cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
КЛЕНОВЫЙ
тонкий расчет
СЕРЕБРО ЗВЁЗД
на вершине Олимпа
ОЦЕЛОТКА
запоминающийся дебют
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +24, пасмурно, душно
В игре
Кашель отступил, но в лес нагрянули новые напасти.

В Сумрачном племени котята становятся оруженосцами, а Ольхогрив берёт себе новую ученицу, Ивушку. Однако не всё так безоблачно - на территории племени Двуногие начали расставлять капканы, от которых уже пострадали несколько котов. Тем временем внутри племени далеко не все коты довольны правлением Когтезвёзда - не является ли это предвестием скорой бури? Просто ли жара донимает земли племени, или это знак Звёздных предков о том, что что-то неладно?

Речное племя, наконец, смогло вернуться в свой лагерь, для этого даже не пришлось сражаться, но всё ли так просто? Едва отбившись от двуногих, разогнавших банду, Серебро Звёзд должен решить множество проблем, и первая из них - как смогут ужиться речные коты с теми, кто против своей воли оказался в лапах изгнанников? Все речные котята выросли вдали от родного племени - смогут ли они стать достойными речными воителями? И теперь, когда Клоповник покинул племя, ситуация стала ещё тяжелее.

Племя Ветра решает исследовать найденные туннели, но это оборачивается гибелью нескольких воителей. Кто-то смог спастись, но ходы вывели уцелевших на земли соседей, чему вовсе не обрадовались Грозовые коты. Не станет ли это причиной нового конфликта? Тем временем Ветрогон посвящает в ученицы целителя бывшую одиночку, Мегеру, но что будет с племенем, где ни целитель, ни его ученица не разговаривают с предками?

Грозовое племя наслаждается тем, что в их лагере наконец-то стало просторно, но все ли проблемы решены? Что делают на их территории коты из племени Ветра? Не станут ли туннели слабым местом в обороне Грозовых котов? Наконец, и самое мирное время не обходится без смертей - и одна из королев умирает, дав жизнь долгожданным котятам, однако и это не единственная смерть в племени.

Небесное племя отныне не так уж дружелюбно к одиночкам и прогоняет тех, кто пришёл присоединиться к нему. Но у Звездошейки есть и другие заботы - множество посвящений, защита племенных границ и в особенности - тех, что появились недавно благодаря захвату нейтральных территорий. Племя растёт и крепнет, но долго ли продлится такая стабильность, надолго ли хватит сил у самого молодого племени леса - особенно с учётом новой пропажи воителя?

Банда распалась благодаря Двуногим, совершившим нападение на лагерь. Часть её членов была захвачена, кто-то погиб... Некоторые смогли освободиться из плена, но теперь их судьба - в лапах Серебра Звёзд и бывших соплеменников, которые отнюдь не намерены прощать.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » небесное племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 221 страница 240 из 575

1

http://s0.uploads.ru/5t2J0.png


Лагерь Небесного племени, расположенный ближе прочих к горам, испещрён серыми прожилками скал и камней, сохраняющих в сезон Зелёных листьев тепло до самого вечера. Окружённая высокими стволами могучих деревьев поляна скрыта от любопытных глаз, и лишь огромный дуб горделиво возвышается над окрестностями, предоставляя удобнейшую точку обзора. Посреди лагеря располагается каменный карниз, там же расположена и пещера предводителя. Сбоку, надёжно защищённые от непогоды каменистыми стенами и корнями сосен, тянутся остальные палатки: воинская, ученическая и детская. Пещера целителя расположена ближе к покоям предводителя, а в многочисленных расщелинах бережно хранятся всевозможные травы. Вход в лагерь защищён побегами жестковатого кустарника, на котором невнимательный захватчик может легко оставить всю свою шерсть.


0

221

Он сидел с ровной спиной, как маленькое изваяние, и наблюдал за постепенным пробуждением племени. Ива внутри палатки уже зашевелилась и, судя по всему, была готова идти на охоту, но оставалось еще одно важное дело. О нем Чащобник, к своему стыду, чуть не забыл, вымученный мыслями и тяжелым, липким сном. Погода вокруг также не способствовала ясному мышлению, и в мыслях кот не мог перестать себя ругать за несобранность. Вокруг суетились ученики, Торнадо как обычно задирал всех и вся, вызывая презрительное искривление губ черного, и он в который раз пообещал себе отчитать нахального соплеменника, как будет настроение для подобной беседы. Горностай вился вокруг, кто-то собирался завтракать - жизнь текла своим чередом, но ощущалось общее угнетение. Болезнь, потеря предводительницей двоих котят. Оставшиеся слишком слабы, и Слепозмейка с сестрой и Воркотуньей уже отправились за травами путников, что не могло не радовать. Это должно было помочь. Чащобник зевнул, чувствуя, что еще немного, и он полезет за Ивой в воинскую, ибо ждать и мокнуть на одном месте не нравилось совершенно.
- Доброе утро! - бодрости рыжей можно было позавидовать. Выражение ее мордочки вызвало короткую, легкую улыбку на губах черного, но он быстро взял себя в лапы, несколько раз подряд моргнув. Капля в глаз попала.
- Охота предстоит тяжелая,  но тем вкуснее будет пойманная дичь!
Целитель выдохнул, чуть пожав плечами. Откуда в Иве, казалось бы, так же вымотавшейся вчера и пробудившейся сейчас, было столько энергии? Она всегда словно светилась изнутри, такая непривычно яркая на фоне ровной черной фигуры Чащобника. Словно вся возможная жажда жизни, что можно только найти в этом мире, в нее вместились.
- Вижу, ты выспалась, - вместо ответа заметил он, тут же коря себя за ворчливый тон.
Ива не была виновата в его паршивом настроении. И уж тем более она не была виновата в том, что каким-то образом кот умудрился забыть про необходимость наречения котят Звездошейки. К ней самой он заглянул, убедился, что все дышат ровно и живы, никаких кровотечений и прочих жалоб нет. А про имена забыл - или хотел забыть, да не смог.
- Может быть малинник? Что скажешь? - Ива казалась слегка нервной; целитель проследил за ее движениями, за легким хлопком хвостом по боку, и задумался. Не в ее привычке так себя вести, но, быть может, дело в обычном уважении к избраннику Звездного племени, несущему свой тяжкий груз на плечах? Вполне удовлетворившись мыслью, что так оно и есть, он встал, взглянул в сияющие глаза рыже-белой бестии.
- Мне нравится малинник, - голос был ровным, но слишком усталым, словно коту вообще не пришлось сомкнуть глаз ночью. Ощущалось так же. - Но сначала мне нужно наречь котят Звездошейки. Они уже пережили эту ночь, что радует меня больше всего этого, - он очертил головой круг в воздухе, явно имея в виду состояние племени сейчас.
Признаваться в собственной слабости сейчас было неприятно, но Чащобник не мог молчать и скрывать раздражение и усталость. Ему было стыдно, что Иве придется ждать - она наверняка была готова выйти прямо сейчас, и ему отчаянно хотелось бросить все и помчаться в малинник, но дела не могли оставаться неразрешенными.
- Тебе придется немного подождать. Прости, - последнее слово он выдохнул едва слышно, удивляясь самому себе. Зачем только извинялся?
Поступь кота, обычно бесшумная и легкая, сегодня была иной. Нервный и усталый, он прошел ко входу в детскую, склонился, готовясь проскользнуть внутрь. Пахло маленькими и теплыми котятами, их запах смешивался с запахом Звездошейки. Скоро каждый из них обретет свой, особенный. Они вырастут и станут сильными, достойными членами Небесного племени, пусть их кровь и являет собой грязную смесь. Чащобник не позволит им погибнуть так просто.

