cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
КЛЕНОВЫЙ
тонкий расчет
СЕРЕБРО ЗВЁЗД
на вершине Олимпа
ОЦЕЛОТКА
запоминающийся дебют
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +24, пасмурно, душно
В игре
Кашель отступил, но в лес нагрянули новые напасти.

В Сумрачном племени котята становятся оруженосцами, а Ольхогрив берёт себе новую ученицу, Ивушку. Однако не всё так безоблачно - на территории племени Двуногие начали расставлять капканы, от которых уже пострадали несколько котов. Тем временем внутри племени далеко не все коты довольны правлением Когтезвёзда - не является ли это предвестием скорой бури? Просто ли жара донимает земли племени, или это знак Звёздных предков о том, что что-то неладно?

Речное племя, наконец, смогло вернуться в свой лагерь, для этого даже не пришлось сражаться, но всё ли так просто? Едва отбившись от двуногих, разогнавших банду, Серебро Звёзд должен решить множество проблем, и первая из них - как смогут ужиться речные коты с теми, кто против своей воли оказался в лапах изгнанников? Все речные котята выросли вдали от родного племени - смогут ли они стать достойными речными воителями? И теперь, когда Клоповник покинул племя, ситуация стала ещё тяжелее.

Племя Ветра решает исследовать найденные туннели, но это оборачивается гибелью нескольких воителей. Кто-то смог спастись, но ходы вывели уцелевших на земли соседей, чему вовсе не обрадовались Грозовые коты. Не станет ли это причиной нового конфликта? Тем временем Ветрогон посвящает в ученицы целителя бывшую одиночку, Мегеру, но что будет с племенем, где ни целитель, ни его ученица не разговаривают с предками?

Грозовое племя наслаждается тем, что в их лагере наконец-то стало просторно, но все ли проблемы решены? Что делают на их территории коты из племени Ветра? Не станут ли туннели слабым местом в обороне Грозовых котов? Наконец, и самое мирное время не обходится без смертей - и одна из королев умирает, дав жизнь долгожданным котятам, однако и это не единственная смерть в племени.

Небесное племя отныне не так уж дружелюбно к одиночкам и прогоняет тех, кто пришёл присоединиться к нему. Но у Звездошейки есть и другие заботы - множество посвящений, защита племенных границ и в особенности - тех, что появились недавно благодаря захвату нейтральных территорий. Племя растёт и крепнет, но долго ли продлится такая стабильность, надолго ли хватит сил у самого молодого племени леса - особенно с учётом новой пропажи воителя?

Банда распалась благодаря Двуногим, совершившим нападение на лагерь. Часть её членов была захвачена, кто-то погиб... Некоторые смогли освободиться из плена, но теперь их судьба - в лапах Серебра Звёзд и бывших соплеменников, которые отнюдь не намерены прощать.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » игровой архив » Подстилка из твоих косточек


Подстилка из твоих косточек

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://s5.uploads.ru/rwuRF.png

ПОДСТИЛКА ИЗ ТВОИХ КОСТОЧЕК

Шрамовник остался дозорным в лагере, пока большая часть соплеменников ушла на ночную охоту. Молодой Метелинке, в свою очередь, не спится из-за тревоги по пропавшему отцу. Вероятно, не все взрослые так уж плохи, и у одного из них она сможет снискать понимание? Или же он начнёт рассказывать ей страшные сказки про кровожадных рысей, окончательно лишая покоя?

дата и погода
конец юных листьев, ночь, накрапывает мелкий-мелкий дождик

локация
лагерь племени теней

участники
Метелинка (5 лун),
Шрамовник (30 лун)

Отредактировано Шрамовник (2017-06-19 17:01:04)

+5

2

Накрапывал мелкий дождь. Пахло свежей землёй, мокрой хвоёй, источала нежный запах ежевика, окружающая ясли. Метелинка сидела на пороге и смотрела на одинокую фигуру, застывшую в центре поляну. Её силуэт подсвечивался лёгким, лунным и звёздным светом, который украдкой заглядывал на опушку, окружённую разлапистыми высокими соснами. Большая, широкоплечая, неподвижная фигура. Ночной дозорный, зорким глазом следящий за любой угрозой, которая может помещать его соплеменникам наслаждаться сном. Естественно, тем, кто остался этой ночью дома.
Метелинка неловко мялась на пороге деткой. Маленькими лапками она перебирала по земле, не зная, как подойти к Шрамовнику и что ему сказать. Она сидела совершенно молча, стараясь на разбудить распухшие от количества жильцов ясли, стараясь не разбудить маму с сестрой, который итак настрадались за последние рассветы. Они все переживали и уже пару дней держались своим узким семейным кругом, даже у вечно весёлой Позёмки не было желания поохотиться на лягушку или откусить кусочек предназначенной Когтезвёзду мыши. А всё это из-за того, что уже несколько рассветов в лагере не было отца.
Он не вернулся после Совета. Мама поспрашивала у других, кто его видел, кто-то сказал, что он ушёл поохотиться. Но с рассветом любимая фигура не порадовала семью свежим кусочкам дичи, в полдень она не отбрасывала на горячо любимую женскую троицу долгой тени, на закате не окружил его запах перед сном. Его не было целый день. И следующий. И ещё один.
Его искали, но так и не нашли. Запах обрывался, исчезал, прошедший дождь совершенно не помогал поисковому отряду. Метелинка с Позёмкой примолкли и переживали. Каждый по-своему. Метелинка затихла полностью, огромными глазами рассматривая Тимьянчика или Сипушку, предлагавших что-нибудь сделать. Мир угасал и исчезал.
Первая новость, которую услышала светлая собственными ушами, - отца загрыз Зверь. Малышка отвернулась и ушла от говоривших воителей, не в силах поверить, что её любимый, смелый и сильный отец мог оказаться добычей неизвестного существа. Да он же его одной лапой уложит!
Но с другой стороны донёсся ещё один голос - отец просто ушёл. Из племени. Голоса словно смеялись над Метелинкой, но говорили украдкой, с придыханием, чтобы их слышали только избранные. Зачем разводить сплетни? Светлая прижала уши, готовая оскалиться на соплемеников, посмевших унизить её отца в его отсутствие, но так ничего не смогла произнести. Слова съелись тревогой, поселившейся в горле.
И вот сейчас она встала, настороженно глядя на Шрамовника, оставив за спиной спящих мать с сестрой. Она не знала, что может делать, но всё это время её преследовало воспоминание о Тростинке и её сестре Пчёлке. Тогда она просто сидела и громко сказала, что Пчёлки давно нет - и её тут же нашли. Может, всё работает именно по такому принципу? Шрамовник - сильный, смелый, умелый воин, внушающий страх своими шрамами на морде. Он, конечно, откажет ей, но... как Тростинка смогла быть убедительной? Ей стоит взять её в качестве примера?
Накрапывал небольшой дождь. Метелинка высунулась из-под природного козырька, который задерживал капли на юных зелёных листьях, встала на все четыре лапки и побежала к Шрамовнику. Остановившись рядом с ним, она вытянулась в струнку, до боли напрягая даже когти и хвост, и постаралась заглянуть ему в глаза.
- Шрамовник, - она вдруг застыла, потому что поняла - так и не подобрала идеальные слова. Замолкла, соображая, что хочет сказать, да так и осталась стоять.
[NIC]Метелинка[/NIC][AVA]http://sd.uploads.ru/mSslh.jpg[/AVA]

