РЕЗУЛЬТАТЫ ГОЛОСОВАНИЯ
Наконец, стали известны имена активистов апреля. Спасибо всем за активные отыгрыши, за ваши голоса и участие!

ПЯТЬ ВЕЧЕРОВ
А под прицелом большая мама Пантера. И пока ее не отвлекают дети, спешите задать вопросы!

cw. дорога домой

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » небесное племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 201 страница 220 из 454

1

http://s0.uploads.ru/5t2J0.png


Лагерь Небесного племени, расположенный ближе прочих к горам, испещрён серыми прожилками скал и камней, сохраняющих в сезон Зелёных листьев тепло до самого вечера. Окружённая высокими стволами могучих деревьев поляна скрыта от любопытных глаз, и лишь огромный дуб горделиво возвышается над окрестностями, предоставляя удобнейшую точку обзора. Посреди лагеря располагается каменный карниз, там же расположена и пещера предводителя. Сбоку, надёжно защищённые от непогоды каменистыми стенами и корнями сосен, тянутся остальные палатки: воинская, ученическая и детская. Пещера целителя расположена ближе к покоям предводителя, а в многочисленных расщелинах бережно хранятся всевозможные травы. Вход в лагерь защищён побегами жестковатого кустарника, на котором невнимательный захватчик может легко оставить всю свою шерсть.


0

201

Топорщащяяся между ушей шерсть мгновенно продолжилась длинным заборчиком по всей спине, когда Тишь продолжил подзюкивать после прямого посыла. По-крысиному, подходя, чтобы прошептать на ухо. Торнадо опустил лобастую голову, обнажая клыки в надменной полуулыбке. Если бело-рыжего всему в его жизни научили родители, клеймо маменькиного сынка он не отмоет до самой палатки старейшин.
Поддержка утопающих не заставила себя ждать, отчего-то вдруг резко проснувшемуся Вепрю тоже захотелось поскандировать речи на весь лагерь.
- Хочешь помочь, меньше болтовни больше дела! - Торнадо приподнял брови, со злорадным недоумением смотря в глаза коту, что открыто сам себе противоречил, выдвигая абсурдные предложения не по званию командирским тоном и предъявляя повинность в болтовне тому, кто тремя словами обозначил свою готовность к делу.
Тупость не освобождает от ответственности за совершенные под ее влиянием поступки и откровенная злость пламенем всколыхнулась во взгляде медных глаз при взгляде на крикливого.
- Какая добыча меня сейчас интересует - так это уши с твоей дубовой, абсолютно пустой башки, и желательно на палочке, тюфяк, - рыкнул, в несколько мощных шагов сокращая расстояние между собой и серым, вновь кого-то небрежно толкнув в пылу.
Тихий голос Звездошейки прорвался в захлёбывающийся агрессией разум и он рывком отстранил шоколадную морду от недалекого соплеменника. Если Вепрь хочет позориться на всеобщее обозрение - пожалуйста, но свою прекрасную шкуру Торнадо в его сумасбродные речи впутывать не позволит. Нервно сглатывая и с усилием приглаживая шерсть, он кивнул Звездошейке, что неожиданно приняла его сторону. После всех своих выходок и наказаний здоровяк не ждал поддержки от старших.
Шумно выдыхая и напрягая мышцы на передних лапах, насупившийся, он выслушал указания Кленового и проследил вслед за его взглядом, улавливая движение серого хвоста ученицы.
- Шевелись, мелочь, - уже без той стальной злости пробурчал семенящей перед ним Снежинке.
Торнадо не торопился входить в палатку, еще чего и развернуться в ней, переполненной, не сможет, а потому остался наполовину в проходе, кинув вопросительный взгляд Железной, раз уж Звездошейка проигнорировала его вопрос.

▼ детская

Отредактировано Торнадо (2017-11-02 17:22:15)

0

202

Начало игры


Прямая спина, натянутая, словно струна. Кажись, если двинешься хоть в какую-то сторону, она лопнет, хрустнет и переломиться по полам. Куда там. Белоснежная кошка, всю ночь нёсшая вахту вместе с остальными оставшимися, ждала лишь вестей с Совета. Аккуратно разместив пушистый белый хвост у лап, кошка наблюдала своими разными глазами за всем происходящим на поляне. Мать уже успела научить пугаться самый младший выводок байкой о том, что если Север смотрит на тебя серым глазом - всё в порядке, если же косит более тёмным - не к добру это. А что было миру от того, что она сразу смотрела обоими?
Чуть поведя плечиками, кошка почувствовала, как по белой шкуре пробежал лёгкий сырой ветерок. Ах эта сырость... От неё было буквально некуда деться... Сырость была в лесу, сырость была в лагере, сырость была на поляне, сырость была в палатке... сырость была в душе в конце-концов... Деревья совсем успели уже опасть, и надежды Север всё же не оправдались - сухие жухлые листья не спешили впитывать в себя ливневую влагу. Наоборот, лишь разводили разноцветную грязь.
Чуть дёрнув носом, разноглазая приподняла одну бровь.
- Кто-то ещё желает присоединиться к ночной охоте?!
От ночи, по сути, уже почти и не осталось следа, да и ... наверное, после бдения следовало бы поспать, но тело безусловно желало быть измученным физическими нагрузками до такой степени, чтобы уже даже сны не лезли в белоснежную голову. Молча поднявшись на лапы, кошка, обогнув глашатая и ещё парочку воинов, вернувшихся с Совета, кивков выразила всей компании знак уважения и подошла ближе к Вепрю.
- Белых с собой берёте?

+3

203

---------> сосновая роща

Тяжелый день и не менее тяжелые ночь выдались на долю целителя Небесного племени, однако он и не думал отдаваться упадническим мыслям так скоро. Боролся до последнего, твердо чеканя шаг, поддерживал на ходу Звездошейку, косился периодически на двоих учеников, особенную тревогу испытывая за Слепозмейку. Сил придавали две мысли-осознания: ему сейчас легче всего.
Звездошейка потеряла жизнь и двоих детей.
Слепозмейка впервые увидел такую гибель и вынужден хоронить родившихся мертвыми котят.
Железная... просто пережила крайне тяжелые моменты, изначально не предназначенные для ее глаз, но оказалась к месту.
Чащобник все еще испытывал к ней неприязнь, и это невозможно было изменить ни одним великим поступком, да хоть спасением всего леса. Вопрос крови был для него ключевым, однако он немного, на пару шажков отошел на задний план. Теперь в обращенном на кошечку взгляде было меньше колючего холода и внимания.
В молчании он прошествовал на главную поляну, где уже собрались соплеменники. Их вопросительные, а местами - уже всепонимающие взгляды резали шкуру, и целитель насупился больше прежнего, расслабившись на мгновение лишь тогда, высмотрел в толпе рыже-белую шкурку Ивы. Монументальная фигура воительницы действовала успокаивающе почему-то. Звездошейка говорила, и целитель принимал на свой счет всю ту боль, что звучала в ее голосе. Он брал вину отчасти на себя, понимая, что быть может, роды пошли так рано из-за него. Недоглядел. Отпускал на активные тренировки. Осмотрел слишком плохо.
Считал появление нечистокровных котят недостойным племени. И все еще считаю.
В который раз задумавшись, могли ли его мысли стать реальным стимулом произошедшего, он пропускал мимо ушей почти все, что происходило вокруг.
...чудо Чащобника, Слепозмейки и Железной, хоть рождение и сулит мне много трудностей... - на этом моменте рот черного исказила кривая ухмылка, больше похожая на трагический оскал.
Чудо, не иначе. Не факт, что малыши проживут и луну, да что там, и ночь. Он не мог это пообещать никому из присутствующих, и если хоть один кот задаст подобный вопрос, Чащобник не сможет солгать.
- Я нареку котят в ближайшее время. Сейчас Звездошейке нужен отдых, и никто не станет тревожить ее в детской, - строго, решительно выступил он, но в голосе звучала усталость.
На тот момент глава племени уже договорила, остальные выразили свое сочувствие и гордость ее силами, отрицали возможность ухода с поста предводительницы... Его мало волновало услышанное, голова была забита терзаниями. Закон... никак не говорил, что подобное запрещено, но какая наследственность - не со стороны Звездошейки - была у ее котят? Где носило отца этих малышей, и не подался ли он прочь? Если так, Чащобник испытывал внутреннюю радость, которую не сможет скрыть. Грязью больше - плохо, грязью меньше - так и должно быть.
Своего малыша у него забрала Звездошейка и направилась в детскую вместе с Железной. Целитель устало окинул взглядом поляну, набрался сил и метнулся в свою палатку за бурачником и травами для придания сил - они предназначались палевой. Перед сном он быстро осмотрел малышей и их мать, чтобы удостовериться, что все в порядке, и оставил дальнейшее на ученика.
Ему требовалось побыть наедине со своими мыслями. Он смертельно устал, но долго не мог уснуть, вертелся с боку на бок, ведя длительные разговоры со Звездными предками, и те, как обычно, молчали.