-----> Детская

+2

222

— Если и забыл, так это только глядя на то, что для тебя это норма, - Горностай картинно закатил глаза, отворачивая голову в сторону от вальяжно развалившегося на валуне соплеменника, показательно делая вид, что на самом деле он гораздо больше заинтересован в мельтешащих неподалеку от них фигурах и невероятно унылом и отвратительно грязном окружающем их пейзаже. Что-то мягкое скользнуло по его собственным ушам, отгибая концы и оруженосец, не относя это ощущение к чему-то естественному и обычному, механически отпрянул на расстояние хвоста назад, становясь вне зоны досягаемости. Он мигнул, оказываясь перед очевидным объектом, что распустил лапы куда не следует и переменился в лице, смотря обвинительно, негодующе и немного ошалевши и выглядя куда более недовольно чем ранее. Горностай не стал долго удерживать так рвущиеся с языка слова на этот счет:
— Уши паутиной забило?, - сердито кинулся тот, занимая оборонительное положение на случай еще одного мини-вторжения в собственное личное пространство, — Повторю и разжую для непонятливых: ты весь не пойми в чем. И знаешь, что я терпеть не могу, когда так делают, - вскинув голову и гневно зыркая на виновника, отчитывал белый, как будто это реально имело какой-то смысл. От таких мелочей с чужой стороны было невозможно отгородиться и Горностай, разумеется, рано или поздно начинал сглаживать углы и спускать это с рук быстрее. Разумеется, в любом случае устраивая сцену, но все же отходя быстрее. Кот показательно потер "пострадавшие" уши и оглушительно чихнув в собственный белый меховой воротник, сразу же вскинул голову на Торнадо, красноречиво бросая все такой же пронзающий своим недовольством взгляд, мол, видишь, это тоже из-за тебя. И не найдя что еще добавить к сказанному, смиренно обратился к молчанию, начиная бездумно блуждать взглядом вокруг от постепенно накатывающей скуки и постепенно утихомиривая всколыхнувшееся ранее раздражение в себе. Он остановил взор на собственных лапах; белизну безнадежно портила слякоть, что была абсолютно везде и не давала себя избежать. Факт того, что терять ему нечего при случае, навел на некоторые мысли.
— Слышал о чем в лагере шепчутся?, - заговорщически тихо проговорил Горностай, позволяя слышать себя только Торнадо и медленно подошел ближе, дабы поделиться чем-то. Он привстал на задние лапы, одной передней же опираясь на шероховатую поверхность валуна, а другую подгибая под себя и наклонился к чужому бурому уху, переходя на смешливый тон: — О том, что ты — несносный мышеголовый комок шерсти, - Горностай отпрянул, напоследок припечатываясь свободной лапой к чужой темной щеке и давая себе лишь одно мгновение чтобы полюбоваться свежим и блестящим на свету грязным следом своей лапы и насладится удовлетворением, что приносило его лицезрение. Он отпрыгнул прочь, предусмотрительно становясь на безопасное расстояние и не позволяя себе расслабится, готовясь к возможности быть атакованным — свою шкуру он железобетонно намеревался оставить чистой. Кот осмотрел свою работу издалека и ухмыльнулся уголком рта. Меченный. Только жаль, что это вряд ли остановит кого-то, прежде чем лезть и приставать как лист к заднице. Впрочем, это не всегда чужая инициатива, к недовольству самого Горностая.
Как только опасность, казалось, миновала его стороной, белый позволил себе успокоится и принять расслабленную позу. Свершенное ранее собственными лапами правосудие все также пригревало душу, но такая редкая в это время для него положительная эмоция всегда сильно рисковала быстро исчезнуть. Впрочем, это и дело нравов.
— Может сообразишь чего на завтрак? Заодно согреешься, - на этих словах Горностай замер, как-то неверяще выдохнув "что?...", будто не доверившись собственному слуху сразу. Он повторил чужую реплику еще раз про себя, прежде чем вспыхнуть как спичка. Какое-то время он безмолвно ловил воздух ртом, не находя слов для такого нахального предложения. Если тот преследовал цели небуквально облить грязью в ответ, то у него получилось: то, что Торнадо подумал, что он вдруг побежит ему за закуской было настоящим ударом по самолюбию.
— Знаешь что, - наконец нашелся тот, взведенно начиная свою тираду, — Ты ничего не перепутал?, - он резко перешел с высоких эмоциональных нот на сердитое обвинительное шипение и обратно,  — Услужливо бегать себе за пожрать и прочим проси всяких отморозков и неудачников, - Горностай высокомерно вздернул нос, прищурившись, глядя на чужую бурую тушку. Желание задеть в ответ все сильнее брало вверх, и оруженосец не стал себе отказывать, очень кстати замечая боковым зрением темную соперническую фигуру. — Например своего синеглазого приятеля. На большее он и не годится, ни по крови, ни на деле, - он отчетливее былого произнес эти слова, позволяя в ранее приватный разговор привлечь упомянутого ученика. Кот нетерпеливо взмахнул хвостом, в ожидании зрелищ под орешки.

+1

223

Чуть прищурившись, будто в ожидании удара, Торнадо коротко мурлыкнул, взяв на несколько тонов выше привычно-басовитого голоса, и закусил губу, сдерживая смех. Глядя на разбушевавшегося соплеменника исподлобья, поднял брови в провокационном жесте, видя как тот пытается оттереть совершенное, качнув плечами, будто намеревался добавить еще.
Белоснежные клыки заманчиво мелькнули лишь на мгновение, сопровождаясь презабавным чихом. Огоньки довольства в медных глазах встретились со стылыми колючками в чужих. Смех наверняка раздразнил бы Горностая лишь больше, а от того его было и тяжелее сдерживать. Но собеседник резко, возможно даже демонстративно, оставил разговор.
- Ты заболел? - подразумевая больше шутливую составляющую фразы, Торнадо, впрочем, не до конца избавился от прогудевшей в голосе тревоги. Какое-то время с пристальным неравнодушием разглядывая притихшего и опустившего взор белоснежку, он нарочито шумно и недовольно выдохнул, задирая морду к каменным утесам.
Возвращая взгляд к вкрадчивому голосу, недоверчиво качнул головой, следя за телодвижениями Горностая и заметно напрягаясь. Но тот действительно прильнул к уху, обдавая его теплым дыханием и искушая судьбу; Торнадо буквально чувствовал, как его лапы обхватывают жилистое тельце, а потом их обоих встречает темная жижа подле валуна, обязательно под яркий аккомпанемент.. Мысли прервало ледяное прикосновение и, к истинному разочарованию, это был не розовый носик. Резко выпрямляясь, здоровяк едва не съехал со своего лежбища, размазывая сгибом лапы нанесенный вред лишь сильнее. Недобро косясь на запачканную шерсть, он тяжело приземлился на грязь, намекая на преследование, но в последний момент остался на месте, обиженно раздув усы. Пачкаться не хотелось, вода с момента их героического освобождения ручья стала в три раза холоднее, а жрать грязь было не лучшим вариантом. Распушившись, Торнадо по-собачьи встряхнулся, пытаясь привести сосульку на щеке в более-менее представительный вид, мелкий сор полетел в разные стороны. Развернувшись, чтобы вытащить из хвоста что-то невероятно колючее, он наткнулся взглядом на Тминушку, которого подозрительно быстро покидали все собеседники, лукаво улыбнувшись и довольно хмыкая.
- Услужливо бегать себе за пожрать и прочим проси всяких отморозков и неудачников, - искренняя злость в чужом шипении заставила загривок подняться, а глаза предостерегающе блеснуть. Пытаясь совладать с эмоциями Торнадо молчал, будто соглашаясь со статусом отчитанного, с некоторой растерянностью косясь на максимально барское положение, в котором мгновенно оказался приятель. Обычно находящаяся в опасной близости, массивная фигура неестественно застыла; раздувая ноздри, он позволил разгореться злости, заволакивающей невовремя всплывшие невеселые доводы касательно его положения в этой причудливой иерархии.
- Например своего синеглазого приятеля. На большее он и не годится, ни по крови, ни на деле, - прищурившись, Торнадо качнулся вперед, перенося вес на передние лапы и умеряя пыл. Не до конца понимая вызывающе громкого тона, направленного в сторону пятнистого оруженосца, он все же почувствовал как желание испачкать белоснежную мордочку чем-то помимо грязи отступает.
- Какого именно? - возвращая морде привычное нахальное выражение, он демонстративно подобрал хвост, не желая встречаться взглядом с Горностаем и натыкаясь на другого белошкурого, так кстати тащившего отличный завтрак.
Развернувшись в полоборота, здоровяк одарил Пухолапа плотоядным взглядом, нарочито медленно облизываясь. Несмотря на все заверения недавнего собеседника, выглядел, должно быть, Торнадо сногсшибательно. Криво ухмыльнувшись, он не удержался, все же обернувшись на Горностая и в несколько размашистых шагов сократил расстояние до упавшего. Предусмотрительно поставив лапу на и без того грязную, замызганную шерсть лежащего, взял в зубы мышь, только после этого освобождая горемыку от тяжести и давая возможность подняться. Ему понадобилось мгновение, чтобы скверная мысль противно кольнула при взгляде на второй кусок дичи и упоминании последнего разговора. Хитро улыбаясь одними уголками губ, Торнадо помог оруженосцу подняться, в последний момент отказываясь от мысли резко выдернуть лапу, благословляя растяпу на очередное падение. Чуть подкинув тушку вверх, чтобы поймав, разместить ее в пасти поудобнее, он кивнул на лежавшую неподалеку вторую.
- Конфетти из ушей уж и ходить мешает? - тон должен был быть наигранно-сочувствующим, но занимающая половину пасти мышь затрудняла произношение.
Сделав вид, что выбирает место посуше, он двинулся к Тминушке, незаметно подмигивая, но все же миновал черношкурого нелогичным зигзагом и уселся на входе детской, в угрожающе заботливом телодвижении подзывая Пухолапа приземляться рядом.

