, при упоминании наставников, Мглушка было подумала, что у полосатого котёнка точно такой же конфликт с наставником, что и у нее, что Терновница точно также не понимает Чистолапа. И именно поэтому Мглушка с нескрываемой долей сочувствия глянула на оруженосца, но тут же одумалась. В воздух взмыл мох от раздираемой самым Чистолапом подстилки. На секунду Мглушка было подумала, что точно также может полететь и она, если Чистолап войдёт в раж, однако мигом откинула такую дурную мысль. Он не причинил бы вреда Мглушке. Мглушка просто не даст повода.
Слушая каждое слово Чистолапа, оруженосец все больше и больше начинал раздражаться. Не на слова Чистолапа, а на своих ровесников и соплеменников, которые относятся с такой неприязнью к бурому. Мглушка искренне не понимала, с чего начался весь конфликт, но очень хотела уладить. Не словами, так лапами. Не нравилось ей это.
- Их поведение отвратительно. Что мышеголовые оруженосцы, что наставники, которые были точно такими же, как мы с тобой. Что это за разделение? Мы им покажем, что еще из себя представляем, они будут блох выкусывать и судорожно вспоминать те дни, когда только посмели неправильно взглянуть, неправильно сказать слово.
Неожиданно для себя, полосатая кошка приплела и свою тему негодования. И без того сильное недовольство, сказалось еще серьезней после рассказа Чистолапа, отчего Мглушка совсем перестала себя контролировать, поддерживая целиком и полностью бурого кота. Она даже поднялась и, опустив уши, грозно глянула в сторону выхода. Если некоторое время назад полосатая хотела провести время в одиночестве, то прямо сейчас ей до безумия хотелось встретиться с одним из оруженосцев, что посмели испортить настроение Чистолапу, посмели испортить настроение ей. Может быть в битвах она не сильна, но, с другой стороны, Мглушка вполне могла бы завязать потасовку, пусть и не выходя победительницей из нее. Увы, в моменты злости, приходит и неконтролируемая агрессия, о которой оруженосец возможно и будет жалеть, но потом. Сейчас Мглушка ощущала только темную пелену злобы, застилающую глаза.
- И вообще. Они не правы. Сами они грязные жабы, раз так ведут себя. Отводят от себя подозрения, я точно это знаю! Потому что их поведение – это жабье поведение, а твоё нет.
Она воинственно вздернула подбородок и осторожно отошла, когда Чистолап попросил. Воодушевленная своими же собственными словами, Мглушка бойко пронаблюдала за тем, как и ее подстилка разрывается на части. А потом слегка остыла, шумно выдохнула и опустила взгляд на раскиданный мох.
«Возможно, заставят нас с Чистолапом убрать все это и сооружать новые подстилки. Но пусть только попробуют снова нападать, я-то уж им устрою»
Конечно, Мглушка ничего не могла устроить, но не в силах остановить поток бурных эмоций, она обещала, что обязательно это сделает. Она на стороне Чистолапа и будет оставаться на этой самой стороне.
Наблюдая за мхом, кошка продолжала слушать Чистолапа. А затем перевела на него взгляд и в аккурат встретилась с его взглядом.
Тотчас все эмоции отошли на задний план. Едва-едва улавливая, что же ей говорит оруженосец, Мглушка с неприкрытым интересом и смущением продолжала разглядывать глаза Чистолапа, буквально впиваться в них взглядом. Она даже не отшатнулась, когда грязь с собеседника попала прямиком на ее только недавно вычищенную шерстку. Слишком уж кошка была оторвана от всего этого внешнего мира. Перед ней были красивые ярко-карие глаза Чистолапа.
- Ну, - полосатая прекрасно осознавала, что Чистолап обращался к ней, словно ожидал от нее какого-то внятного ответа. А что Мглушка? Мглушка не могла связать и двух слов нормально, когда Чистолап был рядом, когда вглядывался в ее глаза, когда называл её по имени. Несмотря на все те насмешки, движущиеся прямиком за ним, для Мглушки этот оруженосец был кем-то особенным. Как-то даже описывая чувства, испытываемые при Чистолапе, Мглушка сравнивала их наблюдением заката, либо рассвета. В оруженосце было что-то сказочное, что-то необычное, чего, казалось бы, и быть не должно. И, не понимая внезапных вспышек смущения и заторможенности, Мглушка была очень заинтересована в причине своего поведения. Правда, раскрыть ее до сих пор не могла.
- Знаешь, - она определенно забыла, что хотела сказать. Растягивая какие-то нелепые слова-фразы, Мглуша пыталась скрыть все свое смущение, что получалось из лап вон плохо. Тогда, мотнув головой, чтобы скинуть это противное (как хотела думать Мглушка) наваждение, кошечка улыбнулась так искренне и по-доброму, а затем положила лапу на плечо Чистолапу.
- Разве для того, чтобы быть красавчиком, нужно иметь жабий вид, как у твоего брата и героическое имя? Да и как посмотреть, например, мне кажется, ты намного симпатичней, чем твой братец, - Мглушка успела пожалеть несколько сотен раз о том, что сказала так прямо какую-то личную информацию. Раскидываться так словами, наподобие «нравишься – не нравишься», казалось полосатой кошке чем-то потаённым, запретным для нее. А здесь, возможно ради того, чтобы успокоить Чистолапа, Мглушка начинает рассказывать внезапно все то, что происходит сейчас в ее голове.
«Не понимаю себя»
- Но Чистолап, жабы выглядят не так, как выглядишь ты. Они же склизкие, страшные и пугающе кричат. Ты же не склизкий, - и чтобы проверить, Мглушка осторожно ткнулась носом в грязную шерсть Чистолапа, а затем обошла его, оценивающе осматривая. Все это время молодая кошка пыталась перебороть то самое чувство смущения, и, кажется, потихоньку что-то получалось. По крайней мере, у Мглушки уже получалось вести себя немного уверенней. Наконец, сделав круг, она вновь села напротив оруженосца и пожала плечами, будто бы подтверждая свои слова.
- И не пахнешь так, как пахнут они.
В копилку вопросов неожиданно добавился вопрос «Узнать, как пахнуть жабы». И Мглушка была бы не Мглушкой, если бы не поинтересовалась об этом у наставника. Чуть позже.
- А имя. А что имя? Как ты думаешь, как тебя назовут, когда ты станешь воителем? Вдруг предводитель разглядит в тебе какие-нибудь качества и полностью поменяет твоё имя? Скажем... Как бы ты хотел, чтобы тебя назвали?
Мглушка – мечтательница. Ей очень бы хотелось вместить Чистолапа в её мирок, придуманный ею самой. Но, конечно, это не получилось бы. Потому что, во-первых, ей казалось, что Чистолап не такой мечтательно, как она. А во-вторых, мирок был выдуманный.
Потому и приходилось делиться своим мирком с помощью простых слов.