------- номинально целительская -------

Утро пришло с резким подъемом рывком. Он выбрался из палатки очень рано, поежился от холода и сырости. С самого утра лил дождь, но это не отменяло желания поохотиться, чтобы размять мышцы и проветрить голову. В том состоянии, в котором он находился сейчас, ничего поделать было нельзя. Вспомнив прежние обещания одной особы, он бесшумно прошелся к воинской палатке, просунул голову внутрь.
- Ива, - тихий, на пределе слышимости голос. - Охота.
Посчитав, что если захотят, его услышат, черный в ожидании уселся неподалеку, прикрыв слипающиеся глаза, и поднял голову, подставляя морду дождю. Пусть смоет эти сомнения и страхи.

+3

204

Реакция Торнадо не заставила себя ждать. Молодой кот развернулся и с угрожающим видом попёр на Вепря.
- Какая добыча меня сейчас интересует - так это уши с твоей дубовой, абсолютно пустой башки, и желательно на палочке, тюфяк,
Выпалил ученик, сверкая глазами и явно нарываясь. Впрочем, на воина это не произвело особого впечатления. Он  окинул ученика равнодушным взглядом, склонив голову набок, и приподняв одну бровь, а затем широко зевнул и подняв лапу выкусил застрявшую между пальцев травнику. Бросаться вперёд, очертя голову и не думая о последствиях, было на редкость глупой привычкой. Видимо поэтому Торнадо до сих пор торчал в палатке оруженосцев хотя уже перерос их как по росту так и по возврату. В дальнейшем эта привычка может стоить ему не только статуса, но и жизни. Хороший воин должен правильно оценивать свои силы и выбирать противника.
Тем временем в "конфликт" решил вмешаться Кленовый, у него кажется, были несколько иные мысли относительно дальнейших действий.
— Глашатай будет несколько иного мнения. Помощь нужна и бесспорно. У нас тут два котёнка, в лапах которых будущие великие свершения, а новых подстилок в детской всё нет. Да и тепла маловато. Не дело, согласись. На тебе обустройство детской,
Заявил трёхцветный.  Вепрь на мгновение вскинул брови, отправлять здоровяка Торнадо в детскую, было возможно не лучшим решением.
не хватало ещё чтоб, кого-нибудь раздавил, а впрочем, кто он такой, чтобы обсуждать решения Глашатого.
- Мы с тобой обязательно обсудим мои уши, после того как ты закончишь свои обязанности по смене подтолок...
Выдохнул воин глядя прямо в глаза зарвавшегося ученика, голос его был ровным, а взгляд холоден. Ничто не свидетельствовало о том, что его хоть как то задели слова ученика, но и спускать ему грубости Вепрь не собирался.  Вскинув голову он спокойно повернулся к Кленовому.
- Повторяя твои слова про ретивость, Вепрь, — пёстрый обернулся к массивному воину, неизменно сохраняя улыбку, — возглавляешь охотничий патруль. Возьми тех, кого сочтёшь нужным, исключая пришедших с Острова. Совместите охоту с обходом границ. Благодарю за инициативу, — Кленовый уважительно кивнул соплеменнику.
-Слушаюсь!
Коротко мяукнул воин, склонив голову перед пёстрым Глашатым. Тем временем голос подала предводительница.
- Вепрь, уверена, эти два новых рта пока не позарятся на общую кучу, по крайней мере, еще несколько лун точно...
С улыбкой заявила Звезошейка.
- Я не то имел ввиду...
Пробормотал серый, смущёно  дёрнув ушами и мягко улыбнувшись...
- Но мы добудем для тебя самую лучшую дичь. Свежатинка, сейчас будет очень кстати!
Он поклонился предводительнице и отошел, высоко вскинув хвост, чтобы привлечь внимание соплеменников. Жалеющие поохотиться нашлись довольно быстро. первым вызвался тишь.
- Я отправлюсь на охоту с тобой
Проговорил светлый воитель, приблизившись к Вепрю. Кот благодарно кивнул соплеменнику.
- Отлично!
Следующе вызвалась белоснежная Север.
- Белых с собой берёте?
Поинтересовалась кошка, серый усмехнулся, повернувшись к соплеменнице.
- Берем, конечно! Если только лапки не боишься замочить и шёрстку запачкать...
Промурлыкал воитель с ухмылкой, он отлично знал, белоснежная Север, очень печётся о своей шёрстке. Вздохнув. он окинул взглядом обоих воителей.
- Полагаю, этого будет достаточно, на охоте толпа не к чему. Думаю, попытаем счастье на Маковом поле, а затем двинемся к границам. Ну что отправляемся?!
Кивнув соплеменникам, кот вскинул хвост и повёл свой патруль прочь с поляны.
/Маковое поле/

Отредактировано Вепрь (2017-11-04 03:20:09)

+2

205

Легкий морозец слегка кольнул меня за нос, отчего я проснулась, щурясь от тусклого света. Но отнюдь не кусачий ветер меня разбудил, на поляне слышались оживленные голоса соплеменников, да чувствовалась куча новых запахов, которые принесли с собой с Совета Небесные коты. Первая мысль была о Кленовом, надеюсь, он там не потонул, да на корни дерева сумел забраться, не скатившись. Тихо фыркнув от собственных остроумных шуточек, я приглаживаю шерсть на плече, которая некрасиво топорщилась, создавая причудливый хохолок. В хвосте опять запутался мох и веточки, но вот, что поделать, если мне нравится постоянно крутиться да вертеться во сне? Стараясь как можно быстрее навести марафет, я, особо не церемонясь, с силой отряхиваюсь, да выбегаю из палатки, зашипев, когда какая-то колючка больно кольнула подушечку лапы. Словно взъерошенный птенец, я, еще больше распушившись, быстро засеменила к наставнику, выдыхая как можно больше холодного предутреннего воздуха, следя за облачком пара. Влетев в пестрое плечо Кленового, я постаралась боднуть его как можно легче, но получилось не очень – глашатай опасно покачнулся, но равновесие удержать сумел, а в ответ на его взгляд была моя сонная физиономия с широкой улыбкой и мхом на спине.

Привет! Как прошел Совет? Вы столько запахов натащили в лагерь, с ума сойти, — я, наконец, усмиряю свое безумие и усаживаюсь рядом с котом, пристально обводя лагерь взглядом.