Отредактировано Подлёдная (2017-10-08 12:36:25)

+2

3

Ночь, тёмная, беспросветная, прохладной и влажной шубой окружала Шрамовника. Изредка из-за туч выплывала луна или клочок небесного меха, усыпанный блошками-звёздами. Изначально благородный защитник племени и вернейший дозорный благополучно подрёмывал на своём посту, периодически приоткрывая один глаз и проводя взглядом по местности, точно маяк с большим желтым фонарём. Но когда пошёл дождь, сон как лапой сняло. Мелкий, накрапывающий, он сделал воздух ещё более влажным. Шрамовник почти физически почувствовал, как глубоко "вдохнули" растения, как расправили листья-крылья могучие, раскидистые папоротники-орляки. Шкура-броня изрубцованного воина отделана замечательным подшерстком, который ещё не скоро пропустит воду, не позволит ей промочить мех до самой кожи.
"Ох уж эти истории с рысями", - мысленно посмеивался он, в шутку негодуя над тем, что именно его стали чаще ставить в ночные дозоры. Шрамовник не расстраивался из-за того, что ему не предлагали отправиться в поисковой патруль. Они, вероятно, полагали, что Шрамовник и рысь вцепятся друг другу в глотки и будут сжимать зубы, пока глаза одного из них не остекленеют навсегда. В чём-то могли быть правы, да. Но не стоит недооценивать Шрамовника. Этот кот уже не раз доказывал, что при помощи одной лишь пыли под лапами может спасти свою жизнь. Иногда ему казалось, что его просто недооценивают. Иногда - что его ценят слишком высоко, считая, что на одних его плечах будет держаться весь лагерь, если какая-нибудь рысь перебьет все поисковые патрули. Из-за этой неразберихи Шрамовник не знал,  возмущаться ему, или же чувствовать себя польщённым. Поэтому предпочитал промолчать или отшутиться. Пусть сами разбираются со своей опасностью, его в предводители никто не выбирал. Пока что.
Шрамовник густо распушил гриву, стараясь согреться. Сзади его позвал тоненький голосок котёнка. Обернувшись, воин с интересом обвёл Метелинку взглядом рыжеватых глаз. Она произнесла его имя, вытягиваясь, стараясь взглянуть на его морду. Вероятно, ища какое-то необходимое ей выражение. Дружелюбие? Игривость? Что котята вообще могут искать на лицах воинов?
Кошечка мокла под дождём, и этого Шрамовник одобрить не мог. Сегодня промокнет, завтра заболеет, послезавтра все будут лежать с зеленушными мордами и кашлять. Конечно, он мог прогнать Метелинку обратно в палатку, и она, наверняка, послушно убежала бы туда, боясь наказания, которое может придумать когтистый воин. Но ему слишком скучно на этом дозоре, а у Метелинки, похоже, есть к нему какое-то дело. Почему бы не выслушать?
- Иди сюда, не то вымокнешь, - проурчал он, показывая на место между своими передними лапами, до сих пор сухое, насиженное дозорным ещё до начала дождя. Предложение было очень настойчивым, в случае отказа Метелинка оказалась бы притянута к Шрамовнику насильственно. Нельзя же позволить котёнку замёрзнуть и намочить шерсть, в самом-то деле!
- Что случилось? - раздался его рокочущий голос, словно внутри бурого воина что-то большое и тёплое, что не даёт ему промокнуть и простудиться под накрапывающим дождём. Над Метелинкой возвышались его плечи и крупная, широкая морда, надёжно укрывая от капель. - Зачем ты меня позвала? Не спится? Или тренируешься быть сумрачной воительницей? - он усмехнулся. - Похвально, весьма похвально. С таким подходом ты станешь замечательной ученицей для своего наставника.
В округлых глазах Шрамовника нельзя было не заметить хищный огонёк. Словно невзрачное полено, внутри горящее угольями. И Метелинка оказалась вплотную к этому полыхающему пню. К её счастью, Шрамовник - соплеменник, заботливый воин, большой и пушистый собрат. Ей так повезло, что она не его ученица. Так повезло.
Он мечтательно прищурился, представляя, как будет гонять Рыбника, если тот вернётся с охотничьего задания с пустой пастью. Оруженосец любит его уроки, в этом Шрамовник уже давно уверился. Иначе зачем так охотно убегать, играя в жертву? Это слишком хорошее поощрение для хищника. Славный Рыбник, ловкая и умелая черношкурая мышка с прекрасным будущим.

