РЕЗУЛЬТАТЫ ГОЛОСОВАНИЯ
Наконец, стали известны имена активистов апреля. Спасибо всем за активные отыгрыши, за ваши голоса и участие!

ПЯТЬ ВЕЧЕРОВ
А под прицелом большая мама Пантера. И пока ее не отвлекают дети, спешите задать вопросы!

cw. дорога домой

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » небесное племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 141 страница 160 из 454

1

http://s0.uploads.ru/5t2J0.png


Лагерь Небесного племени, расположенный ближе прочих к горам, испещрён серыми прожилками скал и камней, сохраняющих в сезон Зелёных листьев тепло до самого вечера. Окружённая высокими стволами могучих деревьев поляна скрыта от любопытных глаз, и лишь огромный дуб горделиво возвышается над окрестностями, предоставляя удобнейшую точку обзора. Посреди лагеря располагается каменный карниз, там же расположена и пещера предводителя. Сбоку, надёжно защищённые от непогоды каменистыми стенами и корнями сосен, тянутся остальные палатки: воинская, ученическая и детская. Пещера целителя расположена ближе к покоям предводителя, а в многочисленных расщелинах бережно хранятся всевозможные травы. Вход в лагерь защищён побегами жестковатого кустарника, на котором невнимательный захватчик может легко оставить всю свою шерсть.


0

141

---> Палатка целителя

Торопливо выбравшийся из палатки, Слепозмейка не сразу обратил внимание на оживление на поляне. Но когда заметил объект множественных взглядов, замер, едва не уронив змею из своей пасти.
Его невозможно было не заметить. Эти округлые бока не скрыть за спинами соплеменников. А чёрно-белая шкура, лоснящаяся и яркая, легко выделит его среди массы других котов.
"Отец вернулся!"
Слепозмейка одновременно и поверил, и не поверил в это. В последний раз он был ещё совсем некрупным котёнком, когда видел своего отца живьём. С тех пор Слепозмейка вытянулся, стал покрепче, повыше, черты стали более взрослыми. Он выглядел постарше своих шести лун, но достаточно юным, чтобы Морозник узнал его.
Слепозмейка осмотрелся. Он подумал, что нужно уступить остальным братьям и сестрам возможность обнять отца, поговорить с ним, просто полюбоваться на красивого Морозника вблизи. Но, к собственному удивлению, обнаружил, что они не торопятся кидаться к чёрно-белому коту. Взгляд Хладнолапки казался холодным, как её имя. Перохвостая и вовсе стояла в стороне, общаясь с Известняком. А раненный Тишь выглядел так, будто вот-вот ударит отца когтистой лапой.
Слепозмейка нервно сглотнул.
"Они не рады видеть папу?"
Нет, он не мог остаться равнодушным. В эти мгновения серый кот чувствовал счастье оттого, что ему не нужно подозревать Морозника ни в каких изменах племени, не нужно смотреть на него как на несвежую мышь. Морозник жив, у него блестящая шерсть и круглые бока, у него пушистые, лохматые щёчки и тот же взгляд, добрый, но с хитринкой.
Непреднамеренно размахивая змеёй во все стороны, Слепозмейка счастливо кинулся наперерез отцу, пока его не увели в патруль, и врезался в его мохнатое тело, прижимаясь к тёплой шерсти, пропахшей лаской двуногих и съеденным кормом.
- Ты живой, папка, - пробормотал Слепозмейка, роняя змею себе под ноги и блестящими глазами разглядывая Морозника. "Мой отец вернулся с войны... наконец-то вернулся". И всё равно ему было, где отец ходил. Главное - вернулся. Главное - прямо сейчас можно увидеть его, такого же знакомого и родного, как луны тому назад.
- Мы все стали учениками, - проурчал он, дотягиваясь до морды отца и облизывая его пушистую щёку. - Холодок и Пухоух теперь Хладнолапка и Пухолап. У них такие замечательные наставники! Ты не представляешь, Морозник. Хладнолапку обучает Совка, а за брата взялся Белосвет. Ух он нашему Пухолапу гриву начешет!
Слепозмейка чувствовал желание завалить Морозника информацией и еле сдерживался. Он хотел рассказать отцу всё-всё о Хладнолапке, о Совке, о том, как они с Чащобником  лечили раны Перохвостой, о змее, о странных снах и весёлых прогулках. Рассказать обо всём, что Морозник пропустил. И обо всём, что они ещё наверстают.
- Я... тоже стал учеником, - неожиданно "вспомнил" серый кот. Рассказывать отцу-воину о том, что он теперь возится с травками да ягодками, оказалось неловко. - Меня теперь зовут Слепозмейка. Только я живу... в другой палатке, не вместе с Пухолапом и Хладнолапкой.
Он так и не смог чётко признаться отцу в том, что предки избрали его учеником целителя. Зато, вспомнив о тренировке, серый котик тут же вновь вспыхнул радостью.
- Совка сегодня берёт меня на тренировку, пап. Представляешь. На настоящую тренировку. Я так хочу узнать, что он приготовил нам с Хладнолапкой. Наверняка это будет нечто потрясающее. Я тебе всё расскажу. Обязательно. Ой, забыл. Мне же надо поесть.
Слепозмейка отстранился от Морозника и грустно посмотрел на него.
- Мы же... поговорим после тренировки, да? Я так рад, что ты рядом. Мне нужно столько всего тебе рассказать.
Он почувствовал, как голос дрогнул, и счастливо улыбнулся. "Папа вернулся с войны. Он живой. Никто не заберёт его у нас. Никто".
Отцепить себя от Морозника было очень трудно, но Слепозмейка справился. Он вспомнил легкую, еле заметную улыбку Чащобника и немного устыдился. "Неужели он начинает признавать меня? До сих пор не верится..."
Взяв змею в зубы, Слепозмейка подошел к куче и выбрал себе сочную мышку. Небольшую, чтобы не набивать желудок перед тренировкой, но достаточно мясистую, чтобы утолить голод. Поедая мясо, он не чувствовал вкуса и всё время оглядывался на Морозника. Счастье переполняло Слепозмейку. Герой его детства, родной отец, живой и невредимый. Светоч всей его семьи. Теперь, когда Морозник рядом, в семье всё наладится. Они перестанут сердиться на отца и поймут, что его стоит любить таким, какой он есть. Они всё поймут. И жизнь станет такой же солнечной, как раньше.

+8

142

« палатка целителя

Совка вышел из целительской вместе со Слепозмейкой и ужом в зубах последнего и прищурился от яркого солнца: сезон Зеленых Листьев был еще теплым и благосклонным на хорошую погоду. Он быстро оглядел поляну: были еще свежи запахи ушедшего патруля; о чем-то своем переговаривались Перохвостая и Известняк; уминал за обе щеки полевку Ветвелап, и Совка прищурился, не находя Горлицу рядом и отчего-то сомневаясь, что ее оруженосец сегодня охотился, чтобы позволить себе взять добычу; рядом были Хладнолапка и Мраморница, обе недовольные и обе смотрящие на невинного Ветвелапа.

Он уже хотел подойти к своей ученице, но остановился и бросил долгий взгляд на Морозника, возле которого были Лисица и Тишь. Совка остановился и нахмурился, буравя воителя взглядом: слухи о том, где именно был Морозник все это время, быстро разлетелись по лагерю, стоило патрулю вернуться вместе с ним и принести отчетливый запах Двуногих. Разочарование заскребло в груди: он не был рад, что Морозник вернулся... таким вот образом.

Юному Слепозмейке явно было не до двоякости ситуации — Совка и глазом не успел моргнуть, как тот подскочил к отцу, счастливый и поспешно рассказывающий ему последние новости. Совка, сдержанно кивнув Морознику, оставил его с младшим сыном, а сам направился к куче с добычей, где и была его ученица.

— Чего хмуришься? — Совка подбадривающе улыбнулся и легко боднул ученицу в плечо, а затем покосился на завтракавшего Ветвелапа. — Ну-ка, Ветвелап, охотился ли ты сегодня? Накормлены ли старейшины? — он фыркнул, топорща усы. — Или мне Горлицу позвать и у нее узнать? — тут он повернулся, явно ища сестру взглядом, но, не найдя, слабо нахмурился. Как раз подошел Слепозмейка, который приступил к исполнению указания своего наставника, выбрав себе мышь.

Вспомнив, что Хладнолапка не в курсе относительно сегодняшних планов, он обернулся к ней.