Оказывается, на обратном пути в лагерь, Звездошейка умудрилась родить. Вот уж точно с ума сойти, да не вернуться, - поморщилась я, вспоминая свою вчерашнюю шутку перед Советом. К сожалению, двое котят погибло, но еще двое выжили. Я выискиваю в толпе брата, быстро обводя поляну бегающим взглядом, но вижу, как он исчезает в детской, низко склонив голову и волоча хвост. Нервно взмахнув хвостом, прижимаю уши. Я действительно горда братом, он сумел сохранить жизнь двум будущим воителям нашего племени, а это, как-никак, для него в первый раз, и это уже подвиг, достойный целителя. Думаю, я успею переговорить с ним в детской, все же, Звездошейку и ее котят нужно обязательно навестить, поздравить королеву с потомством. Перебирая возможные события у себя в голове, я обернулась к Кленовому, который распределял воителей на охоту и патрули. Вот острый на язык Торнадо оскалился на Тишь, а могучий Вепрь осадил пылкого ученика. Но даже напоследок оруженосец выплюнул ядом в сторону воина, чем очень позабавил меня.

Может, в детскую наведаться, — просто мысли вслух, но затем я оборачиваюсь на наставника. — Кленовый, от меня что-нибудь требуется? Можно мне в детскую сходить, Звездошейку поздравить, на котят посмотреть, да брата утешить? Ну, пожалуйста?

Вскинувшись, я встаю с промерзлой травы, потягиваясь, лениво осматривая мусор на белоснежной шкурке. Хочешь, не хочешь, а шерсть почистить нужно, мало ли, не хватало еще какой-нибудь гадости в ней завестись, и мне потом сидеть в пещере целителя, чтобы Чащобник или Слепозмейка прикладывали мышиную желчь к блохам, а они сыпались дождем на пол пещеры. Представив вонь желчи и такую картинку в голове, меня передернуло, и я поскорее отослала видение подальше.
А знаешь что, пошли вместе! Ведь, ты еще не видел маленьких предводителей?

+4

206

Вепрь дал добро, и Север сверкнула разными глазами. Действительно, на охоте нечего было делать целой толпе. Хищной изогнувшись, кошка хлестнула себя по хвосту и облизнулась в предвкушении свежей дичи. Кровь... это то, что сейчас было нужно для поддержания сил... Плоть... Зубы нуждались в ней. Загоревшись азартом, Север бесцеремонно, но вполне изящно, влилась в их немногочисленный коллектив и пошла практически наравне с Вепрем, словно сама была самцом, равным ему.
Курс был взят на маковое поле, чему кошка несказанно обрадовалась. Всегда хотелось посмотреть поближе, как выглядит поле именно в эту пору. Когда всё то, что казалось красивым, идеальным, местами даже опасным, стало просто тленом... увядшим уродством, не способным напугать даже самых пуганных ворон.
Белошкурая кошка аккуратно переставляла лапы, лишь бы не влезть в самое грязное месиво. Воздух был пропитан талыми листьями, сыростью, множеством запахов с Совета и чем-то ещё... Не совсем ясным... Едва уловимым и ускользающим...
>>>>>>>>>>>>>>>>> Маковое поле

0

207

Рыжая бестия плохо перенесла смерть глашатая, буквально выпав из жизни племени. Такое уже случалось, но лишь единожды — после смерти матери. Мир вокруг как-то разом стал серым, чуть размытым, пропал аппетит, сны обесцветились, а привычные обязанности превратились в рутину. Ива все делала на автомате: охотилась, тренировалась, разговаривала. Лишь изредка, когда взгляд цеплялся за темную шерсть, за самую темную шерсть во всем лесу, воительница встряхивала себя. Но через какое-то время вновь падала духом. А трагическое событие, случившееся в семье любимой предводительницы и вовсе выбило из колеи, заставляя кошку хмуриться и поджимать молча губы.

Она еще не знала, что сегодня будет тот самый день, когда она, наконец, выкарабкается из этого коматоза. А начнется он со слов, — Ива, охота.

Бестия проснулась мгновенно, стоило чуткому уху уловить знакомый голос врачевателя. Распахнув глаза, она резко подняла голову, смаргивая пленочку сна. Взгляд тут же заскользил по палатке, «шаря» по соплеменникам, выискивая хозяина голоса, но не находя.

- Причудилось? — удивилась небесная воительница, вертя головой из стороны в сторону.

Сестра под боком заворочалась, забормотав что-то, на что рыжая лишь тускло улыбнулась. Но стоило ей сделать глубокий вдох, улавливая знакомый аромат трав, как уголки губ тут же растянулись шире. Внутри щелкнула пружинка, неспешно закручиваясь. Вот уж нет, точно не показалось!
Поднявшись на лапы, кошка спешно выбралась из палатки, на ходу стряхивая клочки мха и потягивая то одну лапу, то другую. Погода «шептала», выливая на землю воду одной лапой, а второй укрывая небо плотной серой пеленой. Рыжая непроизвольно передернула плечами, неестественно прогибая спину, борясь мысленно со стадом мурашек, забегавших от очередного дуновения холодного ветра. Промозгло, но!

- Доброе утро! — бодро поздоровалась Ива, подходя ближе к сидящему неподалеку целителю, непроизвольно задерживая взгляд на чужой морде. Пружина толкнула диафрагму, заставляя сердце пропустить удар. Спектр эмоций буквально вытаскивал сейчас кошку за загривок из вязкой депрессии. Долгожданная прогулка вместе с хмурым целителем — определенно то, что сейчас было нужно.

- Охота предстоит тяжелая, — тут же констатировала факт воительница, весело приподнимая подбородок, — но тем вкуснее будет пойманная дичь!

Боевой дух Ивы возвратился также быстро, как и пропал. И вот через минуту она уже нетерпеливо переминала с лапы на лапу, размышляя о том, куда бы сводить Чащобника.

- Может быть малинник? Что скажешь? — задумчиво протянула бестия, хлопая себя нервно по боку хвостом. В любой другой ситуации она бы не дала собеседнику права выбора, но небесный целитель — дело совсем-совсем другое.

Отредактировано Ива (2017-11-07 02:58:40)

+2

208

палатка оруженосцев (номинально)>>>

Проспала она совсем недолго. Очнувшись из-за какого-то резкого звука с поляны, Хладнолапка больше не смогла уснуть. Она ворочалась на подстилке, чувствуя, как тяжелеет голова и хочется ещё немного поспать, хотя бы до полудня, хотя бы ещё пару сезонов. Да-а, здорово было бы проспать до Юных Листьев. Там уже и тепло, и солнышко. А не эти ужасные дожди. Словно в подтверждение, в палатку дыхнуло прохладой и сыростью, и ученица только сильнее нахохлилась в своём гнёздышке. Но закрывая глаза, она тут же улавливала малейший шорох вокруг и никак не могла забыться во сне. Великолепно. Спасибо, что не рассветный патруль. Широко зевнув, кошка решила больше не мучиться и поплелась на поляну.
Озираясь по сторонам и убеждаясь в том, что патрули уже отправлены, Хладнолапка пристроилась на краю поляны, принявшись за умывание. В этот день отчего-то не хотелось совсем ничем заниматься. Зябко, дождливо, мрачно. Фе. Наверное, на территории племени Теней ещё ужаснее. У них и так там одни болота. А после таких ливней и вообще второе озеро будет. Поначалу это показалось кошечке забавным,но потом она даже посочувствовала Сумрачным котам. И так одних ящериц едят, бедняги, а в Листопад и вовсе голодают, наверное. Хм, а как же Голые Деревья? Ящерицы же совсем... без шерсти. В спячку впадают? Хладнолапка решила непременно задать этот вопрос наставнику, но немного позднее, так как его на поляне не наблюдалось. Может, есть какое-то полезное дело в лагере? Я бы лучше в палатке старейшин убралась. Ученица решила, что лучше уж менять подстилки под интересные рассказы, чем таскаться по холодному лесу в дождь, который то и дело усиливался и ослабевал, противно утяжеляя шерсть.
Кошечка отряхнулась, подрагивая от прохладного ветра и направилась было к воинской палатке, чтобы отыскать наставника, но её внимание привлекла суета в детской. Кажется, о Звездошейке и её котятах до сих пор волновалась добрая половина племени - наверняка с рассвета каждый уже успел зайти туда и поздравить новоиспечённую мать, даже не дав ей отдохнуть.
Хладнолапка замерла возле входа в ясли, прислушиваясь к звукам внутри. Вдруг и наставник там? О, а в детской ещё приятнее было бы поубираться. Хотя более расторопные оруженосцы, наверное, уже захватили эту лакомую сегодня обязанность, - усмехнулась кошечка про себя.