Отредактировано Мглуша (2017-06-01 22:44:17)

+2

4

Чистолап с недоверием посмотрел на Мглушку. Её слова с трудом соответствовали его представлению реальности. Ему казалось, что ученица просто зажмется в свой угол и будет со страхом на него смотреть, либо начнёт причитать по поводу разорванных подстилок. Чистолап знал её только тихой тенью за своей спиной. Она и в прошлом, вероятно, пыталась поддержать его, но эти робкие попытки уже стерло время, не успели они крепко въесться в память.
"Может, она  боится, что я её поколочу, поэтому поддерживает меня?" - удивленно думал оруженосец, продолжая недоуменно разглядывать кошку. "Нет, не похоже на то. Видимо, у неё тоже был так себе день. Не знал, что она может так говорить".
На самом деле, нападки на Чистолапа были вполне справедливы. Он не безвинный, обиженный всеми отщепенец, а крикливый наглец, который своими недовольствами вечно портит всем охоту, спугивая дичь. С ровесниками разводит споры, так как никто из них попросту не хотел бы подчиняться ему, ссоры, первым начинает драки, часто выпускает когти, что взрослыми явно не одобряется, вплоть до серьёзнейших наказаний, если кто-то на него умудрился пожаловаться. Так что, если бы не обожание Мглушки, быть Чистолапу осмеянным и осужденным ей. Удивительно, что даже такой неказистый, неприятный тип может кому-то понравиться. Через много лун он станет куда более интересным котом, а его подход станет более осмысленным, взрослым. Но, в бытность оруженосцем, Чистолап представляет собой скорее недовольного жабеныша, чем гордого молодого кота. И слова Мглушки действовали на этого жабеныша неоднозначно. Они грели его самолюбие, но разжигали и недоверие. Чистолап не любил пустую лесть и никак не воспринимал, поэтому надеялся на искренность полосатой ученицы и в то же время, наученный жизнью, страшился, что слова могут оказаться лживыми.
Неожиданно он почувствовал, как Мглушка приближается, и машинально прижал уши, готовясь к атаке, если она накинется. Вздрогнул, почувствовав её лапу у себя на плече и дикими, круглыми, рыжими глазами посмотрел на неё. В конце концов, его никогда не трогали никакие ученицы, разве что на тренировках, но это не считалось, так как сразу после этого его тяжелая лапа опускалась на их тощие телеса и едва не вбивала в землю.
- Жабы пахнут грязью, - пробормотал Чистолап, чувствуя, как сжимается сердце от слов о том, что он красивее брата. Неужели она и впрямь что-то в нём нашла, или же это просто братец у него настолько уродливый, что даже жабоподобный Чистолап выигрывает на его фоне? Она даже понюхала его шерсть, на что оруженосец, не удержавшись, засмеялся.
- Я действительно пахну как жаба.
После этого Чистолап немного успокоился и пришёл в себя. Обычно его "приводила в себя" Терновница, но в отсутствие наставницы он нередко творил всякие кошмарные вещи, и некому было его успокоить. А Мглушка смогла. Не стала над ним издеваться или противно утешать. Чистолап подумал, что ей и вправду можно довериться. Наверное можно. Наверное.
- Качества? - он горько усмехнулся. - Посмотри, какой я. Порчу всем охоту, ругаюсь, толком ничего не умею. Если предводитель и захочет назвать меня в честь каких-то моих качеств, то даст мне имя Криворожий или Бестолочь. А вот какое я бы себе хотел имя..., - бурый кот ядовито посмотрел на свои грязные, мокрые лапы. - Вообще-то, было бы неплохо получить имя Тигрогрив или Царапан, или скажем Быстрохват. Да что там, пусть назовёт меня хоть Бурохвостом, всяко лучше, чем быть этим идиотским, пчелоголовым Чистолапом.
Он в злости стукнул лапой по разрушенной подстилке, и... неожиданно заметил всё, что сделал. Палатка была разгромлена. Повсюду лежали мокрые клоки рваного мха. Чистолап опустил уши.
- Что же я... что же я наделал... - пробормотал он, чуть отступая назад. - Меня же наказали за то, что я помешал охоте и устроил драку. Они вернутся в лагерь и увидят, что я ещё и подстилки все разорвал. Меня... меня же в воины никогда не посвятят.
Чистолап ошарашенно смотрел на мох и на свои перепачканные в нём, большие лапы. Надо было что-то делать. Что-то придумывать, причем срочно.
- Так, Терновницы с ними не было, - лихорадочно рассуждал он, перебирая варианты, куда можно было бы перебраться жить на пару лун. - Может быть, если я сейчас пойду в лес и наловлю добычи, а потом найду её, она скажет что всё это время я был с ней, и... нет, она ни за что не станет меня выгораживать. Но, может быть, так мне хотя бы смягчат наказание?
Чистолап почувствовал, что вновь одинок и несёт большое бремя собственной беспомощности.
- Ладно, я это, пойду. Я надеюсь, поймаю что-то. Пока, Мглушка, - через силу проговорил он и вывалился из палатки. На Мглушку никто не подумает, что это она разорила подстилки. Все поймут, что виноват Чистолап. Ещё и спросят, не обидел ли он и её. Бурый котик даже не думал о таком варианте, что Мглушка могла бы помочь ему в охоте. Он никогда не просил у других помощи, потому что знал, что за это придётся платить. А ещё можно получить грубый отказ. В общем, Чистолап рассудил, что лучше уж утонет в луже в лесу, чем подвергнется упрекам и насмешкам вновь. Темные тучи, закрывшие луну, снова пролились дождем, и Чистолап почувствовал, как крупные капли падают на его шерсть. Повесив нос, он поплёлся к выходу из лагеря.