+2

4

Огненные глаза Шрамовника, кажется, сами по себе вспыхивали в темноте, тлеющими угольками ночи глядя прямо на застывшую перед ним юную кошечку. Она распушилась, чувствуя, как капли моросящего дождика попадают ей на шкурку, и всё ещё ощущала, насколько пустая у неё голова. Метелинка не могла и слова вымолвить, она будто попала под чарующий гипноз огненного взора полосатого воителя, который в ответ размышлял, что необходимо с ней сделать. Эти переглядки, может, и продолжались бы до тех пор, пока Метелинка не сообразила, зачем, собственно говоря, пришла к соплеменнику (точнее, не зачем, а за чем), если бы их не прервал рокочущий, но мягкий голос, издающийся откуда-то из глубин пушистого, хотя немного промокшего Шрамовника. Метелинка засомневалась, глядя на предложенное ей место, но затем всё же втиснулась между лап испытанного боями и временем воина и тут же стало невероятно тепло.
Шрамовник словно источал его всеми фибрами души, чтобы было несколько удивительно - для того вояки, что представал в дневном свете перед котятами и остальными соплеменниками. И голос его всё продолжал идти откуда-то из глубины, урчаще-сладкий, мягкий до ответной дрожи в маленьком тельце котёнка. Она подняла голову, глядя на перевёрнутую Шрамовника, и заворожённо следила за тем, как на месте глаз двигался рот, а тёмный огонь с каким-то особым интересом полыхал на месте рта. Даже уши казались какими-то чуждыми отростками на подбородке - слишком правильные, слишком большие для просто шерсти. Фантасмагоричная картина.
Интересно. Очень интересно. И не только открывшийся вид, новый вдохновенный обзор на полосатого воителя, но и его предположения. Метелинка и не думала даже, что он может её похвалить, решив, что не спит она ночами ради будущих тренировок. Он сильно расстроится, если она скажет ему об отце? Всё же она совсем не знала Шрамовника - он был для неё той частью племени, которую она знала, мягко говоря, «шапочно», лишь по чужим представлениям, лишь с чужих слов. А сама разве что за пять лун парочку фраз обронила в стиле «Извините, пожалуйста!». Хм.
Она завозилась на месте, только сейчас осознав свою ошибку. Уверенность в правоте собственных действий пропала, как будто она только что не просидела полночи, выжидая, когда мозг согласится на этот рискованный шаг; пример Тростинки больше не вдохновлял. Лишь тень отца словно маячила перед глазами, безмолвно взывая к смелости своей храброй маленькой девочки, и Метелинка пыталась к нему прислушаться, вдохновляясь его примером.
- Я... нет, в общем-то, - она смущенно опустила мордашку вниз, прерывая зрительный контакт и разглядывая светлые пятна своих лап в темноте. - Я просто... думала, - она еле слышно вздохнула, переводя дух. Её обволакивал запах Шрамовника, тепло Шрамовника, лапы Шрамовника; она вдруг вспомнила, как отец брал её маленькую в лапы и вылизывал, опаляя усы тёплым дыханием, как восторгался своей маленькой смелой девчушкой, как хвостом проводил по её макушке, задевая коротенькую шерсть мимолётным, но чувственным и нежным движением. Как он приходил на ночь спать к ним в ясли, как приносил ужин, который они обычно делили с мамой, как его зелёные глаза смотрели на своих девочек - всех вместе. Семья... Это её семья. Которую она обязана отстоять. Она найдёт отца, где бы тот ни был, и узнает, что с ним случилось. Может, он до сих пор не пришёл в себя после той страшной вспышки гнева, вызванной у него словами Метелинки?
Светлая снова поёжилась, но теперь от неприятных воспоминаний. Однако они же придали нужный толчок её решимости. Она выпалила на одном дыхании, прикрыв глаза:
- Шрамовник, ты можешь пойти со мной в лес искать Тёрна?
«Сейчас он скажет, какая я маленькая и глупая и отправит спать», -поняла Метелинка, но всё же снова задрала мордочку и голубыми, полными надежды глазами уставилась на перевёрнутую кверху вниз исполосованную морду Шрамовника.
[NIC]Метелинка[/NIC][AVA]http://sd.uploads.ru/mSslh.jpg[/AVA]

Отредактировано Подлёдная (2017-10-08 12:36:58)