— Слепозмейка сегодня потренируется с нами. Надеюсь, ты не против? — он улыбнулся, уверенный, что Хладнолапка будет только рада потренироваться с братом. Совка поймал его взгляд, направленный в сторону Морозника, и прикрыл глаза. «От Морозника до сих пор веет этим дурным запахом Двуногих. Почему он так... просто вернулся? Был принят?» Все это шло вразрез с представлениями Совки о преданности племени. Он скосил взгляд, ища фигуру Звездошейки, но та, судя по запаху, не так давно успела уйти вместе с Железной.

+4

143

Долина→→→Палатка воителей→→→

После довольно продолжительной тренировки с Песчаницей, воин спал крепким сном, даже не обращая внимание на копошение патруля, вернувшегося по среди ночи. С трудом заставив себя разлепить веки, Гром перевернулся на бок в сторону выхода, прислушиваясь к шумам голосов, доносящихся с поляны. Видимо, произошло что-то важное, что-то требующее к себе многого внимания, что, несомненно, заинтересовало и воина, не любившего пропускать любое торжество. Палатка воинов была уже наполовину пустой, лишь пара каких-то котов тихо дремали в самом её конце, и Гром позволил себе растянуться во весь рост, как он это обычно делает, сметая в сторону пару подстилок.   

Выйдя из палатки шатающейся походкой, отдаленно напоминая своего брата, серый кот расправил плечи и втянул носом свежий воздух. Вместе с горной свежестью и утренней росой смешивался запах двуногих и тот, который Гром уже не чуял на протяжении нескольких лун. В душе затеплился огонёк надежды. Он вернулся. Выцепив взглядом до боли знакомую черно-белую шерсть, здоровяк уверенным шагом направился к образовавшейся в центре поляны толпе. Хвост нервно подрагивал от предвкушающей встречи, а в лапах чувствовалось слабое покалывание, заставляя кота чуть ли не бежать.

Прощу прошения, что вмешиваюсь в семейный разговор, - галантно произнёс он, с улыбкой смотря на нежные объятия Слепозмейки со своим отцом. - Но я просто не мог не поприветствовать Морозника. - выждав, когда серенький котик отойдёт в сторону, Гром приблизился к здоровяку, сильно располневшему от сладкой жизни у двуногих, и положил хвост ему на плечо, в знак приветствия, - Сколько лун, Морозник. Я думал, что больше не увижу тебя. - Грому симпатизировал этот черно-белый исполин, ему всегда было приятно общаться с ним, ходить вместе в патрули или охотиться, но после пропажи Морозника, воин будто потерял частичку себя. Он не меньше остальных горевал по дружелюбному Морознику, скрывая свои переживания за добродушной улыбкой. - Надеюсь, теперь-то ты от нас никуда не денешься?

+4

144

Раз. Два. Три.
Четыре. Вдох.
Пять. Шесть. Семь.
Выдох.
Лишние эмоции не к месту. Хладнолапка тряхнула головой, осматривая поляну. Лучший способ отвлечься - занять лапы чем-то важным. Может, у Звездошейки есть какие-то важные поручения для оруженосцев? Я сейчас готова даже подстилки менять. Всему племени. Только бы занять мысли чем-нибудь. Но предводительница только была здесь - и теперь её нет. Упорхнула на тренировку с Железной. Кошечка наткнулась взглядом на Слепозмейку, который радостно приветствовал отца. Брат был абсолютно счастлив, ведь Морозник почти из мёртвых восстал. В этот момент Хладнолапка даже устыдилась своей обиды на чёрно-белого здоровяка. Может, он и не так виноват, как она считала? В конце концов, они даже не разговаривали. Как следует.
Ученица поднялась на лапы и двинулась через поляну по направлению к Слепозмейке. Сейчас она была не готова к разговору с отцом. Может быть, позже. А пока можно было провести время с братом. Кошечка решила, что Слепозмейка поможет ей трезво взглянуть на ситуацию. Она неуверенно остановилась в паре шагов от брата.
- Доброе утро, - Хладнолапка попыталась улыбнуться. - Тебе не нужна какая-нибудь помощь?
Разговор по душам за сбором трав казался тем, что ей сейчас было нужно. Хладнолапка присела возле завтракавшего Слепозмейки и принялась умываться. Но не успела она коснуться язычком плеча, как взгляд упал на длинное чёрное тельце, лежавшее у лап ученика целителя.
Хладнолапка взвигнула, отпрыгнув в сторону и вздыбив шерсть. Она с ужасом глядела на змею, которая почти подобралась к брату и уже готова была вцепиться в него.
- З-з-змея! - наконец проговорила трясущаяся ученица.
Она ждала, что сейчас это чудовище броситься на Слепозмейку, ужалит его, обовьёт, и брат упадет замертво. Погибнет в таком юном возрасте от укуса змеи, которая непонятно как пробралась в лагерь. И все будут говорить, что его сглазили, когда посвятили в ученики, дав такое злосчастное имечко.
Но змея не двигалась. Она даже как-то несуразно развалилась рядом с учеником. Но Хладнолапку всё ещё пробирала дрожь. Хоть бы Чащобник был здесь. Он успеет спасти Слепозмейку.

+2

145

Начало.

Холод и какая-то неизвестная тоска съедала её изнутри, пролагала путь тёмному несуразному червю беспричинной злости и раздражения. Погода, казавшаяся ей ещё несколько минут назад такой приятной и теплой, теперь ярким лучом выжигала на спине свои символы, понять которые кошка была не в состоянии. И это еще больше раздражало. Видимо, Звездные Предки уловили ту тонкую нить сомнений, исходящую от Душицы, поэтому зло игрались с ней, наблюдали за тем, как смирение потихоньку сменяется ненавистью к окружению. А янтарные глаза источают холод.
Душица осторожно уложила лапу на лапу, ткнулась мордой в них и практически беззвучно зашипела, пытаясь хотя бы куда-нибудь вывалить всё то негодование, крутящееся вокруг. Мир стоит на месте, недвижим. Обыденность постепенно заволакивала голову, требовала обратить внимание и на себя, и белая была не в силах сопротивляться этому чувству. Мир на мгновение посерел.
«И хорошо же мне было в оруженосцах, но, нет. Надо двигаться дальше, говорила мне мать, дальше сокрыт весь интерес. А в чем, простите, интерес? В рассветных патрулях? В молчании или выжидании чего-то?»
Вставшая в очередной раз не с той ноги, Душица уже с утра мечтала о том, чтобы день поскорей закончился. Снедаемая скукой и однообразностью – двумя вечными подругами Душицы – кошка зевнула и прикрыла глаза. Но лишь на мгновение, поскольку Предки услышали молчаливые стенания новоиспеченной воительницы. И послали дар.

«То есть это как Морозник вернулся?!»

Морозник, конечно, вернулся день назад, но Душица не слышала восторженные и не очень возгласы вчера, занятая своими делами и мыслями. И вот теперь, чувствуя себя, откровенно говоря, слишком отдаленной от племени, кошка неверяще разглядывала огромного черно-белого кота. В ее голове осиным роем летали мысли и вопросы, но ни одна из этих «ос» не остановилась, не присела, чтобы дать Душице перевести дух и наконец, понять, что, Звездоцап разорви, здесь происходит?
«Похоже, я со своими думами пропускаю всё самое интересное»
Осторожно поднимаясь, Душица пыталась не сводить взгляда с Морозника. Не остановило ее даже то, что кот вот-вот скроется от чужих глаз в патруле. Морозник здесь – это факт. И если у Душицы не получится задать несколько вопросов гулящему коту, она спросит эти самые вопросы у кого-нибудь другого.
Например, у...
«Слепозмейка»
Губы кошки непроизвольно изогнулись в змеиной широкой усмешке. Переведя взгляд карих глаз на ученика целителя, Душица прищурилась и слегка опустила голову. Наверняка, он знает больше, чем другие. Не зря говорят, что целители имеют связь со Звездными Предками. Душица бы тоже хотела научиться такой связи. Просто, чтобы узнать, за что ей всё это.
Но Слепозмейка... Его эмоции поначалу показались светлой кошке недостаточно счастливыми, потом показалось наоборот, что будущий целитель слишком сильно радуется вернувшемуся отцу. Возможно, он знал раньше, просто скрывал всю суть, хотел устроить сюрприз.
В груди отчего-то сильно кольнуло, но Душица, стараясь сбежать от неприятных чувств, тихой поступью подкралась к соединившейся семье и услышала обрывок разговора юного ученика и Морозника. Значит, Слепозмейка собирается на самую что ни на есть настоящую тренировку? Не став ничего предпринимать, белоснежная обошла семейную идиллию стороной, добралась до кучи с дичью. Но, она не собиралась есть – поела некоторое время назад. Ей надо было скрыть следы своего намеренного присутствия ранее. И придумать план. Душица хочет знать всё.
Темно-серый ученик целителя вырос рядом мгновенно, не то удивив, не то испугав светлую Душицу. Пробежавшись взглядом по чертам морды Слепозмейки, Душица хмыкнула, пожевала губу и сделала несколько шагов, отошла от него.
Только для того, чтобы подойти с другого бока.
- Я могу сходить с вами, - сладким шепотом протянула Душица, склонившись над ухом голубоглазого кота. А затем выпрямилась и размяла плечи.
Пытаясь сохранить самообладание, держаться таинственной тенью позади ученика, Душица ну никак не ожидала появившейся рядом Хладнолапки, которая мигом заприметила змею. И не побоялась сказать об этом.
Душица не боится змей. И никогда не боялась их, нет. Просто мысли о том, что какая-то скользкая и, возможно, ядовитая палка начнёт движение, вцепится в лапу Душицы, заставило кошку подскочить и дернуться к бок. Ведь, до этого небесная воительница даже не обращала внимания на змею, находящуюся рядом со Слепозмейкой. И именно это сыграло с ней такую глупую шутку.