+2

209

детская ▼

Задом вперед, Торнадо покидал ясли, буксируя за собой подстилку полную всякой пакости, а потому не сразу заметил поджидающую у входа ученицу, вплоть до угрозы близкой встречи.
- Подслушиваешь, - подняв перепачканную пылью морду, вскинул брови Торнадо, игриво клацнув зубами - знаешь, что Слепозмейка делает со слишком любопытными соплеменниками?
Вновь вернувшись к мусору, он любезно отодвинул кучу от входа, освобождая путь на экскурсию в детскую для всех желающих.
Погода к утру заметно ухудшилась, распушив кремовую шерсть, здоровяк понял, что спонтанная работа с детской была не таким уж и плохим вариантом - лагерь все же защищал от основного массива ливней и ветров.
Поляна выглядела пустынно, вероятно, большинство разошлось по ежедневной работе. Поддев широкой лапой неприкаянную шишку, кот отправил ее в сторону локальной свалки, нехило разворотив ту с басовитым смешком.
- Чего стоим скучаем? - сняв паутину с усов, Торнадо удивленно фыркнул и провел лапой по морде еще несколько раз - Ты завтракала, карамелька?

+2

210

Почти сразу же, не успела Хладнолапка и разобрать голосов в детской, оттуда показался пушистый зад. Ученица смешливо шевельнула усами, наблюдая, как Торнадо выволакивает наружу большую кучу какого-то мусора. Кто бы мог подумать, что Торнадо такой благородный и трудолюбивый. Кошечка сделала шаг назад, видя, что старший оруженосец её ещё не замечает.
- Подслушиваешь. Знаешь, что Слепозмейка делает со слишком любопытными соплеменниками? - наконец, кот обернулся к Хладнолапке, клацнув зубами. Ученица нахмурилась.
- Думаю, любимую сестрицу он пожалеет, - протянула кошка, дернув ушком.
Хладнолапка уселась на землю, обвив лапы хвостом и с интересом оглядывая Торнадо, не забывая иногда отводить глаза на мусорную кучу. Её кот немного отодвинул в сторону и тут же разбил какой-то шишкой. Что за бестолочь? Для чего убирал тогда? Но Торнадо выглядел вполне довольным собой и ничем не озабоченным. Первые догадки ученицы оказались верными - оруженосцы действительно набежали в детскую, как мухи на мёд. Уж Торнадо там более всех нужен. Он здоровый такой, ему ещё не надо готовиться к посвящению? Или наставник проводит воспитательные работы? Тогда нужно было отослать к старейшинам.
- Чего стоим скучаем? Ты завтракала, карамелька?
Хладнолапка поморщилась и отвела взгляд.
- Не хочется что-то, - вообще-то немного хотелось, но не бежать же теперь за какой-нибудь несчастной мышкой по напоминанию Торнадо. Ещё и назвал её так. Карамелька. - Ищу себе полезное занятие. Но, видимо, самым важным делом в лагере уже занялись более ранние пташки, - кошечка пожала плечами и попыталась разглядеть за широким соплеменником, что происходило в детской. Там было темно, поэтому сразу же Хладнолапка отказалась от этой затеи.
Она немного потупила взгляд и через пару мгновений всё-таки решилась обратиться к Торнадо:
- Слепозмейка там? Я хотела с ним поговорить, - кошечка переступила с лапки на лапку, желая поскорее найти брата и побеседовать с ним. Ещё ночью она хотела это сделать, но так и не отыскала ученика целителя. А теперь тут эта пушистая куча называет её карамелькой и заставляет чувствовать себя неловко. Хвост Хладнолапки нервно дёрнулся.

+3

211

номинально с охоты

Ступай осторожно, коли шагаешь по тонкому льду. Ступай тихо, бесшумно, коли впереди ночь охоты. Гуляя при свете луны дочь гор, чувствуешь приближение царя снегов, его ледяное дыхание, у границ мира? Он дикий, чужой, ему неведомо племя, неизвестен закон, он бродяга, гуляет где ему вздумается. Несет за собой снега и бурю. Сейчас сквозь тьму ей чудиться блеск его глаз. Потому что Голые деревья близки, еще одна отметина когтей на древе времени. Так что ступай осторожно и жди первого снега, что придет в эти земли вслед за ним. Продолжай охотится при полной луне, прячь добычу, чувствуй ток крови, биение жизни. Следи за звездами не небе - те не стоят на месте. И жди покуда тени не побледнеют перед рассветом.
Она принесла в лагерь сороку и небольшую полевку, успев секунда в секунду вслед за их делегацией, возвратившихся с Совета. "Что-то они припозднились в этот раз". Добыча легла в общую кучу, а уши чутко и настороженно вслушивались в произошедшее. Беда и радость идут бок о бок. Счастье и горе пересекаются там где и не помыслить. Двое котят пополнили ряды их племени, но еще двое полнили ряды племени мертвых. Дурной знак, скажут суеверные, смерть перед самым суровым временем года. Но значит хорошо ибо Воркотунья никогда не верила в знаки. В этом нет ничего, потому что некоторые вещи происходят просто потому что происходят, и там даже Звездное не властно. Чему быть того не миновать.
Она не притронулась к добыче и не стала присоединятся к многочисленным посетителям детской, сейчас там итак тесно и вряд ли Звездошейке нужна еще компания, разве что покой от бесконечной вереницы соплеменников. Но мир вокруг детской, вокруг лагеря никто не отменял. А Воркотунья никогда не меняла свое привычное расписание. Это всегда надежная почва под лапами в самую страшную бурю, среди гроз. Что там произошло на Совете ее волновало тоже не слишком-то сильно, будь что-то важное вроде угроз и явных намеков на сражение Звездошейка или Кленовый бы объявили, а так очевидно очередной приступ хвастовства соседских предводителей, всегда этим грешат. Но это конечно она, взрослая, зрелая кошка, а вот молодежь которой не удалось оказаться на Совете была готова лопнуть от нетерпения в ожидании новостей. Воркотунья коротко усмехнулась. На ее ученицу вот было направлено излишнее внимание, со стороны неугомонного торнадо, этому молодцу еще не тесно в палатке учеников? И главное опять в своем репертуаре. Подойдя к Хладнолапке, она бросила в сторону старшего ученика немного строгий и одновременно мягкий взгляд. "Не смущай уж ее юнец, да и ты взрословат для нее" - читалось в медовых глазах.
- Хочешь поговорить с братом? - понимающе кивнула Воркотунья, уловив куда направлен взгляд ученицы - в детскую, там скрылся Слепозмейка. - Когда закончишь, съешь что-нибудь если еще не завтракала, и пойдем на тренировку, - воительница деликатно отошла на край поляны и принялась умываться, безразлично прислушиваясь к старшим воинам на предмет возможно чего-то важного, хотя появление новых котят определенно оказалось событием наиважнейшим, нежели чем все эти Советы.