+1

5

Накренившись сильнее, Шрамовник слушал неуверенный лепет Метелинки с нескрываемым интересом. Она определённо пыталась что-то сказать. Бурый кот рассчитывал на то, что это будет нечто интересное.
Кто вообще может часами высиживать скучное дежурство, а потом не испытывать интереса к чужим словам? Это какое равнодушие и хладнокровие нужно иметь. Может быть, Метелинка вправду хочет предложить что-то дельное.
Он прянул ухом, пытаясь понять, правильно ли расслышал сходящий до шепота голосок.
"Тёрн, Тёрн..." - в его голове пошёл мыслительный процесс. Шрамовник быстро вспомнил о связи между малышкой и этим воином, ведь его имя нынче у всех на слуху. Пропавший. Убитый рысью. Или не убитый рысью. Шрамовник слышал обе версии и над обеими смеялся взахлёб. Он сказал только что Тёрн наверняка сбежал из племени вместе с красоткой рысью, побоявшись кары соплеменников за столь необычный роман. Но Метелинка не слышала его слов, произнесенных в распутном и веселом кругу знакомых воителей, в окружении их скалящихся от смеха пастей, жарко дышащих на него. Для Метелинки Тёрн не блудник со странными вкусами, а любимый папочка, бесславно пропавший где-то в лесах. Шрамовник вспомнил Седого, своего отца. Он знал, что отправился бы искать его хоть на край леса. И за край. У отца искалеченная нога. Он не сбежал бы от рыси. В отличие от крепкого черногривого Тёрна. Зачем Шрамовнику вообще искать его? Взрослый кот сам решает, что ему делать. Настоящие поисковые отряды не нашли его, найдёт ли одинокий полосатый хищник?
- Замечательная идея! - выдохнул он, поднимаясь и вытягиваясь в струнку. - Я в деле. У меня ноги отвалятся от скуки, если я продолжу просиживать зад в этом дозоре.
Удивительно, но Шрамовник согласился очень легко. Ему до смерти надоел этот бессмысленный дозор. Собственное чутьё подсказывало ему: никакие рыси на лагерь ночью не нападут. А вот если он продолжит сидеть под дождём, наутро точно начнёт кашлять как больной барсук. Тело требовало разогрева последствием быстрых шагов.
- Только если кто-то заметит твою пропажу, ты сама сбежала из лагеря, а я отправился тебя искать. Согласись, это вполне честно, - Шрамовник обвил хвостом бок Метелинки и повёл к выходу из лагеря. Отойдя на небольшое расстояние, нашел подходящие кусты и кивнул на них.
- Жди здесь. Я приведу другого дозорного и пойдём. Если ты ещё не передумала... - он проницательно заглянул в глаза кошечки, ища в них отголоски собственной безбашенности. Отведя взгляд, ухмыльнулся и пошёл обратно ко входу.
Его тёмный силуэт показался у воинской палатки.
- Вьюнок! - капризно провыл он имя своей бывшей ученицы. - Ты хочешь, чтобы твой старый наставник продрог до костей, да? Хочешь наутро закапывать моё бренное тело под землю? Я тебе скажу, дорогуша, большую яму рыть придётся. Не проще ли помочь своему несчастному соплеменнику и посидеть в дозоре за него?
Из палатки послышались охи и сдавленная ругань. Шрамовник силком выволок молодую кошку и повёл к тому месту, где сидел сам.
- Вот, нечего отлёживать бока в теплом гнёздышке. Ты же у меня сильная, правда? Будешь хорошо себя вести - принесу мышку.
Он засмеялся и, мазнув кончиком хвоста по щеке ученицы, вышел из лагеря. Отыскав Метелинку на ощупь в кусте, вытащил её и внимательно обнюхал.
- Держись под деревьями. Если сильно промочишь шерсть, считай, поход завершён. Будем надеяться, что этот мышеголовый дождь скоро кончится.
Шрамовник вышел на знакомый путь и пошёл по нему, с удовольствием ощущая как каждый шаг наполняет его лапы силой. Есть ли у Метелинки силы идти с ним? Он не знал и не думал об этом. Ему было всё равно. Шрамовник честен: он относится ко всем одинаково, учитывая лишь самые основные характеристики соплеменников. Котят нужно держать в тепле и сухости, оруженосцев тренировать, к воинам требований вообще никаких. В остальном, правила Шрамовника едины для всех. Он не знает жалости к уставшему, не знает настоящего милосердия, и лишь собственные желания и удовольствия ведут его вперёд.
- Я так понимаю, у тебя есть какой-то план? Ты же не просто так позвала меня искать Тёрна? В любом случае, ты сделала правильный выбор, - его взгляд преисполнится самодовольства. - В этом племени никто не ориентируется в ночном лесу лучше меня.
Громкие, очень громкие слова. Но Шрамовник говорил так всю свою жизнь. Когда был оруженосцем и блуждал во тьме, не зная, где выход, путая своих товарищей. Он говорил: "я лучше всех вас знаю, как обращаться с тьмой, как вести себя здесь и как найти выход". После этих слов он часами водил ровесников, твёрдо уверенный в том, что ведёт их куда надо. Водил, пока их не находил кто-то из взрослых и не показывал настоящую дорогу к лагерю.
Со временем "невероятное чутьё" Шрамовника действительно стало приводить его к нужным целям. Самодовольство росло, оно вело его изучать каждый кусочек родной земли. Бурый кот стал преданнейшим воином своих земель. Он знал, что сама ночь выведет его туда, куда нужно. Даже если это не то место, куда он хотел. Метелинка должна быть счастлива, что ей в спутники попался воин с невероятным чутьём.