Отредактировано Душица (2017-09-04 02:25:50)

+2

146

офф: увожу патруль из нас двоих до момента появления змеи, ибо отыгрыш и так затянулся из-за моего отсутствия.


— Я так хочу с ними познакомиться! — поделилась сестра, вновь заставив Лисицу невольно улыбаться. В какой-то момент собственные далёкие воспоминания мягкой волной окутали её, заставляя вновь и вновь переживать момент, когда она сама осознала, что вскоре станет королевой и увидит появление на свет кого-то, кто унаследует черты как Морозника, так и её собственные. Ярчайший момент жизни. — Дербнику еще не сказала...
— Зря ты так, — рассмеялась рыжая кошка, поудобнее обвивая тёмные лапы пушистым хвостом. — Думаю, наш сокол имеет право знать, что скоро вокруг него будет бегать много серо-золотистых малышей.
— Звездоцаповы когти, Морозник! — внезапный возглас Звездошейки заставил воительницу вздрогнуть и с оторопью уставиться на сестру - что, Звездоцап возьми, происходит? - но затем невольно проследила за взглядом предводительницы и заметила, как в лагерь с патрулём входит до боли знакомая чёрно-белая фигура. Ещё мгновение, и к щеке рыжей кошки прислонилась мягкая шерсть.
— Прости, что так задержался. Только не выдирай мой хвост, пожалуйста, — услышав голос друга, вернувшегося после своего долгого отсутствия, Лисица почувствовала нарастающую дрожь в лапах. Не в силах более сдерживаться, она бессильно уткнулась в плечо Морозника, чувствуя, как у неё щипет глаза. Не найдя сил ответить ровным счётом ничего, воительница молча проследовала в палатку, стараясь не потерять из виду чёрно-белую шерсть Морозника, ставшую для неё стеной, окружавшей её и оберегавшей от истинного вида сурового мира, который бросал их в войны, в стихийные бедствия и в иного вида распри. Уткнувшись в бок друга, Лисица почти сразу же уснула, уснула спокойно и крепко, впервые за очень долгое время.

Утро, как и обычно, началось рано. Лисица подозревала, что вряд ли бы кто-то осудил её, если бы она бесстыдно проспала до полудня, не выпуская Морозника. Впрочем, совесть заела её много раньше, равно как и желание поговорить с другом с глазу на глаз, исключая любую возможность лицезрения чужих любопытных ушей.
Вердикт Звездошейки относительно патрулей лишний раз убедил воительницу в абсолютнейшей проницательности сестры, отчего она с нескрываемой благодарностью кивнула последней.
— Я весь в твоём распоряжении, — объявил подошедший(и, несомненно, позавтракавший!) Морозник. Лисица внутренне выдохнула, в последний раз осознав, что происходящее с ней сейчас не было сном: её друг действительно вернулся домой, живой и здоровый. — А где наши дети? Они себя хорошо ведут? — тут к ним пришёл Тишь, смотрящий на отца совершенно так, как, наверное, смотрела бы много лун назад на него Лисица при таких же обстоятельствах.
— Я сама надеру ему уши, Тишь. Надеру так, что он забудет, как вообще высовывать нос с наших земель, — мяукнула воительница. Она хотела продолжить, когда увидела приближающегося Слепозмейку, и своевременно замолчала, предоставив серому котику возможность самостоятельно поведать отцу о свершениях детей, о которых он интересовался.
— Мы же... поговорим после тренировки, да? Я так рад, что ты рядом. Мне нужно столько всего тебе рассказать, — в нерешительности спросил будущий целитель после всего сказанного. Лисица мягко коснулась его плеча рыжим хвостом.
— Честное воинское слово, я верну его вам в сохранности сразу после патрулирования и тренировок.
— Прощу прошения, что вмешиваюсь в семейный разговор. Но я просто не мог не поприветствовать Морозника, — обернувшись на подходящего Грома, кошка коротко кивнула в знак приветствия и слегка отстранилась, позволив соплеменникам обменяться парой-другой фраз. Наконец, она быстро привела себя в порядок и поднялась на лапы, решив, что они и вдвоём смогут поохотиться, не заставляя других котов покидать лагерь без необходимости.
— Морозник, поторопись! — крикнула на выходе у лагеря Лисица, хитро улыбнувшись и внезапно сделавшись похожей на совсем юную воительницу. Наверное, так и выглядело счастье, нежно касавшееся каждого, кто сегодня радовался возвращению старшего воителя в родной дом. Для Лисицы же это счастье было совершенно огромным и отчего-то тёплым, веявшим уютом и мягкой мыслью о том, что отныне всё пойдёт своим чередом.

»бор

+4

147

После сна
«Не приведи небо она уже здесь!» На главную поляну кошка выходила даже как-то неожиданно для себя осторожно, словно птичка прогуливаясь по кошачьей поляне, в опасении, а не сожрут ли её в один любой миг. Так и Вершинница не без опасения для себя осознавала, что весь её план касательно сегодняшнего дня может быть сорван во всего лишь один миг: в момент встречи с Полумесяц, которая уже явно что-то запланировала на такую ленивую и задумчивую нашу героиню сегодня.
Ну, ленивой она не была особо, но какой-то ещё заспанной. Проснулась не так давно ещё, но и довольно времени провела внутри своей палатки: вычесаться, вылизаться, повавляться... Такие священные церемонии не могли быть отложены ни на другой день, ни на какую-то минуту попозже, ведь день сегодня был воистину значимой для кареглазой кошки. «Уже вечером будем знать, что там!»
Было чутка ветрено, и никакого холодка не наблюдалось. С такой-то шубкой, как у Вершинницы, становилось иногда тяжко, но какой-никакой ветерок спасал нашу героиню. Зато небо было очень ясное и приятное глазу. Утренние солнечные лучи уже вовсю поласкали белую шубку кошки, от которой отражался чистый отблеск ухоженной шкурки. Глаза же от этого светились сами собой.
- Выходи ты уже! - оборачивая голову через левое плечо, чтобы и глазами узнать, не выбирается ли уже Барсук из ученической палатки, кошка поторопила своего большого друга, - Наверняка не осталось ничего тёпленького и вкусного... Придётся ловить! Под "ловить" кареглазая редко понимала совместную охоту, но желание размяться и какой-то хищнечиский азарт иногда не давали ей сил отсиживаться в стороне. Но были, были дела поинтереснее! И самым сейчас неподходящим было бы задерживаться в поиске завтрака. Белошкурая и так подметила, что уж больно долго Барсук ещё не выходит. Но вариант, что чёрно-белый кот напросто уснул снова, пока выжидал все собирания нашей героини, она вообще не рассматривала.
- У нас не хватит на всё времени, ну-у, Барсу-ук! - уже открыто жалобно взвыла кошечка, так же смотря через своё плечо на палатку, из которой морда Барсука всё не появлялась и не появлялась, - Если ничего не успеем, виноват будешь ты. Кошка буркнула, отворачивая морду обратно к поляне и заведомо обижаясь на зеленоглазого, параллельно готовя веские аргументы в доказательство его вине, которые требовали куда больше ей, чем ему самому. Солнышко тем временем пекло, и птички пели где-то в округе, своим воодушевлённым и радостным поведением придавая Вершиннице всё больше и больше уверенности в том, что её план станет светом в пещерке для ничего не знающих сверстников, первооткрытием и вообще геройским поступком.