+2

212

---> Детская
"Наговорил предводительнице племени какой-то чепухи", - думал Слепозмейка, покидая палатку и мрачно при этом глядя себе под лапы. "Разозлился. Потому что Чащобник не дал мёртвым котятам имена. Зачем я пытаюсь оправдать его?"
Слепозмейка остановился, наткнувшись носом на бок Торнадо.
- Смотри куда прёшь, слепоглазый кусок лисьего дерьма из вонючей палатки? Или... лучше сказать тупорылый целитель с мышиной желчью вместо мозгов? Ещё можно что-нибудь про лапы... типа... что, поскользнулся на барсучьем дерьме, слизняк?
Он угрюмо вздохнул.
- Ладно, это всё равно не смешно.
"Я пытаюсь оправдать его, потому что он действительно хороший кот и замечательный наставник", - неожиданно понял Слепозмейка. "Он заслуживает лучшего".
Слепозмейка отвёл взгляд и увидел сестру. В её взгляде, как во взгляде Звездошейки, читался вопрос. Рядом стояла наставница Хладнолапки, Воркотунья. Ученик почтительно кивнул воительнице, приветствуя её.
- Ты хотела узнать о котятах? - севшим голосом спросил Слепозмейка у сестры. - С ними всё в порядке. Славные, маленькие, белые с рыжим. Похожи на Звездошейку.
Впрочем, что-то подсказывало ученику, что Хладнолапка хочет узнать не только о котятах. Собрание целителей во время Совета окончилось плачевно: целители так и не успели обсудить страшную болезнь, прошедшуюся по племенам. Однако воители-то этого не знают и наверняка ожидают, что теперь, после всех этих мышеголовых обсуждений, которые якобы были, целители что-то придумают, и больше никто не умрёт.
"Но целители ничего не придумали. Никто из них не знает, как бороться с болезнью. Никто не понимает, почему коты мрут без веских на то причин".
Ледяной ужас схватил Слепозмейку за сердце. Следующей жертвой мог стать любой: он сам, Хладнолапка, Тишь, Перохвостая или мама с папой. Умереть мог Чащобник или Звездошейка, или даже оба сразу. И, что самое поганое, Слепозмейка ничего не смог бы с этим поделать. Он, вероятно, не выдержал бы, и бежал из проклятого племени, забрав с собой котят Звездошейки. Быть может, есть что-то мудрое в исчезновении Дербника? Он вернулся куда-то в горы, свил там гнездо и ждёт, пока Слепозмейка вернёт ему его птенцов?
"Выкинь это всё из головы", - приказал Слепозмейка сам себе. "Чем больше об этом думаешь, тем больше боишься".
- Как тебе Совет? - неуверенно спросил он у Хладнолапки. - Я смог увидеть в живую героя своего детства: Ветрогона. Это тот целитель, который раньше был могучим воином, и когда-то имел все шансы стать предводителем, но из-за травмы не смог приносить своему племени пользу как воин. Поэтому Ветрогон переучился на целителя, чтобы помогать соплеменникам, несмотря ни на что. А ты кого-нибудь встретила?
Какого-то яркого интереса в голосе Слепозмейки не звучало. Он периодически виновато поглядывал на Воркотунью, понимая, что ей нужно забрать свою ученицу на занятия, в то время как целительский прихвостень её отвлекает.

+5

213

из заморозки.
Оруженосец поежился, нехотя выскальзывая из палатки, все сильнее взъерошиваясь и зябло подтягивая к себе конечности каждый раз когда сталкивался с ледяными порывами ветра на своем пути или прикасался к обжигающе холодной тверди под лапами, то есть — всегда. Сырость свыше была крайне неприятна и порождала еще более неприятную грязь под лапами. И все это окружающее его непреодолимо подводило его к хандрящему, простуженному состоянию. Наставала череда дней, когда он более обычного бесконечно недоволен и угрюм; дней, когда теряться в самоутешении и жалости к бедному себе важнее, чем красоваться собой перед другими.
Горностай замер, переступая с лапы на лапу и озираясь по сторонам, все еще щурясь от холодного дневного света, нещадно бьющего в глаза. Поначалу он бросил взгляд на кучу с добычей вдалеке, но ему хватило одного взора, чтобы уже представить, как ему не лезет в горло, остывшее и уже начавшее черстветь в связи с наступающим холодным сезоном мясо, и кот решительно отбросил идею касательно трапезы. Горностай скользнул по лагерю далее, удовлетворенно подмечая уходящую наставнический силуэт, говорящий о том, что внезапной нагрузки и изнурения его не ждет и без того тяжелый день. Не найдя ничего интересного, он остановился на бурой фигуре и через пару мгновений двинулся вперед, по пути петляя зигзагами по поляне в безуспешной попытке пройти чистым путем. Подходя ближе, Горностай стал натыкаться на разбросанный мусор и прочий хлам, который пришлось точно также не без привычной брезгливости огибать. Далее, в свой черед, он только заметил Хладнолапку подле Торнадо и застал выходящего из детской Слепозмейку, а также услышал малозначащие фрагменты чужих разговоров. Наконец оказываясь в непосредственной близости от собравшихся, приподнимая одни уголки губ, он коротко кивнул в знак приветствия ученице и ее брату, но, только развернув голову в противоположную от них сторону, позволил кислой мине взять верх. Затем же кот осмотрел Торнадо с ног до головы, глянул на детскую, а затем на всякую дрянь возле лап собравшихся, и, сложив два и два, вынес короткий вердикт:
Выглядишь хреново, - подал отличное начало диалогу тот, шумно шмыгая носом, — Только не говори, что ты полез в это дерьмо из светлых альтруистичных чувств, а не потому, что тебя заарканили. Упадешь в глазах, - Горностай вжал голову в плечи как нахохлившаяся птица и уткнулся в собственный белый меховой воротник, то и дело бросая взгляды на Торнадо.