+3

6

В Шрамовнике что-то неуловимо поменялось, Метелинка даже перестала дышать на мгновение, ожидая своего приговора. Сейчас воитель отправит её, неразумного котёнка, к матери под бок,  тёплые ясли досыпать свои тревожные сны, полные поиска отца и тревожных голосов семьи. Но нет. Нет, она так просто не сдастся, будет стоять на своём до последнего. Она даже чуть подняла дрожащий подбородок, с мольбой и внезапной решимостью глядя в тлеющие огни прямо над ней.
Голос Шрамовника вдруг снова завибрировал вокруг неё - очень мягко и неожиданно бодро. Сорваться в поиски воин решился быстрей, чем маленькая Метелинка - их предложить; он встал, укрыл хвостом светлую малышку и тёплыми словами напомнил, что вся ответственность за этот поход лежит на ней. Сердечко отчаянно быстро застучала - конечно, полосатый прав, раз она затеяла всё это, то и отвечать полнотой совести ей же, но это не отменяло внезапно нахлынувший страх на неё. Ей не нравилось, когда Позёмка принимала скоропалительные решения, совершенно не тратя время на их обдумывание; и эта же скорость не нравилась и даже слегка пугала сейчас, когда Шрамовник уже отправил её отсиживаться в кустах, пока сам куда-то ушёл. Метелинка распушилась, почуяв, как холод дождливой ночи окутывает её после тепла тела загадочного воителя, и молча прислушивалась сначала к своим мыслям, которые суетно пытались понять, всё ли рассудила она верно.
Нарушает Воинский Закон? Ну-у, чисто теоретически, да. Она выходит за пределы лагеря - она, котёнок, да ещё посреди ночи. НО! С ней Шрамовник. Взрослый сильный воин. Он же защитит её, если что, верно?
А если мама проснётся и поднимет тревогу, тогда она, Метелинка, будет вне Закона. Потому что затеяла всё это она, уговорила воина уйти с ней ночью из лагеря, да ещё когда их терроризирует Зверь.
«Я такая глупая, - обеспокоенно поёжилась кроха и спрятала мёрзнущую мордочку в лапах. На поляне послышались голоса, Шрамовник нашёл себе замену на ночной посту. - А если сейчас меня увидят? - она испуганно запряталась поглубже в тень кустов. Ей уже неоднократно говорили, что с такой шерстью просто ужасно охотиться - все тебя, белошкурую, замечают и удирают раньше, чем ты добудешь себе краюшку на обед. - Нет-нет, кто меня здесь увидит? Я же за пределами лагеря», - только сейчас сообразила Метелинка и сглотнула внезапно появившийся в горле комок. Как это она не заметила, что Шрамовник её оставил снаружи таких родных и таких знакомых лагерных стен?
Она застыла, постаравшись стать тихой и незаметной мышкой, и теперь прислушивалась лишь к монотонному стуку редких капель по распустившимся первым зелёным листьям. Лес казался тихим, но Метелинка не знала ещё, что это из-за невнимательности. Она была слишком сосредоточена на своём внутреннем мире, что на внешний обращала мало внимания, и вздрогнула лишь, почувствовав Шрамовника, тащившего её из кустов. Она послушно подчинилась безмолвному требованию, выбралась к нему и, резко выдохнув, подошла поближе. Тёмный силуэт сейчас был самым близким существом в тёмном и незнакомом Лесу.
Воин выдал крохе короткие указания. Метелинка покосилась на деревья, которые в ночи были всего лишь долговязыми, тощими силуэтами, лишь изредка облитые и выточенные лунным светом, когда жёлтый лик показывался на небосводе из-за серых и мрачных туч. Сосны, невидимые сейчас сосны, обладающие огромным ростом и огромной кроной, но такой ли, чтобы задерживать дождь? Вряд ли.
Тем не менее, перечить опытному и определённо смелому и сильному коту, знавшему, что надо делать маленьким котятам в Лесу во время незаконных поисков, Метелинка просто не смела. Но когда Шрамовник, не соизмеряя шаг, пошёл вперёд, она уже забыла о том, что надо стараться держаться под кронами, лишь бежала за ним следом, стараясь не отстать. Темнота, смыкавшаяся с каждым шагом за спиной, внушала первобытный ужас. Если бы не изредка попадавшие на землю лунные лучи, светлая решила бы, что позади неё остаётся пропасть - на месте дома, на месте лагерной стены, тех кустов, где она ждала Шрамовника, той тропинки, что они держались. У неё не было времени насладиться звуками и шорохами дождя, травы, сгибающейся под тяжестью капель, звуками ночной охоты и шуршащих в кустах мелких зверьков; она сосредоточилась на кончике хвоста полосатого воителя, который то отдалялся, то приближался, но неизменно оставался в поле зрения. В какой-то момент стало обидно, что Шрамовник её не ждёт, но Метелинка не смела жаловаться - она целиком и полностью взяла на себя вину за все непонятные и даже странные действия взрослого кота. Да и, кроме того, легко смогла его оправдать в собственных глазах - значит, он не относится к ней, как к легкомысленному и слабому котёнку. Верно?..
Но всё же, куда они идут? Малышка внутренне чувствовала что-то неправильное в том, как они проводят поиски. Надо было искать след отца, а они просто... идут. Бегут. Разве так она сможет отыскать Тёрна?
И тут же подал голос Шрамовник. «План?!» - Метелинка чуть не поседела и облысела одновременно. Она так была сосредоточена на том, чтобы убедить себя в правильности этого похода, и убедить потенциальную жертву, что готова была ещё на поляне выдать пламенную речь о том, почему именно она должна отправиться на поиски отца и зачем вообще всё это затевать, если его итак искали не раз воины племени Теней, но что делать дальше, после того, как она окажется непосредственным участником поиска - нет, это никогда не находилось в её внутреннем взоре. Даже более того, она вдруг поняла, что всегда была уверена в отказе. Любой из рассмотренных ей вариантов сходился к отказу и пламенной речи. Она даже придумала интонации, с какими будет говорить, позу и предусмотрела нужное расстояние от собеседника, но вот дальше, дальше... Сплошной туман и сумятица.
Она изо всех силёнок подбежала поближе к полосатому воину, понимая, что сейчас его разочарует. И ей не хотелось в это время плестись за его хвостом. «Р-р, это всё из-за того, что я полукровка! - недовольно зарычала на себя Метелинка, - будь я обыкновенной Сумрачной кошкой, я бы знала, что надо делать. В ночном лесу тем более!»
- Я-я очень тебе благодарна, Шрамовник, - чуть задыхаясь, выпалила Метелинка, приглушив голос. Их могли услышать и заметить - как свои, так и любые другие твари сумрачного леса. - Но я, - она замялась, но потом вспомнила, как стремительно полосатый воитель с огненными глазами согласился идти на поиск. Как Позёмка. Трёхцветная всегда с трудом перетерпливала мямляние Метелинки и её переступание с лапы на лапу. Значит, говорить так сразу, резко, грубо, без морально-мысленной подготовки. - Я, честно, не думала, что ты согласишься. Поэтому у меня нет плана, но у меня есть речь, чтобы убедить тебя искать Тёрна. Но сейчас она бесполезна, - она грустно свела уши к затылку и отвела глаза. Выдержать разочарование воина, который ей доверился, было не в силах малышки. - Но ты же воин. Ты наверняка знаешь, что надо делать, - в голову вдруг пришла одна мысль, и Метелинка, решив вернуть себе расположение Шрамовника, добавила, - когда я что-то теряю, я закрываю глаза и вспоминаю, где видела эту вещь последний раз. Обычно я всегда нахожу её там, - «обычно... Ну конечно, папу, думаешь, так же просто найти, как пропавший комок мха, с которым вы играли с Позёмкой вчера?»
[NIC]Метелинка[/NIC][AVA]http://sd.uploads.ru/mSslh.jpg[/AVA]

Отредактировано Подлёдная (2017-10-08 12:37:21)