+2

148

→ сосновая роща

Торнадо завалился в лагерь вслед за братом, набрав в пушистую шкуру половину лесных достопримечательностей и с мокрыми лапами. Никакая усталость не могла остановить его от сытного ужина: схватив достаточно крупную птицу, он направился в палатку, предусмотрительно избегая встречи с глашатой.
По-свойски забравшись в постель, он был удивлен, отмечая, что некоторые соседи еще бодрствовали, укладываясь после ночной вылазки. Хитро сощурившись, Торнадо что-то буркнул, но не сказал им ни слова. То, что у кого-то была ночка куда продуктивнее, чем у него, сомневаться не стоило, хоть кот и был удивлен, что Барсук нашел свое место рядом с хорошенькой Вершинницей.
Вдумчиво ощипывая птицу, местами даже слишком, Торнадо складывал перья на лежащего рядом Горностая, умильно отмечая как особенно хорошо смотрятся те, что за ухом. Вновь уснуть белоснежному он дал только после того, как проболтался на славу, в случае пониженного интереса собеседника щекоча нос и розовые подушечки.

Наутро Торнадо, ясное дело, не выспался. Какая-то пискля разоралась сначала в палатке, на что была грубо послана наружу и продолжала там делать свою грязь. Тяжело выдохнув, он перевернулся на другой бок, с удовлетворением отмечая шелковистую шерсть где-то подле своего тела.
События прошедшего дня постепенно всплывали в сознании. Резко поднявшись и не давая себе передумать, Торнадо размял плечи и протер глаза, пренебрегая остальной гигиеной. 
- Тебя случайно не чайки воспитывали? - грубо буркнул, поравнявшись с Вершинницей и удерживаясь от того, чтобы заехать кошке промеж ушей.
Спустя мгновение здоровяк что-то понял, инстинктивно вжал голову в плечи, фыркая в усы и оглядываясь на предмет Горностая рядом. Он не сомневался, где бы этот ушастый прохвост не находился - все слышал и лишь ждал повода припомнить.
- Я понимаю, что вчера тебе так все понравилось, что уже не терпится, - продолжал угрюмо басить ученице, заискивающе поглядывая за спину, ожидая Барсука - но некоторые тут лагерь от засухи спасали, вместо ночных развлечений..
Вспомнив, Торнадо огляделся, но так и не нашел взглядом Крушину.
- Искупишь вину.. - кот поднял широкую лапу, проводя пальцами по пушистому подбородку кошечки - теплой мышкой? Ну или хотя бы вчерашней. - он хитро покосился в сторону кучи с дичью и вальяжно улегся прям где стоял, распушив хвост и поигрывая мускулами.

+2

149

Я не знаю, что именно способствовало моему пробуждению. Просто открываешь глаза и понимаешь, что уже утро. Обычно я просыпаюсь из-за шороха других оруженосцев, от их поступи по мху, который пружинит под их легкими лапами, либо они неуклюже задевают меня хвостом, заставляя пробудиться. Иногда будит наставник, просунув морду в палатку, закрывая входящий свет головой, делая приятное ощущение сумерек. Но в этот раз я прочувствовала всю приятность пробуждения, когда глаза не слипаются, а челюсть не сводит от хотения зевнуть во весь рот. Тело откликнулось приятными ощущениями в позвоночнике, кончиках лап, когда я выгнулась и потянулась со всей силы, встрепенувшись, воображая себя птицей, которая расправляет перья, чтобы воздух проник под их основания, щекоча кожу. Выпустив когти, я глубоко вдохнула приятный свежий воздух, насквозь пропитанный ароматами лесной рощи и Небесных котов. Подушечки прочувствовали всю мягкость подстилки, а лапы погружались в травы и мох, словно в перину. Грустно подумав, что если я еще задержусь здесь хоть на секунду, то опять упаду на манящее теплое место, поэтому уверенно направляюсь к выходу, стараясь собрать мысли в кучку.

Лагерь, как всегда, встречает своим уютом и теплой атмосферой. Дернув ушами, я выдохнула облачко пара, улыбнувшись своим приятным мыслям, смотря на то, как капельки воды в воздухе растворяются в синеве небосвода. Каждый раз, когда выхожу на главную поляну, не могу надышаться приятным ароматом леса, настолько он мне в душу запал, аж сердце щемит. Верчу головой, в поиске кого-то знакомого, но замечаю несколько воителей, оруженосцев, которые все погружены в разговоры, а кто-то уходит в патруль. Замечаю Лисицу, мило улыбаюсь и киваю родной матери. И все равно, что она вообще в мою сторону не смотрит, пускай потом не ругается, что я опять ее не заметила и не поприветствовала. Аргумент у меня такой же, как всегда – а ты в мою сторону вообще не смотришь…

Прости, что так задержался. Только не выдирай мой хвост, пожалуйста.

Я и не поняла сразу, что произошло. Наверное, настолько было велико мое удивление, когда я услышала такой почти забытый родной голос. Это был Морозник, кто бы мог подумать! Лапы свело нервной дрожью, сердце забилось чаще, а внутри меня будто разгорелся лесной пожар, тотчас потухший под ледяным водопадом. Сдерживая в себе океан этих непривычных чувств и эмоций, я слегка покачнулась, бухнувшись на зад, просто сверля взглядом отца. Отец. Пробуя на вкус это слово, я до сего дня не знала, что именно из себя оно представляет. Рядом со мной и моими братьями с сестрами была лишь мать, а об отце я слышала только из уст матери. Она говорила о нем тепло, но очень грустно, что даже сквозь рыжую шерсть Лисицы, мне передавалась ее тоска, словно искры с треском рассыпались вокруг нас. А теперь я как потерянный котенок сижу в углу лагеря, открывая и закрывая рот, словно выброшенная на берег рыба. Теперь я знаю, что чувствует несчастная плотва в лапах Речных котов, - как-то мимолетом скользит в голове глупая мысль. Я не знаю, что я должна делать. Во мне бушует ураган из грусти, радости, любви, обиды и злости. Какую же из этих эмоций мне нужно выразить? Я хочу показать отцу, что я скучала. Да, я видела его давно, смутно помню очертания его лицо, но я помню его, ведь он часть меня, родная кровь. Но я хочу чтоб он увидел, как я зла. Он потерялся, да и не торопился, видимо, искать нас. Что, что или кто заставило его задержаться, я не могу понять, я слишком растеряна, к такому повороту событий я явно была не готова. Как-то раз я воображала у себя в голове, как пройдет моя встреча с потерявшимся отцом. В этих фантазиях я была истинной королевой драмы, позволяя себе упасть на задние лапы, задрав морду к ночному небу, прикрыв глаза лапой, дабы сдержать слезы. С припорошенного звездами неба, на нас взирало звездное воинство, поднося к краешкам глаз платочки, промокая их слезами, глядя на счастливое воссоединение семьи. Потом я бы громко и протяжно, громко, больно причитала: ах, да как ты мог, Морозник, покинуть нас, несчастных! Отец, ты согрешил! И не надейся услышать мои прощания, услышь ты только мой плачь, да узри мои слезы! Все бы это сопровождалось под каменные лица Небесных воинов, которые отворачиваются от вернувшегося отца, разделяя с бедной дочкой ее горе, а Звездошейка с вершины скалы кричит, что он предатель, нет ему места среди Небесного воинства... А потом меня позвал наставник убирать палатку старейшин, и как-то я забыла про весь этот бред.

А теперь Морозник стоит практически рядом со мной, а моя шерсть сейчас начнет сверкать из-за напряжения.
Ты вернулся. Где ты был? — тотчас резко начинаю я. А мать меня удивила, она сразу растрогалась, нет, чтоб взбучку проказнику устроить! Вновь все придется делать все самой.

Я стою перед отцом, слегка вздыбив шерсть, стараясь сохранить ледяное спокойствие на лице, и просто жду ответа, поджав уши и косясь на Слепозмейку.
Может, хоть мои братья да сестры мне помогут?

Но в итоге он просто объясняется мне, и я не выдерживаю. Злость ты показала, умничка. А теперь настало время всего остального. Я кидаюсь в объятия Морозника, громко и тяжело дыша, приоткрыв рот, стараясь удержать его запах на языке. Я истерично смеюсь, о, Звездные предки спасибо, вы все же слышите нас. Утыкаюсь в черно-белую шерсть кота, зарываюсь в его меху, словно хочу раствориться в родной душе, которая припозднилась воссоединиться с любимыми. Улыбаюсь краешками губ, закрываю глаза и просто наслаждаюсь этим моментом, ведь сейчас я как никогда счастлива, а буря внутри успокоилась, даря ощущение легкости, как приятный летний дождик, окрашенный в золото благодаря солнцу. Стараюсь запомнить все в деталях: смех Морозника, урчание Лисицы, возгласы соплеменников, тепло отца и стук его сердца… Кто знает, когда я вновь почувствую себя такой счастливой?