Отредактировано Торнадо (2017-11-17 21:45:49)

+3

224

-----> Детская

Любой, кто обладал хоть сколько-нибудь острым зрением, мог заметить, как расправились плечи целителя и как-то успокоилась его фигура, стоило тому отойти от детской на пару шагов. Чащобник прикрыл глаза, сделав несколько глубоких вдохов-выдохов, остановился. По спине и плечам мелко моросил дождь, но это казалось правильным и расслаблящим. На душе сейчас все полыхало, пылало, местами - всего лишь тлело, готовясь разгореться вновь. Пусть хоть какая-то вода приглушит эти пожары. Сам целитель был не в состоянии.
- Ива, - негромко позвал он, открыв глаза и встретившись взглядом с рыже-белой. - Готова идти?
Чёрный легко приблизился, ощущая странное облегчение, неизвестно почему принесенное одним видом воительницы. Такой разительно отличающийся внешне, он мог бы смотреться смешно, но почему-то выглядел вполне гармонично. На главной поляне становилось тесно, пусть даже кто-то постоянно уходил, иные веяно возвращались с тренировок, охоты, и потому покинуто лагерь хотелось все сильнее. А в малиннике должно быть тихо. Шелест дождя по подсыхающим, коричневым листьям, прыжки через извитые ветви, азарт охоты, дружеский бок рядом... Чащобник слабо улыбнулся, склоняя голову на бок.
- У ее котят теперь есть имя. Я назвал их... Беляшик и Орленок, - чёрный взглянул на воительницу, ожидая ее реакции. Почему-то это было важно. - Они обязательно выживут и будут сильными. Я... вижу такие вещи.
Чуть искривлённые губы тронула улыбка, и кот сорвался с места, неожиданно лёгким прыжком пересекая оставшиеся метры до выхода из лагеря. Обернувшись, он окинул взглядом, странным, непонятным, свою сопровождающую, и нетерпеливо дёрнул плечом.
- Идём же.

-----> малинник

+2

225

Воительница не успела обрадоваться одобрению целителя по поводу ее выбора, вездесущее «но» заставило задержать дыхание.
- Но сначала мне нужно наречь котят Звездошейки. Они уже пережили эту ночь, что радует меня больше всего этого, — напрягшая было плечи Ива тут же расслабилась, кивая понимающе. Долг перед племенем — святое кредо, никакая охота, никакое совместное времяпрепровождение, никакой досуг, никакие... чувства, все это не может и близко стоять рядом с главным жизненным принципом любого лесного воителя. Для рыжей бестии это было чем-то нерушимым, настолько естественным, что она бы сама поторопила целителя отправиться в детскую, если бы знала о его незаконченных делах.
- Тебе придется немного подождать. Прости, — в голове что-то щелкнуло, заставив кошку на мгновение, лишь на мгновение, вспыхнуть. Извинения от Чащобника — это было что-то явно незаконное, не для ее впечатлительного сердца уж точно.

- Конечно, — замявшись чуть, произнесла Ива, взглядом провожая заторопившегося врачевателя. Усталость, которой тянуло от щуплого соплеменника, не ускользнула от взгляда рыжей. И почему-то впервые это по-особому тронуло закаленную в боях воительницу, обычно не дающую спуску окружающим. «Усталость», что такое «усталость»? Не существующий для Ивы аргумент, лишь оправдание, просто повод пожалеть бедного себя, но… Но не в случае с Чащобником. Вот же черт!
Упрямо поджав губы, матерая бестия корпусом развернулась в противоположную сторону, разминая плечи — сидеть без дела она не собиралась.

Ждать Ива действительно никогда не умела, а потому до прихода врачевателя чем она только ни занималась! И растолкала родственников, и заглянула к старейшинам, и оруженосцев встрясла. А что? Плохая погода еще не повод для того, чтобы отсиживаться в палатках, чай не сахарные. И только детскую кошка почему-то обходила стороной. Сейчас это был периметр работы целителя, нечего ему мешать.

Трусцой перебегая из одного конца лагеря в другой, будто заведенная, с нескончаемым зарядом батарейки, кошка упустила момент, когда на поляне вновь появился Чащобник. А потому в прямом смысле слова подскочила, когда заслышала свое имя совсем рядом.

- Ух, напугал, — в сердцах хотелось воскликнуть ей, но воительница смолчала.

- У ее котят теперь есть имя. Я назвал их... Беляшик и Орленок, — кошка навострила уши, непроизвольно переводя взгляд за спину Чащобника, будто ожидая, что из детской выкатятся котята Звездошейки. Расплывшись в искренней улыбке, она одобрительно притопнула лапой, — отличные имена!

- Они обязательно выживут и будут сильными. Я... вижу такие вещи.
- Из них получатся славные воины, первую битву они уже выиграли, — согласно кивнула Ива, чуть вскидывая подбородок, — такое случается неспроста.

И в сказанном воительницей было столько непоколебимой уверенности, что вряд ли кто осмелился бы сейчас поспорить с ней. Она, признаться честно, всегда скептически относилась к присутствию Звезд в жизни лесных воителей, но не в случае, когда в племени случалось такое событие, назвать которое можно было только чудом.

- Идём же. — звучит как вызов, и прыжок, на удивление легкий, служит тому дополнительным подтверждением.
- Предлагаю размять лапы, — расхохотавшись, Ива толкнула чуть плечом щуплого целителя, и сама не заметила, как встала у нее на загривке шерсть от этого прикосновения, как предательски шибануло тело невидимым электрическим разрядом. Мотнув головой, валькирия списала это все на подкатывающий адреналин, начинавший потихоньку вскипать на дне желудка, готовый подобно вулкану взорваться, «расплескиваясь» по венам. Не сказав больше ни слова, фурия сорвалась с места, устремляясь вперед по уже знакомым тропам, притормаживая чуть лишь для того, чтобы целитель успевал за ней.

[----> Малинник]

Отредактировано Ива (2017-11-24 03:24:55)

+1

226

С каждой ночью сон приносил всё меньше и меньше радости. С каждой следующей ночью ветер становился сильнее, и Вершинница чувствовала его даже не только сквозь стены палатки учеников, но и сквозь весь свой пушистый мех. Кареглазая любила считать себя мерзлявой, да и не привычно ей было, когда никто её, как маленького котёнка, не обогревал всё время и не спасал от этого ужасного чувства. С момента пропажи Барсука стало ещё как-то только холоднее: Вершинница отказывалась даже предполагать, что она могла скучать по этому огромному черно-белому, грубому и неотёсанному, как лесной валун, молодому коту, но куда реже находила себе утешение, не имея его под лапой. И вот он бы точно её грел - не сомневалась пушистая. Впрочем, попади ей Барсук на глаза ещё раз в жизни, смерти ему и так не миновать.
На совет Вершинницу не взяли. Впрочем, как и уже очень долгое время. Однажды она была там, ещё когда только-только стала ученицей, но сейчас ей казалось, что с тех пор прошло очень много времени, даже слишком. Конечно же, хотелось бы побывать там снова и познакомиться с каким-нибудь красивым котиком из другого племени или, например, увидеть в рядах множества котов и Барсука. Но куда больше, конечно же, как не сомневалась белошкурая, - познакомиться с каким-нибудь прелестным котиком с большими глазками и пушистым хвостом.
Как и многие другие, которые уже успели наступить, сегодняшнее утро было холодным. Кошечку разбудил, правда, не очередной поток приближающегося мороза, а крепкое и уверенное осознание того, что сна на сегодня было достаточно. Выходить помятой из палатки кареглазая не стала, несмотря на то, что слышала какую-то суматоху за пределами укрытия оруженосец. Наведя порядок на своей морде и остальном теле, Вершинница без энтузиазма высунулась. По поляне мельтешили взрослые и молодые коты, однозначно занятые чем-то очень им нужным - такое нашу героиню сейчас не интересовало, ведь с утра ей по-прежнему было немножечко лениво. А вот Торнадо и Тишь, которые уже успели не то, чтобы сцепиться, но что-то да явно не поделить между собой, всегда манили Вершинницу к себе своей постоянностью. Ну, и наличием там Торнадо, конечно же. Скрывая зевоту, кареглазая направилась к ним:
- Рада видеть, что вы не меняетесь.., - искренне одобрительно выговорила кошка вместо приветствия. В действительности, Вершинница уже поняла, что в их мире всё очень-очень переменчиво, и какие-то мелочи, вроде вечных котовьих разборок, только изредка радовали её душу, потерявшую любимую подстилку и прежнюю близость с отцом.
Торнадо отсоединился к своему собственному миниатюрному клану внутри племени, на который Вершинница довольно часто обращала внимание теперь, без Барсука. Впрочем, как и раньше, только тогда её мысли отвлекал черно-белый кот.
- Смотрю, вы не заняты? - спросила кошка, старательно скрывая свой заскучавший вид. Выдавать свою скуку ей категорически не хотелось, ведь её особа, знаете ли, достаточно самодостаточна, чтобы с той самой скуки не ходить по всяким кружкам на главной поляне и задавать дурацкие вопросы. Более того, ей особо неловко было задавать эти вопросы компании, которой она по-тихому уделяла куда больше внимания, чем всем остальным. Несмотря на это, сделав нужный занятой вид, она ждала ответа от Торнадо и котиков, которых н уже успел собрать вокруг себя. Ну, или только от Торнадо.