+2

5

Мглушке нравился Чистолап. В нем не было заносчивости, не было какого-то эгоизма и излишне порывистых действий, слов. Возможно, он и мог сорваться, либо приукрасить своё мастерство, но он прекрасно осознавал, что всё не так безоблачно, как представляет оруженосец. Он не хвалился понапрасну, не храбрился, если знал, что что-то идет не так, не начинал первым драки. Он был по-своему уютен, и общение с Чистолапом Мглушке нравилось. Возможно, даже нравилось больше, чем с кем-либо другим. И если сестры, полностью почувствовавшие темный дух Сумрачного племени, позволяли себе некрасиво и грязно выражаться по отношению к таинственной Мглушке, то Чистолап видел в ней больше, чем что-то, укрытое пеленой мглы. Мглушка была не только своим именем, она была живой, настоящей кошкой. И Чистолапу удалось раскрыть её, как удалось повлиять и на её молчаливость. Хотя, возможно, ученице это только казалось. Опутанная неизвестным ей притяжением к темно-бурому коту, Мглушка была готова всегда оправдать его. Не потому что ей хотелось показать его светлые стороны, а потому она видела его таким, видела его светлым. Потому что любое другое агрессивное действие Чистолапа по отношению к другим кошка списывала на защиту.
«Если не трогают его, то не трогает и он»
Но сейчас Чистолап был слишком уж подавлен. И, может быть, Мглушке удалось его слегка растрясти, разогнать то самое чувство обиды и злости на оруженосцев, но она все равно чувствовала эту самую атмосферу, появившуюся с тех пор, как в палатку заглянул темно-бурый оруженосец. Он все еще был зациклен на произошедшем, и Мглушка не знала, как бы ему помочь.
- Грязью может пахнуть любой другой кот, но от этого он не станет жабой. А настоящие жабы пахнут сыростью, болотом и чем-то еще, что я пока не могу определить. Вот скажи, ты когда-нибудь нюхал жабу? А я нюхала. Однажды мы с наставником пытались поохотиться на жаб, и я, увидев одну из них, решила напасть. Но придавила собой и приложилась носом прямо к ее склизкой спине. А потом вся пропахла ей насквозь, да так, что наставник предложил пожевать еловых веточек и искупаться. Но это само выветрилось...
Она резко замолчала, понимая, что Чистолапу скорей всего не интересны истории Мглушки, поскольку в его голове сейчас происходило что-то совершенно иное, точно не размышления по поводу жаб. А вот Мглушка с удовольствием бы рассказала ему что-то интересное, что-то, что могло бы полностью переключить бурого кота с досады на какое-то веселье. Она была готова даже пошутить, но пошутить настолько глупо и не смешно, что уже с этого можно было рассмеяться.
Вот только Мглушка никогда не умела привлекать внимание, она была обычно кошкой, рожденной, чтобы обитать где-то на задних планах.
- Просто ты еще не раскрылся им. Я вот тоже не раскрылась, хотя и знаю, что если буду продолжать так дальше, то вскоре получу какое-нибудь странное имя, вроде Тихони. А зваться Тихоней мне не хочется, я же не Тихоня... Не всегда, точней, - ее голос заметно стих. Она нередко слышала в свою сторону упреки из-за того, что она молчит. Но разве есть смысл слишком много разговаривать. Да и, например, когда ее сестры разговаривают меж собой, они чуть ли не перекрикивают друг друга. А Мглушке не хочется оказываться в точно такой же позиции.
- Да и, к тому же, это не все твои качества, которые ты перечислил. Ладно, может быть, ты и портишь охоту и ругаешься, но ты совершенно иначе можешь показать себя в какой-нибудь серьезной и сложной ситуации. Нам не одиннадцать лун, чтобы уже думать о посвящении. Мы все еще обучаемся.
И она вновь замолчала, заметив, как меняется выражение морды Чистолапа. Кажется, осознавший, какой же он погром устроил в палатке, он еще сильней поник, и потому слова Мглуши потеряли всякий смысл. Если она смогла чуть-чуть ободрить его дурацкими сравнениями, то сейчас она уже точно не могла ничего сделать. Осматриваясь, она несколько расстроено била хвостом то по остаткам подстилок, то по земле. Надо было как можно скорей что-то решить. Должен же быть выход!
А пока она думала, Чистолап уже придумал план, придумал, как сможет выбраться из положения, и глаза ученицы загорелись. Она уже было начала представлять, как два оруженосца пойдут на охоту за скользкими жабами, поймают несколько, а затем покажут наставникам, что не лыком шиты. И Мглушка скажет, что все это время была с Чистолапом на охоте, поэтому знать не знает, что же случилось с подстилками. Это определенно могло подействовать, а самое главное, не пришлось бы валяться в траве, сбивая запахи.
Правда, за нее все было решено заранее.
- Пока, Мглушка,
Сердце издало предательский стук, а в горле появился ком, не дающий дышать. Все планы потихоньку рушились, и Мглушка ничего не могла сделать. Проследив, как Чистолап скрывается за пределами палатки, она расстроено вновь осмотрелась и хотела уже лечь на свою подстилку (которой также не было), как в голове что-то стукнуло.
Конечно, Мглушка никогда не совершала подобного, но ведь в первый раз все возможно, верно?
Вынырнув резко из палатки, она осмотрелась, а после увидела отдаляющегося оруженосца.
- Постой, - как можно скорей догнав темно-бурого кота, Мглушка пошла рядом с ним, изредка посматривая назад, на палатку оруженосцев и на саму поляну, не видел ли кто их, - Я пойду с тобой, помогу тебе. Ну, и просто потренирую свои навыки, чтобы наставник вот уж точно перестал во мне сомневаться.