+2

7

Понимая, что Метелинке трудно гнаться за ним и одновременно говорить, Шрамовник остановился и посмотрел на неё сверху вниз. Вроде бы и немного насмешливо, ведь странно взрослому воину всерьёз слушать малого котёнка, а вроде и с интересом, так как Шрамовник не был простым взрослым воином, который слушает котят вполуха или со снисходительным добродушием. О, как мерзка эта снисходительная доброта, эти мягкие взгляды и лживые слова. Метелинка же получила то, что хотела: мокрый, тёмный лес, полный страшных рысей. Шрамовник честен с ней настолько, насколько вообще может быть честен. Никаких угроз, никаких ласковых утешений. Никаких "папочка обязательно вернётся или будет в твоём сердце".
Видимо, Метелинка, лепечущая ему о своём незнании, что делать с дарованным ей честным подходом, вовсе не ожидала, что он самовольно отведёт её в лес. Она ждала тех самых утешений, с которыми могла бы не согласиться. Гордо ответить, что её отец никогда не ушёл бы из племени. Шрамовник внутренне хохотал. Он любил такие моменты, когда сущность его соплеменника лезет наружу, и он видит перед собой не привычную взгляду Метелинку, а блеклый, меняющийся цвет её слов. Цвет, наложенный брызгами. В ответ на красный цвет его слов, щедро сдобренный цветом чёрным.
- Меня не было среди тех, кто искал Тёрна, - ответил он, вглядываясь в лесную тьму. Дождь, всё же, прекратился. Это немного обнадёжило его. Капли висели на листве, тускло поблескивая в свете вышедшей из-за тучек луны. - Поэтому не могу сказать, насколько хорошо его искали. Да и, как-никак, он мой соплеменник, - а своих соплеменников Шрамовник защищал не хуже, чем другие верные воители. - Ладно. В племени говорят, что он сбежал и что его загрызла рысь. Ты знаешь Тёрна лучше меня, поэтому решай сама, какую версию мы пойдём проверять. Если его убила рысь, скорее всего, его тело где-то в чаще, в буреломе, их гнёзда наверняка там. Это единственное место, где рыси могли спрятаться. Большому патрулю трудно там пробраться, но я тебя проведу.
Шрамовник поморщился от мысли, что придётся лезть через мокрые ветви и стволы, но отказываться не стал. Ему тоже хотелось найти Тёрна, живого или мёртвого, сосед по палатке, как-никак. Но да. Сосед соседом, а Шрамовник не знал его так хорошо, как могла знать  собственная дочь. Верить в сплетни соплеменников о Тёрне? Какие глупости. Метелинка должна понять, что окончательный ход в деле о поисках Тёрна именно за ней. И ей решать, способен ли её отец уйти из племени, никому ни сказав и слова.
- Если он сбежал из племени... - Шрамовник сделал многозначительную паузу, - Мы пойдём к границам и поищем его следы. После дождя землю размочило и запахи стали острее.
Метелинке стоило мотать на ус. Шрамовник говорил весьма дельные вещи, которыми она ещё сможет воспользоваться, когда станет оруженосцем.
- И вот ещё что... мне не нравится, как ты идешь, - пробормотал он, опуская взгляд на грязные лапки Метелинки. - Тратишь слишком много сил. Попробуй больше наклоняться вперёд, когда идёшь или бежишь. Пусть тело несёт тебя, а не ты волочишь свою тушку по грязи. Поначалу будет немного неудобно, но привыкнешь. Зря котят не учат правильно распределять силы. Будь я предводителем, заставил бы парочку воинов дать котятам простые уроки лёгкой походки. И - тридцать колючек мне в подстилку - сразу же стало бы в два раза меньше случаев с подвернутыми лапами и стёртыми до крови подушечками среди новоиспеченных оруженосцев. Но нет, дорогуши, сидите до шести лун в Детской, мозольте всем глаза.
Шрамовник тихо засмеялся. С кем ещё обсуждать собственные планы, которым не суждено сбыться, как не с котёнком? Товарищ по палатке может фыркнуть, заявив, что всё должно быть так, как заведено испокон веков. А котёнок... даже если Метелинка кому-то скажет о шрамовничьих революционных вспышках, ей всё равно никто не поверит. А фыркать она может сколько угодно. Только издалека, не при Шрамовнике. Его живой взгляд прожёг макушку кошечки.

+2

8

Метелинка поглядела на Шрамовника сразу же, когда тот заговорил. Но взгляд пышущих жаром глаз был устремлён в тёмную чащу, а голос не давал понять, насколько он расстроен ею. Кажется даже, что ему было всё равно. «Но почему?» - сглотнула комок малышка и принялась рассматривать свои лапки. Светло-серенькие днём и в сухую погоду сейчас они казались тёмными пятнами, сплошь забрызганные грязью с нахоженой и растоптанной до глинистой почвы земли.
- Его искали везде, - уныло протянула Метелинка слова мамы - может, это поможет как-нибудь Шрамовнику. - Везде...
«Где же ты, папа?!»
Как ей хотелось прижаться к его чёрному боку, заглянуть в его изумрудные чудесные глаза, услышать, как он ворчит на маму, что нянчится с ними, девочками. Как отчаянно хотелось извиниться перед ним - папа, папа, не принимай близко к сердцу слова Когтя, мои слова, папочка! Не уходи!
А вместо этого - страх, боль потери, отчаяние, уныние. Выслушивание гадостных намёков от Коршунка и его компании, сплетни и слухи в стенах самого лагеря.
Она вскинула голову, как только Шрамовник их помянул, и молча выпустила коготки. Но полосатый кот сказал совсем не то, что ожидала Метелинка. Он не осудил её отца, не приписал его к рано павшим воинам, а позволил ей самой выбирать, какую из версий считать правдивой. Той, что можно расследовать.
- Спасибо, - прошептала она практически беззвучно. Но это было важно. Очень важно для неё.
Шрамовник продолжил рассуждать вслух, и Метелинка встрепенулась, услышав про границы. «Конечно! А если его ранили коты других племён и забрали в плен? Тогда понятно, почему он до сих пор не вернулся!»
Озарённая новой идеей, на гребне практически что воцарившегося снова вокруг счастья, Метелинка послушно кивнула, когда воитель объяснил ей про связь запаха и дождя. Но потом моргнула, точно приходя в себя, и поинтересовалась:
- А разве дождь не смывает следы? - она вспомнила, как по этой самой причине один отряд прекратил поиски, и вздохнула. Кто бы ни был прав, а запахи - старые запахи - вряд ли будут острее от влажного воздуха, как и вряд ли будут специальные новые запахи для неё.
- Иду? - с удивлением протянула котёнок и тоже поглядела на свои лапки. Чуть вытянулась вперёд, чтобы маленькая грудная клетка нависла над ними. И буквально сразу же Шрамовник посоветовал наклоняться вперёд и продолжил излагать свои мысли. Она скосила на его лапы глаза, раздумывая, что воителям в голову лезут совсем другие мысли, когда они думают о возможном предводительстве. Но совет его она приняла, хоть и показалось Метелинке, что так только хуже стало, никак не лучше.
- А мне нравится, - мяукнула она, вдруг решив поделиться «стратегическими планами», - всё равно ничего мы не делаем, только дичь едим и растём. Тебе хотелось бы быть предводителем, Шрамовник? - она с каким-то облегчением позволила отвлечься от скользкой темы - обсуждения версий исчезновения отца - потому что внутренне всё ещё не была готова к принятию одного конкретного решения.
[NIC]Метелинка[/NIC][AVA]http://sd.uploads.ru/mSslh.jpg[/AVA]