+2

227

Вот оно доброе утро, мордой в грязи и завтраком не намного чище. Не говоря уже об умывании как минимум до обеда, не меньше. С шерстью и так проблемы, а теперь ее еще и от грязи пытаться отмыть.
Может проще изваляться в чистом снегу или так заболеть можно? Нужно узнать у Слепозмейки.
И почему все отвратительное случается именно с тобой? Неужели ты не заслужил даже спокойный завтрак и чистую шубку?
Ты старался не смотреть на старших оруженосцев и не слушать их. Зачем? Зачем раз за разом слышать о себе правду? Неужели они думают, что ты не знаешь этого? Что ты никогда не видел себя в отражении?
Это глупо. Зачем постоянно мне напоминать? Даже своими взглядами, они мне напоминают о моих недостатках.
Ты сжался в комок, когда другой белый кот вспомнил про тебя, а Торнадо направился к тебе. Толку сопротивляться судьбе? Пусть говорят и делают что хотят, они все равно не сделают хуже. Ты и так отвратительный и неуклюжий, вор. На белую шерсть попало еще больше грязи с лапы Торнадо, но ты даже не обратил на это внимание, а смысл если все равно придется умываться? Ты сейчас походил больше на комок пушицы попавшей в рек, чем на кота. И казалось бы все из этой ситуации можно пережить, стерпеть кроме одного. Торнадо в наглую забрал твой завтрак, твой завтрак. Без которого проблематично прожить весь следующий день до обеда. А питаться одной водой то еще удовольствие. Хорошо еще, что тебя не видит твой наставник, который вряд ли бы обрадовался такому виду. Ну а что? Зачем сражаться с врагами и защищать себя, когда сразу можно упасть на спину и попросить пощады?
" Прекрасный из меня выйдет воитель ничего не скажешь!"
Твои глаза расширились, когда шоколадный оруженосец решил помочь тебе подняться. Вот такого ты не ожидал, и от шока чуть было не упал мордой в грязь во второй раз. Благо во время взял себя в лапы и выпустил когти. Первым делом ты тут же схватил мышь лапой и следка вздыбил шерсть, показывая, что второй свой завтрак явно никому отдавать не собираешься. Хотя, отбирать полностью у тебя пропитание, кажется, никто и не собирался. Но чувство голода взяло вверх, по этому ты немного осмелел, на удивление для самого себя.
- Конфетти из ушей уж и ходить мешает? - - прошамкал с мышью в пасти Торнадо.
Нет, твоя маскировка с камнем помешала - ответил ты какой-то несвязный бред и помолился, чтоб этого никто не слышал.
Вечная проблема, хороший ответ приходит того, когда ты уже полностью опозорился. Жаль, что Звездные предки не умеют отнимать у других котов слух на время, так придется просто тупо смотреть в землю и мечтать, чтоб об этом поскорее все забыли. Если они еще смогут. Торнадо уселся у детской, приглашая тебя присоединиться к нему. Ты недоверчиво посмотрел на здоровяка, но таки осторожно направился в его сторону. И вот, одно неловкое движение и ты слегка завалился на Горностая, оставив тому на спине приличное пятно грязи.
-Прооо..ти - Пробормотал ты.
Все же не доверяя столь щедрому предложению, ты сел неподалеку от Торнадо. Но этот выбор ты сделал не только от недоверия, но и не желания кого-то еще испачкать. Все же придется привести себя в порядок прежде, чем приступать к завтраку. Так или иначе песок все равно будет хрустеть на зубах, теперь уже в двойном объеме. Во время умывания ты то и дело бросал взгляды на мышку Торнадо, думая о том, что не плохо бы попробовать совершить второй заход к куче. Или же отправиться на охоту самому, пока наставник пропадает по очень важным делам. Хотелось бы тебе быть столь же сильным и крупным, чтоб отобрать свой завтрак у шоколадного оруженосца. Но увы, такой подарок судьба дарит только любимчикам, а не изгоям. Придется наслаждаться тем, что есть.
А у тебя есть грязная шерсть и еда, а еще отвратительная внешность и неуважение от соплеменников. Вот и попробуй найти в таком плюсы.

Отредактировано Пухолап (2017-11-23 03:18:58)

+2

228

Детская ---->

С грозными криками, высоко поднимая передние лапы, Звездошейка выскочила из детской. Пока Орлёнок мирно спал, а Беляшик буянил, было лучшим решением все-таки изолировать старшего сына и дать ему спокойно отдохнуть, а Беляшику устроить самый настоящий подвиг маленького героя Небесного племени.
- Сокол кружит, сокол взбирается выше! - невнятно произнесла кошка сквозь зажатую в зубах шкурку малыша. Ловко подскочив (но, тем не менее, крайне бережно), золотистая предводительница подпрыгнула на небольшой выступ в камнях, совсем низенький. А после, убедившись, что Беляшик не испугался, предводительница подпрыгнула еще выше, еще - и остановилась на карнизе, с которого обычно собирала племя на общий совет.
- Смотри, Беляшик. Коты Небесного племени всегда любили взбираться повыше - именно поэтому мы пришли из гор. У нас долгая-долгая история, - улыбнулась предводительница, предварительно опустив котенка рядышком. И отгородив его хвостом от края.
- Мы не так давно стали пятым племенем в этом лесу, но на то была воля Звездного племени. Наших предков, которые следят за нами, - подняв глаза к небу, мягко мурлыкнула кошка, попутно охватывая взглядом лагерь: все ли хорошо? И где Кленовый?
- Зато наши прыжки отличают нас от остальных котов леса. Грозовые коты превосходно держатся среди кустарников и ветвей, коты племени Ветра - быстролапы и неуловимы. Речные, как ты уже знаешь, бесподобны в воде, а племя Теней здорово держатся на болотах, а еще любят охотиться ночью, - проговорила Звездошейка.

+4

229

Жадный взгляд переметнулся на подошедшую Вершинницу. Её темные глаза смотрели с изучающим вызовом и Торнадо приосанился, расправляя плечи и мгновенно забывая о своем недавнем уязвленном состоянии. Заняв привычное высокомерное положение, он насмешливо покосился на Пухолапа, что не решился подойти ближе нескольких хвостов. Самодовольно обвив массивное тело хвостом, ученик колюче прищурился; мнительность не позволила кудряшке воспользоваться шансом, который, возможно, на его долю больше никогда не выпадет. Горностай и вовсе решил покинуть их компанию, видать, считав остальных недостойным лицезрения своей недовольной вытянутой мордашки. Проводив белоснежку хмурым взглядом, Торнадо, крепко зажмуривая глаза, протер морду тыльной стороной лапы, будто пытаясь стянуть с физиономии все напряжение, созданное присутствием соседа по палатке.
- Вообще-то даже очень, - фыркнул Вершиннице, напыщенно раздувшись и подворачивая лапы под грудь.
Мышь оказалась куда свежее, чем выглядела. Заметив, что Пухолап мешкает, будто не решаясь подступиться к завтраку, здоровяк развернулся к нему, с напускной задумчивостью терзая остатки дичи.
- Ты же поделишься с дамой, Пухоушек? - исподлобья взглянув, глумливо распушил усы, не торопясь облизывать перепачканные кровью губы.
Крики Звездошейки заставили недовольно подбочениться, скрывая растерянность негодованием и распушенной шерстью. Торнадо даже не успел подвинуться, чтобы обеспечить проход получше, как предводительница ловко перемахнула через собравшихся, двигаясь к своей палатке. А заметив рыжее пятнышко у кошки в пасти и вовсе изумленно буркнул, пытаясь поймать взгляд тараканчика и как следует припугнуть испачканной в крови мордой.

Закончив, он пренебрег основной гигиеной, легко стерев с морды следы завтрака и отряхнувшись от большинства мелкого ссора и грязи.
- Вы как хотите, а я прогуляюсь, - слишком уж грациозно для собственной туши потянувшись, Торнадо с предвкушением в медных глазах оглянул присутствующих - до вечера, девчули.

▼ холмистая долина 

Отредактировано Торнадо (2017-11-29 15:11:21)

0

230

---> Детская

Сокол прожужжал ему в загривок, что набирает высоту, и Беляшик заверещал от радости, наслаждаясь тем, как земля оказывается всё дальше и дальше от его взгляда.
Он любил высоту и совершенно не боялся её. Ему нравилось забираться выше и выше, и спуск его совсем не волновал. Как-нибудь, да спустится.
Когда Звездошейка остановилась, Беляшик начал грести лапками по воздуху, стремясь очутиться на камнях и побегать по ним. Наконец-то она опустила его, но обвила хвостом, чтобы не убежал сразу. Это удержало его на время, к тому же, Звездошейка собиралась рассказать ему о величии Небесного племени, а эти истории Беляшик любил всегда и слушал, заглядывая в рот рассказчику. Он улавливал каждое словечко и, конечно же, осмысливал его по-своему, вплетая в воронье гнездо собственной головы.
- Пфф, что там эти грозовые, речные? Копошатся внизу, как букашки. Вот мы как прыгнем на них с высоты, как придавим! - Беляшик кровожадно засмеялся. - Если бы кто-то из них пришёл в лес пятым племенем, его бы мигом вышвырнули. А мы скоро сами всех повышвыриваем!
Уверенный в своей правоте, Беляшик высоко задрал подбородок и выпятил грудь. Он не знал, чем опасны соседние племена и считал, что небесные коты в любом случае сильнее их всех, вон они какие огромные, шерстистые, мускулистые!
- А что, если в лес придёт шестое племя? - неожиданно спросил Беляшик. - Мы их вышвырнем вон? Или... - в глазах на миг застыл немой вопрос, но Беляшик тут же придумал что-то другое, ещё более интересное.
- Кстати, а ведь когда мои кошки нарожают кучу котят, наших земель станет слишком мало, чтобы их прокормить! Нам понадобится больше территорий. Мы ведь отберём их у какого-нибудь племени? Я хочу у Грозового!
Учитывая то, сколько фырканья Беляшик слышал в сторону грозовых котов, он и сам успел проникнуться к ним презрением, не зная, кто они такие и чем живут. Просто за компанию.
- У нас будут два племени из одного, - важно напыжившись, сказал Беляшик. - Ты будешь править Небесным, а я... - он попытался придумать более "мощное" название племени. "Звёздное уже есть, Небесное есть, хм-м..."
- А я буду править Тигриным племенем! - беззастенчиво "своровал" Беляшик название из старых легенд. - В моём племени будет много огромных, мускулистых воинов, которым ничего не страшно! А я буду самым большим и самым мускулистым. А так как моя мама умеет летать, я тоже буду!
Беляшик, ошалевший от своих планов и веселья, ловко перепрыгнул материнский хвост. Отчего-то именно неправильные поступки выходили у него ловко, а вот на хороших у него заплетались лапы. Разбежавшись, бело-рыжий котёнок без страха прыгнул со скалы.
- Я со-о-окол! - проорал он в воздух.