+1

6

Дождь постепенно усиливался, и вера в возможность что-либо поймать этой ночью покидала Чистолапа. Вероятно, если дождь станет совсем жутким, отряд ночных охотников вернётся домой раньше времени. Бурый оруженосец просто не успеет ничего поймать. Он помялся около выхода из лагеря, как вдруг услышал за спиной шлепки лап по грязи.
- Постой, - послышалось сзади, и Чистолап удивлённо обернулся. К нему спешила полосатая Мглушка. Она сказала, что пойдёт вместе с ним. Даже не спрашивала, хочет он того или нет. Это понравилось Чистолапу. Ведь это могло означать, что она настроена серьёзно. Или просто боится, что в изорванных подстилках обвинят, всё же, её. Чистолап усмехнулся в свои густые усы, но почувствовал себя немного увереннее. Он не один.
- Пойдём к высоким соснам, - недолго думая, сказал темно-бурый котик. - У меня совсем не получается ловить белок. Если я добуду одну, Терновница придёт в восторг. Вдвоем-то мы её точно поймаем.
Он весело пошлёпал по лужам вперёд. Грязь на шерсти давно не пугала: её уже слишком много, чтобы он мог вымыть мех за один раз. Нужна какая-нибудь чистая лужа, в которую грязный оруженосец мог бы окунуться с головой и смыть с себя всё это. Чего только стоит грязь из той трясины, где Чистолап чуть не утоп. Эта грязюка дошла до самой кожи, более того, согретая теплом кожи, она успела подсохнуть, и даже дождь не смог сломать до конца эту "броню".
В дождь часть запахов стирается, зато они, размоченные водой, становятся более яркими и острыми на какое-то время.
- Туда, - шепнул Чистолап, указывая на два больших дерева, а затем на клочок беличьей шерсти, промокший, почти упавший с коры. Он чуял удачу. Его чутьё, наверняка ниспосланное звёздными предками, вновь привело к добыче. "А ведь никто не верил!" - мысленно ухмылялся Чистолап.
- Смотри. Ты будешь сидеть на этом дереве и ждать. А я заберусь на то, спугну белку и погоню к тебе. Так что, будь готова её поймать, если что.
Чистолап вскарабкался вместе с Мглушкой на выбранное дерево, мощно вцепляясь в кору своими крепкими когтями. Зачем он это делал? Нет, не для того, чтобы поддержать ученицу, хотя такой вариант был бы наиболее благородным. Чистолап просто хотел получше осмотреть ветку, к которой ему придётся гнать белку, чтобы не потерять её среди листвы. Он первым запрыгнул на надёжную ветвь и помог забраться Мглушке.
- Отлично. Готовь коготки, сейчас всё будет, - самоуверенно усмехнулся котик, спрыгивая с ветки и тормозя падение зацепом когтей о ствол. Оказавшись в траве, он ещё раз принюхался и уверенно направился к дереву. Белка точно там, может быть, спряталась под листвой от дождя, но она там. Чистолап чувствовал уверенность в этом на все свои десять когтей. Движения стали более осторожными, он крался, как настоящий сумрачный кот. Даже карабкался не привычными резкими махами лап, а осторожно выпуская когти и старательно удерживая себя в равновесии. Запрыгнув на ветвь, Чистолап наконец-то увидел белку. А белка его. Она стремительно пустилась вдоль по ветви, и бурый котик помчался следом, недовольно рыча. Прыжок - и белка перепрыгнула на дерево, где пряталась в засаде Мглушка. Чистолап размахнулся и прыгнул следом, тяжело падая на ветку, едва не прогибая её под своим весом. Обошлось, не упал.
Он уже видел впереди бурую шерстку ученицы среди листвы, но никак не мог догнать злополучную белку.
- Лови, она передо мной! - отчаянно выкрикнул Чистолап.

