cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
КЛЕНОВЫЙ
тонкий расчет
СЕРЕБРО ЗВЁЗД
на вершине Олимпа
ОЦЕЛОТКА
запоминающийся дебют
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +24, пасмурно, душно
В игре
Кашель отступил, но в лес нагрянули новые напасти.

В Сумрачном племени котята становятся оруженосцами, а Ольхогрив берёт себе новую ученицу, Ивушку. Однако не всё так безоблачно - на территории племени Двуногие начали расставлять капканы, от которых уже пострадали несколько котов. Тем временем внутри племени далеко не все коты довольны правлением Когтезвёзда - не является ли это предвестием скорой бури? Просто ли жара донимает земли племени, или это знак Звёздных предков о том, что что-то неладно?

Речное племя, наконец, смогло вернуться в свой лагерь, для этого даже не пришлось сражаться, но всё ли так просто? Едва отбившись от двуногих, разогнавших банду, Серебро Звёзд должен решить множество проблем, и первая из них - как смогут ужиться речные коты с теми, кто против своей воли оказался в лапах изгнанников? Все речные котята выросли вдали от родного племени - смогут ли они стать достойными речными воителями? И теперь, когда Клоповник покинул племя, ситуация стала ещё тяжелее.

Племя Ветра решает исследовать найденные туннели, но это оборачивается гибелью нескольких воителей. Кто-то смог спастись, но ходы вывели уцелевших на земли соседей, чему вовсе не обрадовались Грозовые коты. Не станет ли это причиной нового конфликта? Тем временем Ветрогон посвящает в ученицы целителя бывшую одиночку, Мегеру, но что будет с племенем, где ни целитель, ни его ученица не разговаривают с предками?

Грозовое племя наслаждается тем, что в их лагере наконец-то стало просторно, но все ли проблемы решены? Что делают на их территории коты из племени Ветра? Не станут ли туннели слабым местом в обороне Грозовых котов? Наконец, и самое мирное время не обходится без смертей - и одна из королев умирает, дав жизнь долгожданным котятам, однако и это не единственная смерть в племени.

Небесное племя отныне не так уж дружелюбно к одиночкам и прогоняет тех, кто пришёл присоединиться к нему. Но у Звездошейки есть и другие заботы - множество посвящений, защита племенных границ и в особенности - тех, что появились недавно благодаря захвату нейтральных территорий. Племя растёт и крепнет, но долго ли продлится такая стабильность, надолго ли хватит сил у самого молодого племени леса - особенно с учётом новой пропажи воителя?

Банда распалась благодаря Двуногим, совершившим нападение на лагерь. Часть её членов была захвачена, кто-то погиб... Некоторые смогли освободиться из плена, но теперь их судьба - в лапах Серебра Звёзд и бывших соплеменников, которые отнюдь не намерены прощать.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » нейтральные леса » палатка на дереве


палатка на дереве

Сообщений 61 страница 63 из 63

1

http://s5.uploads.ru/QIOrz.png


Недалеко от Лунного Озера, за границами лесных племен, находится небольшая лиственная рощица. Ни одно из лесных племен не охотится в этих землях регулярно, поэтому дичь здесь непуганая, а охота богатая. Пару лет назад Двуногие построили здесь палатку на дереве, маленький дом на развилке старого вяза. Забраться в него можно по небольшим деревянным ступенькам или прямо по корявому стволу. Строение оказалось сколочено на совесть и не развалилось от снега и дождей. Тут иногда ночуют коты и другие животные, способные взобраться наверх. Это укромное убежище защищает от собак и дождя, но через щели в стенах продувается всеми ветрами. Скрипучий деревянный пол устлан остатками подстилок неизвестных гостей этого дома, под крышей скопилось много паутины.


0

61

Жар подступал к вискам, бил адреналином в венах, непокидающее чувство дежавю отозвалось на подкорке кратковременными вспышками смазанных картинок — казалось, все  возвращалось к событиям той ночи, и небесный вновь примерял на себя роль неудержимого преследователя. С поправкой лишь на то, что на этот раз цель сама была готова прыгнуть ему в лапы.