+6

231

палатка воителей номинально.

Долгое время Душицу тревожили мысли разного масштаба. Белошкурая не упускала ни дня, чтобы не проследить за Морозником, и иногда ей казалось, что она совсем помешалась на истории, вот уже столько времени засевшей в голове. Иногда Душица могла даже не есть день – не хотелось, да и в горло не лез ком. Тогда, она размышляла о том, что случись, если Череп сказал правду, и под личиной блудного кота скрывается нечто большее. Правда, сразу же откидывала эти мысли прочь – не может быть ничего сверхъестественного, все можно объяснить.
Да и действительно. За все то время Морозник не вёл себя излишне неправильно. Напротив, он был таким же, каким был всегда. Был слишком нормальным. Должна ли была Душица обращать на это внимание? Определенно. Излишняя нормальность – это тоже своеобразная зацепка, приводящая к подозрениям. Что, если Морозник и правда не тот, за кого себя выдает. Как-то в детстве она услышала от королевы, подруги матери, историю о том, как из лагеря выбежал котёнок, и патрульные искали того несколько суток. Мать пропавшего сбилась с лап. А через пару дней котёнок вернулся, и вёл себя вполне нормально. Даже слишком нормально, будто бы не помнил, что и уходил из лагеря.
Душица вышла из палатки и прикрыла глаза, вдохнув прохладный воздух. А затем прижала уши, слушая детские крики, исходящие от скалы собраний.
«В конечном итоге, этот котёнок оказался совсем не тем котёнком, которого искали на протяжении долгого времени»
Душица тогда, в детстве, так и не поняла, почему подобными историями запугивают излишне подвижных котят. Будь она такой активной, как остальные, то, вероятней всего, рванула бы моментально после истории в лес, дабы познакомиться со своим «двойником». Две Душицы в племени – это разве плохо?
Он снова услышала крики и, ударив хвостом по боку, недовольно посмотрела в сторону нарушителя спокойствия.
«Нет, двух подвижных Душиц я бы не выдержала»
Нарушителем спокойствия был Беляшик, котёнок предводительницы. Стоя с матерью, он о чем-то воодушевленно общался со Звездошейкой, и на секунду Душице даже показалось, что, если бы котёнок умел превращать свои мысли и эмоции в действительность, белошкурая давно бы потонула в них. Беляшика слишком много. А Душица не любила, когда кого-то, кроме нее, конечно, слишком много.
Она уже было собралась уйти обратно в палатку да заткнуть чем-нибудь уши (например, мхом), как заметила резкое движение котёнка прочь от матери, прочь от твёрдой почвы.
«Неужели, он?..»
Воительнице не надо было озвучивать свои мысли, чтобы увериться в действительности. Ей хватило секунды, чтобы осознать происходящее и рвануть как можно скорее ближе к скале. Беляшик, тот самый шумный котёнок, решил, что лучший способ не беспокоить любящую тишину Душицу – это соскочить вниз и замолчать. Или он решил это просто так – от испуга и шока все мысли в голове белошкурой сплелись в единый комок. Да ей и размышлять-то было некогда, когда прямо сейчас, прямо перед ней, бледно-рыжее маленькое тельце отрывает лапы от выступа и соскакивает вниз.
Тряхнув головой, Душица собрала всю свою уверенность (коей было ну очень много) в лапы и подскочила, перехватила Беляшика прямиком в воздухе, а затем со всей грациозностью и аккуратностью свалилась на бок. Но зато котёнок жив.
- Кфха, - рассерженно прошипела небесная воительница, а затем одумалась, выплюнула незадачливого летуна и начала сначала:
- Как тебе вообще хватило уверенности совершить ТАКОЕ? – осторожно поднимаясь на четыре лапы, кошка брезгливо осмотрела грязь на теле, а затем посмотрела на Беляшика с таким упреком, на который она вообще была способна. Да еще и задрала голову, будто бы подразумевая под этим движением то, что она старше, и таких как она надо слушаться.
- У тебя еще не отросли крылья, ну или лапы, чтобы совершать такие виражи и думать, что косточки не выскочат изо рта после приземления.

+4

232

Начало игры.

Каждой частицей своего сознания, каждой извилинкой своего слабого, из-за возраста, конечно же, ума, приходилось с каждым новым, бесспорно, скучным днём всё больше осознавать никчемность собственного бессмысленного существования. Нет, жизнь вовсе не была полностью скудной и пустой, скорее, она представлялась огромным комком шерсти, застрявшим в горле и мешавшим дышать, в последствии надоевшим до такой степени, что приходилось бесконечно откашливаться до стального привкуса где-то там, в глотке, и после доводя все до тошноты... Но, бывали и интересные, захватывающие своими яркими событиями дни, которые приносили хоть какую-то изюминку в напрасное существование...
Он всегда находил свободную минутку, чтобы напомнить себе о своей неудачно, несчастливо сложившейся жизни. Его судьбой был путь целителя, но наверняка он самолично себе это внушил, дабы внести в свое существование хоть какую-то долю смысла. И эта доля была огромной, такой сильной и твердой, - уверенная такая жизненная цель. Но уже сломленная, скормленная падальщикам, зарытая в землю. Как теперь идти по новому пути? Так сложно переключить свое сознание на переосмысление своих желаний, к тому же такое маленькое, неокрепшее, даже, можно сказать, сознаньице.
Малыш нелепо смотрел себе под лапы, перебирая в своей голове всевозможные ситуации, благодаря которым можно с легкостью откосить от сегодняшних уроков. Болезнь? - было. Тошнота? - тоже не вариант. А если проблемы с похождениями на поганое место? Вроде такого еще не было, но это довольно весомый аргумент, чтобы весь день проваляться на замученной и убитой подстилке с мыслями о поиске смысла жизни. И еще для красоты картины, надо бы попросить помощи у заклятого врага, точнее говоря, заклятого друга. Ведь он друг, все друзья помогают в беде.
"Зачем он это делает, ведь я... ненавижу его, но... нет, он мой друг, почти что брат. Нельзя допускать подобных мыслей, я не могу ненавидеть Слепозмейку, он же не виноват в том, что его выбрали на место моей мечты. Или виноват?.."
Косой взгляд в сторону палатки целителя, но после болезненно отведенный куда-то снова под лапы. Противная жижа хлюпала между подушечек лап, - последствия сильного дождя. "Кажется, старшие называют его - ливень?" Куролап вздернул голову вверх, чтобы посмотреть, откуда льется этот так называемый "ливень", и посмотрел на пасмурное небо. Тучи полностью все заволокли, не было ни единого просвета, - Куролап вернулся в прошлое, когда ожидал возвращения родственников с войны в такую же противную погоду. Тоскливые и мрачные мысли вновь засосали сознание, где-то глубоко в глотке задрожало от подступающих слез, но ученик уверенно сглотнул слюну и повертел головой, отгоняя чернуху долой.
Боковым зрением котик уловил что-то золотистое, сильно и уверенно взмывающее наверх с низенького камня, прямо на скалу. Звездошейка. Куролап сразу понял, что это великая предводительница, ведь под ее началом он получил свое ученическое имя, своего никчемного наставника для тупого пути воина. Вначале он нахмурился, не желая продолжать наблюдение за недавно окотившейся Звездошейкой, но после заметил около ее лап пушистое жизнерадостное создание. "Я был таким же... раньше?"
Слушая котяческий лепет, Куролап восхищался целеустремленностью Беляшика. Котенок предводительницы точно знал, что у него есть жизненная цель, и она у него вряд ли сломается. "Ведь за такой родословной за спиной... Никогда не интересовался, кто его отец."
Ученик скромно так, невзрачно, прибито подбежал к небольшому камню, потом оттолкнулся задними лапами и с легкостью запрыгнул на выступ.
- Я со-о-окол! - прокричал Беляшик. Куролап прижал ушки и недовольно пробубнил.
- Чтобы стать соколом, тебе надо было для начала вылупиться из яйца в гнезде, расположенном где-нибудь в расщелине скалы, - он сказал это в один голос вместе с воительницей, Душицей, а потому, было неизвестно, кого из двоих услышит маленький Беляшик. Куролап понадеялся, что услышат в первую очередь его, и после своих слов перевел взгляд на Звездошейку, и, стараясь при этом не отвлекать ворчание белой соплеменницы, тихо спросил предводительницу,  - Здравствуйте... Могу ли я составить вам свою не очень душевную компанию? - оруженосец не особо ценил себя и свое существо, но дабы не показаться хамом, стоило показать себя учтиво по отношению к семье предводительницы, - Точнее, мне очень нравится слушать... - а еще больше нравится страдать и скулить.
Ничего больше нет. Жалость к себе смешна донельзя.