+1

7

Мглушке казалось, что сейчас рассерженный Чистолап повернется к ней и прогонит. Не так уж часто кошка напрашивалась с кем-то в прогулку, либо на охоту. Точней сказать, она никогда не напрашивалась – ее либо звали, либо не звали. Третьего было не дано.
Только вот почему-то прямо сейчас Мглушке захотелось пойти следом, помочь Чистолапу, очистить его запятнанную (как бы то странно ни звучало) шерсть от издевок. Эти оруженосцы ничего не могут самостоятельно, а вот Чистолап сможет. И Мглушка ему поможет. Хотя бы ради того, чтобы потом, с победой во взгляде, посмотреть на этих непутевых обидчиков, слушающихся исключительно наставников.
«А вот мы с Чистолапом будем самыми-самыми умелыми оруженосцами. Мы докажем это, докажем, что можем действовать сообща и без этих занудных разговоров и правил»
Неожиданно для Мглушки, Чистолап согласился, сразу сообщив о точке их путешествия. Дернув усами, ученица с непониманием взглянула на друга. Возможно, стоило сначала начать с чего-то легкого. А наставник в любом случае будет рад, увидев, как же сильно его оруженосец поднялся в умениях. Мглушке казалось, что все так легко. Но Чистолап не искал легких путей.
- Хорошо. Ты ведь помнишь, как туда добираться?
Она не нуждалась в ответе. Словно зная, что Мглушка спросит именно это, Чистолап зашагал к высоким соснам, игнорируя грязь и лужи. Полосатая же сначала пыталась обходить вязкую и липнущую к лапам землю, а затем и сама влилась в «баловство». Все же, это весело. И рядом нет никаких ворчливых учителей, запрещающих так делать.
Здесь только она и Чистолап.
Сказать по правде, Мглушке было уютно с Чистолапом. Она нередко кидала взгляд на него и широко улыбалась. Она знала – Чистолап поддержит её во многом, а она поддержит Чистолапа, пусть они и не так часто общаются. Чистолап был таким простым на первый взгляд, но стоило только углубиться в него, найти какие-то интересные занятия, узнать что-то новое, как создавшаяся в голове Мглушки картинка тотчас рушилась. Кот действовал неожиданно, непредсказуемо. Он был интересен даже таким, скрытым под слоем налипшей грязи.
Осмотрев себя, сумрачная ученица с удивлением осознала, что она находится под таким же грязевым панцирем. Следуя за спутником, Мглушка даже не обращала внимания на то, как же сильно она испачкалась. Лапы вязнут в грязи, тяжелеют, а Мглушке все равно. Лишь кивнув Чистолапу, она стала осторожно подкрадываться к деревьям, на которые и указал собеседник.
- Думаешь, она прячется от непогоды? Дождь смыл почти все запахи, поэтому я совершенно не чувствую бел... О, я вижу.
Шерсть, вымокшая под дождем, тотчас попала под наблюдение Мглушки. Ей было неизвестно, давно ли эта шерстка висит на древесной коре, однако вера в слова Чистолапа брала своё. Мглушка хотела испытать удачу, почувствовать азарт от погони за рыжим существом. Она не подведет своего спутника.
Слушая и запоминая инструкции, данные темно-бурым оруженосцем, Мглушка приглушенно и сладко выдохнула. Хотелось бы ей, чтобы наставник был таким же, как Чистолап.
- Хорошо. Она быстро попадет в мои лапки, - широко улыбнувшись, тихо прошептала Мглушка. Она слишком верила в себя, либо хотела верить при Чистолапе, чтобы не посеять семя сомнений, не обидеть сумрачного своим кротким «я не могу». Естественно, она может. И прямо сейчас покажет.
Легко (не без помощи Чистолапа) взобравшись на дерево, Мглушка благодарно мурлыкнула на помощь друга. Ей было приятно, что Чистолап не забывал о кошке, даже когда на кону стояла охота. Отчего-то кошке хотелось верить, что именно поэтому оруженосец и вскарабкался вместе с Мглушкой. Чтобы пронаблюдать за ней. Она, конечно, не нуждалась в наблюдении, но забота тоже по-своему приятна.
- Белочка еще не знает, во что ввязалась, - в тон Чистолапа пробормотала Мглушка, а затем довольно прикрыла глаза. Что же, задача ее вполне легка: не проворонить белку, нанести удар, поймать в цепкие лапы. Кажется, что в этом сложного?
Устроившись в глубине листвы, Мглушка всеми лапами вцепилась в ветку, чтобы не упасть, а сама наблюдала за Чистолапом и белкой. Пусть их и было видно с трудом из-за нависающей листвы, но Мглушка старалась не пропустить ничего. Все же, дальнейшее зависело только от нее.
«Удалось!»
Услышав резкий шелест, хруст, а затем и крик полосатого сумрачного, Мглушка приподнялась, и, выждав время, рванула на белку.
Вот она, прямо здесь. Её рыжая шерсть прекрасно выделяется среди ветвей деревьев. Кажется, она удивлена, ошарашена и испугана. Это шанс, один и единственный. Мглушка упустит его – Мглушка потеряет жертву. И, наверное, потеряет доверие Чистолапа.
Совсем немного – лапу протянуть, и белка будет в тисках. Азартно хохотнув, Мглушка постаралась наскочить на жертву, и...
Осечка. Промашка.
Не рассчитав сил и возможностей, Мглушка запинается о собственные лапы, скользит, чуть ли не падает с ветки. Зацепившись передними лапами, полосатая молча посмотрела вверх, а затем перевела взгляд на удаляющийся огненный хвост. Она не сумела, потеряла навык. Даже когти не спасли от скользкой поверхности. И чем, мышь тебя грызи, Мглушка только думала? Ей стоило быть осторожней, стоило быть холодной. Это все же охота, а не глупая игра. И, предки, почему осознание и разум пришли на подмогу только сейчас, когда они висит на двух лапах и не может подняться?!
Теперь её путь только один – вниз.