+2

214

Любиимую сестриицу.. Торнадо чихнул - то ли от холода, то ли пыль таки добралась до чувствительных слизистых - но ничего не ответил, бесстыдно предаваясь скачущим в голове шальным мыслям.
- Хорошо же ты ищешь, - беззлобно хохотнул - Воркотунья научила?
Продолжая приводить в порядок длинную шерсть, он выцепил очередной прутик, в который раз подозревая Слепозмейку. Не могло же столько гадости появиться в его роскошной шевелюре само собой, а Железная на такое бы вряд ли решилась.
- А я хотел чутка по.. - было начал отвечать на вопрос соплеменницы, наслаждаясь ее растерянностью и поднимая тяжелую лапу, чтобы подступить вперед, когда почувствовал чей-то осмелевший тычок.
Вновь Слепозмейка нарушал личное пространство, бубнил что-то в его косматую шерсть так, что Торнадо пришлось выгнуться, освобождая чужой пасти место и одновременно ловя зрительный контакт. Вначале нахмурившись, за несколько мгновений здоровяк вник и закатил глаза, пытаясь передразнить большинство слушателей подобной галиматьи из уст самого себя, строя испуганно-пренебрежительное лицо.
- Браво, малыш-целитель, - оскалившись, когда Слепозмейка закончил, приземлил лапу на серое плечо слишком уж тяжело для дружелюбного жеста и с неизменным снисхождением во взгляде - оставлю вас с любимой сестрицей наедине, - ученик и без того отправился к Хладнолапке; размашистым движением хвоста Торнадо направил в их сторону ворох сора, не желая мириться с потерянным вниманием к себе.
Обогнув учиненный собственными лапами беспорядок, Торнадо примерился на один из валунов, опираясь передними лапами. Определив температуру камня приемлемой, одним прыжком взобрался на гладкую поверхность, брезгливо отряхнув лапы и высокомерно косясь на замусоренную землю под лапами находящихся внизу. Взгляд зацепило подозрительно белоснежное пятно, резко выделяющееся из тусклой обстановки.
- Ты такой сообразительный сегодня утром, - с циничной улыбкой разлёгся на камне, когда Горностай подошел ближе и подал голос - только глазки протереть забыл, - по самодовольному выражению бурой морды тяжело было сказать, что этот кот недоволен своим внешним видом.
Длинные ушки съежившегося соплеменника оказались заманчиво близко, практически на одном уровне с вытянутыми лапами Торнадо, чем он непременно воспользовался; перевернувшись на живот, пододвинул сползающий зад ближе к центру валуна и, затаив дыхание, с приоткрытым ртом потянулся, задевая их холодные кончики и слегка выгибая в обратную сторону уверенным движением.
- Замерз что ли? Может сообразишь чего на завтрак? Заодно согреешься, - как ни в чем не бывало перевернувшись на спину, с довольной улыбкой пробасил, особенно выделив полюбившееся на сегодня слово. Он пытался сохранить образ уставшего от жизни старейшины, но, при взгляде на страдальческий вид Горностая, спесивая улыбка брала вверх.

Отредактировано Торнадо (2017-11-14 18:46:58)

+2

215

→ территории Небесного племени близ лагеря (номинально)

— «И почему эти пышущие инициативой крикуны не могли чуть дольше покричать на Острове. Нет ведь, надо было притащить балаган хуже птичьего в лагерь», — из-за леса, из-за гор и дальше по тексту, вылезло мелкое пятнистое существо, всем своим мрачно-готическим видом выражая любовь несказанную к сборищам на главной поляне. Да ещё утренним сборищам. Если после смерти и существуют наказания для оруженосцев, пугающих своей кислой рожей невинных котят, то это определённо большущая толпа с первыми лучами солнца. Тминушка презрительно хмыкнул, оглядываясь в поисках самого тёмного угла, куда противный ком света ещё не добрался своими загребущими «конечностями». Юнец не любил день от слова совсем. Куда как лучше жилось этой чудной ночью, когда половина племени подобру-поздорову (или не очень поздорову, в свете последних событий) свалила и можно было тихой неприметной тенью выскользнуть из лагеря. Ученик без двух лун воитель, так что на особую слежку со стороны взрослых нарваться возможным не представлялось. Небольшая прогулка, увы, прервалась шумом-гамом-окриками на удивление бодро возвращающихся в лагерь. Причину же неестественной оживлённости Тминушка выяснил позднее. — «Эх, вы бы лучше ещё сказали, что там с другими племенами, только ли у нас коты последнее время что-то хворают и какие дела в мире-то делаются», — черношёрстный без интереса смотрел сначала на предводительницу, затем на поддержавших её воинов и глашатая. Ничего хоть сколько-нибудь любопытного.

Толпа мало-помалу расходилась, голубоглазый потянулся и стал окольными путями продвигаться ближе к вышедшему из яслей Слепозмейке. Тихий, несколько наивный последователь врачевателя вызывал в Тминушке странный намёк на симпатию. Как и сам врачеватель, впрочем. Эти коты делали свою работу, отрешаясь от суеты, без лишних криков, эмоций и громких лозунгов, вызывая смутные отголоски уважения. — «Поняли ли они, что случилось с бывшей глашатаей и ещё парочкой вполне себе здоровых вояк? Или целители других четырёх племён решили подсказок не давать?», — в мыслях быстренько обрисовалась картинка ва-ажных, напыщенных морд, которые так и хотят влезть поскорее со своим «а у нас всё чудесно, а вы – дурни эдакие, мышеголовые». Про себя пожав лапу фантазии, Тминушка флегматично поглядел на внезапно объявившихся Торнадо с Горностаем. Секундочку. Горностаем? — «О-о-о», — юнец еле слышно вздохнул. Только этого любителя всех ссорить и смотреть свысока на копошащихся котишек не хватало для полного счастья. «Любителя», к слову, по-быстрому отправили «соображать» завтрак. — «Сообразительный, сообразишь… Любит же Торнадо выделять слова, менее всего ему подходящие», — голубоглазый фыркнул, стараясь обойти милую парочку по как можно более широкой дуге.

— Утречка, Слепозмейка, Хладнолапка. Помочь чем? — Тминушку и новости прошедшей ночи разделял всего-то один порыв около-альтруиста.

Отредактировано Тминушка (2017-11-12 10:29:49)

+1

216

- Хорошо же ты ищешь. Воркотунья научила?
Хладнолапка лишь фыркнула в ответ. Она бы ещё отвела глаза, но они и так были отведены дальше некуда, при следующей попытке они наверняка сделали бы полный оборот. К большой радости чёрно-белой кошечки, рядом возникла наставница. Ученица тут же обернулась на тихий шелестящий голос Воркотуньи и не смогла сдержать облегчённого выдоха. Вот кто освободит её от этой странной компании.
- Конечно, Воркотунья, я быстро.
Хладнолапка уже хотела было вновь отложить разговор со Слепозмейкой на потом, а пока поесть и сходить на тренировку. К тому же,
он наверняка уставший, ему не до меня.
Но вдруг из детской показался братец и, видимо, продолжил перепалку с Торнадо, начавшуюся ранее. Кошка удивлённо посмотрела на ученика целителя и улыбнулась ему, поймав его взгляд. Он был в лучшем расположении духа, чем она ожидала. По крайней мере, на первый взгляд.
- Ты хотела узнать о котятах? С ними всё в порядке. Славные, маленькие, белые с рыжим. Похожи на Звездошейку.
Хладнолапка нахмурилась, чувствуя напряжение и усталость в голосе брата. Кажется, всё даже хуже. Но что произошло? Ученица сначала думала, что Слепозмейка просто очень уставший после Совета и родов Звездошейки, которые были первыми родами, которые он принимал вместе с Чащобником в качестве ученика целителя. Но серый котик был будто подавлен чем-то, это не было похоже на обычную усталость. Она сделала пару шагов в сторону от детской, подзывая брата за собой. Хотелось, наконец, избавиться от общества Торнадо, его странных взглядов и откровенно поговорить со Слепозмейкой наедине. Казалось, ему это было нужно.
- По правде говоря, я хотела узнать о тебе. Как ты себя чувствуешь? - вдруг кошка осеклась, понимая, насколько глупый вопрос задала. Естественно, Слепозмейка чувствовал себя ужасно, по нему было видно. Ей хотелось ему как-то помочь, но как, она не представляла. Никогда этого не умела. Ученица тихо добавила: - Если не хочешь, можем поговорить как-нибудь потом. Когда отдохнёшь. Тебе нужен отдых.
Хладнолапка робко погладила брата хвостом по спине. Невольно она расслабилась, вспомнив, что у Слепозмейки есть ещё друзья, кроме неё. То есть, если она и не смогла ему помочь, то котик не останется наедине со своими проблемами. Это было очень важно, не всем так повезло. А он ведь ещё и ученик целителя. Тот же Чащобник, кажется, и вовсе без друзей. Тяжело ему? По нему не скажешь, конечно, но внешность обманчива.
Слепозмейка заговорил о Совете, и кошка немного облегчила голову от тревог за брата. Её лицо на мгновение озарила понимающая улыбка, когда ученик целителя рассказывал о Ветрогоне.
- Он действительно благородный кот. Не каждый смог бы так. А я... почти не общалась ни с кем, - Хладнолапка потупилась, не зная что говорить и как. Этот Совет, и правда, вышел неудачным: ни с соседями не познакомилась, ни половины речей предводителей не услышала, даже с соплеменниками почти ничего не обсудила. - Может, в другой раз получится.
Ученица неопределённо махнула головой и обернулась на наставницу, сидящую на краю поляны.
- Слепозмейка, ты прости, но мне, кажется, пора бежать, - Хладнолапка виновато улыбнулась. - Я бы очень хотела с тобой поболтать, может, вечером. Извини, - она неловко ткнулась лбом в плечо брата. - Отдыхай обязательно, ты выглядишь совсем вялым.
Ученица отстранилась от Слепозмейки, заглядывая в его глаза и пытаясь отыскать там хоть искорку воодушевления. Если бы она знала, что произошло, она бы... А что бы она смогла?
- Утречка, Слепозмейка, Хладнолапка. Помочь чем? - рядом внезапно возник Тминушка.
Хладнолапка неуверенно улыбнулась, приветственно кивая соседу по палатке, и покосилась на брата. Только не нужно сейчас принимать помощь и нагружать себя ещё работой. Тебе нужно отдохнуть.