+4

150

Тем временем на поляне стало очень шумно — соплеменники подтягивались со всех сторон. Кто-то поглядывал на него издали, продолжая болтать с строить планы на день, кто-то подходил, обнюхивал его, говорил, что рад, что он вернулся. От Морозника не ускользало и то, как брезгливо кто-то морщил нос, чувствуя неприятный запах Двуного, который со временем обязательно выветрится. Воителя это сейчас не слишком занимало, так как он знал, что обязательно вновь обретёт уважение и снисходительность со стороны остальных. Всё-таки он столько лун отдал племени...
- Отец? Это и правда ты, или мне мерещится? — к нему подошёл статный белоснежный воитель, в котором Морозник узнал старшего сына по имени Тишь. - И где ты... где ты был все это время?! Ты хоть представляешь, как мы все волновались за тебя?
— Представляю, — хмуро кивнул Морозник, чувствуя, как родня его испепеляет взглядом. В чём-то сын был похож на Хладнолапку, которая, увидев его такого плотненького и хорошенького, как-то сразу отстранилась. — Я был серьезно ранен после битвы с Грозовым племенем и не смог добраться до лагеря. Вот меня и подобрали Двуногие и подлечили, — скромно ответил черно-белый и чуть улыбнулся. — Я очень рад видеть тебя и знать, что с тобой всё в полном порядке. Надеюсь, что когда-нибудь ты сможешь меня простить, — кот сделал шаг вперёд и бережно провёл языком по лбу сына, а затем сделал шаг назад обратно к рыжей подруге.
Кот заметил Перохвостую, но та даже не подошла к нему, только издали посмотрела. Я тоже скучал, — кот глянул на дочь, которая стала невероятной красавицей. Он уже приготовился к тому, чтобы направиться из лагеря, но тут ему наперерез бросилось серое тельце.
- Ты живой, папка, — это был Слепыш, который наверняка тоже получил новое имя. Он уткнулся в его шерсть, и счастливый отец разразился мурчанием. От сердца отлегло, и он обнял маленького сына. - Мы все стали учениками, — кот почувствовал, как к его щеке прикоснулись усы сына, и он незамедлительно ответил, взъерошивая его шерсть. Оруженосец стал засыпать его информацией, и Морозник чувствовал, как его голова пошла кругом, но он слушал внимательно каждое слово, ловил момент, который он проводил с семьей. И сейчас черно-белый кот понял, что очень сильно скучал и никакая миска вкусного корма не сравнится с этими минутами. - Меня теперь зовут Слепозмейка. Только я живу... в другой палатке, не вместе с Пухолапом и Хладнолапкой. Кот повёл носом и уловил стойкий запах трав и ворчливого целителя.
— Неужели ты пошёл на корм Чащобнику? — мурлыкнул воитель, подмигивая сыну. — Поздравляю тебя, сынок. Далеко пойдешь. Я горжусь тобой, — искренне улыбнулся Морозник.
- Мы же... поговорим после тренировки, да? Я так рад, что ты рядом. Мне нужно столько всего тебе рассказать.
— Конечно Слепозмейка, — впервые произнёс Морозник имя новопосвященного сына. — Я вас никогда не покину. Давай я тебе как-нибудь покажу дупло, в котором можно прятаться от жаркого солнца?
Сынок отцепился от него и направился в сторону соплеменников, поглядывая на него. Морозник помахал тому хвостом и почувствовал нескончаемую радость.
— Прощу прошения, что вмешиваюсь в семейный разговор, но я просто не мог не поприветствовать Морозника, — и тут появился Гром. - Сколько лун, Морозник. Я думал, что больше не увижу тебя. Надеюсь, теперь-то ты от нас никуда не денешься?
— Ни в коем случае, — округлился воитель и почувствовал, что сейчас засветится прямо на поляне. — Вот пойдем мы с тобой как-нибудь на охоту и начнём кидаться шишками, — воодушевленно улыбнулся он. — Ты то ещё подругой да котятами не завёлся? Ну, ничего. Теперь я здесь и готов наставлять на путь истинный, — Морозник важно закивал.
—Ты вернулся. Где ты был? — тут к нему подошла Трель, очень резко задав вопрос.
Черно-белый опять перепугался. Как отличны были дети друг от друга — кто-то испепелял его взором, хотел вырвать хвост, а кто-то бросался в его объятия и мурлыкал на ушко.
— Я был ранен и не смог добраться до лагеря, а потом... — неловко пробормотал кот, чувствуя на себя укорительный взгляд, но тут ученица бросилась к нему, и Морозник лишь прикрыл глаза, вдыхая запах родной дочери и обнимая ту лапами. Он не знал, сколько длился этот счастливый момент, а потом услышал:
— Морозник, поторопись! — это была Лисица, которая стояла возле входа и ожидала, когда он присоединиться к ней.
— Я рад, так рад видеть, что с тобой всё хорошо. Как ты выросла, моя хорошая, — замурчал кот, глядя на Трель. — Теперь я всегда буду здесь и не покину вас. А сейчас меня зовёт твоя мать, — он усмехнулся. — Наверное, хочет хорошенько потрепать мой хвост. Вот будет у тебя отец и без хвоста. Надеюсь, что ты всё равно будешь любить меня такого, бесхвостого, — Морозник напоследок погладил Трель по спинке, а затем отошёл, радостно махая своим детям хвостом и направился к Лисице. Пора бы вспомнить навыки охоты. Все его дети были живы, здоровы, у всех была своя жизнь, непременно интересная. Черно-белый воитель обвёл глазами лагерь и скрылся, устремляясь за подругой.

- Бор

+4

151

Отец быстро разгадал его, сразу же предположив, что юный Слепозмейка отошел в ученики к Чащобнику. И даже похвалил его, несмотря на то, что теперь его сын никогда не станет глашатаем или предводителем, никогда не станет героем битвы и будет вынужден всю жизнь провести на заднем плане, латая раны героев, предводителей и глашатаев.
- Спасибо, - прошептал он, борясь со смутной болью на душе. Морозник всегда будет ему рад, даже если Слепозмейка станет брюзгливым целителем, провонявшим травами. А он, в свою очередь, всегда будет рад отцу, откуда бы тот ни вернулся. Всё-таки, что-то общее у них определённо есть.
Слова Морозника так обрадовали его, что он даже радостно закивал на предложение показать дупло. Кто бы там что ни говорил, это тот самый Морозник, которого любит вся их семья. Лисица тоже поняла это, судя по тому, что не стала сердиться на отца. Слепозмейка потёрся носом о загривок матери, после чего отпустил обоих родителей в их патруль.
Взяв змею, он отошел от кучи с дичью и сел на полянке в ожидании больных или указаний от старших.
Подошла Хладнолапка, видимо, просто чтобы поздороваться, а может, ища в нём компании.
- Да, день сегодня хороший, - кивнул он, улыбаясь вслед ушедшему патрулю. - Без Морозника и трава была бледнее, и дичь какая-то безвкусная. Зато теперь заживём! Насчёт помощи, вообще-то...
Хладнолапка заметила змею. И, похоже, сочла её вполне живой. По крайней мере, реакция оказалась весьма бурной. Слепозмейка удивлённо посмотрел на сестру, затем на змею, затем снова на сестру. Подняв чешуйчатое тельце, он потряс змеёй перед кошечкой.
- Она дохлая, - уверенно сказал серый кот, опуская тварюшку на землю. - Это уж, он укусил Тишь, а Тишь поймал его и принёс к нам. Змея не ядовитая. Чащобник показал, что у неё желто-рыжие пятнышки по бокам головы, смотри. Но кусается всё равно жутко.
"Я обязательно отнесу эту змею воинам Теней", - упрямо подумал Слепозмейка, оглаживая взглядом вороненную змеиную шкурку. "Я смогу".
- Чащобник обещал, что завтра кто-нибудь из воинов позанимается со мной. Может, мы могли бы потренироваться вместе? - он неловко растянул губы в улыбке, понимая, что Хладнолапке вряд ли будет приятно тренироваться вместе с каким-то неопытным, неуклюжим травосборником.
Внезапно над ухом раздался знакомый шепот, и Слепозмейка резковато дёрнулся в сторону, оказываясь рядом с Хладнолапкой. Шерсть на загривке нечаянно вздыбилась.
"Это она, та самая кошка, которая говорила мне всякие странные слова!"
Слепозмейка не мог не разглядывать её, она казалась настолько неординарной, что взгляд не мог соскользнуть с её жестковатого, худого тела, очерченных скул и необычайно тёмных глаз, почти ореховых. Возможно, дело было в освещении. Ведь постепенно близился вечер... близился Совет.
- Здравствуй, - неуверенно поздоровался Слепозмейка, еле сводя взгляд с худощавой кошки, но затем вновь теряя над ним контроль. - Тебя послал Чащобник, да?
В нём тут же разгорелся интерес. "Как она тренирует учеников? Может, у неё есть особые боевые приёмы? По глазам видно, что Душица что-то скрывает".
- Он сказал, что завтра, после Совета, кто-то из воинов возьмёт меня на тренировку. Кстати, - Слепозмейка повернулся к Хладнолапке и посмотрел на неё. - Это наш первый Совет. Как думаешь, Звездошейка возьмёт нас? Я так хочу посмотреть на воителей всех четырёх племён!
Серый кот мечтательно улыбнулся, представляя, как запомнит все-все запахи, все имена и окрас шерсти каждого.