+1

8

Горящие глаза Чистолапа надо было видеть. Он казался по-настоящему счастливым, когда гнал белку и следил за лапами Мглушки, готовящейся принять жертву. Ученица рванулась вперёд, и... Чистолап прижал уши. Лапы полосатой кошечки скользнули по мокрой от дождя коре и сорвались вниз. Белка пробежала мимо по стволу. Чистолап мог её нагнать. Всего пары-тройки рывков было бы достаточно, он никогда не был так близок к жертве. С его толстым, широким тельцем и короткими, неуклюжими лапами это было сказочным везением. Чистолап помчался по ветви. Рывочек, ещё рывочек... его морда резко опустилась вниз, лапы плотно уцепились за ветвь. Чистолап поймал зубами загривок едва соскользнувшей с ветви Мглушки и крепко сжал. Шея заболела от тяжести, но он не выпустил кошку, а лишь крепче прижался к ветви и выпрямил плечи.
- Я... сильный, - прорычал он сквозь зубы, сквозь загривок Мглушки. - Они этого не замечают, но может я и хуже, но сильнее их всех.
Сдавленное рычание стало громче. Крупные когти Чистолапа крепко сжимали кору, едва не раздирая её. Мглушка всегда была большой кошечкой, массивнее и выше, чем её сестрички. Даже выше, чем сам Чистолап. Выше, но не толще. В этом Чистолап с лихвой её побеждал, как и многих оруженосцев племени. Его мясистые бока быстро сдувались и надувались вновь, так резко он вдыхал воздух сквозь сжатые зубы, совсем позабыв про способный к дыханию нос. Взгляд мимоходом упал вниз, и Чистолап пошатнулся. "Какая высота... это я загнал нас сюда. И теперь мы оба разобьемся... или только Мглушка, если я выпущу её. Мышеголовый дурак..."
Белки давно уже и след простыл, а Чистолап всё стоял и кряхтел.
- Они... они все проникнутся моим величием! - прохрипел он и сделал рывок через силу. - Все они будут повторять моё имя, будут уважать меня, - послышался хруст коры, когда Чистолап начал затаскивать Мглушку на ветвь, отодвигаясь назад и вновь закрепляя когти на дереве. - Каждый будет мечтать о моём внимании, каждый... будет мечтать стать моим другом, - едва не ломая шею, Чистолап втащил Мглушку на ветку и держал за загривок, пока она не вцепилась в кору покрепче. Он даже не думал о том, что ей могло быть больно, когда его зубы сжимали её загривок. Ему не стало совестно, даже в голову не пришло спросить, как она себя чувствует. Чистолап просто стоял на ветви, глядя круглыми глазами куда-то мимо своих лап и тяжело дыша.
- Я сильный, - повторил он, словно окрестные деревья ещё не слышали его пламенных себялюбивых речей.
Немного отойдя от шока, Чистолап пришел к выводу, что не стоит оставаться на этом дереве дольше. Он осторожно пролез мимо Мглушки.
- Я буду спускаться первым, - командирским тоном заявил оруженосец. - А ты за мной. Если что, кричи, я тебя поймаю.
Уцепившись задними и передними лапами за кору основного ствола, Чистолап полез вниз. Эта кора была крепче, в ней было больше глубоких впадинок, за которые удобно цеплялись когти, поэтому пыльно-бурый котик держался увереннее.
Когда они оба слезли с дерева, он наконец-то с облегчением выдохнул.
- Пошли к Гнили, - несколько  виновато выговорил Чистолап, понимая, что помойка - это одно из самых простых мест для охоты, благодаря множеству снующих по ней крыс. Но сами крысы, несмотря на питательность, пропахнут мокрой Гнилью, и есть их, брезгливо обдирая плешивые шкурки, придется самим оруженосцам, а никак не королевам и старейшинам, и тем более не предводителю с глашатаем. В более засушливое время они не так и мерзко пахнут, но в нынешний сезон... Чистолап перестал размышлять о грязных крысах и молча потопал к Гнили.
Оруженосцы думали о своём, и думы их были тяжелы. Около Гнили пахло собаками, которые недавно были здесь и распугали всех крыс. Гуляя по гадостно размокшей помойке, оруженосцы только извозились в помоях, но не нашли никакой добычи. Чистолап смешно подбросил найденный рыбий скелетик, пытаясь развеселить Мглушку, но, кажется, у него плохо получилось. Он не стал проверять, весело ли ученице, потому что очень не хотел увидеть на её морде стыд за него и сожаление.
Когда с Гнилью было окончено, Мглушка выглядела почти также грязно как и сам Чистолап. Слоёв грязи на ней было поменьше, но пахли они оба весьма дурно. Чистолап вообще не хотел прикасаться языком к своей шерсти, его едва не выворачивало от одной мысли о том, что придется умываться.
- Идём домой? - уныло пробормотал оруженосец, продрогший и замёрзший под дождём. Он, казалось, уже смирился с тем, что его накажут и за подстилки, и за проваленную охоту, и за самовольный побег из лагеря без указания наставника.