Тугой позвоночник изогнулся, когда кот совершил несколько хаотичных выпадов, подтягиваясь на передних, задними контролируя навес крупа. Когти не щадили древесный покров, оставляя под собой глубокие рытвины, что тут же покрывались смолистой жижей, от коей потом ещё придаётся отмывать подушечки. Несколько секунд передышки всматриваясь в глубокий просвет между лиственными переплетениями, он уже видел замершую в ожидании хитрую мордашку сумрачной и два горящих нефритовых глаза в их извечном диком прищуре  — такое притягивающее взор сейчас и желанное нутром к овладению всегда.

Завершающий рывок, пусть не самый  точный в арсенале воителя, дался ему сложнее всего. С натужными хрипами приземляясь в хвосте от кошки, он широко расправил плечи, удерживая равновесие; чувствовал, как ветка угрожающе накренились под нещадными манипуляциями тяжёлого веса.
Я себе точно так шею сверну, - пытался игнорировать неприятное покалывание в зоне повреждённой плечевой мышцы, но осознание чужой приоткрывшейся доступности  переселило все ощущения разом.  Двигаясь нарочито медленно, не сразу решаясь отдаляться от крепкого основания облюбованного ими сука, он сокращал расстояние на каждый ус.  Мог дотянуться до хрупких лопаток и с лёгкостью заполучить желаемое, чтобы наглядно показать сумрачной, что даже в механически выработанной программе система может дать сбой при повышенном износе заложенных функций, доведённых до автомата самоконтроля.

Иди ко мне, - жесть в низком рыке предупреждала отсутствие иных  вариантов; впрочем, в их положении даже пути к отступлению были ненадёжны. Могучей стеной напряжённого корпуса он отрезал возможные манёвры, упираясь торсом прямо в гибкую линию спины, заставляя сучья дрожать под натиском сокрушаемых маневров, — осторожно. - тихий скрип покачнувшихся веток во время напомнил о непрочности выбранной позиции, и он неуклюже сместился, придерживая самку за бока, хоть и понимал, что полосатка и без того справлялась куда ловчее.

На высоте совсем другие ощущения, правда? - терпение повисло в кислом воздухе заряженными частицами; на мгновение могло показаться, что Бурелом увлёкся этой игрой, чередуя дистанции, намерено провоцируя в своей крови выброс эндорфинов, пусть и внешнее оставался образчиком непоколебимого хладнокровия.

+2

62

Усы подрагивали в неприкрытом, обличающем намерение за стремлением, нетерпении; чувствуя себя уверенно на широком разветвлении, свесилась передней половиной корпуса, в липкой жажде позабыв о собственной неприязни к высоте. Извивалась перед небесным, не позволяла чертям вырваться, сдерживая нутро за неприкосновенной гранью влекущего к незамедлительной близости.

На несколько мгновений замерла, вглядываясь в неровные, перечеркнутые могучими толчками, движения Бурелома. В них было столько стали, что нарочным игривым укусом лишишься клыков, но волнительно ноющее меж ребер, вновь вскипевшее, едва осязаемое чувство, тонкой завесой обозначило воспоминания прошлого, наполняя стиснутые челюсти горечью неистового бессилия.

Древо пришло в движение, но она даже не покачнулась в попытке уловить равновесие, немой покладистостью, одеревеневшей поступью приближаясь, погружая морду в густую, запирающую прерывистое дыхание, серую шерсть, встречая долгожданное облегчение.
   — Никогда, - плещущейся, с угрозой выйти из берегов, озлобленностью, слабо опустила на выдохе - слышишь? Больше никогда. Оцепенение не отпускало, сбившееся в тугой комок напряжения, тельце сотрясло крупной вибрацией при первом намеке на чужое прикосновение. Вновь оставляла лишь брезжащие едва сдерживаемым гневом намеки, отдавая всю себя, замыкалась в собственной клетке.