Отредактировано Куролап (2017-12-10 03:22:40)

+4

233

------------> Маковое поле
Тишь частенько оглядывался на Пепла, чтобы тот не отставал. Признаться, кот до сих пор не был уверен, правильно ли он поступает... Но теперь уже ничего не изменить. Бело-рыжий вошел в лагерь и огляделся. После он прыгнул к куче с дичью, бросил туда голубя и тут же подскочил к пепельному чужаку.
- Итак, сейчас ты идешь ровно за мной. Я представлю тебя предводительнице. и буду рядом во время разговора. Так что.. думаю,
ты можешь рассчитывать на мою поддержку.
- серьезно произнес воитель, развернулся и огляделся. Звездошейка сидела прямо на скале, рядом с ней был ее сын, Душица и Куролап. По их выражениям морд было видно, что им хорошо сейчас. Ох, как не хотелось портить эту идиллию.
Тишь сглотнул и уверенным шагом направился к предводительнице. Подойдя к скале, кот присел напротив и тяжело выдохнул.
- Звездошейка.. Этого одиночку зовут Пепел. Я нашел его на маковом поле.. он хотел поговорить с тобой о вступлении в племя и просил дать ему шанс.. - как можно увереннее постарался произнести бело-рыжий воитель, но по нему было видно, что он волнуется. Единственное, чего он боялся - то, что он совершил ошибку."Лисица.. она нужна мне.. Нужно с ней поговорить после того,
как разберусь с Пеплом"
- пронеслось в голове воителя.

+1

234

Звездошейка наслаждалась обществом маленького сына. Нет-нет, но кошка поглядывала на выход из детской, дергала ушком, надеясь услышать, что Орленок уже проснулся и готов исследовать мир вместе с братом. Глядя на малышей, палевая кошка не представляла, уже попросту не помнила себя без них, и все было бы запредельно идеально, если бы рядом был их отец.
Подобравшись, палевая позволила себе минутку грусти: она тосковала по своему единственному. Дербник. Кошка не хотела даже мысль допускать, что серебристый горец мог исчезнуть просто... просто так, по зову крови, сердца, вершин скал. Она также не хотела верить в его гибель, но в таком случае были шансы, чтобы потом они встретятся там, повыше, среди россыпи звезд... и рядышком с их навечно маленькими котятами - а память о серых малышах никогда не покинет её сердце.
- Если бы кто-то из них пришёл в лес пятым племенем, его бы мигом вышвырнули. А мы скоро сами всех повышвыриваем! - уверенно заявлял с вершины маленький Беляшик, заставляя его мать весело усмехаться.
- А что, план хорош!
- А что, если в лес придёт шестое племя? - неожиданно спросил Беляшик. - Мы их вышвырнем вон? Или... - в глазах на миг застыл немой вопрос, но Беляшик тут же придумал что-то другое, ещё более интересное, и Звездошейка жадно ловила каждую его идею, каждый проблеск в глазах, поражаясь на затворках сознания, как так вышло, что этот малыш - плоть её плоти.
- Кстати, а ведь когда мои кошки нарожают кучу котят, наших земель станет слишком мало, чтобы их прокормить! Нам понадобится больше территорий. Мы ведь отберём их у какого-нибудь племени? Я хочу у Грозового!
- Пф, ну еще бы. Один раз мы их уже одолели, - не без легкого бахвальства мурлыкнула золотистая воительница, зорким взглядом осматривая местность. Где звездоцап носит глашатая?
Прислушиваясь к колоссальному плану поделить лес и создать еще и целое Тигриное племя, Звездошейка задумчиво кивала, якобы соглашаясь со словами её главного советника.
- Ну что могу сказать, раз уж мы так порешали...
Не уследила. Одно мгновение, неуловимое, страшное - и рыже-белый малыш бросился вниз.
- Я со-о-окол! - проорал он в воздух.
- Беляшик! - одновременно с ним возопила предводительница, мгновенно бросившаяся следом, царапая подушечки о камень. И предки, спасибо, спасибо ей..
- Душица! - ахнула она, мгновенно вырастая рядом с белой кошкой. Судорожно выдохнув, Звездошейка прижалась боком к боку соплеменницы.
- Ох спасибо, я бы... я уж ему покажу, где раки речные зимуют, - сощурив грозовые глаза, все еще нервно мяукнула палевая, решив, что идея затащить гиперактивнго котенка на скалу не тянет на звание королевы года.
- Что-то неспокойно мне, Душица, - наблюдая за играющим сыном, вдруг выдала кошка. Она то ли научилась чувствовать больше, то ли надумывала себе под руководством материнского инстинкта - непонятно.
- Я все думаю...
- Здравствуйте... Могу ли я составить вам свою не очень душевную компанию? - Куролап появился. Подняв глаза на скромного, тихого ученица, кошка с готовностью кивнула.
- Конечно. Мы только ради компании, я уже совсем в детской засиделась, - решив перевести тему, слабо улыбнулась Звездошейка, краем глаза заметив белое пятно: Тишь.
И не один.
- Звездошейка...
Не может быть!
Подскочив и резко развернувшись, палевая вытянулась, расправила плечи, подалась вперед... и горько разочаровалась всего на секунду.
Не он.
- Этого одиночку зовут Пепел. Я нашел его на маковом поле.. он хотел поговорить с тобой о вступлении в племя и просил дать ему шанс...
- Сразу о вступлении?
- удивленно приподняла брови палевая кошка, подняв серые глаза на Пепла. Она все еще не справилась с дрожью в лапах.
- Стало быть, - подходя чуть ближе, вперед, предводительница поравнялась с одиночкой, - и о племенах наслышан? - и она почти требовательно уставилась на серого кота, который был так похож и так не похож одновременно на её Дербника.

+3

235

Шел Берен от холодных гор,
Исполнен скорби, одинок;
Он устремлял печальный взор
Во тьму, ища угасший день.
Его укрыл лесной чертог,
И вспыхнул золотой узор
Цветов, пронзающих поток
Волос летящих Лютиэн.
(с) Баллада о Берене и Лютиэн

     Он шёл по территориям племени расслабленно, зная, что сопровождаемый воинами этого племени, может не опасаться нападения. Он был гостем, пришельцем. Чужаком.. Всю дорогу Пепел горбился, словно ноша, которую он взвалил на себя, была слишком велика. Впрочем, это так и было для него. Он потерял ту единственную, с которой желал провести всю свою жизнь. Теперь не было ничего в его существовании такого, что имело бы смысл. Кроме одной идеи, которая ввинтилась в него, как клещ, и не позволяла ни о чём ином думать.
     В своей голове Пепел раз за разом проговаривал всё то, что должен сказать вожаку этого племени. Все те слова, которые должны ему объяснить, почему так важно, чтобы Пепел стал частью этой группы. Он даже не боялся неудачи, зная, что после этой неудачи ничего не будет. Голова его, усталая от бесцельного брожения по лесам и голода, больше не родит ни одной идеи во спасения его серой души.
     Войдя в лагерь, одиночка внутренне сжался, ожидая услышать злые и резкие слова. Но он приказал себе не слышать ничего, кроме того, что скажет ему вожак. Высокий и тощий кот выпрямил спину, гордо поднимая голову. Тело его возликовало, вспоминая эти движения. Похоже, оно снова чувствовало себя живым.
- Итак, сейчас ты идешь ровно за мной. Я представлю тебя предводительнице. И буду рядом во время разговора. Так что.. думаю,
ты можешь рассчитывать на мою поддержку,
– проговорил Тишь, встретивший Пепла на маковом поле. Серый медленно кивнул, переваривая информацию.
ПредводительНИЦУ? У них что, главная кошка?.. – озадаченно подумал одиночка, но вида не подал, как его удивил такой порядок вещей. Кажется, Тишь уже говорил что-то такое, но одиночка решил, что бежевый кот оговорился. Впрочем, отчего бы достаточно мудрой кошке не быть главой группы. Все эти свирепые коты не стали бы с таким уважением относиться к обыкновенной кошке. Именно на это и рассчитывал Пепел. Если уж столько котов слушают её и идут за ней, значит она действительного этого достойна.
   Серый подошёл к возвышению, на котором сидела кошка, к которой обращался её проводник, и вперился в неё изучающим взглядом. Она не была огромной, старой или свирепой. Она была просто кошкой с очень внимательным взглядом глаз. Движения её показались Пеплу очень выверенными и четкими, словно она привыкла к постоянным тренировкам, и тело слушалось её беспрекословно.  Рядом со скалой сидел котёнок, который чем-то напоминал её. И запах его, унюханный Пеплом, был близок этой кошке. Звали её, как выяснилось, Златошейка.
      - Меня действительно зовут Пепел, - подтвердил серый, стараясь, чтобы голос его звучал, как подобает настоящему воину. Он проговорил эту очевидную вещь, чтобы найти ту громкость, которую чётко будет слышать предводительница на возвышении, но не будет напоминать крик. – Я пришёл с земель, которые не принадлежат ни одной кошачьей стае, чтобы стать частью вашей группы. Я с начала тёплого сезона живу возле территорий племён и действительно много слышал о всех племенах. И о Небесном племени тже, – он вежливо наклонил голову в уважительном жесте, который можно было принять за вежливость, но совершенно невозможно принять за раболепие. – Я многое видел в своей жизни, и многое потерял. Если ты примешь мою клятву, я буду верен тебе и твоим котам до последней капли своей жизни. В моей жизни нет больше ничего, ради чего следовало бы продолжать её. Позволь мне превратить в цель служение вашей группе и тебе. Я стану тебе верным щитом, стану защищать тебя, твоё племя, твоих котят. А ты укажешь мне путь в этой жизни, которой я больше не могу и не хочу распоряжаться, – голос Пепла дрогнул, и он замолк, чувствуя, что его горячая речь едва не оборвалась из-за того, что голос не хотел повиноваться ему. Несколько сумбурная речь принесла ему чувство неловкости - вот так вот, поздороваться и сразу вывалить на незнакомку всю свою жизнь, мол бери, владей!Он немного помолчал и продолжил, - Скажи мне, Звездошейка, предводительница небесных котов, ты не откажешь мне в этой милости, позволишь стать твоим стражем и защитником? – он высоко поднял голову, чтобы заглянуть ей в глаза и сжал зубы, намеренный выдержать её взгляд, каким тяжёлым он не оказался бы.