+4

152

Змея мертва. Тишь убил её. Надеюсь, он не слишком пострадал. Нужно будет поинтересоваться у него, как он это сделал. Настоящую змею! Он храбрый. Как Слепозмейка сказал, не ядовитая? Ух, повезло Тиши. Всё равно Хладнолапку ещё потряхивало при взгляде на ужа, пусть и дохлого.
- Да, день сегодня хороший. Без Морозника и трава была бледнее, и дичь какая-то безвкусная. Зато теперь заживём! Насчёт помощи, вообще-то...
Брат действительно почти светился от счастья, что отец вернулся. Хладнолапка лишь неуверенно кивнула и отвела взгляд. Она всё никак не могла закрыть глаза на смрад Двуногих, исходящий от шерсти старшего воителя, и располневшие бока Морозника. Даже если они вылечили его раны, в чём я сильно сомневаюсь, - они вообще знают какие-нибудь травы? - то отцу было необязательно есть их еду. Ведь воитель отвергает сытую жизнь домашней киски. Снова обида поглощала ученицу. Она перестала опасливо коситься на ужа и просто отсела подальше от жуткого длинного чёрного тельца змеи.
- Я не против потренироваться с тобой, - улыбнулась Хладнолапка. Целителям тоже нужно уметь обороняться, а вдруг лиса или барсук? Или одиночка? И кошечка могла бы похвастаться перед братом, чему уже научилась. К тому же совместной тренировки у неё ещё не было, и ученица горела желанием поскорее вступить в тренировочный бой с равным по силе. Хотя можно ли считать Слепозмейку равным? Он же целитель, а значит, заведомо слабее воителя и не так искусен в бою.
Размышления прервала подошедшая к оруженосцам молодая воительница Душица. Она вызывала у Хладнолапки... странные ощущения. Не то, чтобы её пугала Душица, нет, но тренироваться с ней у кошечки желания не было. Что-то было отталкивающее в этой до ужаса худой кошке. Особенно резко её фигура выделялась на контрасте с Морозником, который не выходил из головы чёрно-белой ученицы.
- Совет? А, да. Надеюсь, что Звездошейка возьмёт нас, но... не думаю, что я чем-то выделилась. Возможно, она сочтёт правильным взять тех оруженосцев, кто хорошо поработал в последнее время, - Хладнолапка неуверенно склонила голову.
Она, конечно же, горела желанием увидеть соседние племена, перейти по упавшему дереву на Остров Советов, насладиться атмосферой, царящей на Совете - множество котов в перемирии обсуждают все последние новости и делятся сплетнями, несмотря на принадлежность к разным племенам. По крайней мере, она желала убедиться в истинности материнских рассказов. Это всё было так странно для воителей, которые в обычное время ревностно охраняют свои границы и почти не общаются с соседями без нужды. Неужто все действительно так сближаются на время полнолуния?

+2

153

Офф

чуть изменила порядок своих действий, Шейка еще не ушла из лагеря

Звздошейка осмотрелась, с плохо скрытым волнением оглядывая лагерь. Что-то тревожно дернулось под сердцем, но кошка постаралась не придавать этому значения: наверное, котята чуть потревожились, и к этому ощущению еще луну нужно привыкать. Медленно расправив плечи, предводительница глубоко вздохнула и постаралась улыбнуться.
Да. Тренировка с Железной.
На которой палевая обязательно скажет своей воспитаннице, что её обучение скоро завершит кто-то другой.
Волнение не отпускало, и Звездошейка принялась медленно обходить лагерь, принюхиваясь, вглядываясь, прислушиваясь к собственным эмоциям. Внимательные серые глаза высматривали каждую мелочь, пока встревоженная львица выискивала, все ли в порядке в её владениях.
И, наткнувшись за скалой на тело, кошка остановилась, как вкопанная.
Выдохнула, чувствуя, как холодом сжались легкие.
- Сюда! - громче, чем когда-либо, рявкнула Звездошейка, на ватных лапах подходя к явно не спящей Крушине.
А ведь она еще была теплой. Шерсть великанши едва заметно подрагивала на ветру. Дожидаясь, пока соберутся воители и оруженосцы, а также двое престарелых старейшин, которым сегодня придется похоронить глашатую племени, Звездошейка едва слышно взвыла. Как же теперь племя без Крушины? И сама она... как?
Внутри что-то болезненно толкнулось.
Подойдя ближе к исполинше, Звездошейка уткнулась лбом в щеку соплеменницы и проговорила:
- Ты была бы замечательной предводительницей, Крушина. Славной охоты тебе, - выдохнула палевая, часто моргая.
- Помогите мне, - скомандовала кошка, сжав зубы на загривке темношерстной воительницы. Общими усилиями Крушину вытащили на центр поляны и Звездошейка еще раз удостоверилась: ни раны, ни запаха болезни.
Крушины просто не стало.
Подняв голову, предводительница грозовыми глазами испелеляла небо. Неужели у предков такой звездоцапов план?
И Совет. Сегодня Совет, а палевая даже не представляет, как... как дальше? Без Крушины?
Вскинув голову, Звездошейка с тяжелым сердцем поднялась на уровень выше по карнизу.
- Небесное племя, - громко мяукнула она, опуская голову, - Крушины не стало, и сейчас она охотится со Звездным племенем. Мы никогда не забудем её и то, какой соплеменницей, другом и лидером она была. Помните о ней, как о сильной и статной, помните её в боях и на охоте. И сейчас, перед ней и с её благословения я назову нового глашатая, - глухо мяукнула Звездошейка, пройдясь взглядом по своим.
- Кленовый, - позвала палевая, не сумев выразить должной радости при посвящении. Сможет ли он стать таким же любимым и нужным глашатаем, какой была Крушина?
Должен.
- Отныне ты - глашатай Небесного племени, - вложив в голос всю торжественность, сказала львица. Назначение глашатая почти всегда сопровождается трауром, ведь предыдущий очень редко подает в отставку... живым.
- Сегодня ночь совета, не забывайте, - и, назвав имена всех, кого решила взять с собой, палевая опустилась вниз, решив провести время до Совета своеобразным бдением над Крушиной.

+3

154

Воздух вокруг меня уже не искрился от гнева и напряжения. Вместе с уютом, теплом Морозника и спокойствием, приходило чувство облегчения. Словно я свободна от какого-то тяжкого бремени, могу вновь воспарить легко или запросто поплыть по течению реки, словно рыба, не чувствующая сопротивления. Да, отец вернулся, теперь все будет не по-прежнему, все изменится, но изменится только в лучшую сторону. Теперь шерсть отца словно вытягивает из меня ту боль и обиду от его потери, оставляя больше пространства под любовь и счастье, обволакивающие меня приятным куполом. Атмосфера разрядилась, дала вдохнуть холодный воздух, обжигая легкие. Но мне это не страшно, ведь сейчас я чувствую себя под мощной защитой Морозника.

Ох, я буду любить тебя любого, лишь бы не сбегал больше, - заливаюсь я в ответ, словно шумная птичка. Им о многом надо поболтать с матерью, поэтому я отпускаю отца и с глупой улыбкой слежу за тем, как он выходит из лагеря с Лисицей, оставляя меня стоять в середине поляны.