Колебания утихали, растворяясь в непреклонной жести. Сумрачная притихла, вслушиваясь в реверберирующие тона, зарождающиеся где-то в глубине массивной груди.
   — На самом деле, я не очень люблю высоту, даже такую небольшую, - перебрав лапами по ссохшейся коре, мягко подтолкнула самца в сторону плотного хитросплетения - но здесь бывает очень тихо. Если повезет и в излюбленном гнильём гнезде не будет очередной тусовки.

Она помолчала, ощущая, как негромкий грудной голос навсегда растворяется среди суконной древесины, мягкой шерсти и смолистых иголок. Небесный пылал, охватывая жаром и ее тело, оттеняемое нарочитым уютом, вяло варившееся в сосуде умышленной медлительности.
   — Не представляю каково это, забираться туда, где дышать, должно быть, становится невозможно,  - кратко заглянув в горящий янтарь, уже не могла отвести взора - но ради того, чтобы дотронуться до облака, я бы рискнула. Уголки губ лукаво дернулись, но темнящая печаль влажных глаз никуда не делась. Медленно моргнув, Молния перевела взгляд на клубящиеся внизу тени.

+4

63

Сконцентрированный на овладевших ощущениях, Бурелом практически перестал осязать палящий зноем воздух, поддавшись глубинному влечению; избегая хлёстких веток, склонился в плечах, и, грозно нависнув над сумрачной, опустил голову к полосатой макушке, вслушиваясь в  приглушенные обрывки слов.

Хочешь попробовать? - проследив за взглядом кошки, вгляделся в зияющий просвет, осколок неба, подчёркнутый неровной синусоидой горных пиков, — недостаток кислорода - меньшая проблема, с которой ты можешь там столкнуться. — он знал, о чем говорит, потому что бывал там и вряд ли когда-либо пожелал вернуться, — Слышала о волках? Излюбленное для них место обитания там. Иногда их стаи могут насчитывать несколько десятков особей, и нападают они вместе.  Своевольные и свирепые хищники, способные в десять голов перегрызть все пять племён за раз; не брезгуют падалью, — вкрадчивый  тембр грудного баса намеривался настроить настроение на нужный лад, сгладить напряжение под толщей серебристей шкуры. Прожигая бесцветным взором изменчивую полосатую мордашку, пытался найти во влажной дымке изумруда отклик потаенных чувств. — Впрочем, у этих зверей есть свои  достоинства. Ты знала, что самцы в стае моногамны? Они выбирают себе самку однажды, и держатся вместе всю жизнь, пока один из партнеров не умрет, — мрачность оттенков приобретала подлинный смысл исчерпанных помыслами дум, которые исполин пытался донести до чужого подсознания, заметив огонёк увлечённости в глазах напротив. 

Суровое ожесточение массивных черт вновь проступило под невидимой ледяной маской, сгущая грубые контуры лица цепочкой морщин; до онемения сжимая костяшки пальцев в кулаки, небесный прижался затылком к сухой коре — подверженный личным треволнениям, не смел разоблачать истинной злобы на собственную уязвимую душу в близости той, с каждой минутой замыкаясь ещё больше. — Наверное, волкам стоит опасаться змей, - окончательно севший голос напомнил о позабытой усталости, но мышечное недомогание было ничто по сравнению с моральным опустошением, — как быть, если тяга перекрывает страх? Убить? Принять укус в сердце? - моменты откровений все ещё держали, заставляя напирать с титаническим усилием, углубляться в чертоги истлевшего разума, глуша кричащие инстинкты. Окончательно удушенный своими мыслями, Бурелом  из последних сил, волей старался совладать с ирреальностью  происходящего; хотел было сжать сумрачную в грубых объятиях —  разбиться на смерть, но не отпускать — но лишь отвел взгляд, поддёрнутый беспросветной мглой, опуская его к изящным бурым пальчикам.

Я за тобой, - спустя секунды раздумий отрывисто бросил и настойчиво потеснил самку каменной от перенапряжения грудью, предусматривая момент для возможной подстраховки сзади.

+4


Вы здесь » cw. дорога домой » нейтральные леса » палатка на дереве