+1

9

Неподдельный страх сковал тело ученицы, мешая сделать пару простых движений, чтобы подтянуться. Лапы скользили по чуть ли не насквозь промокшей ветке, и Мглушке даже начало казаться, что она слышит треск. Где-то рядом был Чистолап, он точно так же мог пострадать, если кошка не отпустит лапы. Если ветка обломится, Мглушка потащит за собой вниз обоих. Нелепая смерть двух учеников, если об этом вообще кто-то узнает. Впрочем, оказавшись в такой глупой ситуации, Мглушка и думала о том, что лучше умереть, чем потом вспоминать всю жизнь, как сильно она оплошала на тренировке перед тем, кто был ей небезразличен. Это было хуже пытки.
Сжав зубы, полосатая зажмурилась и стала потихоньку расслаблять хватку. Если она будет брыкаться, треск продолжится, пока не достигнет своей цели – не сломает ту небольшую грань, которая еще позволяет жить Мглушке, позволяет жить Чистолапу.
«Чистолап... Прости меня»
Одним ловким движением Мглушка расцепляет лапы. Но не падает, парит в воздухе. Или это только кажется?
Испуганно дернув ухом, бурая ученица раскрывает глаза и с удивлением смотрит вверх. Чистолап. Он схватил ее покрепче, стал вытягивать из опасности, ставя на кон и свою жизнь. От этого Мглушке стало совестно. А ведь, не успей кот, и сумрачная камнем свалилась бы вниз, шмякнулась с большой высоты на землю и уже не встала. Если, конечно, там было чему вставать.
Поёжившись, Мглушка услышала шумное сопение соплеменника, а также слова. Разобрав их, кошка почувствовала себя еще хуже. Чистолап верил, пытался сделать что-то хорошее, когда она так неправильно повела себя, когда постаралась избавиться от обузы в виде себя. Да разве это правильно? А что, если бы она действительно упала и не выжила? Тогда Чистолапу пришлось бы отсчитываться не только за побег из лагеря, но и за жизнь бурой ученицы. Хотела ли этого Мглушка? Нет.
Молча принимая помощь Чистолапа, Мглушка старалась не создавать трудностей. Конечно, она не дергалась, но уцепиться лапами за ту самую ветвь, которая, как показалось Мглушке, хрустела под ними, пыталась. Правда, каждая попытка была тщетна, поскольку за такой короткий промежуток времени «спасительная соломинка» не успела высохнуть, была все такой же скользкой и непреклонной. Она не давала Мглушке ранить себя, как бы сильно ученица сумрачного племени этого ни хотела.
Голос Чистолапа, тем временем, продолжал вселять в кошку уверенность. Он знал, о чем говорил, знал, как правильно подбодрить, что себя, что Мглушку, и полосатая с трепетом прислушивалась к каждому слову темно-бурого оруженосца. Если он сильный, то и Мглушка тоже должна быть сильной. Ради родителей, ради племени, ради Чистолапа.
Грозно, но тихо зарычав, кошка все же вцепилась в ветку, а затем стала подтягиваться. Так и Чистолапу было легче закинуть её назад, и Мглушке было удобней перенести весь свой вес на передние лапы. Она будет жить. И никакие сырые ветки, никакие деревья, никакие белки не заставят воительницу окончательно разочароваться в своих силах. Может, сегодня ей и не повезло, но тот, кому везет всегда, никогда не чувствовал приятную сладость во рту от сделанного дела. Когда горечь поражения сменяется воодушевляющим теплом, быстро растекающимся по телу. Мглушка знала это чувство. И она, несомненно, хотела испробовать его еще раз.
Секунда-другая, и Мглушка уже на дереве. Вцепившись всеми четырьмя лапами, как напуганный котёнок, воительница вздыбила шерсть, отдышалась, а после посмотрела назад – в ту сторону, куда ускакала белка.
«Ну, ничего, маленький комок шерсти. Мы еще поймаем тебя»
Правда, Мглушка так и не смогла взглянуть на Чистолапа. Ей было стыдно за то, что она сделала. Казалось бы, подарила Чистолапу веру, а потом своими неосторожными действиями сломала её, разобрала по частям. И выбросила. Как теперь такой Мглушке верить? В следующий раз ситуация может быть другой.
- Извини...
Тихо под нос выдохнула полосатая, затем опустила взгляд вниз и подняла плечи. Нет. Никудышный из Мглушки охотник. С другой стороны, она только учится. И желать всего сразу было как-то неправильно. Хоть и хотелось.
Кивнув на слова о спуске и криках, кошка поморщила нос, почувствовав себя еще хуже. Теперь еще и Чистолап не верит в нее... Нет. Нет, конечно, нет. Он верит в сумрачную ученицу, просто беспокоится, как бы Мглушка снова не упала. А глупая Мглушка просто не понимает, что такое беспокойство. Ей невдомёк.
Спускаясь чуть позже Чистолапа, кошка старалась не смотреть вниз. Посмотрит – расцепит когти да свалится грузной тушкой. Ей этого не надо. Ей необходима безопасность, ведь еще и в лагерь надо будет вернуться. Желательно, с добычей.
Следующая «остановка» - Гниль. Ох, как же Мглушка не любила эту самую Гниль. Каждый раз, проходя рядом, кошка представляла, как в это место приносят мертвые тела, как от ослепительного солнца они разлагаются, разнося трупный запах по всему лесу. Представляла, как страшные белые черви разрывают плоть усопшего. Но, идти надо. Они же не смогли из-за невнимательности Мглушки поймать ту белку, хотя план-то был идеальным! Теперь, кошка должна отыграться, пусть местом отыгрыша и была самая ненавистная часть леса.
Гниль встретила оруженосцев холодно, негостеприимно. Не предложив небольшой компании и мышки, местность могла лишь злобно нависать над Мглушкой и Чистолапом, завывать благодаря ветру, а также пачкать лапы и бока. Мглушка никогда не была чистоплотной, наоборот, ей нравилась грязь. Но именно сейчас, стоя по уши в каком-то мусоре и отбросах, полосатая чувствовала себя донельзя неприятно. Её мутило, крутило и выворачивало наизнанку. От запаха слезились глаза, а нос давно уже перестал воспринимать иные запахи, поскольку отвратительная вонь забивалась как можно глубже, засиживалась подольше. Вот, кажется, проскочила крыса. Но силуэт расплывчат, а запах не определился. Мглушка была в тупике. В тупике был и Чистолап. Охота на сегодня была закончена.
- Идём домой? 
Короткий и резкий кивок. Поджимая под себя лапы и тряся ими изредка в воздухе, полосатая выбралась как можно скорей на местность, которую Гниль еще не коснулась. Воздух тут ничем не лучше, но зато под лапами нет никаких помоев. И крыс, к сожалению, тоже нет.
- Мы можем принести какой-нибудь подарок от Гнили и сказать, что самая отвратительная лестная местность передает свой пламенный привет. Конечно, это не поможет нам избежать наказания, но зато заставит старших замешкаться. И задуматься. Хотя бы на время отсрочим ругань.
Идея была так себе. Мглушка и представить не могла, что подберет что-то с земли и протащит во рту аж до самого лагеря. Да. Протащит, а затем отправится прямиком к целителю жевать травы. Весело.
- Например, тот же скелетик. Мне понравилось, как ты с ним разобрался. Можно взять его, а потом сказать, что во время нашей встречи это был не скелет, а рыбешка. Просто, пока мы выбирались из Гнили, рыбешка успела несколько раз помереть и испариться.
Голова была забита мыслями о наказании, и поэтому Мглушка пыталась своими остротами да шутками развеселить как себя, так и Чистолапа. Вот только ничего смешного нет.
Надо возвращаться в лагерь.