Главное, что все рады видеть отца дома, никто его не прогнал, и все закончилось хорошо. Да, наше племя точно как одна большая семья. Умеют сохранять уют и любовь, умеют прощать, если это возможно. А теперь меня ждет повседневная ученическая рутина, а Кленовый где-то запропастился. Но да ладно, пока он меня не нашел, я могу схалявить и поваляться в палатке, может даже, стащу какую-нибудь полевку из кучи. Схватив тельце маленького животного, я забиваюсь куда-то в угол, в тень, ведь кто-то да должен прикопаться, что наглая ученица удовлетворяет сначала свои потребности, а не кормит старейшин или королев. Ничего, вот сейчас пойду охотиться и столько мышей наловлю, никто не заметит, что тут была эта мелкая полевка. Убедив себя в верности этих слов, я как-то насмешливо благодарю Звездных предков за еду, а то вдруг, мало ли что.… Но полностью насладиться сочным мясом мне не дала Звездошейка. Нет, она не накинулась на меня коршуном, что я делаю что-то неправильное, она ввалилась в центр поляны с телом Крушины. От такой картины у меня челюсть отвисла. Сегодня что, день безумных происшествий?! С усилием я заталкиваю остаток пищи в глотку и бегу на зов предводительницы. Она растеряна, но усиленно скрывает это, стараясь оставаться сильной для небесных котов. Я топчусь на месте, не зная, что делать. От глашатай ничем не пахнет, что заставляет меня жутко поежиться, вздыбливая шерсть. От чего Крушина вдруг просто мешком упала на землю? Болезнью и смертью и не пахнет, что ту скажешь-то. Звездные предки развлекаются? Однако, у них чертовски странное чувство юмора. Со всеми этими мыслями в голове, я, наконец, замечаю Кленового, но ничего сказать не успеваю, так как Звездошейка запрыгивает на карниз, горько вещая с высоты.

... И сейчас, перед ней и с её благословения я назову нового глашатая. Кленовый, отныне ты - глашатай Небесного племени.

Мой наставник – глашатай? Если бы не смерть Крушины, я бы тотчас радостно кинулась бы на него, поздравляя, но я сдерживаюсь, ради уважения к мертвой. Или как мне ее назвать, если она и не умерла вовсе? Откидываю страшные мысли подальше. Может, целители что знают? Надо бы сходить к Слепозмейке. Легко очутившись рядом с котом, я бодаю его в плечо, улыбаясь.

Поздравляю! Так и знала, что только ты достоин быть глашатаем. – урчу я, тихо говоря теплые слова. Затем оборачиваюсь на Крушину, выпустив когти и вцепившись ими в землю, словно падшая может и меня с собой прибрать. — Странно все это. Почему от нее не пахнет смертью?
Я взволнованно взмахиваю хвостом, глубоко вздыхая. Нужно обязательно разобраться во всем этом.

+3

155

→ номинально с макового поля

Багрянец маковых полей с аппетитом, чавканьем и причмокиванием уминал за обе щёки время одного воителя. Бывало так, что последний раз на неделе пропадёт куда-то, почти с трёхцветными концами, а возвращается потом необычно молчаливым. Будто мало красным цветам солнечного света и они ещё решительным образом питаются (как – сказано выше) энергией Кленового. Форменное безобразие имени прошедшей войны, отрывки из коей до сих пор многим видятся под каждым тёмным кустом. А иные думают, считают, просчитывают – могло ли быть иначе. Так, чтобы Небесные не смотрели потом с затаённым недоверием на всех лесных соседей. Или в другую сторону. Грозовые – победители. Обыкновенно именно в момент этих мыслей Кленовый «просыпался», уверенно салютуя пёстрым хвостом прощание маковому полю. Нет уж. Они смогли покорить горные ветра и больших орлов, так что же теперь – пасовать перед первыми трудностями?

– Уже объявляли, кому предстоит бессонная ночь на острове? – заходя в пределы лагеря, кот выловил первого попавшегося оруженосца и поспешил задать главный вопрос этого вечера. Однако.

–  Небесное племя, – посреди поляны лежало.. тело? Нет, так бывшую глашатую язык назвать не поворачивался. Где раны от когтей страшного чудовища, с коим в героической битве пала благородная кошка? Где следы ужасной болезни, симптомы каковой Крушина стоически переносила последние луны? Нет. Ничего нет. Жила честная лесная воительница: следовала букве Закона, помогала слабым, сражалась за племя, а потом её не стало. Просто одна минута совершенно обычного дня N – и Крушины нет. Так может случиться с любым.

Кленовый молча склонил голову, провожая соплеменницу. – «Её знали, уважали, любили. Племени будет трудно первое время. Очень»

– …я назову нового глашатая, – и это побудило трёхцветного поднять полную дум тяжких головушку. – «Интересно, кто по мнению Звездошейки способен стать новой опорой Небу», – подождите-ка, а-а-адну минуточку. Зелёные глаза Кленового стали ещё больше, чем обычно. А палевая предводительница умеет быть внезапной. – «Соберись. Лапы в лапы – и вперёд»

– Вместе с этой церемонией Крушина, её идеалы, цели, сила настоящего лидера, честь и стремление помочь каждому продолжают жить. Сохраните их. В этом я доверю всем вам, как доверилась мне Звездошейка, – речь величественная иль нет (скорее второе), зато уверенная и искренняя. Кленовый улыбнулся уголками губ, заметив спешащую с поздравлениями ученицу.
– О, поверь, в нашем племени ещё много достойных воителей на этот пост. Твой отец, к примеру. Только представь – племя Небесных Мохнатых Шариков, – с пылу с жару посвящённый глашатай, видя подавленность белой юницы, лихо попытался разрядить обстановку. Таракан в голове, отвечающий за специфическое чувство юмора, гаденько захихикал.
– Почему? Иногда так бывает. Коты уходят не сражаясь с врагом или ужасной болезнью, а спокойно. Тихо, мирно. Будто не рассылали громовым голосом патрули несколько мгновений назад. Более конкретно сказать не могу – это тебе к брату, – Кленовый задумчиво посмотрел поверх сцены прощания предводительницы и Крушины, метнув хвостом.

Отредактировано Кленовый (2017-09-10 21:11:47)

+3

156

Мраморница беспокойно крутила хвостом, все еще обдумывая поведение Ветвелапа. Ей совсем не нравилось то, что он так не дружелюбно относится к Хладолапке. Почему они не могут дуружить?
Может спросить у Песчаницы? Она его сестра и проводит с ним больше времени. Жалко, что я не смогла вовремя уследить за Ветвелапом...
Вздохнув, кошка оглядела поляну, как вдруг ей в глаза кинулась Звездошейка. Кошка созвала племя через несколько секунд после того, как её заметила Мраморница. Воительница дернула ухом, любопытно склонив голову на бо. Скорее всего объявят тех. ко идет на совет, и кошка ждала, назовут ли её имя.
Мраморница потянулась ближе к скале, усаживаясь и оборачивая лапки хвостом. Она насторожила ушки, чтобы все-все расслышать. Но новости не были хорошими.
- Крушины не стало, и сейчас она охотится со Звездным племенем. Мы никогда не забудем её и то, какой соплеменницей, другом и лидером она была. Помните о ней, как о сильной и статной, помните её в боях и на охоте. И сейчас, перед ней и с её благословения я назову нового глашатая, - глухо сообщила племени предводительница. Кошка почувствовала. как мурашки разбежались под шерстью. Это какой-то кошмар - их любимой и ответственной глашатаи не стало! Так резко и неожиданно, как же так?! И прямо перед советом! Немыслимо...
Мраморница стеклянными глазами следила за тем, как Кленовый удивился решению и произнес свою речь в ответ на решение предводительницы. А потом к Кленовому подошла его ученица. Но радость сама Мраморница не могла выразить. Она обернулась, проследив за Зведошейкой. Предводительница Небесных котов отошла в сторону, склонившись над безжизненным телом своей бывшей глашатаи. Крушина... Как же печально! И никто не мог себе представить то, как сейчас было больно Звездошейке.
Это самое ужасное, что могло произойти перед днем совета... И вообще, в целом, ужасное... Я всегда думала, что Крушина станет следующей предводительницей.. Как же случилось так, что она умерла?..
Грусть оскверняла выражение лица вечно радостной кошки. Даже ей было не по себе от случившегося. Зажмурившись, Мраморница вздрогнула от накатившего шока. Так резко все это случилось! Но унжно идти дальше по линии судьбы. Её взяли ан совет. Сложная будет ночка... Нужно было хорошенько отдохнуть и поест.
Лучше сначала поспать,а  потом именно перед дорогой поесть. А то потом после сна опять буду голодной. Нужно экономить еду все же, несмотря на Зеленые Листья!
Вздохнув, воительница поднялась и начала медленно ступать в сторону воинской.
►палатка воителей

0

157

— Представляю - на этих словах Тишь впал в шок. Он никак не ожидал таких слов от отца. Возможно, бело-рыжий не так хорошо знает своего родителя, как думал? Так или иначе, Тишь резко почувствовал стыд. Конечно, мать поддержала своего старшего сына, но.. Это не особо успокаивало. Тишь напал на отца ни за что, и, возможно, зря накричал на него и злился все это время. Белый отступил на пару шагов назад, а после услышал историю отца. После кот опустил ушки и почувствовал ласку в свою сторону. От Морозника. Впервые за все это время.
- Я.. - начал было кот, но тут появился Слепозмейка - кажется, он был рад возвращению отца. Несомненно, Тишь тоже радовался этому событию, но злость его одолела. После подошла Трель - младшая сестренка. И только сейчас Тишь осознал всю огромность его семьи. И всего этого не было бы без Морозника и Лисицы. Ничего бы не было.