+2

217

Волнение сестры вызвало у Слепозмейки усталую улыбку. Да, притворяться, что всё в порядке, было довольно глупой затеей, ведь Хладнолапка видела его всего, как открытую палатку. Сама же кошечка выглядела хорошо. Слепозмейка машинально наклонился к её шее, прикладываясь ухом и слушая, нет ли хрипов во время дыхания. Он очень боялся, что кто-то из его братьев или сестёр заболеет Зелёным кашлем. Как-никак, в лесу уже достаточно холодно, чтобы каждый день хоть кто-нибудь, да пожаловался на кашель, насморк или больное горло. Однако ничего подозрительного Слепозмейка не услышал, что позволило ему спокойно выдохнуть. Он всмотрелся в ясные глаза сестры и замер, любуясь ими и слушая её взволнованный голос через сонную пелену.
- Не переживай за меня, - подумав, сказал он. Жизнь с Чащобником научила его не жаловаться на проблемы, но сестре серый котик предпочёл объяснить причины своей моральной усталости. - Совет был довольно сложный. У племён свои проблемы, и их, порой, очень непросто решить. 
Слепозмейка прикрыл глаза в каком-то безнадежном, неуверенном жесте, словно не знал, стоит ли продолжать говорить. Приоткрыв один глаз, он какое-то время следил за Хладнолапкой, после чего нахмурился и подошёл к ней вплотную, касаясь её щеки, а затем затылка, своей вытянутой мордой.
- Никто из целителей не знает, как справиться с болезнью, которая убила Дымохвоста, - тихо-тихо прошептал он сестре прямо в ухо, чтобы никто не услышал. Он серьёзно посмотрел на Хладнолапку, намекая, что это секрет, который не стоит никому разбалтывать. Он верил в строгий, ответственный нрав сестры, поэтому и рассказал ей, чтобы она была готова, в случае чего.
Рассказывать об этом кому-то другому Слепозмейка не решался. Он мог поделиться информацией с Куролапом, но боялся, что в оруженосце воспылает героизм, и он сам пойдёт искать лекарство от болезни, навлекая на себя всевозможные опасности.
- С котятами Звездошейки тоже всё не так уж просто, - выдохнул Слепозмейка. "Малыши родились слабыми и плохо развитыми. Стоит ли говорить, что они легко могут погибнуть в холода, если моя идея с травами путников окажется провальной?"
- Я мог бы рассказать, но... вижу, что ты уже торопишься.
Перед глазами Слепозмейки по-прежнему всплывали мордочки погибших котят. Камушек с деформированной головой смотрел своими слепыми глазками почти укоряюще. Тонколапый Ураганчик выглядел не лучше. Ученик крепко сжал зубы и помотал головой. Насилу натянул какую-то неправдоподобную улыбку на свою тощую морду.
- Удачи на тренировке, - сказал он Хладнолапке. - Обязательно научись чему-нибудь новому.
Тревожную атмосферу между братом и сестрой разрушил Тминушка, внезапно подойдя к ним. Слепозмейка посмотрел на лупоглазого котика, пытаясь вспомнить, кому в лагере вообще может понадобиться помощь. "Палатку мы сделали, травы раздали, дичь тоже".
- Извини, Тминушка, - тихо сказал Слепозмейка, потягиваясь одними плечами. - Мы уже сделали дела по лагерю. Впрочем, когда мы убирались в Детской, пришлось истратить весь запасённый сухой мох на подстилки. Если хочешь помочь, можешь набрать в лесу ещё и сложить в нашу с Чащобником палатку, чтобы просох.
Слепозмейка повернулся, чтобы посмотреть на Хладнолапку с Воркотуньей. В сердце отчего-то кольнуло, когда он увидел, как они вместе отдаляются, чтобы уйти на тренировку. "Это то, чего не хватает Куролапу".
После чего, подумав, мысленно прибавил: "И мне".
Иногда Слепозмейке хотелось, чтобы они с Чащобником вместе гуляли в лесу, охотились и тренировались. Но он не мог позволить себе такую дерзость, как просьбу о какой-нибудь охотничьей тренировке, когда в племени постоянно появляются больные, которым помощь нужна гораздо больше, чем Слепозмейке какие-то там тренировки.
Он вспомнил тот день, когда Тишь укусила змея. Что было бы, будь та змея ядовитой? А что, если бы в тот момент Слепозмейка с Чащобником находились бы на тренировке? И, придя домой, Слепозмейка увидел бы холодеющее тело брата у целительской палатки?
"Нет. Я буду здесь. Для того, чтобы защитить Тишь, Хладнолапку и всех остальных. Они храбрые. Я не дам им погибнуть".
- Я так и не успел поспать после Совета, - поделился он с Тминушкой. - Так что, уютная подстилка ждёт меня.
"Ага, холодная, стылая подстилка в пустой палатке, твёрдая и заледеневшая. Не забывай, Слепозмейка, где ты живёшь".
Он кивнул Тминушке и Торнадо с Горностаем на прощание, после чего пошёл в свою палатку. Даже завтракать не стал, несмотря на то, что чувствовал себя голодным.
Подстилка оказалась действительно холодной, но Слепозмейка всё равно быстро уснул. Ему снилось, что он лежит, пригревшись, у бока Морозника. Тёплая шерсть отца согрела его бока и морду, а мягкой щекой отец прижался к его лбу. Проснулся Слепозмейка с приятным ощущением душевного тепла. Это подстегнуло его к действию. Отпросившись у наставника, юный целитель пошёл прочь из лагеря, чтобы собрать побольше трав из "набора путника". Котята пережили первую ночь, а значит, был смысл стараться ради них.
---> Холмы

Отредактировано Слепозмейка (2017-11-17 00:19:03)