Отредактировано Подлёдная (2017-10-08 12:37:42)

+1

9

- Понятно, - усмехнулся Шрамовник, оглядывая приунывшую Метелинку. - Везде, да не везде. Взгляни на это с другой стороны. Зачем тем, кто ненавидит нечистокровных, в полную силу искать потомка бродяг? Надрываться, подвергать свою жизнь опасности?
Он остановился и указал лапой на тёмную часть леса, настолько заросшую, что через ветви деревьев практически не было видно луну.
Шрамовник любил приврать, рассказывая какую-нибудь историю, но малому котёнку говорил правду. Он не видел смысла скрывать простую истину: в Сумрачном племени не любили, не любят и не будут любить нечистокровных котов. Точно также как отца Метелинки, многие невзлюбят и саму Метелинку. Хотя, к косым взглядам юная кошка, должно быть, уже привыкла.
- Мы пойдём туда, куда они не сунулись бы. Потому что я ничего не боюсь и мне всё по плечу, - авторитетно заявил бурый кот, сходя с тропы и запрыгивая на поваленный ствол. - Иди вперёд меня, а то отстанешь и потеряешься, - улыбнулся он. Глаза его поблескивали от наслаждения прогулкой. - У некоторых животных есть дурная привычка сначала отгрызть тебе лапы, а потом уже съесть всё остальное, поэтому какое-то время ты останешься живым... туловищем. Возможно. Если не умрёшь от страха. Но тебе может повезти ещё меньше. Например, если оно утащит тебя в гнездо к своим детям. Их дети, как правило, неразборчивы, поэтому сначала обдирают шкуру и кожу, выедают глаза. В общем, ты поняла меня, Метелинка. Наши соплеменники боятся. А ты не бойся. Лучше умирать без страха, может в Звёздное племя попадёшь. Хотя... нет, подожди. Мы уже нарушаем Воинский закон, поэтому если тебя задерёт рысь, будешь вечно скитаться по Сумрачному лесу, малышка!
Шрамовник весело притопнул лапой, сбивая с поваленного ствола лягушку, и пошёл дальше. В его голове шевелились радостные мысли о скором нахождении Тёрна и раскрытии тайны, болтовня о которой уже давно надоела Шрамовнику, который любил по-доброму подшутить над Тёрном и был раздосадован его исчезновением.
Он опустил нос к земле и принюхался. Запахи действительно размыло. Шрамовник скуксился.
- Дождь смывает следы, - проворчал бурый кот. - Но перед этим ненадолго усиливает запах. Например, если след оставлен под деревом с очень густой кроной, дождь почти не размоет его. Короче говоря, не думай об этом. Это не основной способ поиска, а просто дополнительная подсказка... если ты её, конечно, обнаружишь. Кстати о подсказках!
Шрамовник выцепил что-то мелкое и показал Метелинке.
- Чей-то оторванный коготь, - пояснил он, принюхиваясь к находке. - Ничем не пахнет. Впрочем, он и не должен чем-то пахнуть, - тон его стал чуть раздраженным. Шрамовник не любил, когда вещи его обманывают. Однако тут же он повеселел. - Что ж, если мы находим кусочки чьих-то тел, мы явно на правильном пути. Кстати, Метелинка, ты знаешь, что рыси часто складывают пух и кости своих жертв в собственные гнёзда, делая из них подстилки? Спят и пожёвывают хрящики во сне. В то время, как наши котята играют с комочками мха, их дети играют с черепами маленьких котят. Естественно, никакой патруль не пошёл бы искать твоего отца туда, где могут водиться целые семейства этих тварей. М-хм, чем это пахнет? Похоже на падаль.
Шрамовник ускорился, чтобы поскорей достичь источника запаха. Когда миазмы стали совсем уж невыносимыми, он остановился и разрыл лапами листья. Под ними лежала оторванная кошачья нога с несколькими кусками подтухшего мяса на костях и клочком то ли чёрного, то ли тёмно-серого, то ли просто грязного меха. Шрамовник поморщился и подопнул оторванную культю к ногам Метелинки.
- Похоже, это он, - предположил бурый кот, указывая когтем на клок меха. - Ты уверена, что хочешь идти дальше, Метелинка?