Отредактировано Пепел (2017-12-11 23:08:11)

+5

236

Полёт проходил нормально, Беляшик чувствовал, как пушистая шерсть на щеках лезет в глаза, и представлял, что это перья. А может, облака, через которые он летит. У самой земли его схватили за шиворот кошачьи зубы. Беляшик инстинктивно затрепыхался, как пойманный воробушек. Вылупив глаза как следует, чтобы получше разглядеть морду своего обидчика, Беляшик пришёл к выводу, что это Душица. Она резко выплюнула его, и Беляшик плюхнулся задом на землю. Сморщив мордочку, юный сокол в точности повторил упрекающий взгляд Душицы, а потом не удержался и хихикнул, тронув лапой её грязный бок.
- Между прочим, если бы я падал, то сейчас лежал бы тут размазанный внизу. А я вот он, живой, очень даже приземлился, значит я не падал, а летел!
Душице, тем не менее, было не до смеха. Она попыталась воззвать к совести бело-рыжего котёнка, что было, в общем-то, бесполезно. К ней присоединился осторожно подошедший Куролап. Беляшик подпрыгнул на месте, когда вдруг услышал, как голос оруженосца и голос Душицы сливаются. Он попытался понять, что они говорят, и пришёл к выводу, что они говорят о крыльях и яйцах, и, мол, чего-то из этого у Беляшика нет. Котёнок недовольно нахохлился от таких оскорблений после его внушительного полёта.
- Это я-то не из яйца появился? - он распушил грудку и сделал пару смелых шагов на Куролапа с Душицей, словно пытался напугать их своей мнимой мощью. - Да я вылез из во-о-от такого яйца, размером как два сытых Морозника. Когда я родился, моего брата назвали Орлёнком, а мне дали имя Орлище-Ястребище. Но многие воины завидовали, что мне досталось такое красивое имя и грустили, из-за чего приносили в лагерь меньше дичи, поэтому пришлось переназвать меня в Беляшика. Вот так-то! А знаете, откуда вылез Орлёнок? Хе-хе-хе... а Орлёнок вылез из... ой! - Беляшик съёжился, так как заметил, что над ним нависла тень матери. Он машинально свернулся в комочек грязной шерсти. Из середины комочка на Звездошейку посмотрели большие, совсем ни в чем не виноватые глаза. К счастью, наказание было отложено до более подходящего момента, и котёнок расслабился, вновь превратившись в ушастого негодника. Он уже хотел было спросить у Куролапа, родился ли тот из яйца куропатки, как вдруг в его нос ударил незнакомый запах. Беляшик всполошился и навострил ушки, мгновенно поворачиваясь к источнику нового.
Тишь привёл в лагерь какого-то незнакомца и объяснил, что это бродяга, который хочет вступить в Небесное племя.
- Душица, Душица! - он подскочил и дёрнул кошку за хвост, чтобы она обратила на него внимание. - А что это за бродяга? То есть, это игрушка двуногих или поедатель падали? - котёнок не удержался и от эмоций подпрыгнул вверх, нечаянно ударяя Душицу лбом в подбородок. Перекатившись, котёнок помчался под лапы одиночке, совсем не боясь, что он его ударит или сделает ещё какую-нибудь подлость.
Тот изъяснялся высокопарно и как-то даже слишком официально, что ввело Беляшика в ступор. Он не привык к долгим речам, и если говорил такими сам, у него получалось скомканное повествование, переполненное дополнительными, "левыми" мыслями, совершенно не нужными в рассказе. Беляшик вычленил для себя главное: одиночка пытается подбить клинья к его матери.
Бело-рыжий котёнок подпрыгнул, чтобы хоть на мгновение оказаться на одном уровне с мордой одиночки.
- Эй, - прыжок. - Лучше защищай других мам, - ещё прыжок. - Я свою и сам смогу защитить!
Остановившись, Беляшик отдышался и скуксил подозрительную мордочку. Повернулся назад.
- Мам, а мы правда примем его в наше племя? Ты уверена, что нам стоит его принимать? - словно глашатай, он вернулся к матери и сел подле неё, скрестив лапки и выпятив плечи. - Вдруг он слишком слабый, чтобы быть среди мужественных и мускулистых воинов Небесного племени? Надо проверить. Мы же устроим ему испытание? Да? Да, мам? Можно я придумаю ему испытание? - он раззявил пасть, показывая мелкие белые зубки. По мнению этого котёнка, все пришлые одиночки должны проходить жесткий контроль перед принятием в такое чудесное и важное племя.

Отредактировано Беляшик (2017-12-12 19:40:58)

+7

237

Уже сидя на поляне, Вершинница продолжила неспешно вылизывать свою лапу. От такой дикой влажности и постоянных дождей шерсть не переставала пушиться и чуть-чуть завиваться, поэтому было очень тяжело заставить себя перестать приглаживать каждый топорщащийся волосок. А тем временем между Пухолапом и Торнадо продолжала вязаться не самая лестная для белошкурого котика беседа, в которую в своё время кошка не смогла не влезть.
- А-яй-яй.., - промяукала кошка голосом, которым, она думала, мяучат матери своим детям, когда хотят научить их чему-нибудь толковому, - Такой большой кот, а так мямлишь... Ту слабую попытку Пухолпа что-либо возразить за попытку она не посчитала.
«Какой бы большой ни был, так и будешь подстилкой более смелым котам... Какое жалкое зрелище!» Мысль о том, что Пухолап должен был поделиться с ней своей едой, не совсем льстила Вершиннице, и принимать такую подачку с его стороны ей бы не показалось приятным. Взгляд кошки был мягок, насколько мог быть, ведь ей нравилось быть той самой кошкой, которая своими словами, может быть, не всегда искренними или прямолинейными, могла разрядить атмосферу. Думается, Пухолапу именно это и было нужно, в другой ситуации Торнадо бы ещё больше вмял его в лужицу грязи, ну, образно, своими словами, и он бы только ещё больше провсхлипывал в свою подстилку перед сном. И пусть бы заодно ему было бы стыдно, что за него заступаются девочки.
Впрочем, Торнадо и сам лишил Пухолапа очередной травмы детства. Казалось Вершиннице, даже такому колкому на язык коту, как Торнадо, было не по себе так обходиться с настолько беспомощным Пухолапом: Торнадо казался нашей героине существенно выше этого. Голубоглазый кот довольно резко в стал и направился прочь с поляны, заявив о своём желании прогуляться. Эта идея, хоть нашу героиню вроде и не звали, Вершиннице очень понравилась: она очень редко гуляла с тех пор, как пропал Барсук. Теперь это не казалось ей чем-то интересным почему-то. Почему, кошка не понимала.
- Даже не думай пускать нюни, - продолжила кареглазая обращаться к Пухолапу в достаточно наставительном тоне, как настоящая взрослая, какой она себя и считала, - Ни при мне, ни при других кошках, никогда... Это ужасно выглядит. Должно быть, белошкурый кот с так называемыми конфетти из ушей имел все основания счесть это за наставление, да и звучало оно при милой мордахе Вершинницы совсем не зло. А то, что иными способами высказывать кому-то о своём полном неуважении Вершинница не собиралась, сохраняя свой образ в таком виде, в каком это было наиболее удобно. Несмотря на мягкий тон, взгляда к Пухолапу она не обращала, а смотрела только в ту сторону, куда ушёл Торнадо.
- Ты остаёшься? Белошкурая даже не думала, идти ли вслед за Торнадо или нет, но и посчитала, что будет достаточно великодушно пригласить Пухолапа пойти за ними. Думалось кареглазой кошке, что они с Торнадо и так бы замечательно провели время на прогулке... На которую её не звали, но так наша героиня совсем не думала, ровно как и отрицала, что зовёт Пухолапа пойти с ними не из великодушия какого-то, а потому, что чувствовала бы себя наедине с Торнадо непривычно смущённой. Впрочем, кошка не думала, что Пухолап откажется, поэтому сама поторопилась за Торнадо, пока не потеряла того из виду.
За Торнадо

+2

238

Белесый кончик хвоста выдавал предводительницу почти с потрохами. Чуть расширенные серые глаза смотрели на Пепла с явным вопросом, настороженностью и... обидой. Палевая охватывала взглядом серого одиночку, который так неожиданно и так смиренно пришел к ним в племя, придерживала у лап сына и сжимала зубы, сдерживая рвущийся наружу крик:
"Как ты посмел быть так похож? И так... так отличаться?!"