+5

218

"Никто из целителей не знает, как справиться с болезнью, которая убила Дымохвоста". Голос Слепозмейки ещё звучал в ушах, пока кошка выбирала из кучи, а затем спешно жевала вчерашнюю мышь. Было ясно, что так тревожит ученика целителя. И эта тревога передалась Хладнолапке. Болезнь вряд ли отступит сама собой, поэтому вся надежда была на то, что лекари в ближайшее время найдут средство от хвори. А если нет... неужели все воители погибнут? Или им придётся уйти с территорий? Но куда в преддверии сезона Голых Деревьев можно направиться? Небесное племя уже совершало переход через горы, но они точно знали, куда идут, да и котов было меньше. Хладнолапка нахмурилась. И котята Звездошейки... Слепозмейка боится, наверное, что новорождённые больше всех подвержены этой ужасной хвори. Ученица с страхом покосилась на детскую. Болезнь уже там? Она вдруг отчётливо представила эту заразу в виде зеленоватого тумана, расползающегося по лагерю, огибающего лапы воинов и приближающегося к яслям. Медленно, словно на ощупь, щупальца стелились по земле, раздавалось тихое... шипение?
Хладнолапка вздрогнула. Нет-нет, глупости всё это, болезнь нельзя увидеть, услышать и почувствовать. А эту даже когда ты уже заражён, что самое страшное. Закончив с едой, ученица попыталась выкинуть из головы все эти пугающие мысли, быстро закопала остатки мыши в отхожем месте и направилась к наставнице. Воркотунья сидела всё там же, на краю поляны, дожидаясь подопечную. Кошечка приблизилась к воительнице и остановилась возле неё, натянув вежливую улыбку.
- Я готова. Чем займёмся сегодня?
Хладнолапка действительно уже хотела заняться хоть чем-нибудь, чтобы выкинуть из головы тот странный образ хвори и страх за близких. Слепозмейка обязательно справится, найдёт лекарство вместе с Чащобником. Он сильный.

>>>долина

Отредактировано Хладнолапка (2017-11-12 19:53:59)

+3

219

Воркотунья мысленно посочувствовала Слепозмейке, который выглядел как тень - тяжело бремя целителя, особенно для юных душ, вина может еще долго царапать тебя изнутри. Котенку бы не помешало поесть, поспать и проветрить голову. "Надеюсь наш угрюмый ворчун даст своему ученику немного придти в себя" - Воркотунья продолжила вылизываться. "И немного поддержки, ежели Чащобнику она не нужна, то это не значит что все такие" Первая смерть всегда дается тяжелее всего, потом, как бы черство это не прозвучало - привыкаешь, горюешь, но живешь дальше, потому что приходит понимание. что над некоторыми вещами не властно даже Звездное племя. Оно будет ценить их усилия, но дальше от них ничего не зависит, и это не беспомощность, увы - это жизнь. Жизнь воинов никогда не была простой и легкой. Смерть двух котят и прокатившаяся по племенам болезнь, о которой воительница уже слышала, хорошенько ударила по многим ученикам - в племени у них сейчас просто расцвет подросших котят. Подросших котят которым не следует заниматься глупостями и нагнетать ситуацию. Но увы Звездошейка сейчас в детской, отходит от непростых родов - оно и понятно, ну чего ради ты беременная кошка решила прыгать на дерево в ночь Совета? Глашатая Кленового тоже не было видно в поле зрения, негодный юнец. Хотя называть юнцом Кленового наверное даже странно - глашатай был младше воительницы всего-то на луну. Но лагерь похоже не покидал. В детской? Возможно. Хорошо бы он нашел занятия для великовозрастных оболтусов. "Если им не найдут занятие до моего возвращения, я сама им найду чем заняться, здоровым лбам давно пора готовится к своему последнему испытанию" - сейчас она не стала звать старших учеников с ними, понимая что сейчас Хладнолапке скорее всего хочется побыть одной. Без большой, шумной и шерстяной (в лице в основном Торнадо) компании. Тем временем ученица и сама уже к ней подошла, выглядя напряженно-вежливо, и воительница ощутила теплые чувства к своей ученице - определенно надо забить ее голову чем-то более полезным и результативным чем все эти думы!
- Пойдем-ка для начала выйдем из лагеря, здесь как будто мрачная туча нависла, почувствуем ветерок на своей шерстке, - мягко заметила Воркотунья. - Заодно посмотрим сможем ли что поймать, несмотря на сырость. Хотя думаю вся мелкая дичь попряталась. Поищем что-нибудь покрупнее, например кроликов.
Хорошенько пораскинув мозгами, еще даже до появления Хладнолапки, она сообразила где есть возможность найти хорошую дичь "покрупнее" - правда мысли эти перемешивались с размышления о котятах, Слепозмейке, Чащобнике, нерадивых учениках, к коим ее собственная ученица конечно не относилась. Но было и правда сыро. Честно говоря Воркотунья хотела чтобы пошел настоящий дождь, она была бы совсем не против немного промочить свою шубку. Дождь это хорошо. Огромные мерзкие капли падающие в самый неподходящий момент на голову из крон деревьев - плохо. Когда пройдет дождь тучи уйдут и им станет немного легче. А хорошая дичь наполнив животы вернет воинам оптимизм и уверенность в завтрашнем дне. К тому же на сытый желудок и болезням на дает прилипнуть. Это доказано жизненным опытом.

+2

220

Утро не сулило ничего хорошего, по крайней мере для тебя. Тебе было жутко обидно, что твой брат и сестра успешно попали на совет, и только и делали, что обсуждали его с другими оруженосцами. А вот тебе в патруле места не нашлось, хоть и звучало твое имя на совете, как рассказывали котята. Возможно ли, что тебя просто не захотели показывать другим племенам? Неказистого, лупоглазого и вечно грязного котенка?
"Нет, Звездошейка никогда о таком и подумать не могла, но вот остальные"
Призраки детских обид все еще нависали над тобой темной тучей. Тут и там ты искал в глазах котов отвращение, пренебрежение и другие мерзкие чувства, обращенные только к тебе. К твоим огромным, отвратительным глазам, которые приходится очень часто протирать лапой, иначе они сохнут. И как же твое сердце учащало ритм, когда ты замечал то, что искал. И почему-то был уверен, что это все не плод твоей фантазии и неуверенности в себе. Единственное, что могло хоть немного скрасить это утро - завтрак. Святой и вкусный завтра, при мысли о котором, ты жадно проглотил слюну. Задрав свой белый пушистый хвост, ты направился к куче с добычей. Утром выбор был скуден и однообразен, так что пришлось тебе обойтись парочкой мышек. Именно парочкой. Вообще, ты положил глаз на мышку и жирного дрозда, но побоялся, что твою наглость кто нибудь заметит.
" С мышами бы не спалили"
Вот такой вот ты отвратительный. Мало того, что внешностью не удался, так еще и племя объедаешь, как только можешь. Но, сила голода была выше тебя. Ты вообще хотел есть чуть ли не постоянно и кое как сдерживался. Приходилось больше пить, чтоб притуплять чувство голода и не разорять кучу с добычей. Но и рос ты практически равносильно тому, как ел. Так говорила мама.
Ты покрутил головой, выбирая наиболее безопасный угол в лагере для принятия пищи. И что может быть безопаснее места рядом с детской? Котята тебя нисколько не напрягали в отличии от других учеников и воителей. Так еще и мелкие вряд ли примут к сведению, что ты немного так увеличиваешь себе порцию пропитания.
И вот, ты уже гордо семенишь к яслям держа в зубах двух сочных мышек, как вдруг замечаешь коричневое пятно, которое ну никак не хотел здесь видеть. От такого неожиданного поворота событий, ты роняешь одну мышь и запинаешься об нее же. И вот, ты уже валяешься мордой в пыли, запачкав свою белоснежную шерсть, которую, кстати не удосужился вылизать после сна. Она топорщится в разные стороны клочками и сосульками. А прямо перед носом у тебя Торнадо и две сочные мышки.
"Отвратительное утро"

Отредактировано Пухолап (2017-11-12 20:31:48)

+3


Вы здесь » cw. дорога домой » небесное племя » главная поляна