+2

10

Метелинка осторожно наблюдала за ожившим Шрамовником. Полосатый воитель вообще был как-то неестественно оживлён, как будто это он отправился на поиски своего отца, а не маленькая светлая Метелинка. Лавры лидерства, морально и мысленно присвоенные самой себе крохой, перешли по старшинству сопровождающему её воину как само собой разумеющееся.
«Правильно, всё так и должно быть. Чему я удивляюсь?» - постаралась пристыдить себя Метелинка. Она же уже взрослая, чтобы обижаться на отношение взрослых к ней. Тем боле Шрамовник был более милостлив, чем могло показаться ей издалека. Он даже попытался обнадёжить её, подсказав, что отца-одиночку, ненужного и неприкаянного в племени Теней, не стали бы искать. А значит, папа нужен дома. Папа был его важной частью.
Её сердечко воспрянуло и радостно запело. Конечно, Шрамовник прав! Он просто молодец, так ладно подумал, Метелинка даже не замечала раньше такой простой истины. «Тогда наш поиск просто обязан увенчаться успехом! Папа, мы идём!»
Она немного смутилась, услышав, что воин предложил двигаться в место, в которое никто не рискнёт сунуться лишний раз. Где же такое укромное место на территории племени Теней может быть? «Небесный Дуб, Гниль, Гремящая тропа, - стала перечислять про себя знакомые названия котёнок, пытаясь понять, куда же они могут отправиться, - хм, обгоревший платан, ещё вроде старая лисья нора славится своим дурным... Уж н туда ли мы пойдём?»
Она сморщила нос, попытавшись представить, что же там творится, раз это место обходят стороной даже поисковые патрули, и послушно пошла вперёд, стараясь следовать указаниям, выданным ей ранее. Наклонялась над лапками, выпячивая грудь, однако очень быстро выдохлась и постаралась незаметно для зоркого глаза воителя пойти привычным ей шагом. Шёрстке всё равно было уже не страшно - Метелинка вся была вместо светло-беленькой грязно-серенькой.
По пути Шрамовник решил устроить небольшой курс просвещения маленькой головушки. Вслушиваясь в его замечательно иллюстрированные словами рассказы, Метелинка начинала идти всё медленнее и медленнее и в итоге прибилась к его передним лапам, стараясь не выпадать из поля зрения воителя. Что если её сейчас схватят за лапы и унесёт в тёмный лес? Пугающие истошные вопли ночных сов и более крупных, приземлённых охотников подкрепляли драматичный эффект. Правда, Шрамовник убеждал её не бояться. И она как бы не боялась... ну, не совсем. Просто стала чаще коситься на темноту за тропкой, по которой они шагали с воителем в неизвестное опасное место, и даже задумалась о том, из-за чего может попасть в Сумрачный Лес.
«Нарушение Воинского Закона! - мысленно стонала она, пытаясь усмирить свою непокорную душу, жаждущую ночных поисков и приключений на пятую светлую точку из-за пропажи отца. - Великие Звёздные предки, правда, я это не специально! Но вы же можете подсказать что-нибудь через целителя мне, и маме, и Позёмке? Ах, ну пожалуйста, милые предки, мы со Шрамовником, мы просто стараемся найти папу. Мы совсем чуть-чуть нарушили Воинский Закон, но я обещаю, что после всегда-всегда буду ему следовать!»
Она тяжело вздохнула, пропуская длинные разъяснения Шрамовника о влажности воздуха и усилении запаха, но тут же навострила уши и подошла уши, когда полосатый кот показал ей какую-то, как он выразился, подсказку. Коготь. Такой большой, немного обломанный с обеих сторон, но, несомненно, кошачий - стоило только вспомнить отцовские или материнские когти.
- А кто это может... - но Шрамовник уже ответил на её вопрос. И ускорил шаг, почуяв падаль. Сама Метелинка лишь ощущала какую-то кислинку в воздухе, не говорившую ей ни о чём, но она послушно поспешила за полосатым котом, памятую о темноте, сжирающей лапы, и черепах котят, которыми играются дети Зверя.
- Шрамовник, а откуда ты так много знаешь о всех этих зверях? У тебя тоже кто-то пропал? Или ты видел?
Про лисиц и барсуков всё было понятно - легенды об их свирепом нраве и отсутствии сочувствия к котам-воителям ходили ещё задолго до рождения матери матери Подлёдной, передавались из уст в уста и стереотипно откладывались в умах молодых и подрастающих поколений. А вот Шрамовник рассказывал всё нечто иное - такие страшные сказки даже королевы не рассказывают на ночь своим котятам. Даже перед дневным сном. Интересно, а Когтезвёзд тоже всё это знает? И Стрелолист? Наверное. Они ведь самые важные и сильные коты в племени Теней, они просто не могут этого не знать.
Постепенно в горле стало першить, и теперь Метелинка поняла, как пахнет падаль. Она, замерев, смотрела, с каким интересом Шрамовник роется в огромной куче опавших и гниющих листьев, и вдруг сверкнули в темноте отражённым лунным светом янтарные серпа его глаз. Воитель что-то подтолкнул к ней, и светлая кроха инстинктивно подалась назад - ужасный запах ударил прямо в нос, лишая зрения и обоняния.
Перебарывая слёзы от резкого миазмического запаха, она осторожно вытянулась и вдруг задрожала всем телом. Перед ней определённо лежала лапа, но такая... неправильная. Оторванная. Одинокая. Окровавленная. Обсиженная мухами. Покрытая струпьями. И с клочками рваного меха.
- Великое Звёздное племя... - выдавила Метелинка, с трудом сглатывая ужасный воздух. Она подняла глаза на Шрамовника и вдруг, скакнув с места, забралась ему под грудь и прижалась крошечным содрогающимся телом к лапе. Спрятала мордочку, не в силах больше рассматривать неестественно странную конечно. Смерть не представала ей в таком виде. Пчёлка была практически целая, когда её вернули в лагерь. А пропавших и вовсе по частям не приносили.
«Это просто не может быть папа», - вдруг поняла светлая - и сразу расставила для себя всё по своим местам. Отца точно выкрали в другое племя.
- Нет-нет, Шрамовник... Я понимаю, почему сюда не ходили, - пробормотала она. - Я... кажется, я поняла. Всё, что мне нужно. И не хочу идти дальше.
[NIC]Метелинка[/NIC][AVA]http://sd.uploads.ru/mSslh.jpg[/AVA]

+1


Вы здесь » cw. дорога домой » игровой архив » Подстилка из твоих косточек