Все это время кот сидел на месте, пока не услышал  зов предводительницы. Кот встал и направился ко всем котам племени.- Крушины не стало, и сейчас она охотится со Звездным племенем. - сказала Звездошейка. А ведь скоро Совет. Как же так? - Кленовый. Отныне ты - глашатай Небесного племени - следующие слова. О, Кленовый... Отношения были нормальными, вот только были минусы, которые многое решали. По крайней мере Тишь относился к нему несколько негативно. Чрезмерная активность, самовлюбленность и необдуманность действий. Все это заставляло испытывать к этому коту некое отвращение. Но решение предводителя неоспоримо.
Тишь посмотрел на мертвую Крушину. Было печально вот так прощаться с соплеменниками. Но, пожалуй, у кота время еще есть, ведь на Совет он не пойдет этой ночью.

0

158

Быстролапка медленно округлила глаза от страха. Дурное случается не вовремя, дурное бьет под дых, выбивая из тельца остатки воздуха. Только что ты вдохнула что-то чистое и свежее, оно еще держится в твоих легких, но в следующем вдохе уже разлилась горечь. Горечь, вибрирующая от стука нескольких маленьких сердец; вибрирующая от стука сердца Быстролапки.
Она еще маленькая, ей еще не хватает мудрости старших, чтобы принять чужую смерть. Но и принимать такое происшествие близко к сердцу в таком возрасте тоже не получается: каким бы чувствительным ты не был, в шесть лун центром мира остается собственная тушка. А если ты еще жив и дышишь (пусть и сбивчиво, пусть не так глубоко, как мгновение назад), то разве есть достаточные основания для печали? Если Крушина уже может смотреть на нас со звезд, как она реагирует на эту церемонию? Ей грустно или весело? Она убивается по потерянной жизни или с мягкой улыбкой благословляет...
- Кленовый!.. - ...Кленового. Быстролапка мало знала Крушину, плохо знала Кленового, но не сомневалась, что предводительница делает мудрый выбор. Тем временем новый глашатай сказал хорошие слова, с которыми трудно спорить. Задумавшись об их смысле и дальнейшей судьбе племени, Быстролапка не услышала, кто пойдет на Совет.
- Я прослушала, а мне туда надо? - кошечка подошла к ближайшему воителю (который по счастливой случайности оказался ее наставником) и стыдливо прижала ушки. Уж как ей хотелось никогда не попадать впросак, иногда все же приходилось.

Отредактировано Быстролапка (2017-09-11 21:39:09)

0

159

Все больше соплеменников собиралось на главной поляне, подходя к телу бывшей глашатай, дабы попрощаться. Вечерело. На бархатном темно-синем небе, с примесью лиловых цветов, проступали звезды, подмигивая, словно Звездные воители, которые хотят обратить все это в неудачную шутку. Я поежилась, когда ветер дунул особо сильно, взъерошив шерсть, забираясь в самые сокровенные места ближе к коже. От прохладного поцелуя ветерка по телу пробежался табун мурашек, но я встряхнулась и выпрямилась, отгоняя видение покойников. Кленовый спокойно возразил, но я чувствовала, как он сдерживает свое игривое и радостное настроение внутри. Не могу с ним не согласиться, печали от смерти Крушины у меня почти не было, увы, близко ее я не знала, только пару  раз кидала глупые шуточки в ее сторону, когда мы трапезничали с братьями. Я испытывала к ней только обычное уважение, да и только. И сейчас я не ощущаю в себе тяжелую тоску и глубокую грусть, просто жаль ее немного. Такие надежды на будущее, наверное, ей бы очень хотелось вести за собой Небесное племя, а хотя, известно это только погибшей глашатай, никогда мне не узнать ее ответа на этот вопрос.

Ты убиваешь во мне сыщика, — беззлобно ворчу я на наставника.

Интерес к расследованию пропал, все встало на свои места. Но все равно наведаюсь к братцу, интересно его мнение на этот счет. Неужто смерть просто приходит и забирает тебя во сне? Хм, почему-то, об этом я не так часто задумывалась, лишь пара мыслей проскальзывала, и тотчас растворялись в глубинах сознания, ведь у меня совсем другие заботы на уме, чем думать, как взаимодействуют жизнь и смерть. Звездошейка упомянула про Совет, а, дырявая башка, прослушала, кто идет на него. Открыв рот, я хотела, уж, было спросить пестрого кота, попадем ли мы на него, но тотчас захлопнула его, взмахнув хвостом. Он-то точно идет, сегодня ведь его первая ночь на острове советов, а вот я, наверное, останусь менять подстилки, да таращиться на звезды, ожидая возвращения соплеменников, чтобы послушать интересные новости из первых уст. Задумавшись, я решилась расспросить про это особенную ночь, да и про сам остров у наставника. Видно, он в хорошем расположении духа и все мне подробно расскажет.

А ведь в эту ночь действует перемирие, верно? — решаюсь блеснуть хоть каким-то знаниями. – А как выглядит сам остров? А там, правда красиво, и речные коты добираются до него всегда вплавь? Ну, расскажиии, Кленовый!
Немного нытья, и он точно не отвяжется от меня капризной.

Отредактировано Трель (2017-09-11 16:26:54)

+1

160

Сон был беспокойным. Всю ночь пришлось за кем-то гнаться, но так и не поймать. Возможно, именно из-за таких снов здоровяк и проснулся совершенно не выспавшимся. Приоткрыв глаза, он увидел прихорашивающуюся подругу и всего лишь на секундочку закрыл их снова, как вдруг провалился в еще более глубокий сон. В новый раз он очнулся уже когда услышал ее голосок снаружи палатки. Зовущий его, разумеется. Подорвавшись с места, он пошатнулся, подскользнувшись на подстилке, покачнулся, снова поймал равновесия и вывалился наружу, зацепив край пещеры плечом.
И тут же сон как лапой сняло.
"Тухломордый"
Быстро преодолев расстояние до Вершинницы, он тут же отгородил ее собой. Пряча кошечку за спиной от успешего завалиться набок Торнадо, Барсук с нескрываемой злобой прорычал на расстоянии уса в наглую морду:
- Еще раз коснешься её - пропустишь своё посвящение из-за искалеченной лапы
В произнесенных словах была прямая отсылка в событиям прошлого - на его памяти уже был такой случай. Тоже почти воитель. Тоже лапища. Причина другая. Вероятнее всего, повторным наказанием в качестве подстилконосца во второй раз будет не отделаться, но по выражению лица Барсука было видно, что он ни словом не соврал. Дури и "мозгов" бы сцепиться хватило. Да и не так много слов пятнистый обычно произносит, поэтому цена у каждого словца высокая и крепость гранитная. Прекратив сверлить соседа по палатке взглядом, кот выпрямился и прислушался к происходящему на поляне.
"Крушина?"
Барсук так и остался на своем месте, обводя подругу хвостом. Он никогда не видел прежде, чтобы умирали во сне, поэтому стало тревожно. В его представлении не могло у такого не быть причины. Далее все стало быстрым, почти сумбурным. Но... знаете, это, конечно, плохо, но его мало интересовали дела племени и сожители.
Только она.
"Совет?"
- Хочешь на Совет? - обращение к Вершиннице звучит совершенно другим голосом.
Оставляя за широкой спиной Торнадо, Барсук бы хотел отвлечься на неожиданные события и новости. Сделать так, чтобы увиденное прикосновение было для него менее важным, чем смена глашатаев. Забыть, как этот...
Но не будем обманываться. Недалекий парнишка умел забывать многое - нечаянно и легко. Но не такие вещи.
Ух, как он жалел, что не успел припечатать эту шоколадную лапку к скале или не впился клыками в сухожилие, не вывернул ее, не вырвал по одному все когти.
Проспал. Нельзя и на секунду бросить - налетят. Хвост злобно хлестнул самого хвостоносца по боку.

Отредактировано Барсук (2017-09-11 19:54:12)

+2


Вы здесь » cw. дорога домой » небесное племя » главная поляна