+1

10

- Они подумают, что мы сожрали добычу по дороге и издеваемся над ними, прямо показывая, что нарушили очередной пункт закона, - горько прорычал Чистолап. Он не злился на Мглушку, отнюдь. Злился скорее на себя из-за собственного бессилия. И ладно бы он был один, так нет, ещё и совершенно непричастную ко всему этому ученицу втянул. Она, конечно, сама виновата, что потащилась за ним, но долю своей вины Чистолап тоже ощущал. Эта Мглушка, вероятно, не видела, каков он на самом деле. Не видела, что он просто эгоистичный жабёнок, который вечно всё портит.
"Думаю, она в этом убедится, когда будет отмывать свою шерсть после этой прогулки".
- Делать нечего, надо возвращаться домой, - угрюмо подытожил он. - Мы здесь уже точно ничего не поймаем. Останемся здесь ночевать - за нами точно пошлют поисковые отряды, если уже не послали. Потом проблем не оберешься.
Злобно хлестнув по грязному боку не менее грязным хвостом, Чистолап поплёлся к лагерю, стараясь не оглядываться. Дождь хлестал его по плечам, но не смывал грязь, а только размазывал её по шкуре.
- Ладно. Спасибо, - нехотя сказал он. - Я не привык благодарить за всякое, но... спасибо, что ты рядом.

По приходе в лагерь оруженосцев, естественно, отчитали за всё. За побег из лагеря, за сорванную Чистолапом охоту, за разорванные подстилки. Чтобы заслужить прощение, им пришлось делать все подстилки заново и пару лун проводить вечера за вытаскиванием блох из шерсти старейшин и помощью по лагерю. Для Чистолапа эта история не стала уроком, он не смог побороть себя и продолжил нарываться на проблемы. Ещё не раз с тех пор он кидался на своего брата и остальных оруженосцев, не раз получал нагоняи от старших и отбывал наказания. Но, по крайней мере, он знал, что среди оруженосцев есть одна кошка, которая его поймёт и разделит с ним наказание. Он называл её сумасшедшей и считал, что она таскается за ним чисто из какой-то неведомой придури, но всё равно был благодарен ей. Возможно, спустя луны его благодарность превратится в нечто более осмысленное.

КОНЕЦ ЭПИЗОДА

+1


Вы здесь » cw. дорога домой » игровой архив » Беспокойная ночь