- Меня действительно зовут Пепел, - кошка оказалась чуть ближе, на земле, придерживая Беляшика. Брови чуть приподнялись вверх: "Пепел? Такое лесное имя", Я пришёл с земель, которые не принадлежат ни одной кошачьей стае, чтобы стать частью вашей группы. Я с начала тёплого сезона живу возле территорий племён и действительно много слышал о всех племенах. И о Небесном племени тоже, – он вежливо наклонил голову в уважительном жесте, который можно было принять за вежливость, но совершенно невозможно принять за раболепие. Звездошейка удержалась от того, чтобы ответить ему таким же кивком, но слушала очень внимательно, чувствуя, как за её спиной постепенно группируются соплеменники.
– Я многое видел в своей жизни, и многое потерял. Если ты примешь мою клятву, я буду верен тебе и твоим котам до последней капли своей жизни. В моей жизни нет больше ничего, ради чего следовало бы продолжать её. Позволь мне превратить в цель служение вашей группе и тебе. Я стану тебе верным щитом, стану защищать тебя, твоё племя, твоих котят. А ты укажешь мне путь в этой жизни, которой я больше не могу и не хочу распоряжаться, – слишком яростный и искренний голос. Палевая откровенно опешила, заставляя себя не сразу верить таким красивым словам, которые хотела слышать...
Не от тебя.
Грозовые глаза сверкнули. Слишком много вопросов, слишком все правильно.
- Нет ничего? Совсем ничего в целой жизни? - чуть прищурив глаза, невольно переспросила предводительница.
- Скажи мне, Звездошейка, предводительница небесных котов, ты не откажешь мне в этой милости, позволишь стать твоим стражем и защитником?
Звездошейка замолчала. Взглянула на Тишь, который привел этого кота, но белый соплеменник был спокоен. А вот Беляшик бесновался:
- Мам, а мы правда примем его в наше племя? Ты уверена, что нам стоит его принимать? - пискнул внизу котенок. Дернув ухом, лесная львица окольцевала сына хвостом и приподняла подбородок.
- Я хочу выяснить, стоит ли, - отвечая одновременно обоим, мяукнула Звездошейка.
Все-таки, болезнь забрала в их племени слишком много котов.
- Вдруг он слишком слабый, чтобы быть среди мужественных и мускулистых воинов Небесного племени? Надо проверить. Мы же устроим ему испытание? Да? Да, мам? Можно я придумаю ему испытание?
- Мы сегодня обязательно придумаем испытание, родной, - слабо улыбнувшись малышу, она потерла его макушку передней лапой и подняла глаза на Пепла. Отступила на шаг, не понимая, в чем причина, почему этот одиночка так напомнил ей о Дербнике? Даже куда больше, чем сыновья, взявшие так много от матери.
- Я не совсем понимаю тебя, Пепел. Служение племени - ежедневная работа, порой смертельная опасность, которая вознаграждается сплочением одной огромной семьи. Неужели ты, - она смерила его внимательным взглядом, выступая на лапу вперед, - готов отказаться от беззаботной свободной жизни?

+5

239

Взгляд кошки показался Пеплу недоверчивым и подозрительным настолько, что ему почудилось, будто его окатили ледяной водой.
- Нет ничего? Совсем ничего в целой жизни? - переспросила предводительница, и одиночка отвёл глаза. Ему казалось, что его отчаяние может перелиться через глаза, как через дырки в решете и заполнить всю эту поляну, куда его провёл славный кот Тишь. Он не хотел, чтобы кто-то царапал в нём прорехи взглядом.
- Эй, - котёнок, которого серый уверенно считал сыном Звездошейки прыгнул перед его мордой, подтверждая предположение кота.. - Лучше защищай других мам, - ещё прыжок. - Я свою и сам смогу защитить!
  Губы его дрогнули в слабой улыбке, которую вызвало это смешное детское негодование. Но очень скоро серьёзное выражение вновь вернулось на морду кота, и он пожал плечами.
- Я действительно не обучен сражаться так, как сражаются племенные коты. И охотиться я привык так, как научился сам. Но я хорошо учусь всему новому, - взгляд его зеленых глаз снова был направлен на светлую кошку.
- Служение племени - ежедневная работа, порой смертельная опасность, которая вознаграждается сплочением одной огромной семьи. Неужели ты готов отказаться от беззаботной свободной жизни? - предводительница подалась вперед, смотря, казалось, в самое сердце серого бродяги. Пепел глубоко вздохнув, где-то в глубине ощутив поднявшийся гнев.
- Жизнь кота, выживающего в одиночку, отнюдь не так проста и беззаботна. Когда каждый из вас спит - он знает, что кто-то другой сторожит его сон. Когда вы больны, найдётся тот, кто принесёт вам дичь. Когда умирает близкий - в племени найдётся тот, кто не даст сойти с ума от горя. Или я ошибаюсь, и суть группы не в этом? - Пепел говорил медленно, тщательно подбирая слова. Он боялся, что предводительница углядит в его словах такое, чего он не вкладывал туда. Последние луны ему постоянно приходилось говорить осторожно, словно все вокруг сделаны из тонкого льда.
- Если я буду просыпаться и знать, что я нужен кому-то, что я могу служить чему-то большему, чем одна моя жизнь, то мне и измыслить нельзя большего вознаграждения, - снова негромко произнёс серый, зная, что на таком расстоянии Звездошейка все равно услышит все его слова. - Поэтому я готов служить тебе и племени, если ты примешь это

+6

240

Беляшик несколько раз нарочно шумно выпускал воздух носом, словно бычок, готовящийся протаранить врага. Пришлый одиночка снисходительно улыбнулся ему, мать и вовсе отмахнулась, потрепав по макушке и сказав, что они потом что-нибудь придумают. Котёнок недовольно надул щёки и посмотрел на Душицу. "Может быть, она случайно откусила себе язык, когда я хлопнул её по подбородку?" - запоздало подумал котёнок, но мысль тут же ушла из его головы, сменившись на прежнее негодование.
- Куролап, научи меня по-быстрому парочке приёмов, - настойчиво подскочил Беляшик к оруженосцу. - Только самым сильным, какие тебе показывал наставник. Мне надо показать тут кое-кому... где раки речные зимуют.
Беляшик снова запыхтел, наводя недовольный взгляд на Пепла. Он негодовал не столько оттого, что новоявленный "соплеменник" - одиночка, сколько оттого, что серый кот влёгкую обратил на себя внимание его величественной матери. Может, остальные и не заметили, но уж Беляшик, проведший рядом с ней всю свою жизнь, подметил, что Звездошейка как-то уж слишком неуверенно "отговаривает" пришлого от вступления в славное Небесное племя.
Да и сам Пепел только и делает, что заглядывает в рот его матери. "А как же Куролап и Душица? А как же я? Мы ему неинтересны, верно?"
Беляшик наморщил нос и прожёг незнакомца подозрительным взглядом.
"И чего это ему надо от мамы? Надеюсь, если она примет его к нам, он не будет ходить за ней по пятам и выражаться своими сложными фразочками".
Можно сказать, Беляшик уже приревновал мать к пришлому. Если быть точным, он успел приревновать её по несколько раз уже почти к каждому соплеменнику, поэтому в этом плане остыл. Но вот к одиночке... такое происходило впервые, поэтому Беляшик негодовал особенно сильно.
- Ты будешь просыпаться, зная, что я подложил тебе в подстилку кучу кузнечиков, - пробурчал себе под нос Беляшик, скрещивая лапки и пыхтя в усы. Он хотел, чтобы на него обратили внимание. Вон, когда его тельце летело со скалы, как все ахнули! А теперь что? Забыли его и распустили уши на слова одиночки. Беляшик поднялся и снова скакнул к серому коту.
- Эй, Перепел, выходи на бой! Мы с Куролапом тебя отметелим как следует! - нарочно исковеркав имя бродяги, он повернулся к оруженосцу и помахал ему усами, чтобы тоже подключался. - Ты знаешь, что Куролап знает секретный приём - куриный толчок?! Если он его применит, ты ка-а-ак подлетишь, и упадёшь в середине лагеря Грозовых воинов. А они тебя - ам! - и съедят.
Беляшик уверенно вздыбил шерстку на спине и выпустил мелкие коготки на лапках. Если быть честным, он не столько злился на одиночку, сколько хотел обратить на себя его внимание.

+6


Вы здесь » cw. дорога домой » небесное племя » главная поляна